Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Весть о прорыве блокады на кораблях и частях флотилии была встречена с исключительной радостью. Состоялись митинги, на которых личный состав брал новые боевые обязательства.

Читайте также:
  1. b Новые медиа. Мобильные медиа
  2. II. 2. ОБ ОПАСНОСТИ ХИМИЧЕСКИХ ВЕЩЕСТВ ВХОДЯЩИХ В СОСТАВ ВАКЦИН
  3. II. Структура и состав кадастровых сведений Реестра объектов недвижимости
  4. II. Формирование аттестационных комиссий, их состав и порядок работы
  5. III Этап (составление итогового документа).
  6. PaidVerts - отличный заработок в интернете на просмотре рекламы от 1 до 200 $ в день
  7. V1: Тема № 3. Вхождение Предкавказья и Северного Кавказа в состав России

После освобождения Шлиссельбурга перед воинами предстала картина жестокого варварства врага. Большинство домов были взорваны. Кругом были руины и запустение, обгорелые трубы разрушенных домов и еще не убранные трупы фашистов. Осмотр города показал большую эффективность действий наших артиллеристов. Их массированные и точные удары разворотили многочисленные доты и дзоты, наблюдательные пункты, траншеи, ходы сообщений и другие вражеские оборонительные сооружения.

В незаконченном письме одного эсэсовца, обнаруженном во вражеском дзоте на берегу канала, говорилось: «Я не могу дальше переносить этот кошмар. Уже неделю бушует над нами ураган огня и стали. Мы совсем потеряли головы. Из крепости они бьют прямой наводкой, как из винтовок. По озеру к ним все время подходят подкрепления, а мы не в силах помешать им. [302] Они, а не мы хозяева положения... Какое ужасное слово Ладога...»{688}.

С освобождением Шлиссельбурга Государственный Комитет Обороны вынес решение прекратить строительство свайно-ледовой железнодорожной линии по льду Ладожского озера, начатое с ледоставом, и приступить к строительству новой железнодорожной ветки Шлиссельбург — Поляна с мостовым железнодорожным переходом через Неву, которая свяжет Ленинград со страной{689}.

Января 1943 г. Военный совет Ленинградского фронта возложил на начальника управления военно-восстановительных работ (УВВР-2) И. Г. Зубкова выполнение этой задачи. Инженерно-саперные и железнодорожные войска немедленно приступили к строительству железной дороги и мостов через реки Неву, Назию и Черную речку. За небывало короткий срок (17 дней) были построены железнодорожная ветка (протяженность 33 км), станционные пути (6 км) и временный 1300-метровый свайно-ледовый железнодорожный мост через Неву. Мост строился от места впадения в Неву Староладожского канала и соединялся на правом берегу с веткой железной дороги, идущей от Черной речки к пос. Морозовка. Строительство велось с учетом течения реки, состояния береговых подходов, глубин, толщины льда и возможного поведения будущего моста при ледоходе. В районе строительства ширина Невы достигала 1000 м, наибольшая глубина около 7 м, скорость течения до 3 м/сек. Строительство и эксплуатация фронтовой железной дороги и моста проходили под артиллерийским воздействием вражеских батарей, расположенных всего в 8 км. Железнодорожная ветка только частично прикрывалась старой искусственной насыпью. Часто в ходе строительства и эксплуатации после ожесточенного артиллерийского обстрела или ударов с воздуха приходилось восстанавливать дорогу.

Первый сквозной поезд с продовольствием прошел по построенному железнодорожному переходу через Неву и прибыл в Ленинград 7 февраля{690}. Его вели машинист И. Пироженко, помощник машиниста В. Дятлов, кочегар И. Антонов и заместитель начальника Северной железной дороги — уполномоченный Народного комиссариата путей сообщений по Волховскому железнодорожному узлу (в прошлом машинист) В. М. Виролайнен. В поезде находились и многие участники строительства дороги во главе с И. Г. Зубковым.



Создание железнодорожной коммуникации — регулярного сообщения со страной — значительно улучшило положение Ленинграда, Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота. В этот же день отошел первый поезд и из Ленинграда.

Враг неистово бомбил и обстреливал новую коммуникацию. На выручку строителям и железнодорожникам снова поспешили моряки.

