Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 28, часть1.

Читайте также:
  1. Часть1.

В тот момент, только поднимаясь, до того, как я смогла осмотреться с другой стороны вершины, последнее воспоминание, которое я блокировала, в последней отчаянной попытке заставляло меня поджать хвост и бежать.
Это почти сработало.
Как только я достигла вершины горы, я заметила резной гроб, из того же сине-черного льда, из которого были вырезаны четыре камня, стоящий в центре заснеженного возвышения, окруженного отвесными скалами.
Невыносимо холодный порывистый ветер трепал мои волосы. Я остановилася, размышляя, прежде чем двинуться к усыпальнице.
Крышка была с искусной резьбой с древними символами. Я бы надавила руками на десятую и на вторую руну, сдвинула бы крышку прочь, и посмотрела бы внутрь.
И закричала бы.
Я споткнулась.
Я закрыла глаза, но как бы я не старалась, я не могла заглянуть внутрь гроба, который заставлял меня кричать. Видимо, я собиралась на самом деле сделать это, чтобы знать, как мой повторяющийся кошмар закончился.
Я расправила плечи, и зашагала на вершину, и остановилась пораженная.
Там была ледяная гробница украшенная искусной резьбой, точно такая, как я представляла. Она конечно же не была большой, чтобы вместить Короля.
Но кто это там? Это новый поворот. Во всех моих кошмарах, здесь никогда никого не было кроме меня и того внутри в гробницы.
Высокий, прекрасно сложенный, кипельно-белый, и гладкий, как мрамор, с длинными блестящими черными волосами, он сидел облокотившись, покрытый коркой снега рядом с гробом, закрывая лицо руками.
Я стояла на вершине горы и смотрела. Ветер дул порывами с высоких скал и спутывал мои волосы. Было ли это наследством? Воспоминанием? Не было никаких исчезающих по краям, никакой прозрачности.
Он был моим Королем?
Как только я подумала об этом, я поняла, что нет.
Тогда кто же он?
Все что я могла видеть, его руку на щеке и кожу цвета слоновой кости, по гладкой, сильной белой руке – мчались темные очертания и символы.
Неужели было пять Темных Принцев? Это не один из трех, что изнасиловали меня, и у него нет крыльев, значит это не Война-Круус.
Так кто же он?
- Это чертово проклятое время, - он бросил через плечо, не оборачиваясь. – Жду недели.
Я вздрогнула. Он говорил с этим ужасным звоном, несмотря на то, что мой мозг понимал, уши никогда не привыкли бы к этому.
Это было только первая причина, которая заставила меня вздрогнуть. Необходимость расколоть лед была другой причиной. Но больший ужас я испытывала из-за того, на кого я смотрела.
- Кристиан МакКелтар, - сказала я, и скривилась. Я говорила на языке моих врагов, на языке, который я никогда не знала, из уст, которые не приспособлены для этого. Я не смогу быстро вернуться на другую сторону Зеркала. – Это ты?
- Во плоти, девушка. Ну… большей частью.
Я не была уверена, что он имел ввиду, большей частью его или большей частью тела. Я не спрашивала.
Он поднял голову и бросил на меня дикий взгляд через плечо. Он прекрасен. Он заблуждался. Его глаза были полностью черные. Он моргнул и они стали снова чистыми.
В другой жизни, я бы сошла с ума от Кристиана МакКелтара. Или по крайней мере я сошла бы с ума от Кристиана, которого я встретила в Дублине. Он теперь настолько изменился, что если бы он не заговорил со мной, то я не была бы уверена, сколько времени у меня бы ушло, чтобы выяснить кто он такой. Красивый студент колледжа с классным телом, сердцем Друида и убийственной улыбкой исчез. Наблюдая за очертаниями и символами под его кожей, я задумалась: если бы мы не были в тюрьме, которая высасывала цвет из всего, были бы его татуировки все еще черными или с постоянно меняющимися цветами?
Я стояла слишком долго и вглядывалась в него сквозь тонкое покрытие льда. Он сидел неподвижно, а льда на нем не было. Почему? Ведь он был одет в рубашку с короткими рукавами. Разве ему не холодно? Когда я расколола лед, он заговорил.
- Большая часть из того, что здесь происходит - в твоем разуме. Что бы ты не позволяла себе чувствовать, усиливается. – Его слова как темные звон издаваемый сломанном ксилофоне. Я вздрогнула. Я слышала в этом звоне намек на шотландский акцент, и небольшую часть человеческой в нечеловеческой речи, все это делало звон, еще более неприятным.
- Ты имеешь ввиду, если я не буду думать о том, что покрываюсь льдом, то я и не буду?- спросила я. Мой желудок заурчал и я вдруг обледенела толстым слоем, сливочно-голубого льда.
- Думаешь о еде сейчас, не так ли, девушка? - Веселье убрало трубчатый тон, делая его более терпимым. - Ты обнаружишь, что можешь сделать здесь многое.
