Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ГЛАВА 15. Этот день принес приятную неожиданность.

Этот день принес приятную неожиданность.

Во-первых, выдали аванс. Его всегда выдавали перед первыми выходными в месяце, но все равно было приятно увидеть свою фамилию в середине длинного списка счастливчиков. А во-вторых, приятно удивила сумма, которая была проставлена напротив. Шестнадцать серебряных «подковок»! Хельга никогда прежде не держала в руках столько денег сразу.

Крутившийся рядом Веймар заговорщически пихнул ее локтем:

— Привыкай, подруга! Тебя повысили в должности!

— Как? За что? Это что, шутка?

— Да какая уж там шутка! — отмахнулся молодой человек. — Я теперь веду дело о покушении на принца Кейтора, а почерк у меня сама знаешь какой. Я пришел к лорду Дарлиссу и сказал, что мне нужен помощник, чтобы сразу переписывал все протоколы. И назвал твое имя.

— Лорд Дарлисс подписал указ? — не поверила своим Ушам девушка.

Однако Веймар был прав. Не успела Хельга прийти в себя, как на нее налетела Тельса. Подруга сияла от волнения и размахивала каким-то пергаментом.

— С тебя причитается! — закричала она на весь холл. — Смотри! Только что пришел приказ! Я его скоренько переписала, чтобы тебя обрадовать! На, читай!

Хельга протянула дрожащие руки: «В связи с обстоятельствами государственной важности… повысить в должности перевести на другую работу… с временным окладом… Должностные обязанности…»

— Великие боги, неужели это правда? — прошептала девушка.

— А то, — подмигнул Веймар и замахал кому-то за ее спиной. — Мы своих не бросаем!

Хельга чуть не плакала от счастья. Ее не уволили, а совсем наоборот! Она остается. Она будет работать с Веймаром, и ей не придется часами снимать копии с чужих документов. Как же все здорово! Новый аванс так приятно оттягивал карман.

Веймар тоже, как старший дознаватель, получил прибавку к жалованью, но особой радости не выказал. Он уныло пересчитал золотые «подковки» и сжал в кулаке.

— Что, мало дали? — посочувствовала Тельса.

— Кому как. А мне еще долги раздавать, — вздохнул он. — Здесь только треть того, что мне нужно.

— Да ладно, не огорчайся! — попыталась утешить его Хельга. — Зато быстро со всеми рассчитаешься.

— И еще успеешь новых наделать, — поддержала подругу Тельса. О способности Веймара влезать в долги ходили легенды. Говорили, что единственным человеком, у которого он еще ни разу не занимал, был он сам.

— Хватит тебе дуться, — решительно прервала его размышления Хельга. — Давайте лучше пойдем куда-нибудь после работы? Отметим мое повышение. Я угощаю.

— А твой муж?

— Да ну, — отмахнулась девушка. — Я ему потом все объясню.

 

— Нет?

Гвельдис не поверила своим ушам.

— Вы отказываетесь? Да вы понимаете, от чего отказываетесь?

— Я прекрасно все понимаю, — холодно улыбнулся Даральд. — Я не рожден быть королем. И дело не в том, нужен ли народу Паннории король-некромант. Дело в человеке. Мне тридцать шесть лет, из них принцем крови я был лишь последние пять, да и то на словах. Я — ученый, целитель и ничего не смыслю в политике и финансах. Мне просто не хочется этим заниматься.



Гвельдис глубоко вздохнула и попыталась взять себя в руки.

— Вам придется этим заниматься, — промолвила она глубоким бархатным голосом, который заставлял любого мужчину забывать обо всем на свете. — Хотите вы того или нет, вам не дадут сложить оружие. Король Клеймон спит и видит новый переворот, и вы для него — живой и на свободе — представляете угрозу, особенно сейчас, когда вы так удачно подвернулись с этим покушением на принца Кейтора. Король еле терпит младшего сына, он вряд ли смирится с тем, что вы и тут приложили руку.

— Моя вина состоит только в том, что я спас принцу жизнь, как несколько дней назад он спас меня от костра, — пожал плечами Даральд. — Это был всего-навсего расчет по старому долгу.

