Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 18 (часть I). 36 страница

Читайте также:
  1. A) жүректіктік ісінулерде 1 страница
  2. A) жүректіктік ісінулерде 2 страница
  3. A) жүректіктік ісінулерде 3 страница
  4. A) жүректіктік ісінулерде 4 страница
  5. A) жүректіктік ісінулерде 5 страница
  6. A) жүректіктік ісінулерде 6 страница
  7. A) жүректіктік ісінулерде 7 страница

— Мерлин…

На мгновение она даже забыла, что здесь есть кто-то, кроме нее самой. Руки сами потянулись и коснулись мягкой ткани. Слишком мягкой, чтобы быть настоящей.

— Это же… это…

Манекен из воспоминания, спрятанного глубоко-глубоко в недрах сознания, хитро подмигнул ей. Как тогда, в Хогсмиде.

Пальцы сомкнулись на призрачной материи и осторожно вытащили её из коробки. Невозможно. Это просто невозможно. Поверить в то, что держишь в руках, когда сердце заходится от эмоций.

Дыхание захватило, когда тяжелые складки жидкого серебра коснулись бёдер и живота, а дрожащие ладони прижимали верхушку платья к груди.

— Мерлин… это оно.

Растерянный взгляд упёрся в Драко, который несколько секунд внимательно изучал наряд взглядом, а затем вдруг сощурился, и это достаточно отрезвило Грейнджер, чтобы немного отстранить прекрасное убранство от себя.

— Это очень неплохо, — вдруг похвалил слизеринец, и девушка с удивлением отметила одобрительные нотки в его прохладном голосе. Господи, это не просто неплохо. Это самый потрясающий наряд, который ей приходилось видеть! — Но, как по мне, так ошиблись получателем.

— Надеюсь, ты не на себя намекаешь, — отстранённо произнесла девушка, не в силах выпустить платье из рук. — Я видела это в магазине в Хогсмиде. Но… что оно делает здесь?

Малфой заткнулся. Кажется, от какой-то мысли, пришедшей ему в голову, он вдруг и думать забыл о наряде. Уставился на Гермиону, приподнимая бровь.

— Кто-то купил тебе платье, Грейнджер?

Тон обманчиво-мягкий.

А в нём ревут черти.

— Что? — она нервничает. Почти смеётся. Торопливо складывает прекрасную ткань обратно в коробку. — Это… я не знаю, что это.

— Твои дружки? Нищая сука и Поттер?

Два холодных взгляда встретились.

— Прекрати, — предупреждающе произнесла гриффиндорка.

— Прекратить что? — сделал шаг.

Отвали, Малфой. Просто отвали!

Он только навис над ней так, что пришлось выпрямиться и тут же сделать шаг назад. — Кто из них купил тебе это?

— Это не могли быть они, — отрезала Гермиона. Не оправдывалась. Скорее, размышляла. Прикидывала. Затем заметила, что он снова подошел ближе. Отодвинулась. — Я думаю, это Курт, — вдруг заявила прямо Драко в лицо. — Он единственный, кто знал, что мне оно понравилось.

Во взгляде его вспыхнул недобрый огонь.

— Миллер? — ледяная улыбка растянула губы, но не тронула глаз.

— Он единственный, кто видел…

— Ты маленькая глупая идиотка, — прошипел Малфой, останавливаясь и в ярости глядя на девушку. — Ты хотя бы приблизительно представляешь, сколько стоит…

— Я знаю точную цену, между прочим.

— Ну и?

— Что — “ну и”?

— Цену назови, — рычание.

— Пятьдесят пять галлеонов.

Пауза.

— И ты хочешь сказать, что эта дерьмовая лизня, что вы устроили за столиком, имеет цену в пятьдесят пять галлеонов?

— Ты считаешь, что я попросила его купить мне платье за поцелуй? Ты совсем из ума выжил?!



— Согласен. Поцелуй с тобой этих денег не стоит.

В гостиной зазвенела тишина. Гермиона смотрела на Драко почти недоверчиво. Чёрт, он действительно сказал это.

Чёрт. Я действительно сказал это.

— Пришлось постараться по-другому, наверное, — продолжил он. — Я уверен, ты была умницей.

