Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 1. Рождая чудеса

Рождая чудеса

Пролог

Что для вас жизнь? Простое существование, желание насытиться сполна, погоня за благами? А может быть это стремление проявить себя, оставить след и выполнить высшее предназначение? Каждый сам находит для себя смысл жизни, главные ценности и принципы, а мы призваны их защищать. Мы даём человеку надежду, веру в светлое начало, яркую реальность и достойный конец. Мы дарим человеку чудеса. Мы создаём мечты, приносим сны, храним воспоминания. Наша сила – человеческая вера. Без неё не существует ни нас, ни того, что мы защищаем.

Наши жизни очень длинны и за них мы успеваем многое повидать – от жизненного пути одного человека, взлётов и падений цивилизаций, до расцвета всего человечества. С течением времени нравы меняются, духовные радости ценятся всё меньше, а основная дань преподносится науке и материальности. Нужда в нас постепенно пропадает, заставляя нашу силу угасать с каждым годом.

Но меня эта проблема не коснётся: мои силы столь же вечны, как и моя безликость. Я – одинокий дух, один из заклинателей природы. Мой дар заключён во витиеватых морозных узорах, в хаосе стремительных снежинок и искрящемся в лучах рассветного солнца инеи. Мой удел – беззаботное веселье, проказы и смех. Так же как и другие, я хочу нести радость, но всю свою жизнь остаюсь лишь безымянным вредителем, и, кажется, вот уже триста лет развлекаю лишь сам себя.

 

Глава 1

Америка

В США самая холодная зима за последние сто лет - погодная аномалия, которую никто не смог предсказать. Ниагарский водопад превратился в огромную глыбу льда…

Египет

Сегодня в Каире впервые за 112 лет выпал снег…

Германия

Немецкий канал RTL назвал начало зимы "самым тяжелым за 200 лет!".

Россия.

В Подмосковье из-за морозов произошла поломка в системе отопления, и целый микрорайон остался без горячей воды на неопределённый срок. В других частях страны также создаётся критическое положение…

«Да уж, – слушая одним ухом не радужные новости, молоденькая девушка лежала на кровати, и, задравши вверх пятки, листала какую-то яркую книгу, которую не прочитала ещё в детстве, – что-то природа в этом году разбушевалась. Похоже, решила окончательно стереть человечество с лица земли. Ну, во всяком случае, конец света мы пережили».

Через мгновение в замочной скважине заскрежетал ключ, и открылась железная входная дверь. Девушка тот час соскочила с кровати и лёгкой поступью прошла в коридор, приминая длинный ворс ковра светлыми носочками. На бежевом коврике с надписью «Wellcome» стояла мама, держа в руках несколько пакетов с продуктами. Женщина была туго укутана в шерстяной платок и тёплую шубу, что спускалась ниже колена и была перетянута поясом, выделявшим талию. Раскрасневшееся от мороза лицо обрамляли пряди покрытых инеем волос, а на ресницах, шубе и платке поблёскивали капельки растаявшего снега.



–Привет, – улыбнулась девушка и приняла у матери продукты.

Женщина выдохнула остатки мороза и также тепло поприветствовала свою красавицу.

На кухне девушка принялась пританцовывая расставлять по местам коробочки, пакетики, баночки и бутылочки, подбирая для каждой самое «удобное» место.

– Алина, что ты сегодня делала? Опять весь день дома просидела? – спросила мама ещё из коридора.

– Ну, да… но через часик мы с девчонками хотели встретиться в кафе.

– Сходи, сходи, а то совсем уже засиделась.

--------- Алина – обычная русская школьница невысокого роста и хрупкого телосложения, однако имеющая по-ангельски красивое доброе личико и пышные шоколадные волосы, что вьются до самой поясницы. Её мать – тридцати семи летняя женщина, не потерявшая свежести в непростой семейной жизни. Оксана была строгой, но доброй матерью, и подобно любому родителю старалась вырастить из своей дочери достойного человека.