— Да, но король-то этого не знает! Или, вернее, он не захочет этого знать! — всплеснула руками Гвельдис— Для него вы по-прежнему враг. Очень скоро вам придется защищать свою жизнь. Король непременно придумает, как с вами расправиться. Я пришла как друг, чтобы предупредить и предложить нанести удар первому, пока они не атаковали сами. Вы — одиноки, на вашей стороне никого. А на их стороне — все! Поэтому вас может спасти только неожиданность. Вы врач? Отлично! Таинственная неизлечимая болезнь, внезапно поразившая королевскую семью, подойдет! Принцесса Лиана — иностранка. Кто знает, чем болеют у нее на родине?

Загрузка...

Скрестив руки на груди, Даральд присел на край стола. Он не предложил женщине кресло, герцогиня осталась стоять, опустив руки и чувствуя, что ее разглядывают с холодным любопытством ученого, обнаружившего новый вид живых организмов и мучительно раздумывающего, к какому роду отнести сей экземпляр — к вирусам или бактериям?

— А вам-то что с того? — после паузы произнес Дар. — Ну отравлю я все семейство с принцессой-невестой в придачу дальше? На трон всходить я не собираюсь, так что позвольте задать вам вопрос — для кого я буду так стараться?

Гвельдис закусила губу. Он ее заподозрил! Что ж, кажется пришла пора использовать камень. Как там про него сказано инструкции? Достаточно одного взгляда?

— Для меня, — сказала она. — Или вы считаете, что я недостойна того, чтобы стать королевой?

— Будете достойна, если докажете, что вы — из династии, и если не останется потомков мужского пола.

— А вы неплохо знаете законы Паннории! — улыбнулась женщина. — А говорили, что ничего не понимаете в политике!

— Это общий закон для всех стран. Наследование по женской линии начинается там, где нет наследников по мужской. Из этого я делаю вывод, что после того, как я отравлю короля и принцев, настанет мой черед? Что вам помешает вспомнить, что я — принц крови и наследник по мужской линии?

— Ваш сын.

Лицо Даральда вздрогнуло. Гвельдис, не спускавшая с собеседника глаз, в удивлении захлопала ресницами — не померещилось ли ей?

— Мой… кто?

Прикусив губу, чтобы к ней прилила кровь, герцогиня медленно подошла ближе и положила руки на плечи Даральда. Сейчас он полусидел на краю стола и был одного с нею роста, даже чуть-чуть ниже.

— Мой муж старше меня на восемнадцать лет, — промолвила она, обдавая мужчину запахом цветочного нектара. — За двенадцать лет супружества он подарил мне только одну дочь. Но я еще молода. Я могу родить ребенка. Ваш сын будет королем. Королем по праву рождения и гарантом того, что у меня не поднимется рука лишить жизни его отца. Даже если отец не захочет видеть своего сына. Я хочу от вас ребенка, Даральд!

Последние слова она прошептала, прижавшись к нему грудью. И поняла, что победила, когда руки мужчины легли ей на бедра, подтягивая поближе, а губы коснулись губ.

 

Хельга мчалась через три ступеньки. Серебряные «подковки» жгли ей ладонь. Впервые за всю свою жизнь она гордилась деньгами и хотела с кем-нибудь поделиться радостью. Тетка всегда отбирала у нее жалованье, скупо поджимая при этом губы, а кузина лишь фыркала и морщила носик. Но сейчас все было по-другому. Даральд ее поймет и оценит. Он…

Во дворе стояла чужая карета с ярким гербом. Хельга узнала герб города Инрис, владение герцогов делль Ирни, и успела дивиться — что таким важным господам надо в их замке? И потом вспомнила: замком владеет великая герцогиня, вдовствующая принцесса Паннорская, и подумала, что это к ней с визитом приехали гости издалека. Но почему в такое позднее время? Как долго они находятся тут? Что происходит? — Додумывала она эти мысли на бегу. Дар сказал сегодня за завтраком, что собирается оборудовать лабораторию в одной из башен и, еще со двора заметив в ней свет, Хельга поспешила туда. Не станет же она отвлекать старую деллу Дисану?

Из-под двери пробивалась слабая полоска света, слышались голоса. Девушка невольно задержала дыхание…

— Нет!