— Заткнись немедленно. Пока я не…

— О. Не стоит. Побереги силы. Может быть, насосёшь ещё и на туфельки. Видимо, щедрости патлача не хватило на весь комплект за раз.

Глаза застелила яростная пелена.

Грейнджер опомнилась, когда он уже перехватил её занесенную руку у запястья и держал, не отпуская, не давая отвесить себе очередную пощёчину. Блин… так хотелось ударить его! Так, чтобы искры посыпались из этих самодовольных глаз.

А сама стоит, давясь беспомощной злостью, и рвано дышит ему в лицо.

— Пусти.

— Не раньше, чем ты ответишь мне, — слова пронизаны такой колючей яростью, что она почти соскребает с его губ кожу. — Что ты позволила сделать с собой за это? — и свободная рука указала на открытую коробку.

Загрузка...

— Тебя это не касается!

— Отвечай мне! — рявкнул он.

В ушах зазвенело.

— Ты хренов псих, научись уже держать себя в руках!

— Грейнджер…

— С какой стати тебя волнует это, а?

— Грейнджер!

— Нет, ты скажи.

— Меня это вообще не волнует, я не хочу, чтобы этот урод имел какое-то отношение ко мне.

Гермиона с силой дёрнула запястье, и Малфой выпустил его. Так резко, что пришлось сделать несколько шагов назад, чтобы не потерять равновесие.

— И с каких пор то, что происходит со мной, отражается на тебе? — иногда она действительно не узнавала свой голос. — Ты как-то не особенно думал обо мне в последние дни!

— Ну и какого хера ты имеешь в виду?

— Забудь, — выплюнула, разворачиваясь. Шагая к лестнице.

И снова. Он почти не контролировал это. Просто её имя, как приказ.

— Грейнджер.

— Малфой, — она раздражённо обернулась, всплёскивая руками. — Неужели ты думаешь, что я могла попросить его сделать мне подарок? Неужели ты думаешь, что я смогла бы надеть то, что принадлежит не мне? Неужели ты думаешь… — она втянула в себя раскалённый воздух гостиной, — что я могла бы принять то, за что не смогу рассчитаться?

— Ну… почему же. Смотря что он запросит.

Драко кривил губы, смерив девушку оценивающим взглядом. Как платье несколькими минутами раньше. Его отвращение можно было потрогать руками, настолько густо оно заполнило комнату.

— Пошёл к чёрту, — ушей достигало его тяжёлое дыхание, когда Гермиона развернулась и возобновила путь к лестнице.

— Я не закончил.

— Мне плевать. Я не собираюсь больше выслушивать. Этот. Бред.

Она уже вскочила на первые ступеньки, когда разъярённый голос въелся в барабанные перепонки:

— А теперь подумай своей тупой башкой, Грейнджер, почему я говорю этот бред, — слова врезались в спину, заставляя остановиться. Девушка не обернулась. Стояла, ожидая продолжения. — Что, нет идей? Могу подсказать, хотя я надеялся, что ты умнее.

Судя по тому, что голос становился тише, но ощутимее — он подходил.

— После того, что произошло в четверг, ты не задавалась вопросом, почему родичи грязнокровок, с которыми имеет дела твой обожаемый Миллер, мрут как мухи?

Сердце замерло.

Что?

Она обернулась и чуть не вздрогнула от того, как близко он оказался. Стоял у самой лестницы. Их разделяло только две ступеньки, и его будоражащий запах уже коснулся лёгких.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Он настолько ослепил тебя, что ты уже не в состоянии соединить две ниточки, а, Грейнджер?

Если он ещё раз назовёт её имя таким тоном, Гермиона возненавидит это сочетание букв.

А потом — вдруг. Понимание оглушило. Будто ладонь раскрылась — а на ней все ответы. Но это были не ответы. Это только умножило кучу вопросов.

Курт с Лори Доретт в Хогсмиде — и родителей Лори убивают. Курт с Ирэн в школьном коридоре — та же история. И то, как его избегает Малфой. И то, что он сын…

Глаза девушки расширились.

— Ты думаешь…

— В этом и разница. Я хотя бы думаю, — он всё ещё кривил губы.