Когда последний пакетик оказался на своём месте, взгляд Алины пал на окно. Снег. Лёгкая белая ткань чарующим танцем снежинок опускалась на землю. Парой вихрь подхватывал это полотно и скручивал его в складки, а после отпускал, позволяя снежным хлопьям коснуться земли. Голубые глаза моментально заблестели. Снег. Она всегда имела перед ним слабость и готова была бросить всё, чтобы очутиться под этим белым великолепием.

Загрузка...

– Мам, я гулять, – не сдержавшись, девушка кинулась одеваться.

– Ты же сказала через часик?

– Ну… мне Рита смску отправила, что мы пораньше собираемся… – соврала она долго не думая.

– Ну хорошо, только одевайся теплее, там, похоже, сейчас буря начнётся.

– Да, да, – кинула она, натягивая одежду. И вот она уже обматывается зелёным шарфиком и подвязывает шубку, которая под поясом ложится пышной юбкой, не прикрывающей колени.

Стоило девушке выйти из подъезда, как её тут же встретили снежинки, прицепляясь на волосы, мех шубы и шапки. Проходя по заснеженному тротуару, девушка выставила вперёд ладошки в тёмных перчатках, на которых тут же стали возникать маленькие кружевные пушинки. Летящий снег застилал всё вокруг густой пеленой. Именно это и влекло девушку. В такие моменты окружающий тебя привычный мир внезапно меняется, знакомые дома, деревья, дороги приобретают иной облик, и кажется, что ты попадаешь в какой-то другой, волшебный мир, где каждая деталь имеет свою душу, свой голос, свою волю.

Однако сегодня не удалось долго любоваться окружением: погода была немилосердна. Снег не валил хлопьями, а падал маленькими крупинками, что подхваченные вихрем хлестали лицо, срывали шапку и забирались под одежду, не позволяя даже открыть глаза. Похоже, действительно надвигалась буря. Девушка поджала плечи и, придерживая воротник, чтобы тот не распахивался, зашагала в сторону маленькой кафешки, где они с подругами условились встретиться. Мимо пробегал бродячий пёс. Облезлая шкура не очень-то согревала, так что бедняга, поджав уши и хвост, энергично перебирал лапами в поисках тёплого укрытия.

Вскоре под ногами пропал хруст, и завыванья ветра больше не было слышно. Стукнув пару раз каблучками у входа в кафе, Алина прошла за свободный столик у окна. Шубу шапку и шарф девушка повесила на спинку стула, а себе решила заказать чаю. Сидеть здесь придётся ещё долго, ведь девочки придут только через сорок минут. Кафе было уютное, хоть и недорогое. Интерьер выполнен в шоколадных и молочных тонах, в которых хотелось нежиться целый день; на одной из стен – фреска, изображающая французскую улочку, вместо яркого центрального света – множество приглушённых светильников. Уже вторую неделю кафе блистало новогодним оформлением. В самом видном углу возвышалась ель, наряженная в стиле старой Франции, искусственные еловые ветки обрамляли барную стойку, на столах стояли рождественские свечи. Венки и бубенчики украшали стены, а довершала все старая незатейливая мелодия, что, казалось, долго хранилась в сундуках на виниловых пластинках. Вся эта сказочная атмосфера переливалась в глазах мечтательной девушки, что были широко распахнуты, не упуская ни одной мелочи этого немого торжества.

«Такое чувство бывает только на новый год. Разговоры людей, музыка, обстановка – всё уникально. Даже сердце бьётся как-то иначе, – постукивая ложечкой о чашку, девушка опёрлась щекой о ладонь и в таком положении наблюдала за вьющейся пургой, – в такой атмосфере хочется верить в самые невозможные чудеса, в любое волшебство, какое только описывается в книгах. Хм, интересно, бывают ли чудеса в нашем мире? И вообще, что такое чудо? Что-то необъяснимое, прекрасное, что встречается крайне редко или вообще не существует? А может это просто что-то очень-очень хорошее, чего ты никак не ожидаешь, но желаешь всем сердцем? Много ли тому псу нужно было для чуда?» – под мелькание новогодних огоньков, ароматный чай и спокойную музыку плелись разные мысли, сокращая минуты в секунды, и вот снова зазвенел колокольчик над входной дверью.

