Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 20. Даника растворялась в тепле тела Рейеса

 

Даника растворялась в тепле тела Рейеса. В течение нескольких часов она то засыпала, то просыпалась вновь, находясь во власти поистине наркотического удовольствия.

Рейес спал как убитый и ни разу не проснулся. Он не двигался и не издавал ни звука. Дважды она прижимала свое ухо к его груди, чтобы удостовериться, что его сердце все еще бьется. Сейчас она не спала, чувствуя себя удовлетворенной и насыщенной.

И только ее разум отказывался успокоиться. Жизнь с Рейесом была… всем, чего она не хотела. Совершенной, удивительной, поразительной, величественной. Ни один мужчина никогда не удовлетворял ее так, как этот.

Каждое обжигающее прикосновение вызывало волну желания. Эти волны были бесконечными, толкая ее от одного пика к другому. А еще он не позволял ей держать эмоциональное расстояние между ними… даже сейчас, она вздрогнула. Они были связаны, телом и душой, и сказать по секрету – ей это нравилось.

Хотя, ее мучил один вопрос. Ну, кроме того факта, что он исчез, но думает, что она вообразила это. Возможно, так и было. Ее оргазм был таким интенсивным, что она просто отключилась, вообразив, что он ушел, а затем очнулась под ним.

Что она хотела узнать больше всего, так это нравилось ли ему быть с ней. Если конечно же он не симулировал, то опреденно кончил. Но он не позволил ей сделать ему больно. Того, что было необходимо, чтобы он получил удовольствие.

Она хотела сделать это. Не потому, что стремилась изгладить его образ из памяти, запомнив, как худшего любовника, а потому, что хотела разделить с ним все. Даже боль. Она хотела, чтобы он помнил ее так, как она всегда будет помнить его. Он утверждал, что не хочет, чтобы ее жизнь была отравлена насилием, которое его сопровождало. Она тоже этого не хотела.

Но когда он ласкал ее, когда его губы буквально пожирали ее тело, она хотела удовлетворять все его потребности. Другие женщины причиняли ему боль, если он просил. Почему же не могла она?

Даника повернула голову и посмотрела на лицо спящего Рейеса. Мягкие и расслабленные, глубокие морщинки от напряжения сейчас не были видны. Его губы были пухлыми и розовыми, деталь, которую она не заметила, пока его внимательный взгляд скользил по ней. Аккуратно потянувшись, она убрала непослушный локон с его лба.

Он глубоко вздохнул, но не проснулся. Ее сердце забилось быстрее, казалось, что еще немного, и оно просто выпрыгнет из груди.

«Он не безразличен мне».

Она не могла отрицать этого, хотя и пыталась всеми силами. Он заботился о ней, дал ей пищу, одежду и кров. Никогда, ни разу, даже если требовалось, он не причинил ей боль. Он купил все необходимое для рисования и оборудовал студию только для того, чтобы развлечь ее. Он занимался с ней любовью, так, будто она была для него важнее, чем дыхание. Его сила и храбрость поражали, его прошлое очаровывало.



Он больше не хотел причинять другим боль, поэтому просто изолировал себя. Дисциплина. Сострадание. Решимость.

Он был одержим демоном, но обладал сердцем ангела. Противоречия восхищали ее, и она подозревала, что могла бы провести всю оставшуюся жизнь, изучая его тайны – и все равно в нем будет оставаться какая‑то загадка.

«О, да. Не безразличен. И что, черт возьми, это за шум?»

Она обвела спальню пристальным взглядом, коснувшись щекой разгоряченной кожи Рейеса. Его сердцебиение ускорилось.

Жужжание периодически повторялось, но она, наконец, точно определила его местоположение: ее джинсы. Это означало, что…

Страх охватил все ее естество. Звонил ее сотовый.

И этот номер был только у одного человека. Стефано.

Она сглотнула. На мгновение, лишь на мгновение, ей стало жаль, что он не был в клубе сегодня вечером. Тогда бы он увидел Рейеса, и она не разрывалась между тем, что сделать и кому помочь. Но этот момент прошел, и вина захватила ее.

Даника осторожно соскользнула с кровати, наблюдая за Рейесом, на случай, если он проснется. Однако он продолжал мирно спать.

Загрузка...