— Это может быть совпадением, — вряд ли в Гермионе говорил голос разума. Скорее, испуг. Потому что… чёрт возьми. Среди них человек, совершенно безнаказанный. И если он причастен…

— Совпадений не бывает.

— Бывают, Малфой. Не стоит делать выводов только из того, что тебе выгодно.

— Выгодно?

— Именно. Ты не допускаешь мысли, что кто-то может ухаживать за мной.

Драко зарычал. Сделал шаг и поднялся на одну ступеньку.

— Ты больная дура, — она стояла выше, но всё равно не доставала в росте, чтобы быть на одном с ним уровне, поэтому оскорбление пришлось принять, глядя снизу вверх. — Когда тебе надоест быть грёбаной слепой овцой, обратись ко мне. Но не проси тогда воскресить свою грязную семейку.

— Пошёл ты к чёрту! — и в этом выкрике звенел голый страх.

Малфой сжал губы, глядя на девушку в нескольких сантиметрах от себя. Они оба были злы и тяжело дышали.

— Я запрещаю тебе надевать это, поняла?

— Кем ты себя возомнил?

Он промолчал.

Гермиона почти шипела ему в лицо.

Ситуация замыкалась и наворачивала по кругу, путая мысли. Чёрт возьми. Да подавись своими “запрещаю”!

А самое обидное — в этом вопросе она не смогла бы сделать ему назло. Хотя, чёрт, так хотелось. Но завтра же она вернёт подарок Курту.

— Ты мог бы быть немного изящнее в своих попытках защитить меня.

— Защитить? — он громко расхохотался, запрокинув голову. Слишком громко для Драко. — Что ты несёшь вообще?

И сошёл со ступеньки, отступая в глубину гостиной и зарываясь пальцами в волосы.

— Я уже сказал: этот урод может делать что угодно, но не пытаясь подобраться ко мне. Даже в попытке сделать это через… приближенных людей.

— Я не думаю, что он имеет интерес к тебе, Малфой. Почти все считают тебя неотразимым, конечно же, но здесь немного другой случай…

Уничтожающий взгляд пригвоздил девушку к месту. Уголок его губы дрогнул, будто Драко готов был разорваться на кусочки от злости, но на деле же он только покачал головой, глядя на Гермиону как на ребёнка, несущего чушь.

— Ты, может быть, не поняла сути, Грейнджер? Семьи пропадают не сами по себе. В этом участвует и он, и моя мать, и его чёртов отец. И я буду избегать любого контакта с ним.

Девушка уже открыла рот, чтобы сообщить Малфою, куда он может отправиться и что сделать со своим дурацким пренебрежительным тоном, но передумала. Только устало вздохнула.

— Это так удобно — прикрываться трусостью, верно?

Взгляд серых глаз тут же до краёв наполнился бешенством.

Что?

— Он для тебя не угроза. Он никак не влияет на то, чем этот Логан занимается в Мэноре.

Драко сделал стремительный шаг к ней.

— Это не твоё дело, поняла меня? Ты ничего не знаешь о том, что там происходит.

— Я и не говорю, что знаю.

— Значит, вообще ни черта не говори.

— Отлично!

— Отлично.

Он зарычал. Отвернулся. Она фыркнула:

— Тогда не жалуйся, что всё продолжается, ладно? Давай без этих сцен в ванной и всего остального, если ты не хочешь принимать помощи! — Гермиона сжала руки в кулаки.

— Я не вижу помощи.

— Супер, Малфой. Просто супер. Теперь мы оба знаем, что слепая овца здесь отнюдь не я.

И прежде чем он успел хоть как-то отреагировать, Грейнджер развернулась и побежала вверх по ступенькам.

А Драко даже не сделал попытки остановить её.

 

* * *

 

Гермиона не запланировала этот разговор. Не успела.

Хотя нет, времени было достаточно. Просто откладывала до последнего.

Она собиралась подойти к Курту за ужином.