В охране новой линии от ударов противника нашли применение флотские дымовые средства. Подразделения химзащиты флотилии расставляли дымовые шашки МДШ и ДШ-100 с учетом [303] направления ветра и его силы. После ледохода задачу прикрытия мостов стали выполнять катера типа КМ и ЗИС, имевшие у себя на борту дымовые шашки. Их экипажи очень быстро освоились и умело использовали метеорологическую обстановку; поставленные ими завесы резко снижали эффективность воздействия самолетов и артиллерии врага.

Загрузка...

18 марта был введен второй железнодорожный мост длиной 800 м и высотой (от уровня воды) 8 м. Он был построен в 600 м ниже первого. Кроме железнодорожной линии имелся деревянный настил для автотранспорта. Вслед за ним завершилось строительство и автодорожного моста, а с проходом льда были наведены два понтонных моста южнее крепости Орешек. Железнодорожные мосты через Неву действовали до полного снятия блокады с города{691}.

В районе строительства мостов, новых железнодорожных путей и ледовой трассы шли систематические воздушные бои. Фашистам был нанесен тяжелый урон, имелись потери и в нашей авиации. За зиму 1942/43 г. моряки поста наблюдения и связи на маяке Кареджи под командой старшины П. П. Белова подобрали 20 человек из экипажей 8 наших самолетов, подбитых над ледовой трассой{692}.

Судоремонт и вооружение кораблей зимой 1942/43 г. шли значительно успешнее, чем после первой навигации 1941 г. У флотилии уже накопился определенный опыт: все мелкие плавсредства, включая сторожевые катера, заблаговременно были подняты на стенку или вытащены на берег, работы велись в достаточно хорошо оборудованных мастерских.

В ходе ремонта канонерские лодки перевооружены орудиями достаточно крупных калибров, вводились более дальнобойные и скорострельные орудия, устанавливались новые зенитные автоматы.

Личный состав кораблей и мастерских работал с большой любовью к своему кораблю. Боевая жизнь флотилии, общие цели и опасности способствовали созданию дружных коллективов.

Зимой на флотилии была более спокойная пора и ее состав смог уделить больше внимания совершенствованию оперативной, боевой и политической подготовки, используя опыт войны и боевых действий на Ладоге. При анализе успехов, ошибок и недостатков внимательно изучались вопросы: улучшения взаимодействия с войсками приморских армий и с военно-воздушными силами флота; совершенствования всех видов обороны военно-морских баз, и особенно усиления противодесантной обороны побережья.

Ее усилению способствовала сформированная в декабре 1942 г. при охране водного района Главной базы аэросанная рота в составе шести боевых и трех транспортных аэросаней. Основным назначением роты были несение подвижного дозора на льду и переброска личного состава для усиления отдельных пунктов [304] обороны. С помощью аэросаней часто высаживались разведчики на территории противника.

Третья военная навигация 1943 г. началась в апреле, значительно раньше предыдущих. 30 марта прекратила действовать ледовая трасса, а еще 26 марта канонерская лодка «Шексна» под командованием старшего лейтенанта И. Т. Евдокимова вышла пробивать фарватер во льдах на Кобону. Подойти к Кобоне ей удалось только с помощью подрывных работ. 28 марта пробилась сквозь льды и вышла на чистую воду канонерская лодка «Вира», вслед за ней 31 марта — канонерская лодка «Бурея»; 4 апреля в Осиновец, была доставлена первая баржа с грузом. Ранняя весна не застала флотилию врасплох{693}.

И, как всегда, весной резко увеличилась активность противника в воздухе. В апреле и мае над малой трассой неоднократно разыгрывались ожесточенные воздушные бои. Особенно был памятен день 24 мая, когда немецко-фашистская авиация совершила массированный налет на базу флотилии — Осиновец. В результате прямого попадания в открытый топливный склад-яму возник пожар. У ямы с мазутом поднялся густой столб черного дыма. К месту пожара на эмке устремились, не обращая внимания на бомбежку, командир военно-морской базы капитан I ранга М. А. Нефедов и начальник штаба капитан II ранга П. И. Барабан. Впереди машины разорвалась авиационная бомба, и отлетевшим булыжником был убит командир базы. Флотилия потеряла опытного, энергичного, умного и смелого офицера, участника гражданской войны, члена партии с 1918 г.{694}

В ночь на 25 мая налет вражеской авиации повторился. В нем участвовали 58 фашистских самолетов, действовавших небольшими группами от 2 до 9 машин. Основной удар и на этот раз был сосредоточен по району расположения ям с мазутом. Результаты ударов были незначительны. В этих налетах и в последующих примерно 15–20% сброшенных бомб не взорвались. Это все чаще стало отмечаться и на других участках фронта{695}.