– Девчонки! – Алина радостно приподнялась со стула, готовясь поприветствовать своих подруг, – Кристина… что-то случилось? – одного взгляда в красноватые влажные глаза девушки было достаточно, чтобы догадаться о её состоянии. Волосы вокруг лица были слеплены в сосульки. Намоченные слезинками, что ежесекундно растирались по щекам, они моментально застывали на морозе. Девушка поёживалась в своём светлом пуховичке и поджимала к груди руки, потирая их, что бы согреться. Под локоть Кристину держала Рита – девушка высокого роста и на вид очень сурового нрава. Её короткие волосы почти не были тронуты морозом, хотя этого было и не разобрать, ведь их оттенок сильно напоминал иней. Одета она была в короткий коричневый пуховик, что пускал по телу многих, кто смотрел на него, ознобные мурашки, ведь почти не согревал в столь лютую зиму. Свободная рука девушки лежала на руке подруги, а обеспокоенный взгляд улавливал каждое содрогание её бровей и движение губ. Хотя обеспокоенность Риты часто и напоминала злобу или раздражённость, Алина уже привыкла узнавать её эмоции.

Обе девушки сели напротив Алины, и Рита помогла Кристине снять пуховик.

– Да что случилось? – нетерпеливо ёрзала Алина, всматриваясь в молчаливых подруг. Однако её слова вызвали только новую бурную тираду всхлипов. Девушка переносила взгляд с одной подруги на другую, ни одна из которых так и не решалась заговорить.

– Это просто невообразимый капец, – размеренно произнесла Рита, не двигая глаз.

По нежному лицу Алины уже блуждали и растерянность, и сострадание, и страх.

– Я беременна! – на очередном всхлипе выплеснула из себя Кристина, после чего разрыдалась в голос.

Все силы покинули девушку. Дёрганность, нетерпение ушли вместе с ними. Алина опустошенно откинулась на спинку стула, не отводя обомлевшего взгляда от подруги.

– Как? – растерянно спросила она.

– И это ещё не самое страшное! – прожурчало из уст Кристины, – я рассказала всё Денису… И он меня бросил! – искажённый слезами голос то дрожал, то растягивал слова и уже не был похож на себя.

– Эта сволочь мне ещё ответит, – Рита крепко сжала кулак, – я сварю его в масле, пусть только попадётся мне на глаза, – было заметно, насколько зла сейчас была Рита. А в такие моменты она обожала придумывать суровые наказания для тех, кто её злил.

– Но как? – всё ещё не понимала Алина, – как такое могло произойти? У вас ведь всё было хорошо. И он был таким добрым и внимательным. Мне казалось, вы всегда будите вместе.

– Не неси бред! – прорычала светловолосая, – вы, две дурры, разве не понимаете, что в этом возрасте им только этого и нужно! Они пользуются и бросают! Они только и ждут таких доверчивых дурочек, как вы! Какая, к чёрту, любовь?

Эти слова задели Алину до глубины души. Ком обиды подкатывался к горлу, выдавливая из глаз непроизвольные слезинки.

– Не правда! Это просто ошибка! Денис всё поймёт… он вернётся! И я не дурра! Рядом со мной много хороших мальчиков, которые дорожат мной!

– Очнись, подруга! – вскидывала руки Рита, – они будут любить тебя только до тех пор, пока ты им мило улыбаешься и смеёшься над их шутками! Ты для них просто доступная плюшевая игрушка!

– Не правда… – только и смогло выдать трепещущее обиженное сердце.