Часть ее жаждала, чтобы он открыл глаза, увидел телефон и спас ее от самой себя. Другая часть молилась, чтобы он оставался как есть.

Она была обнажена, соски затвердели от прохладного воздуха, и одного взгляда его глубоких черных глаз будет достаточно, чтобы она растаяла, забыв обо всех Ловцах, вместе взятых. Она бы умоляла Рейеса коснуться ее, чтобы его тепло изгнало холод.

Ее ноги слегка дрожали, пока она шла к своим джинсам, и она почти свалилась, когда присела, чтобы вытянуть телефон из кармана.

Жужжание продолжалось.

Еще один взгляд на Рейеса – до сих пор спящего.

«Что же ты делаешь? Не делай этого»

«Я должна. Это единственный способ спасти Рейеса»

Она дошла до ванной и тихонько закрыла дверь. Открыла телефон.

Во рту стало неожиданно сухо, когда она прошептала: «Привет».

Стефано, как всегда, не утруждал себя любезностями.

– Ты покидала крепость.

Утверждение, не вопрос.

Еще вчера она была бы счастлива знать, что он был где‑то там, наблюдая за нею. Теперь же …

– Да.

– Очевидно, они освободили тебя.

– Да, – повторила она, вспоминая, как солгала ему в прошлый раз, сказав, что была заперта в спальне.

– Где ты?

– В ванной.

– Одна?

– Да.

– Ты работаешь на нас, Даника? Или на них? Ты забыла все, что я тебе говорил? Ради Бога, они же хотят убить твою семью!

Резкий вопрос повис в уме как петля, готовая затянуться на ее шее независимо от того, что она ответит.

– Вы знаете, что я…

Что?

– Если дать им шанс, они изнасилуют и искалечат твою мать. Затем твою сестру. Они уже убили твою бабушку.

Она покачала головой в опровержение.

– Мы забираем тебя, – категорически заявил он. – Это для твоей защиты. Мои источники сообщили мне, что Аэрон почти обезумел от жажды твоей крови. Мы не хотим, чтобы ты пострадала. В отличие от Повелителей, мы хотим защитить тебя.

Забирая ее?

– Подождите. Вы хотите вытащить меня из крепости?

– Как можно скорее.

Нет. Утром они Рейесом собирались в Оклахому.

– Нет, я не могу. Вы не можете. Я…

– У тебя нет выбора, Даника. Мы готовы выступить прямо сейчас. Они не ценят человеческую жизнь, но мы ценим. Мы хотим, чтобы ты была в безопасности.

Что? Они собираются ворваться в крепость?

Несомненно, будет сражение, кровь и смерть. Она попыталась не паниковать, хотя кровь стыла в венах, а в ушах шумело.

– Если ты думаешь, что я работаю на них, зачем тогда звонить? Почему ты предупреждаешь меня? Хочешь помочь?

– Каждый имеет право на ошибку. Они, вероятнее всего, лгали тебе, убеждая, что оставят твою семью в покое, если ты согласишься остаться с ними, возможно, даже помочь в чем‑то. Например, расправиться с нами.

Она хватала ртом воздух, но не издала ни звука. Все сказанное имело смысл.

– Ты будешь готова? – спросил он.

Времени сомневаться и сохранять нейтралитет, решая, кому помочь, а кому – нет, больше не было. На удивление она поняла, что даже не думает об этом. То, что он говорил, имело смысл, но было как‑то неправильно. Каким‑то образом, за прошедшие несколько дней, ее злость на Рейеса сошла на нет. Ненависть заменило… что‑то другое. Она не могла понять, что за эмоции кружили в ней, такие мягкие и яростные одновременно. Она доверится ему в спасении своей семьи, пусть это и означало, что придется оборвать спасительную нить – Ловцов.

– Да, – солгала она.

– Умная девочка, – облегчение Стефано было почти ощутимо. – Сколько Повелителей находится в крепости?

– Все они, – опять солгала девушка.

Этим утром большинство мужчин покинуло крепость. Видел ли Стефано, как они уходили? Или воины просто исчезли, как это делал Люциен?

Если бы Стефано знал правду, то захват крепости был бы для него легче легкого. Продолжать врать. Он может и не знать.