— Это твое окончательное решение?

— Ты сама не понимаешь, чего просишь. Тяжелый вздох, шорох ткани.

— Что ж, — вкрадчивый женский голос, — тогда посмотри сюда!

— Что это?

В этот миг Хельга ударом ноги распахнула дверь.

Даральд вскинул глаза — и непрочные чары лопнули, отозвавшись где-то в черепе тонким хрустальным звоном. Гвельдис оглянулась на застывшую в дверях девушку. В глазах блеснул огонь.

— Что здесь происходит? — не слыша своего голоса, произнесла Хельга. — Дар, что это?

— Герцогиня приходила, чтобы принести извинения от имени их величеств, — ровным голосом ответил Даральд. — Она уже уходит.

— Я тебе не верю, — прошептала девушка.

— Придется поверить. — Он пожал плечами. — Тем более, что я не намерен перед тобой оправдываться.

— Понятно, — упавшим голосом произнесла Хельга, медленно поворачиваясь, чтобы уйти. Ставшая ватной ладонь разжалась, и серебряные «подковки» покатились по полу. Хельга даже не заметила этого: когда она сделала шаг, темньй провал крутой лестницы качнулся у нее перед глазами, и она со всего размаха приложилась боком о косяк.

— Госпожа, — Даральд встал со стола, на краю которого дел, и прошел мимо Гвельдис, все еще сжимавшей в руках кристалл, — надеюсь, вы извините меня, что я вас не провожаю? Мне нужно заняться своей женой.

Он обнял Хельгу за плечи. Девушка и не думала терять сознание. Она глухо вскрикнула, оттолкнула его руки, и бегом бросилась вниз.

Если герцогиня после этого надеялась, что Даральд останется, она просчиталась. Выругавшись на незнакомом языке он направился следом за беглянкой, и Гвельдис ничего не осталось, как покинуть негостеприимную башню.

Карета тряслась по темным улицам, на душе у Гвельдис было также темно и мрачно. Забившись в глубину кареты, она скрипела зубами и злилась на весь мир. Какая же она была дура! Как можно было так проиграть? Этот тип был почти у нее в руках. Если не ее женские чары, то кристалл должен был сделать свое дело! И что за духи принесли эту девчонку так не вовремя! Еще бы несколько секунд и…

Что же делать? Нет, этот проклятый некромант должен умереть. Он умрет вместе с остальными, он обречен, как король, как оба принца. Трудно себе представить, как она в одиночку справится с четырьмя мужчинами, если даже одолеть одного-единственного, принца Кейтора, не удалось?

Третий день нет вестей от брата. Жив ли Гайрен? Почему не пытается связаться с нею? Ах да! Она сама сказала, чтобы ждал от нее вестей!

Карета сделала поворот. Уже прозвучал сигнал к тушению огней, и ворота, отделявшие Старый город от Нового, были закрыты. Хорошо еще, что вдовствующая принцесса делла Дисана жила в нужной части города, иначе герцогиню давно остановили бы стражники.

Гвельдис выглянула из окошка. На улицах было уже совсем темно, но некоторые окна еще светились. Ей показалось или в конце улицы мелькнули огни отеля?

— Стойте! Остановите карету! — Она вскочила и несколько раз дернула за шнурок.

Кучер послушался хозяйку, и Гвельдис выпрыгнула из кареты с живостью девчонки, спешащей на первое в жизни свидание.

— Не провожайте меня! — крикнула она двум слугам на запятках. — Я сама!

Задыхаясь от волнения и быстрого бега, подлетела к отелю. Так и есть! Горели не только огни некоторых полуночников-постояльцев, но и смутно светились окна трактира внизу. Мысленно вознеся молитву всем пяти богам — Созидателю, Деве Усмирительнице, Разрушителю, Белому Быку и Белому Коню, — герцогиня толкнула дверь и переступила порог.

…Полчаса спустя она, все еще задыхаясь, но уже от радости, медленно вышла из трактира, остановилась, прислонилась к двери и вдохнула свежий ночной воздух. Гайрен был жив! Правда, погиб ее охранник, но это такая мелочь! Она же сказала дознавателю, что отправила его в провинцию с поручением. Если он не приехал, значит, с ним в дороге случилось несчастье. Только и всего!