Я подумала о превращении обледенения в лед. Это было так просто. Когда я шагнула вперед, он осыпался с моей кожи. – Это значит, что если я подумаю о теплом тропическом пляже …
- Нет. Строение этого места не такое. Ты можешь сделать его хуже, но лучше - никогда. Ты можешь только разрешать, но не создавать. Эту часть необдуманно добавила Королева. Мне кажется, что не обледенение на тебе, а хлопья снега, взбитые с внутренностями того, на что ты бы не захотела смотреть.
Я посмотрела на усыпальницу. Я не могла улучшить её. Это огромное страшилище двадцати лет плохих снов. Я пробовала не обращать внимания на это, но не получалось. Это грызло мое сознание.
Я стояла рядом с ней.
Я хотела открыть ее, заглянуть внутрь, закричать.
Правильно. Не нужно спешить делать это.
Я посмотрела на Кристиана. Что он здесь делает? Неважно, что привело меня в это место, что поглощало мои ночные часы на протяжении большей части моей жизни. Я имела право, на несколько минут моей собственной жизни, прежде чем, чтобы то ни было предназначенное, произойдет.
Если она действительно была моей собственной.
Не ускользнуло от меня, что я нашла именно то, что мне нужно. Как удалось найти пятого из пяти друидов для выполнения ритуала, именно здесь, это было следующим, чем я бы занялась!
Так плохо, что я уже не верю в случайности.
Я чувствовала, что мной жестоко манипулировали. Но кто и почему?
- Что с тобой случилось? – спросила я.
- Оо, что со мной случилось? – Смех заскрипел, как металлические шипы по стеклу, - Это ты, девушка. Ты - случилась со мной. Ты - накормила меня Невидимым.
Я была потрясена. Это произошло из-за того, что я скормила ему плоть темного Эльфа? Несмотря на то, что изменение Кристиана началось в том мире, где мы сушили одежду после озера, оно продолжилось с головокружительной скоростью.
Я смотрела на человека, который стал наполовину Эльфом и в этом месте теней и льда, он больше похож на Невидимого, а не на их светлых братьев. Еще несколько завершающих штрихов, и он будет выглядеть, как один из Принцев. Я кусала губы. Что я могла сказать? Мне жаль? Это больно? Ты тоже превращаешься внутри в монстра? Может быть он выглядел бы лучше в реальном мире, где есть другие цвета, кроме черного, белого и синего.
Он выдал мне темную версию убийственной улыбки, белозубой сверкающей с кобальтовых губ на мраморно-белом лице. – О, твое сердце плачет по мне. Я вижу это в твоих глазах, – насмехался он. Улыбка исчезла, но враждебность в его взгляде росла. – Это происходит. Я начинаю выглядеть, как один из них, не так ли? Здесь нет поблизости зеркала. Не знаю, как выглядит мое лицо и сомневаюсь, что хочу знать.
- Это съеденная плоть Невидимого сделала с тобой? Я не понимаю. Я тоже ела. Так же Мэйллис и Дэррок, Фиона и О’Баннион. Затем Джейн и его люди. Ничего такого не произошло ни со мной, ни с кем-нибудь из них.
- Я подозреваю, что это началось на Хеллоуин. На мне было недостаточно рун. - Улыбка превратилась из убийственной в смертоносную. - Я виню в этом твоего Бэрронса. Мы еще посмотрим, кто лучший Друид теперь. Мы еще разберемся, когда встретимся снова.
По выражению, его белого точеного лица, я сомневалась, что это были только слова.
- Иерихон, был одним из тех, кто наносил тебе татуировку?
Он поднял брови.
- То есть, теперь он "Иерихон", не так ли? Нет, мои дяди Дейгис и Кейон сделали это, но он должен был проверить меня, когда они закончили, а он этого не сделал. Он отправил меня в ритуал незащищенным.
- Тогда какого черта твои дяди делали это, если он мог?
Это был инстинкт защищать его.
- Он и должен. Он знал намного больше о рунах защиты, чем мы. Его знание намного старше, чем наше, оно абсолютно недоступно мне.
- Что же случилось в ту ночь на камнях, Кристиан?
Ни он, ни Бэрронс так и не сказали мне.
Он потер лицо рукой, кожа покрылась иссиня-черной щетиной.
- Я думаю сейчас, это не имеет значения. Я думал так, чтобы скрыть свой позор, но это выглядит так, как будто я отказался носить руны.
Он начал медленно обходить вокруг гроба, лед хрустел под его ботинками. Там была хорошо протоптанная дорожка. Он был здесь уже некоторое время.
Я старалась сосредоточиться на нем, но взгляд неохотно продолжал скользить к могиле. Лед был толстый, но я могла видеть очертания через матовые стороны. Крышка была тоньше, чем остальная часть гроба.
Был ли размытым контур лица сквозь дымчатый лед?
Я перевела свой тревожный взгляд на слишком бледное лицо Кристиана.
- И?