Она присела на крышку унитаза, ноги внезапно стали слишком слабыми, чтобы удержать ее. Она наклонилась вперед, поставив локти на коленки. Продолжая прижимать телефон к уху одной рукой, другой она потерла висок, силясь унять внезапную боль.

– Они хорошо вооружены. Вы не должны рисковать, пробираясь в крепость. Почему бы мне просто не проскользнуть наружу и не прийти к вам?

Тогда она смогла бы сказать Рейесу, где они находятся и он… позаботился бы обо всем.

– Тебя не обучали для такого рода ситуаций. Мы обо всем позаботимся сами.

Что она могла сделать? Что сказать, чтобы остановить это?

– Ты смогла бы выбраться тайком на крышу?

– Я… я… – Черт! – Возможно. Когда я должна быть там?

– Через час.

Боже! Всего час.

Сумеет ли Рейес связаться с Люциеном вовремя?

Сможет ли тот доставить сюда остальных?

На нее накатил приступ внезапной слабости.

– Я сделаю все, что смогу, – сказала она, отчаянно пытаясь не выдать себя. Ее голос был слабым, едва слышимым.

– Не разочаруйте меня, Даника. Стоит ли напоминать, что стоит на кону? – Стефано отсоединился, и Даника закрыла телефон.

Она так и не встала, не смогла, пытаясь наладить дыхание.

Господи, нужно было сделать так много, и провал мог стоить Рейесу свободы, а может и жизни.

– Интересная беседа.

Эта внезапная фраза заставила ее вздрогнуть. Кровь отлила от лица.

Рейес стоял в – теперь уже открытых дверях – с каменным выражением лица. Он прислонился к дверному косяку в обманчиво расслабленной позе, закинув одну руку за спину. На нем были только джинсы, которые он даже не потрудился застегнуть. Его грудь была чистой, не осталось ни малейшего следа ран.

– Это не то, что ты думаешь. Клянусь.

Мужчина изумленно выгнул бровь.

– Так значит, ты говорила не с Ловцом?

Она вскочила, не в силах вымолвить ни слова.

Рейес немедленно отвернулся от нее. Потянулся за чем‑то, и через секунду в нее полетела рубашка.

– Оденься. Люциен здесь. Он хочет с тобой поговорить.

Она поймала одежку и торопливо натянула ее на себя, скрывая наготу. Ее глаза были прикрыты не дольше секунды, но когда она снова смогла видеть, Рейеса рядом уже не было.

Рубашка доходила ей до колен, но девушка все равно чувствовала себя обнаженной, пока бежала в спальню. Прохладный воздух коснулся ее ног.

– Рейес, я хочу помочь вам! Вы должны верить мне, – Даника резко остановилась, когда заметила Люциена. Воин был полностью одет, и его одежда кое‑где была в пятнах крови. Рейес теперь стоял возле него. Оба мужчины выжидательно смотрели на нее.

– Слушайте, – она подалась вперед. – Предполагалось, что я должна узнать о вас все, что только можно. Я пыталась. Признаю это. Ловцами, которые захватили меня и приказали шпионить за вами, командует человек по имени Стефано. Дин Стефано. Он собирался помочь мне найти и защитить мою семью. Чтобы сделать это, я думала, что вы должны были быть уничтожены. Но когда я оказалась здесь. То поняла, что не смогу сделать этого. Я говорила со Стефано лишь дважды, с тех пор как я здесь, но никогда не давала ему полезной информации.

– Это все? – неожиданно спокойно спросил Рейес.

Она кивнула.

– Очень хорошо. Тогда давайте перейдем к другому вопросу. Я передал Люциену то, что ты рассказывала мне. О том, что есть и другие, такие же одержимые, как и мы. Есть что‑нибудь еще, что ты знаешь о них?

Девушка покачала головой. Почему он не обвиняет ее во лжи?

– О чем ты говоришь?

– О заключенных Тартара, которые вмещают демонов, выпущенных нами.

– Какое значение это имеет теперь?! Вы позволите мне закончить? Пожалуйста. Это вопрос жизни и смерти.

Его глаза сузились, но он не сказал ни слова.

– Ловцы собираются напасть на крепость. У вас есть час, возможно меньше, до того, как они прибудут.

– Ты недавно рисовала, – сказал Рейес, проигнорировав ее заявление. Его лицо хранило все то же непроницаемое выражение. – Где холст?