— Притомилась, пташка?

Гвельдис вздрогнула, пробуждаясь от дум. Из темноты к ней с трех сторон подходили какие-то люди. Мужчины. Падавший из окон трактира свет позволял рассмотреть мрачные физиономии, глаза, горевшие похотливым огнем.

— Устала? — поинтересовался тот, который шел чуть впереди. — Так пошли с нами, мы знаем чудное местечко, где можно отдохнуть! Давай-ка свой кошель. Такой красавице не пристало носить на себе лишнюю тяжесть!

— И лишнюю одежду тоже, — хохотнул его напарник.

Гвельдис напряглась. Сердце глухо застучало где-то в горле, ноги стали ватными, она сжала кулаки, до боли впилась ногтями в ладони, чтобы хоть чуть-чуть прийти в себя. Бояться нельзя. Страх парализует. Кричать бесполезно — ее крики вряд ли услышат в трактире, а если и услышат, никто не подумает прийти на помощь. Женщина прибыла сюда одна, одна ушла. Возможно, кое-кто из завсегдатаев и выйдет — но лишь для того, чтобы присоединиться к грабителям.

— И не вздумай орать! — Первый разбойник угадал ее намерения и вытащил нож. — А не то живо язычок отрежем!

— Но прежде ты им поработаешь, красавица, — добавил третий, откровенно раздевая ее глазами.

— А ну-ка…

— Но не здесь же!

Грабители до того удивились, что жертва заговорила спокойным твердым голосом, что слегка ослабили бдительность.

— А где? — машинально переспросил первый.

— Вон там!

Все трое послушно повернули головы, проследив, куда указывала женщина. Этого мига было достаточно, чтобы Гвельдис сорвалась с места и бросилась бежать.

Но удача отвернулась от нее. В длинном платье не больно-то побегаешь. Почувствовав, как сзади ее схватили чужие руки, женщина закричала, зовя на помощь.

— Цыц, ты! — ее несильно, но больно ударили по лицу. Боль отрезвила Гвельдис, вернула ей способность действовать.

Герцог делль Ирни никогда не отпустил бы жену в столицу, если бы не был уверен в том, что она сможет за себя постоять. Он подарил ей стилет и научил им пользоваться. Гвельдис тренировалась с ним, со своим братом и начальником охраны. Она провела столько учебных боев, нанесла столько ударов по манекенам, свиным и телячьим тушам, настоящим телятам и собакам, а также по приговоренным к смерти преступникам из местной тюрьмы, что сейчас действовала, не задумываясь.

…Правая рука скользит вниз, в складки платья, в то время как левая наносит растопыренными пальцами «тычок» в лицо. Насильник отшатывается, дает простор для маневра. Удар в живот, снизу вверх и чуть-чуть в сторону, чтобы увеличить разрез. Стилет всажен по самую рукоять так, что пальцы ощущают плоть. Что-то горячее течет по руке, но думать некогда. Отпихнуть начавшую заваливаться тушу, развернуться ко второму, который уже настроился задрать ей подол, и резануть с разворота, по рукам, по груди, вывернуть кисть и довершить дело ударом в лицо. Самой метнуться навстречу третьему. Пусть у него нож. Одним движением уйти с линий атаки, своим стилетом сбить его короткий широкий клинок и поскорее ткнуть в лицо, в глаза.

Через несколько секунд после того, как ее схватили, у ног женщины лежали два тела, а третий грабитель привалился к стене, двумя руками держась за лицо, боялся отнять руки от перерезанной от уха до рта щеки и тоненько выл от ужаса и делла Гвельдис посмотрела на себя — правая кисть, все еще сжимавшая ставшую липкой рукоять стилета, была в крови, руки дрожали. А из-за угла не спеша и уверенно двигалась еще одна фигура.

Только тут мужество покинуло Гвельдис, она опять закричала, прижавшись к стене:

— Помогите! Кто-нибудь…

— Не стоит так кричать, любезная делла, — мягко промолвил незнакомец, останавливаясь в нескольких шагах от нее. — Вы так прекрасно и мужественно сражались! Что случилось? Чего вы испугались?