– Ладно, – смягчила тон Рита, – я погорячилась. Только не раскисайте, нам сейчас нужно думать, что делать дальше.

Обида пропала, как и не бывало. Только мокрые дорожки напоминали о ней.

– Нужно срочно поговорить с Денисом. Я уверена, он всё поймёт. Он ведь не может бросить Кристину.

– Ты опять за своё? – вновь закипала Рита, – как ты не понимаешь, Денису плевать! Он просто эгоист! Пора бы уже выбраться из своих фантазий и вернуться в реальность! Всё не разрешится, как по велению волшебной палочки, это тебе не сказка! – Рита привстала и стукнула кулаком по столу.

Алина исподлобья смотрела на подругу. Девушка надулась, сложила руки на груди и притихла, словно запечатываясь в кокон.

Всё это время Кристина, сидевшая рядом, хныкала, то сбавляя, то набирая обороты в зависимости от слов подруг. Рита тяжело выдохнула и попыталась успокоиться.

– Прекрати плакать, – она положила ладонь на плечо подруги, – тебе сейчас это вредно. Успокойся, – Кристина тихо кивнула и заглушила всхлипы. Теперь она лишь подрагивала губами и изредка шмыгала носом, – ты уже сказала родителям?

– Нет. Я боюсь, – смущённый стыдливый взгляд был уставлен на колени.

– Понятно. Но ты должна сказать. Это лучше, чем они потом сами всё узнают. И что бы ни было, знай, что мы всегда рядом. Мы всегда будем помогать тебе.

Алина вдруг выбралась из «кокона» и энергично кивнула:

– Безусловно.

***

За окном уже вальяжно разгуливала тьма. Зимой день рано уступает место ночи, и даже в семь часов вечера бывает неуютно возвращаться домой в одиночку. Огни праздно перемигиваются друг с другом, отражаясь в окнах проезжающих машин. Прохожих почти не было и от этого становилось ещё более одиноко. Трескучий мороз не позволял спокойно гулять, а призывал потеплее укутаться и бежать в уютную квартиру.

Девушка торопливо хрустела сапожками по направлению к своему дому. Внезапно хруст удвоился и кто-то мягко приобнял за плечо. Девушка вздрогнула.

– Привет, Алинка! – парень ласково улыбнулся, теперь уже сопровождая одинокую девушку.

– Антон… это ты. Ты напугал меня. Привет, – незнакомцем оказался школьный друг Алины, который, как и многие другие, не обходил вниманием эту очаровательную особу.

– Ты почему одна в такое время? Такой милый новогодний подарочек может кто-нибудь и украсть.

– Мы просто с девчонками в кафе сидели…– ответила она отрешённо, не отрывая задумчивого взгляда от дороги.

– Давай я тебя провожу. Я как раз домой шёл, а теперь моя дорога станет гораздо приятнее, – предложил парень, невзирая на то, что живёт совсем в другой стороне.

– Скажи, зачем ты это делаешь? – Алина взглянула на него, – почему ты такой добрый со мной, почему именно я?

Парень был слегка сконфужен вопросом.

– Ну… ты красивая хорошая девочка, и… – он бегал глазами по Алине, словно подсказка была написана где-то на её шубе, – с тобой приятно общаться…

– А… может быть что-то ещё? – надеялась девушка, пытаясь разглядеть в глазах друга его мысли.

– М… ну… – замешкался тот.

– Например, если бы у меня был огромный горбатый нос, или страшно писклявый голос, ты бы со мной общался? – она потупила взгляд и принялась потирать ладошки.

– Ну, у тебя ведь этого нет, слава Богу… Да и к чему этот разговор, – опомнился он, – ты мне просто нравишься, разве этого мало?

– Угу, – не зная, зачем сказала это, девушка сошла с места и погрузилась глубоко в себя.

– Эй, ты куда? – крикнул Антон ей в спину.

