Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

А если это любовь?

Читайте также:
  1. Как развивается любовь?
  2. Насколько опасна избыточная материнская любовь?
  3. Почему воcпета неcчаcтная любовь?
  4. Что такое есть любовь? Это чувство неземное, что волнует нашу кровь!..
  5. Я знаю любовь?

 

Но кто же в самом деле не переживал школьные влюбленнос­ти? Давно канули в вечность те времена, когда влюбленные па­ры подвергались суровому общественному осуждению на ком­сомольских собраниях, а ханжеская мораль предписывала мо­лодым людям тщательно скрывать от окружающих свои интимные чувства. Нынче дружеский поцелуй при встрече мо­лодых людей противоположного пола — ритуальная форма приветствия, дозволенная прежде лишь генеральным секрета­рям дружеских компартий на братских встречах. А поцелуи не­дружеские, то бишь страстные, мы с некоторых пор научились спокойно наблюдать в кафе и на дискотеках, в общественном транспорте и даже в коридорах школы. Что поделать, сексуаль­ная революция конца шестидесятых годов прошлого века с За­пада, наконец, докатилась и до нашего целомудренного отече­ства. Как прикажете сегодня вести себя педагогу, застукавшему целующуюся пару под лестницей школы: подойти вплотную и грозным голосом потребовать прекратить безобразие? Смеш­но, не правда ли? Любопытно, что Запад, давно переживший подобное, уже дрейфует в противоположную сторону.

Мой приятель, профессор, недавно вернувшийся из Амери­ки, был поражен типичной сегодня картиной общения американцев в вечернем ресторане. Там шла корпоративная вечерин­ка, участниками которой были преимущественно молодые лю­ди. Никакого флирта, ни малейшего, даже шутливого намека на интимное продолжение вечера, предельная сдержанность в жес­тах и телодвижениях. Еще бы, под мощным влиянием эманси­пированных дам там приняты драконовские законы, защищаю­щие женщин от сексуальных домогательств мужчин. За невин­ный игривый поцелуй можно получить солидный тюремный срок. Нам бы так? Не думаю. Тот же профессор признался: «А знаете, мне их стало даже в чем-то жалко. Каким-то искусственным и натужным показался праздник, в котором отсутствовала эмо­циональная включенность и непосредственность его участников. Это, конечно, лучше, чем наши «традиции», где, как известно, свадьба — не свадьба, если никто не перепил и дело не закон­чилось дракой, но тоже перегиб».

Однако вернемся на отечественную почву. Школьная лю­бовь далеко не всегда приводит к свадьбам, а при толерантном отношении к ней нашего общества уже, слава богу, не рождает острых эксцессов. Другое дело, когда предметом любви моло­дого человека становится педагог. Требуются величайший такт, осторожность и деликатность, дабы не довести дело до драмы. По молодости, когда, как сказал поэт, «еще моя походка мне не была смешна, еще подметки не пооборвались», и мне приходи­лось сталкиваться с подобными педагогическими коллизиями.

Эка невидаль, выпускница влюбилась в своего классного ру­ководителя. Учитывая разницу в возрасте, всего в пять лет, а также живой нрав и артистические наклонности предмета ее тайного обожания, нетрудно было предвидеть такое развитие событий. С печальным лицом сидела она на каждом уроке, не сильно вникая в содержание учебного материала, что привело к резкому ухудшению успеваемости способной и склонной к гуманитарным наукам ученицы. Это не могло не обеспокоить классного руководителя выпускного класса. Соответствующие внушения не давали желаемых результатов. Единственной реак­цией на призывы учителя ответственно подойти к грядущим эк­заменам были огромные, наполненные слезами глаза девушки.