Отражая один из налетов врага на трассу в ночь на 28 мая, летчик-истребитель А. А. Торошин сбил два «хейнкеля». За проявленную доблесть летчик был награжден орденом Красного Знамени{696}.

Во второй половине мая и в июне немецко-фашистское командование перенацелило действия своей авиации главным образом на наши конвои, одиночные корабли и суда. Удары, как правило, совершались с горизонтального полета с высоты 4000–5000 м, т. е. из зоны, превышающей действенность корабельного зенитного огня{697}.

Самолеты-истребители Краснознаменного Балтийского флота взаимодействовали с истребителями Ладожского района противовоздушной обороны и Ленинградского и Волховского фронтов. Летчикам приходилось сражаться с огромным перенапряжением на небольшом пятачке в районе трасс. От них требовались исключительное внимание и сосредоточенность. В условиях ограниченного [305] района они не могли увлекаться боем или преследовать врага. Их главная задача состояла в том, чтобы не дать возможности противнику применить оружие по нашим военно-морским базам, портам, конвоям, кораблям, судам, самолетам на аэродроме, перевалочным базам и автомашинам.

Советские истребители с честью выполнили свою задачу. Противнику не удалось добиться существенного успеха. Повреждения, наносимые им береговым сооружениям, быстро ликвидировались инженерно-строительными частями Ленинградского, частично Волховского фронтов и Краснознаменного Балтийского флота.

Завоевание Советскими ВВС господства в воздухе привело к значительному снижению активности фашистской авиации. Увеличилась роль железнодорожных перевозок вдоль южного побережья Ладоги. Общий объем озерных перевозок стал сокращаться.

Флотилия получила возможность больше заниматься разведкой, дозорной службой на подходах к базам и портам, организацией всех видов обороны, подготовкой тральных сил и средств к тралению, вопросами гидрографического обеспечения и, что особенно важно, активнее содействовать флангам армий, действовавших в приозерных районах.

В это же время в связи с освобождением Новоладожского канала Военный совет Ленинградского фронта возложил на Ладожскую флотилию задачу осуществлять перевозки по снабжению войск 2-й Ударной армии. Она была успешно решена.

В конце июля флотилии было поручено перевезти на западный берег 86-ю стрелковую дивизию и 76-ю отдельную морскую стрелковую бригаду. Выполнение задачи возлагалось на командира военно-морской базы Осиновец капитана I ранга А. И. Эйста. Используя опыт предыдущих навигаций, он провел дивизию и бригаду скрытно и оперативно. Стрелковая дивизия и морская бригада с их техникой и тылами были переброшены в установленный срок. Всего были перевезены 8 тыс. солдат и офицеров, 928 лошадей, более сотни орудий разного калибра, 156 автомашин и до 200 походных кухонь{698}. Плавать теперь было уже значительно легче, противник, понесший большие потери, со стороны озера почти не противодействовал флотилии. Кроме того, было установлено, что часть десантных барж и торпедные катера враг перебросил с озера на другие морские театры.

Знание обстановки позволило командованию флотилии значительно активизировать действия на вражеских коммуникациях. Во время одного из выходов сторожевые катера под командованием старшего лейтенанта И. И. Воронина и лейтенанта П. Г. Швеца обнаружили буксир со шхуной. Катера легли на курс сближения и открыли огонь по противнику. Буксир отдал буксирный конец, подошел к борту шхуны, прикрываясь ее высотой, снял людей и устремился к берегу под защиту огня своих батарей. Сторожевые катера сосредоточили огонь по буксиру. [306]

В результате он загорелся и выбросился на камни в районе населенного пункта Вихкамы.

С вражеского берега по нашим сторожевым катерам был открыт довольно точный огонь. Несмотря на это, лейтенант Швец взял шхуну на буксир и вывел ее из зоны обстрела. Но шхуна, получившая прямые попадания, медленно погружалась в воду. Тогда он принял решение взорвать шхуну, предварительно сняв с нее все ценное{699}.