– Я… сама дойду. Прости, меня не нужно провожать, – укрывшись капюшоном, девушка размеренным шагом направилась домой.

Пробормотав что-то о женской логике, Антон развернулся на месте и зашагал в своём направлении.

«Неужели Рита права, и все они просто пользуются мной, как плюшевой игрушкой? Они всегда такие милые, такие услужливые передо мной. Неужели всё это фальшь? Они такие со всеми? Нет. Олеся, из нашего класса – тоже добрая и хорошая девочка, но почему-то её никто не замечает. Может быть, она одевается не так хорошо, не умеет краситься и укладывать волосы, но ведь это не критерий, по которому можно выбирать друзей. А может им и не нужны друзья? Так, просто, поиграться, когда скучно? А может я для всех такая миленькая вещица, которой можно крутить, как вздумается, – Алина уже вовсю надула губки, и сглатывала подступавший к горлу ком. Слова подруги отогрели замёрзшие ростки комплексов, а разговор с другом щедро удобрил их, – может меня никто в серьёз и не воспринимал? Может, у меня и друзей-то не было? Рита затыкала меня, стоило мне открыть рот!» – насупившись и раскрасневшись от холода и эмоций, девушка уже почти перешла на бег.

Придя домой, она незаметно прошмыгнула в комнату, чтобы не показывать маме своего состояния, и увалилась на кровать. Распластавшись на ней подобно звезде, девушка всматривалась в потолок, различая на нём какие-то только ей ведомые рисунки. Бурлящая смесь обиды и растерянности потихоньку утихала. Девушка включила свет и потянулась к книге, которую так и оставила скучать на кровати перед своим уходом. Алина перелистывала ветхие желтоватые страницы и рассматривала чарующие своей замысловатостью картинки. Слегка выцветшая краска смотрелась поистине благородно, выливаясь то в бушующие волны, то в дремучие леса, то в вихревые порывы ветра, которым покровительствовали древние духи нашего мира. Сказочные существа были изображены во всём своём великолепии, как всемогущие владыки всего сущего. Здесь был и добрый бородатый Санта Клаус, и старичок Домовой, и нарядная Матушка Природа, и хранитель пасхи кролик.

Саму книгу Алине давным-давно в детстве подарила тётя. Она работала тогда в библиотеке, и ни дня не было, чтобы она прошла мимо этого прекрасного издания. В конце концов, женщина выкупила вещь, боясь, что кто-нибудь из посетителей испортит её, а вскоре преподнесла племяннице. Толстый коричневый переплёт и серебристая надпись «Тайны чудес» всегда завораживали Алину, словно уже они несли в себе какую-то добрую таинственную магию. Нельзя сказать к какому народу или времени относились описанные в ней существа. Казалось, там для каждого нашлось место.

«Вот бы всё было, как в сказках. Загадал желание, и оно исполнилось. Тогда бы все беды можно было преодолеть. Всё-таки некоторые проблемы просто нерешаемы в реальном мире. Бедная Кристина. Что теперь она будет делать? А Денис… Как он мог её бросить после этого? Надеюсь, у неё всё наладится».

Поглаживая шершавые страницы, девушка читала статью с названием «Повелитель холода».

«По всему миру ходят легенды о существовании доброго волшебника, управляющего холодом. Однако почти во всех культурах этот знаменитый волшебник представлен, как добрый старичок с длинной седой бородой и посохом. Происхождение этого духа теряется в глубине веков. Наши далёкие предки представляли Мороза невиданным великаном, который своим волшебным посохом сковывает льдом реки. Нет точных данных, каков возраст зимнего волшебника, но достоверно известно, что ему более 2000 лет. Первоначально этот старичок не приносил подарки, а был исключительно хозяином снежных буранов. Однако, относительно недавно, некоторые народы стали связывать его образ с покровителем детских надежд и мечтаний, которые он осуществляет в один из самых светлых праздников в году. Каждый народ называет его по-разному: в Америке это Санта Клаус, в Голландии – Синтаклаас, во Франции – Пер Ноэль, в Якутии – Чысхаан, в России – Дед Мороз.