— Не подходите! — вскрикнула Гвельдис, поднимая стилет. — А иначе я…

— Я восхищен вашим мужеством, делла, — промолвил незнакомец, — и вашей самоуверенностью. Вы носите с собой такую дорогую вещь — и рискуете выходить ночью без охраны!

— Не ваше дело, куда и зачем я шла, — огрызнулась Гвельдис— Пустите меня!

— Я вас не держу, — развел руками незнакомец. — Но вы не отпустите меня.

— Почему?

— Вы знаете, что за камень лежит в вашей сумочке?

От неожиданности Гвельдис схватилась за сумочку, болтавшуюся на поясе, и еле удержалась от соблазна заглянуть в нее.

— Откуда вы знаете?

— Я его почувствовал, — спокойно объяснил незнакомец. — Мне не составило труда определить, что это. Вы доехали в карете до того перекрестка, — он указал направление, — потом прошли сюда, к отелю, и оставались там примерно полчаса.

Того времени мне хватило, чтобы уточнить местонахождение камня и добраться сюда. Я издалека услышал шум борьбы и хотел вам помочь, но вижу, вы прекрасно справились сами. Примите мои поздравления!

Неизвестный раскланялся самым почтительным образом. Ты кто? — Гвельдис все еще держалась настороженно.

— Я — маг, любезная делла. Вам показать документ, подтверждающий мое право заниматься колдовством в пределах Альмрааля? Я закончил Школу при храме Создателя. Дом тут неподалеку. Я почувствовал кристалл и не мог не прийти. Вы знаете, что у вас за камень?

— Отлично знаю! — воинственно откликнулась Гвельдис

— Сомневаюсь, любезная делла. — Человек сделал несколько шагов к ней. — В вас нет ни капли колдовской крови. Вы даже не догадываетесь, какое сокровище попало в ваши руки и не сможете воспользоваться его силой. Для вас это — игрушка, дорогая и ценная, но для меня… то есть для тех, кто понимает, что это за камень… для них эта вещь имеет исключительную ценность. Продайте мне его!

— Ну, уж нет! — решительно покачала головой Гвельдис, которую заинтриговали слова мага о необычных свойствах камня. Нет, она догадывалась, что это за кристалл, когда давала брату задание найти и купить эту вещь, но нужно действительно быть магом, чтобы во всем разбираться. — Вы даже не понимаете, сколько он стоит!

— Я дам сто золотых «подков».

Женщина рассмеялась:

— Тысячу! И вы мне ее заплатите, поскольку, снятый с моего трупа, этот камень лишится своих свойств, не так ли?

— Вы правы, любезная делла, — вздохнул собеседник. — У меня нет и вряд ли будет на руках такая сумма, разве что я рискну продать свою библиотеку. Но камень мне нужен. Что вы хотите за него?

Гвельдис пристально посмотрела на собеседника. Сейчас, когда он стоял всего в нескольких шагах от нее, она могла его разглядеть, как следует, несмотря на ночную темноту. Среднего роста плотный мужчина лет пятидесяти с небольшим, щеголяющий окладистой темной бородой с ярко выделяющимися белыми прядями. Одет как зажиточный горожанин, даже с претензией на роскошь. На боку — короткий «городской» меч, на пальцах — перстни и одно широкое кольцо с чеканными символами. Все в его облике свидетельствовало в его пользу. И герцогиня решилась:

— Мне нужно уничтожить одного человека. ^

— Всего одного? — вскинул бровь маг. — А почему не трех. Или четырех?

— До них дойдет черед позже. А он…

— Он вас отверг? Я правильно понял?

— Гораздо хуже. Он…

— Узнал то, что ему знать не положено, так? О, это достаточно веская причина для того, чтобы желать кому-то смерти. Информация — мощное оружие, любезная делла. Итак, я согласен. Кто это?

— Вы, — Гвельдис вытаращила глаза, — хотите сказать, что готовы убить того, на кого я укажу?

— Убить или наказать так, чтобы он запомнил на всю оставшуюся жизнь. Или чтобы запомнили другие — те трое или четверо, чей черед настанет позже. Скажите, кто он и чего вы хотите, и я это сделаю в обмен на камень, — спокойно сказал маг.