Ну, вообще-то, изначально — за завтраком. Но на завтрак он пришел слишком поздно, а Грейнджер уже немного опаздывала на травологию. Потом — за обедом. Но он… так увлеченно говорил со своими друзьями, что мешать ему показалось бестактным. И она решила, совершенно точно, дождаться вечера, отправившись в любимую кладовую знаний, которая привычно вынесла из головы практически все посторонние мысли с помощью одного лишь томика по нумерологии.

Миллер порушил все планы одним своим внезапным появлением в библиотеке. Прямо у её стола.

Таким внезапным, что книга едва не вылетела из рук.

— Курт!

— Привет, — он взглянул на девушку, слегка опуская голову. Улыбка, как всегда, очаровательна. Гриффиндорке стало не по себе, но она всё равно растянула губы.

Мерлин. Это походило на гримасу. Поистине.

— Привет! Рада тебя видеть…

“Ну, да…” — засомневались его глаза.

Гермиона отвела взгляд, утыкаясь в книгу.

Давай, думай. И скажи уже что-нибудь.

— Я хотела поговорить с тобой, как раз сегодня. Но… Но всё как-то…

Как-то не до того было, потому что я всё думала, что бы эдакого сказать чёртову Малфою при встрече утром.

После ссор ведь так и бывает — стоишь, и как дурак. Думаешь, на какую бы из болевых надавить. Знать бы ещё эти болевые. Со слизеринцем это не проканает. Куда ни нажми — везде лёд трещит.

Всё думала, как бы его поддеть, а в ответ на его утренний взгляд в гостиной только послала к чёрту. Раздосадовалась на себя и потом размышляла о том, что он сказал о тебе.

И ты знаешь, ты опасен, Курт.

Малфой прав.

Ты опасен. Поэтому я тяну. Я не знаю, как вести себя с тобой.

Чёрт.

— Эй, — внезапно Миллер пододвинул стул к столу и сел, оперевшись локтями о столешницу. — Не нужно, я всё знаю.

— Всё… знаешь?

Ой ли…

— Ну. После того случая, в Хогсмиде. Я на самом деле хотел попросить прощения.

Уверенный тон действительно сбил с толку. Девушка моргнула.

— Э-э… чт-что? — её пальцы, как раз лихорадочно листающие учебник, замерли. Она начала заикаться. Прекрати заикаться, это дурной знак. Соберись и вникни… что?

Попросить прощения?

— Ага, — и снова эта улыбка. Беззаботная и беспечная. Способная обмануть. Так просто.

— Но…

Но это же я полезла к тебе, это же по моей дурацкой идее мы поцеловались и… и я жалею, да. Но как тебе сказать об этом? Об этом ведь положено говорить прямо, правда?

Гермиона кашлянула и снова открыла было рот, когда Курт её перебил:

— Я знаю, что это было необдуманно и глупо — поцеловать тебя вот так, вдруг. Я же вижу, что ты теперь избегаешь меня. А всё из-за этого дурацкого поцелуя. Но мы ведь по-прежнему друзья. Так же?

— Э-э…

Потрясающая лаконичность. Давай уже, выдави что-нибудь из себя.

— К-конечно.

Нет, это повергло в лёгкий шок. Курт поверг.

Вот так с ходу заговорив о том, что случилось неделю назад. И ни слова о платье, которое всё никак не выходило из головы.

Утром Грейнджер аккуратно сложила его в коробку и поставила её на столик у самой двери. Наверное, не удержалась бы и заглянула внутрь ещё раз, но очень вовремя появился Драко с этим-своим-взглядом. А потом — “пошёл к чёрту”. И завтрак, уроки, размышления о том, как же подойти и начать разговор с человеком, который-вроде-как-убивает-грязнокровок. И, блин, вовсе не о поцелуях она хотела говорить.

О поцелуях она предпочла бы замолчать и не вспоминать.

Просто никогда.

Как и о многом другом, случившемся за последние пару месяцев.

— Но это ведь… не ты один виноват, — слабо произнесла Гермиона, закрывая книгу и проводя пальцами по жёсткой обложке.

— Ты так думаешь? — молодой человек усмехнулся, приподнимая брови. — Отлично. Тогда считай, что я пришёл сюда не извиниться, а… просто, на всякий случай. Ну, в смысле… здесь столько книг. А насколько я помню, в последнее время они ведут себя довольно агрессивно по отношению к тебе…

Секундная пауза позволила Гермионе окончательно прийти в себя. А потом — вдруг — рассмеяться. Нервно, но всё же.