Совсем недавно стало известно о существовании ещё одного духа, управляющего холодом в нашем мире. В Карелии его называют Паккайне, в Америке это Джек Фрост. В переводе с обеих языков его имя обозначает «морозец», да и описания во многом совпадают. Вот как легенда рассказывает о его появлении:

«Лунная капля упала с небес и коснулась замёрзшего озера. Ветер радостно посвистывал, кружась и играя вокруг лунной капли в ожидании нового друга. Ветки деревьев трещали, скрежетали, переговаривались и ловили отголоски песни Ветра. Тучи расступились, благосклонно позволяя лунному свету окинуть всё озеро и показать всем вновь рождённого. Лёд заскрипел, зазвенел и треснул. Прямо из ледяной глади поднялся в воздух тонкий силуэт. Родился чистый и светлый заклинатель мороза»

Этот дух описывается, как веселый и неугомонный парнишка, что не устаёт создавать морозные узоры и колдовать, покрывая землю пушистым одеялом. Он не прочь попроказничать: заморозить в трубах воду или заставить всех скользить по гладким ледяным дорогам. Согласно легенде, его волосы и кожа белы, как снег, а переливающийся смех напоминает звон льдинок».

Словно в доказательство к последним словам, на кухне что-то звонко разбилось, рассыпаясь твёрдыми брызгами по кафелю. Алина спрыгнула с кровати и побежала на кухню.

– Что случилось? – крикнула девушка ещё из коридора. Но мама не ответила. Когда Алина вошла в комнату, женщина стояла скрючившись, опираясь локтями о столешницу гарнитура, и потирала ладонями лицо. Выглядела она очень напряжённо и слегка подрагивала.

– Мам, тебе плохо? – забеспокоилась девушка. Она подошла ближе, положила руку на плечо матери и попыталась заглянуть в её лицо.

– Всё нормально. Всё хорошо. Я… просто устала. Приберись, пожалуйста, я пойду, прилягу.

– Хорошо, – озадаченная Алина принялась сметать с пола осколки стеклянной тарелки.

***

Ветер свистит в ушах, окутывает и несёт по чёрному небу. Единственный надёжный друг. Посох блестит в лунном свете, излучая холод всех льдов мира. Вьюга. Буран. Мороз. Ещё, ещё холоднее. Насылает вихри, закручивает, поднимает снежную пыль, словно стараясь сровнять дома, столбы и дороги в одну белую гладь. Камнем устремляется вниз, несётся вдоль улиц, задевая несчастных прохожих, покалывая их лица и морозя пальцы.

– Кошмар, как же холодно! – послышалось от одного из них, – Я уже пальцев на ногах не чувствую! Проклятый мороз!

– И не говори! Никогда такого не было. Поскорее бы это закончилось! – так говорили два немца в одном провинциальном городке.

«Не нравится мороз?»

Дух взмахнул посохом, поднимая шторм снега. Белое облако в момент обволокло мужчин, залепляя им глаза, срывая шапки, и едва ли не сбивая с ног.

Дух пронёсся над дорогой, сковывая её льдом, затянул окна домов и автобусов матовой белизной и приморозил язык любопытного бульдога к столбу.

Шли часы. Буря утихала, а ртуть в термометре потихоньку ползла вверх. На вершине часовни, прижав к груди колени, сидел никому незаметный одинокий юноша. В груди щемило, ведь тоска не покидала вот уже долгие годы, а справиться с этим не представлялось возможным. Жизнь вечна, значит, вечными будут и страдания. Осознание этого угнетало ещё больше… И у духов есть чувства.


Дата добавления: 2015-08-21; просмотров: 61 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Елена Виноградова |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Прими решение| Глава 2

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.044 сек.)