- Мы пытались вызвать древнего бога Драгаров, ордена темных волшебников. Они поклонялись ему задолго до того, как пришли Эльфы. Это была единственная возможность противостоять магии Дэррока. Нам удалось разбудить его. Я чувствовал, как он ожил. Гигантские камни, что сдерживали его глубоко под землей, раскололись. - Он сделал паузу, позволяя эху отскакивать от стен, постепенно уменьшаясь в децибелах, пока оно не затихло в ледяных горах. - Он шел на меня. Прямо на меня. Заполучить мою душу. Я должен был играть роль жертвы, Мак?
Я покачала головой.
- Я растерялся. Удивительно, что он не уничтожил Бэрронса. Я чувствовал, как он пронесся мимо и врезался в него. Тогда он просто... исчез.
- Так вот кто был виновен в том, что произошло с вами?
- Он прикоснулся ко мне. - Он выглядел отверженным. - Он.. Я не хочу говорить об этом. Потом ты дала мне кровь темного Эльфа, и что в сочетании с тремя годами, что я был здесь ...
- Три года? - Слова вырвались из меня с диссонансом, что я была удивлена, что от звона не началась лавина. - Ты был в тюрьме Невидымых в течение трех лет?
- Нет, я в этом месте всего несколько недель. Но я в Зазеркалье около трех лет, по моим подсчетам.
- Но там прошло меньше месяца, с того момента как я видела тебя в последний раз!
- Значит, здесь оно идет быстрее для меня, - пробормотал он.
- Это полная противоположность того, что обычно происходит. Обыкновенные несколько часов здесь, дни там.
Он пожал плечами. Мышцы и татуировки слегка сдвинулись.
- Обстоятельства, кажется, работают против меня, когда я заинтересован. Я стал немного непредсказуемым. - Его улыбка была натянутой. Его глаза были полностью черными. Снова.
На моем языке вертелись извинения, но я была более прагматично настроена, чем обычно. Я устала от постоянных обвинений.
- Ты бы хотел, чтобы я похоронила тебя в Зазеркалье?
Его рот скривился.
- Ага, вот в чем загвоздка, не так ли? Я рад, что я жив. Ты и понятия не имеешь, что творится со мной. Я был частью клана, который защищал от Эльфов, поддерживал Договор и сохранял перемирие между ними и нами. Теперь я превращаюсь в одного из этих чертовых ублюдков. Раньше я думал, что Келтары - хорошие парни. Теперь я не верю, что есть хорошие.
- Вы должны быть хорошими парнями. Мне нужны пятеро из них для выполнения ритуала.
Мой взгляд скользнул на гроб снова. Я отряхнулась и отвернулась. Предполагается, что я выйду отсюда в здравом уме и живой.
- Посмотри на себя и определись. Я впишусь в них сейчас отлично. В тринадцать лет дядя Дэйгис открыл в себе зло Друидов, он до сих пор не может изгнать все его части из себя.
Итак, Дэйгис был "обителью или вместилищем", которое упоминалось в пророчестве.
- А дядя Кейон был в ловушке в Зазеркалье в течение тысячи лет, так, как если бы он не был варваром с самого начала. Он считает, что любая власть хороша и будет делать всё, чтобы сохранить себя и свою жену живыми и счастливыми. Тогда еще есть Да, но он будет бесполезен для тебя. Он посмотрел на этих двух Келтаров и отказался от искусства Друидов навсегда.
- Это недопустимо, - сказала я решительно. - Мне нужны все пятеро из вас.
- Желаю удачи.
Мы молча посмотрели друг на друга. Он тонко улыбнулся.
- Я знал, что кто-нибудь придет. Я просто, не ожидал, что это будешь ты. Я думал, что мои дяди найдут это место, поэтому мне лучше держаться поблизости. Я все равно бы не смог найти этот чертов выход.
- Чем ты питался?
- Тем же, чем и дышу. Это часть ада. Ни еды, ни дыхания. Только голод, эх, голод никуда не уходит. Он постоянно грызет твой желудок. Только ты не можешь умереть от этого. И секс. О, Боже, эта потребность! - Взгляд, которым он окинул меня, охлаждал. Он не был похож на бездонный взгляд Принцев, но и человеческим не был. - Ты постоянно возбужден, но не можешь подрочить. Ничего не выходит, только еще больше похоти. Я потратил несколько дней, чтобы понять, где я, почти сошел с ума. Если бы ты и я занялись сексом…

Загрузка...

Дата добавления: 2015-08-21; просмотров: 46 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Мой дар - эмпатия,- сказала Кэт. - Он был прав в этом. | Точно, Ро, - натянуто сказала Дэни, - мы от челов не избавляемся. | Я хочу на него взглянуть. | Морина Бин жила в аббатстве чуть больше тысячи лет назад. | Я постаралась перевести как можно точнее, особенно если учесть, что эта женщина ни одного слова не написала одинаково дважды. | И где это? | Ох, ну конечно хочу! | Просто переверни ее. | Вы двое меня с ума сводите. Пророчество. Говори. | Глава 27, часть 1. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 27, часть 2| Глава 28, часть 2.

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.018 сек.)