С наступлением осенней распутицы Военный совет Волховского фронта обратился к флотилии с просьбой организовать подачу всех видов снабжения соединениям и частям 4-й армии по рекам Волхов и Кириши и их протокам. Мелководные протоки рек, ранее не судоходные, находились в запущенном состоянии, их русла были захламлены топляками, представляющими большую опасность для винтов. Во многих местах суда находились под воздействием артиллерийского и минометного огня противника. По речушкам и протокам, а кое-где и по болотам под огнем противника продвигались тендеры с продовольствием и боеприпасами. Очень часто необходимую помощь и сведения для движения они получали от местных жителей. Тендерами на передний край соединений 4-й армии были доставлены 455 т продовольствия и боеприпасов. Движение тендеров прикрывалось огнем бронекатеров № 324 и 325, которые буквально волоком тащили их по речушкам, маскируя ветками. Как только немецко-фашистская артиллерия или минометы начинали стрелять, они немедленно отвечали огнем, заставляя противника замолчать.

В октябре бронекатера успешно взаимодействовали с частями 44-й стрелковой дивизии и войсками 4-й армии в районе населенного пункта Посва в устье р. Тигоды. В этот период они имели задачу не допустить выхода противника к этой реке ниже железнодорожного моста, а также на левый берег р. Волхов. Бронекатера успешно осуществляли огневые налеты. Командование бронекатеров учитывало, что у противника была хорошо налажена артиллерийская звуковая разведка. Поэтому пристрелка, как правило, велась одним орудием, а на поражение они переходили всеми орудиями, привлекаемыми к огневым налетам{700}.

Командующие артиллерией армий и дивизий, штабы стрелковых дивизий и морских бригад высоко оценивали действия корабельных артиллеристов, мастерски поражающих скопления живой силы и оборонительные сооружения противника{701}.

Третью военную навигацию флотилия закончила 3 января. За время ее были проведены более 20 боев с кораблями и катерами противника, совершены свыше 100 выходов артиллерийских кораблей для содействия сухопутным войскам, доставлены на западный берег озера более 160 тыс. человек для пополнения Ленинградского фронта и Краснознаменного Балтийского флота. Были перевезены 556816 т разных грузов (из них на западный берег 240416 т), 855700 куб. м лесоматериалов{702}.

За все годы Великой Отечественной войны общий итог ладожских [307] перевозок составил весьма внушительные цифры: 1376 тыс. человек и 1615 тыс. т грузов (из них по водной трассе 738 тыс. человек и 1040 тыс. т грузов){703}.

Водная, ледовая, воздушная и железнодорожные трассы через Ладожское озеро — это действительно дорога жизни, созданная советским народом по указанию и под руководством Коммунистической партии и беспрерывно действовавшая в течение всей блокады.

Наступил 1944 год. Его начало ознаменовалось мощными ударами войск Ленинградского и Волховского фронтов во взаимодействии с силами Краснознаменного Балтийского флота и партизанскими соединениями и отрядами. 27 января великий город Ленина салютовал доблестным войскам обоих фронтов и морякам Балтики, в том числе и морякам Ладожской военной флотилии и речникам Северо-Западного речного пароходства, внесшим значительный вклад в дело победы{704}. Позже флотилия принимала активное участие в совместных действиях Ленинградского и Карельского фронтов по разгрому противника на карельском и олонецком операционных направлениях, завершившихся выводом из войны Финляндии — одного из союзников фашистской Германии.

Фронт двигался на юг и на запад, а Ладожская военная флотилия — правофланговая Волховского фронта — оставалась на Ладожском театре военных действий и продолжала боевые действия на озере.

* * *

Ладожская военная флотилия с честью выполнила свой долг по оказанию помощи войскам Ленинградского, Волховского и Карельского фронтов и осажденному Ленинграду.

Коммунистическая партия и Советское правительство высоко оценили боевые действия ладожцев. За выдающиеся заслуги перед Родиной и образцовое выполнение заданий командования Ладожская военная флотилия указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 июля 1944 г. была награждена орденом Красного Знамени и ей было присвоено наименование Краснознаменной Ладожской флотилии{705}. [309]

 


Дата добавления: 2015-08-09; просмотров: 147 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Под Новгородом и Лугой | Работа тыла | Железнодорожный и водный транспорт | Дорожное обеспечение | Всего имелось 816,5 км основных дорог{593}. | Автомобильная служба | Обеспечение войск горючим | Продовольственное и вещевое снабжение, квартирная служба | Медицинское обеспечение | Военно-ветеринарная служба |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
На первом этапе| Глава девятая.

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.012 сек.)