— Он некромант. С ним трудно справиться.

— Трудно, — согласно кивнул маг. — Но это даже интереснее. Что вы для него уготовили?

— Я не знаю. Но он уже один раз ушел от кары, и я хочу придумать ему такое наказание, от которого он не сможет спастись.

— Понимаю. Его имя?

— Граф Дар делль Орш, он же принц Даральд Паннорский, бастард из боковой ветви династии. Несколько дней назад его должны были сжечь на костре как чернокнижника, обвинив в незаконной колдовской практике и покушении на принца крови. Но он ушел от костра.

— Понимаю, — повторил собеседник. — Такого человека действительно трудно чем-то зацепить. Но я попробую. Это все?

— То есть?

— То есть вы гарантируете, что после того, как я расправлюсь с вашим врагом, вы отдадите мне камень и не потребуете, чтобы я сделал еще что-нибудь?

На миг у Гвельдис мелькнула шальная мысль «заказать» магу еще и короля Клеймона с сыновьями, но осторожность °Держала верх.

— Этого хватит. Остальные проблемы я решу сама!

Слово Деллы для меня — закон. — Маг подошел поближе. — Ваше имя? — кое-какие гарантии я все-таки хочу получить.

Женщина вскинула голову.

— Герцогиня Гвельдис Ярника Лорена а-делла Марс делл Ирни! — отчеканила она. Пусть не думает, что она его боится!

— Мэтр Хальмар делль Трор, — представился маг. — Бывший ректор Школы Созидателя. Недавно оставил пост в связи с тем, что вплотную занялся наукой и не смог уделять молодежи нужное количество времени. А теперь…

В его пальцах в темноте тускло блеснула игла. Прежде чем Гвельдис открыла рот, чтобы что-то спросить, маг ловко перехватил ее запястье другой рукой, и женщина вскрикнула от боли — игла насквозь проткнула ладонь!

— Что вы делаете? — воскликнула она.

— Это небольшая гарантия того, что вы не сбежите с камнем, — маг внимательно рассматривал испачканную в крови иглу, — и не вздумаете отказаться от сделки. Куда бы вы ни скрылись, я смогу вас найти по этой крови. Потом мы обменяемся, я вам — иглу, а вы мне — камень. А иначе я пущу ее в ход!

Гвельдис не была волшебницей, да и, насколько она знала, в ее роду практически не рождалось магов, но она кое-что слышала и не могла не признать серьезности сложившихся обстоятельств. Магия крови — одна из самых мощных. Чары, наложенные на кровь человека, нельзя снять. Но погодите, а разве не некроманты работают с кровью своих жертв?

Озарение столь явно отразилось на ее лице, что мэтр Хальмар расплылся в улыбке:

— Да-да, сиятельная делла, Школа Созидателя не имеет ничего общего с некромантией, но я занялся изучением именно этой стороны знания, в связи с чем мне и предоставили выбор — или должность ректора, или наука. Я больше теоретик, нежели практик, но кое-что все-таки могу. Советую прислушаться к моим словам. Итак, сколько времени вы мне дадите?

— Чем скорее Дар делль Орш умрет, тем лучше!

— Я попытаюсь.

Мэтр какое-то время молчал, напряженно раздумывая, а потом убрал иглу в сумочку на боку и галантным жестом предложил женщине руку:

— Позвольте проводить вас к карете, сиятельная делла. Мне не хочется, чтобы еще из-за одной нелепой случайности, подобной этой, — он кивнул на тела грабителей, — наш договор оказался расторгнутым раньше времени.

Гвельдис улыбнулась, принимая приглашение, но едва оказалась в карете в одиночестве, улыбка сошла с ее губ.


Дата добавления: 2015-08-09; просмотров: 46 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ГЛАВА 4 | ГЛАВА 5 | ГЛАВА 6 | ГЛАВА 7 | ГЛАВА 8 | ГЛАВА 9 | ГЛАВА 10 | ГЛАВА 11 | ГЛАВА 12 | ГЛАВА 13 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ГЛАВА 14| ГЛАВА 16

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.075 сек.)