Ее взгляд перескакивал с Люциена на Рейеса.

Что за черт?

Она все поставила на кон, созналась в своем преступлении, и это было все, что Рейес мог ей сказать?

Она сказала, что враги собираются штурмовать его дом, а его заботят ее картины?

– Я был бы здесь раньше, – сказал Люциен, – но души звали, и я не мог противиться им. Я смог появиться здесь на мгновение, но вы не видели меня. Как сказал Рейес, ты рисовала. Я должен видеть те холсты, Даника.

– Я не скажу вам, где они! По крайней мере, до тех пор, пока кто‑нибудь не объяснит мне, почему вас не волнуют Ловцы. Они планируют захватить вас и вытащить демонов. Они тоже ищут ларец Пандоры.

Что‑то мелькнуло во взгляде Рейеса.

Но она не могла сказать, что именно.

Что‑то темное и опасное, захватывающее и рискованное одновременно.

– Торин контролирует весь склон. Он засек момент, когда они вторглись на нашу территорию и несколько из них уже выведено из строя.

Выведено из строя… Проще говоря, убито.

Даника потерла живот, чтобы унять внезапно возникший дискомфорт.

– Значит, Стефано солгал мне? Они не собирались ждать час, а уже начали атаку?

– Да, он соврал. Он не доверяет тебе, – сказал Люциен. – Могу предположить, что они приказали тебе идти на… крышу?

Девушка изумленно кивнула.

– Он сказал тебе идти туда, потому, что ждет, что ты сделаешь все наоборот. У них есть наземные группы, так что они могли схватить тебя. Теперь, что еще ты знаешь про ларец Пандоры? Любые, даже самые незначительные, детали могут оказаться полезными, только говори быстрее. Я нужен снаружи.

Ее пристальный взгляд остановился на нем. Смотреть на него было проще, чем на Рейеса. Она подождала, пока сердцебиение успокоится, а дышать станет легче.

– Я уже сказала Рейесу все, что знала. А это очень мало.

– Ты знаешь, где они? Где другие одержимые? Могут ли они до сих пор быть в заключении?”

– Нет на оба вопроса. Я не знаю.

– А твоя бабушка?

– Это нужно спрашивать у нее.

Она молилась, чтобы у него был такой шанс.

Люциен склонил голову.

– У Париса было видение, – его глаза странного цвета, казалось, манили ее. Комнату внезапно наполнил аромат роз. – В его видении ты держала ларец в руках и улыбалась.

Даника скептически рассмеялась.

– Это невозможно.

– Если ты что‑то знаешь… – Люциен подходил все ближе.

Она хотела бежать, но ноги словно приросли к полу. А затем возможность сбежать пропала вообще. Воин стоял прямо перед нею, его далекий шепот и аромат роз проникали в каждую клеточку ее тела. Все мысли вылетели из головы. Тело расслабилось и обмякло. Независимо от того, что он скажет, я все сделаю. С радостью.

– Что ты знаешь, Даника? Скажи мне.

– Ничего, – проговорила она, голова внезапно склонилась вперед.

Она падала и не могла остановиться. И какая‑то часть ее не хотела останавливаться.

Рейес бросился к ней, его руки обвились вокруг ее талии, удерживая в вертикальном положении. Он был сильный и теплый, и прогнал холод.

– Достаточно, Люциен.

– Рейес, – резко оборвал его Люциен, что было достаточно жестко с его стороны.

– Нет, – в тон ему ответил Рейес.

– Я не предавала тебя, – сказала девушка.

Даника позволила себе прижаться к его груди щекой, молясь, чтобы он поверил ей. Она будет заботиться о нем. Она не может потерять его. Не теперь.

– Я знаю, – его пальцы поглаживали ее бедро, вверх и вниз.

– Подожди. Что? Ты знаешь?

– Да.

Девушка скрестила руки на груди.

– Хорошо, тогда почему ты был зол на меня?

– Зол? Я не был зол.

– Ты сбежал от меня, даже не посмотрев в мою сторону.

– Ангел, – выдохнул он. Подняв руку, он развернул ее за подбородок, так, чтобы они смотрели друг на друга. – Я новичок в этих… чувствах. Мне не понравилось то, что ты говорила с Ловцом, я волновался за твою безопасность, но не хотел отпугнуть своей горячностью. Кроме того, я знал, что ты солгала ему о нашем количестве здесь. Но также мне было известно, что ты непреднамеренно создала нам некоторые проблемы.