Она постоянно путалась под ногами, кстати и некстати ока­зывалась рядом, иными словами, всегда искала встреч. И «муд­рый» педагог догадался, что плохая успеваемость — прекрас­ный повод для рандеву с учителем. Тогда я резко изменил так­тику воспитательного воздействия на нерадивую ученицу: повел себя подчеркнуто холодно, официально, всячески избе­гал контактов, а в дальних походах и на экскурсиях практико­вал педагогический флирт (не подумайте плохого: в это поня­тие входит рассказ смешных историй и розыгрыши, не более то­го) с кем угодно, только не с ней.

Загрузка...

В тот день в этом классе по расписанию было подряд два урока истории по теме «Двадцатый съезд партии и преодоление последствий культа личности». После первого урока, на пере­мене я получил короткое послание в стиле письма Татьяны к Онегину. Совпадение моего и ее имени с именами героев пуш­кинского романа, казалось, придавало ситуации дополнитель­ный комический оттенок. Бегло прочитав текст, я и думать забыл о нем, тем более что на следующем уроке предстояло раскрытие серьезной темы преодоления последствий культа личности. Я и не предполагал, что вскоре мне действительно станет не до смеха.

Ее нашли в кабинете школьного врача, где она упала без со­знания, предварительно поведав доктору, каких таблеток она наглоталась. Зачем, решив уйти из жизни, прибежала к медику? В психологии это поведение именуется демонстративным су­ицидом. «Умру, но не до конца, в последний момент меня все-таки спасут. И тогда он поймет всю глубину моих чувств и, наконец, ответит взаимностью», — такова эмоциональная «ло­гика» девичьих попыток самоубийства. Но тогда я не знал всех этих психологических премудростей. Институтский курс возра­стной психологии «деликатно» обходил эти неактуальные для советской молодежи темы. Впереди предстоял тяжелый разго­вор с директором.

— Вы осознаете, что случившееся — результат ваших педа­гогических просчетов?

— А что, собственно, я делал не так?

— Девушка давно и безответно влюблена в вас, об этом го­ворит вся школа.

— Прикажете теперь на ней жениться? Я в некотором смыс­ле уже женат и имею ребенка. А если таких, как она, будет не­сколько, что же мне тогда гаремом обзаводиться во избежание несчастных случаев? (Идиотская острота, достойная сегодняш­ней «Смехопанорамы».)

— Ваша ирония в данном случае не уместна. Это вам не ка­пустник, здесь дело серьезное. Мне уже звонили из больницы, слава богу, ей вовремя промыли желудок, и теперь опасности для жизни нет. Вечером ее привезут домой, и вам придется ид­ти объясняться с ее родителями и успокаивать девушку.

— Чем же, по-вашему, я могу ее успокоить?

— Не знаю, но вы педагог и потому обязаны найти нужные слова утешения. Да, еще имейте в виду, что ее отец — военный следователь по особо важным делам военной прокуратуры.

— Час от часу не легче.

Поздно вечером на ватных ногах плелся я к дому жертвы безответной любви к бесчувственному учителю, судорожно подбирая, но совершенно не находя те самые, нужные, слова. Решение пришло внезапно, как только увидел ее виноватые гла­за: «Слушай, а давай я почитаю тебе стихи...»

Что касается папы, грозного военного следователя, то, как выяснилось, его узкая специализация: изучение проблемы са­моубийств в армии. В те годы основной причиной суицидаль­ных попыток солдат была не дедовщина, а полученные ими из дома известия о том, что любимая девушка, не дождавшись же­ниха из армии, вышла замуж за другого. Мне было что спросить у этого серьезного профессионала на уютной кухне за бутылкой хорошего коньяка, который он предложил распить за благопо­лучный финал этой истории.

 


Дата добавления: 2015-08-03; просмотров: 199 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ВСТУПЛЕНИЕ | Карась-идеалиаст | Self-made в российской, версии. | Какой дух в здоровом теле? | Богатые плачут, но их не жалеют | Педагогический детектив | Горе не от ума | Как я прослыл махровым антисемитом | Мир перевернулся | Не покраснев, лица не износишь |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Старые песни о главном| Работа над ошибками

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.016 сек.)