– Я не понимаю.

– Теперь они думают, что мы здесь все, тогда как нас всего лишь пару человек. Они пошлют больше мужчин, принесут больше оружия.

Жар страсти иссяк окончательно и бесповоротно.

– Я сожалею. Я не думала … я только решила, что … Как сказал Люциен, Стефано не доверяет мне, – сказала девушка. – Он мог понять, что я солгала. И решить, что вас здесь мало.

– Я могу доставить сюда остальных, – сказал Люциен. – Мы будем подготовлены к худшему.

О, Боже. Значит, битвы избежать не удастся.

– Не волнуйся, – подбодрил ее Рейес. – Все будет хорошо. Теперь. Картина, – напомнил он ей. – Принеси ее, пожалуйста. Мы должны знать, есть ли там что‑то, что может помочь нам.

Она кивнула, и в этот момент зазвонил телефон, его звук эхом отразился от стен. Нахмурившись, Люциен сунул руку в карман. Поднеся его к уху, он рявкнул отрывистое «Да!».

Прошла секунда. Нахмурившись еще больше, он отключил вызов.

– Сабин в нетерпении.

– Я сейчас вернусь. – Даника помчалась в студию и сняла вторую, нарисованную ею картину со стены.

Она изучила ее, обратив внимание сначала на цвета, а затем – на структуру персонажей в целом. В верхней части двое мужчин и женщина, все в белом, сидели на тронах и с королевским достоинством смотрели вниз. Внизу молодой человек с ангельскими крыльями и дьявольскими рожками, такой красивый, что захватывало дух, вел армию людей через море крови. На его животе была такая же, как у Рейеса и остальных, татуировка в виде бабочки. Краски еще не просохли достаточно хорошо, поэтому она была осторожна, пока несла картину в спальню. Там она поставила холст у своих ног.

– Вот.

Оба мужчины ошеломленно смотрели на нее.

– Что? – спросила Даника.

– У тебя есть хоть какая‑нибудь идея о том, кто эти существа?” – спросил Люциен, его голос выдавал напряжение.

– Нет, – и она действительно не знала. Кроме того, что она их нарисовала, ей ничего не было известно. – Но я видела их в своих кошмарах, – добавила девушка. – Много, много раз.

– Крон, царь Титанов, сидит на центральном троне. Атлас и Рея около него. Внизу те мужчины – это Ловцы.

– И во главе армии, – сдавленно проговорил Рейес, – Гален. Хранитель демона Надежды.

Мужчины обменялись тяжелыми взглядами.

– Я не могу в это поверить. Если картина не врет, то он ведет за собой Ловцов, – Люциен покачал головой. – Я никогда не подозревал, что… никогда не думал… Почему Ловцы охотно идут за ним? За демоном?

Рейес протянул ладонь, чтобы коснуться лица крылатого мужчины, но понял, что краска еще не высохла, и опустил руку.

– Даника и я говорили о нем ранее, но я все равно не могу осознать этого до конца.

– Мы разберемся с этим позже. Сейчас на это нет времени. Я должен доставить сюда остальных воинов, – Люциен пристально посмотрел на Данику. – Скажи ей. Она должна знать.

С этими словами он исчез.

– Сказать мне что? – Она встревожилась, пальцы сжались на холсте.

Рейес мрачно пояснил.

– Эшлин слышала кое‑что. Об определенных артефактах, которые мы ищем. Мы знали, что второй имеет способность видеть, – сказал он, – все, что происходит на небесах и в аду.

Она недоверчиво приподняла бровь.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Это – ты, – девушка встретила пристальный взгляд его темных глаз. – Ты – артефакт, Даника. Ты – Всевидящее Око. Именно поэтому боги хотят видеть тебя мертвой. И Ловцы поэтому до сих пор здесь. Все хотят заполучить тебя. И я боюсь, что никто из них не остановится, пока не получит желаемое.

 


Дата добавления: 2015-08-21; просмотров: 52 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 9 | Глава 10 | Глава 11 | Глава 12 | Глава 13 | Глава 14 | Глава 15 | Глава 16 | Глава 17 | Глава 18 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 19| Глава 21

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.049 сек.)