И внезапно показалось, что всё почти вернулось к тому, что было.

То есть… с ним было легко. Как всегда. Совсем никакого ощущения, будто перед Грейнджер сидит человек, причастный к убийствам уже трёх семей.

Не теряй бдительность, Мерлин. И давай уже. Скажи ему.

— Слушай… — она всё ещё улыбалась. — Я вчера…

Он кивнул, глядя Грейнджер в лицо, и это подтвердило тот факт, что подарок, полученный накануне вечером, был от него. На губах Миллера - спокойная улыбка.

Гермиона поймала её взглядом. Подняла глаза.

— Я не могу принять.

— Почему? — кажется, он удивился совершенно искренне.

Она сцепила перед собой пальцы, уставившись на книжную полку и рассматривая старые корешки книг. Ну, пожалуйста, пусть он снова поймёт всё сам.

— Я думал, оно понравилось тебе.

— О, да! — так, тише, Гермиона. — То есть, я хотела сказать: конечно, понравилось. Оно прекрасное, я никогда не видела платья красивее, но…

— Но?

— Оно очень дорогое и… это слишком… широкий жест, Курт. Почему бы тебе не подарить это платье девушке, с которой ты бы мог пойти на бал, к примеру?

Боже, Грейнджер. Ты прекрасно знаешь, что этот бал не требует пары.

Миллер нахмурился. А затем снова заглянул ей в лицо.

— Ты думаешь, я подбиваю к тебе клинья после того, что случилось?

— Нет, что ты, Курт. Вот глупости, — нервно рассмеялась прежде, чем опустить глаза. И опять затеребила обложку.

Оставь уже её в покое, Гермиона.

— Это просто примирительный жест, — негромко произнёс он. — Слушай, ты что, нервничаешь?

Всё внутри похолодело. Она рывком подняла голову, утыкаясь взглядом в немного удивленное лицо Миллера. Тёплые карие глаза придали смелости.

Успокойся, зашипела она на себя. Ещё не хватало, чтобы он догадался, что ты знаешь… Хотя, Мерлин, она и сама не знала, о чём знала.

Господи, что за бред…

— Гермиона, — его рука коснулась пальцев, теребящих обложку, и от этого прикосновения Грейнджер едва не подскочила на месте. — Что с тобой происходит?

На губах Курта неуверенная улыбка. Гриффиндорка открыла рот, выдыхая. Чёрт. Хреновая ситуация, честно говоря. Потому что в груди проснулся глубокий, безотчётный страх.

Успокойся. Это просто Курт. Просто не думай, кем он может оказаться.

Девушка быстро сглотнула и подняла на него прямой взгляд.

— Ничего, всё в порядке.

Несколько мгновений Миллер изучал её радужки, после чего наконец-то кивнул, слегка хмурясь.

— Хорошо. Тогда у меня к тебе просьба.

— Какая?

— Надень платье на Хеллоуин.

— Курт, нет.

— Послушай, — он вздохнул и на мгновение отвел глаза, будто бы ловя мысль. — Чего ты боишься?

— Я? Ничего, — получилось слишком быстро.

— Хорошо, тогда в чем проблема?

— Оно слишком…

— Дорогое, да? Поверь, это мелочи. Я не выделываюсь перед тобой, но это действительно мелочи. Считай, что это просто… эм-м, подтверждение того, что у нас всё в порядке.

— У нас? — почти в панике.

Миллер улыбнулся. По-настоящему.

— Я имею в виду дружбу.

— А. Конечно. Но у нас и так всё в порядке.

— Да. Но если бы ты приняла подарок, я бы убедился в этом.

Гермиона прикусила губу, глядя на Курта то ли несчастным, то ли задумчивым взглядом.

— И вот ещё… Я знаю, что на бал пара не нужна и всё такое… — он закатил глаза, а сердце Гермионы похолодело. — Просто я подумал, что было бы здорово…

Пожа-алуйста, молчи. Просто не говори этого.

Вспомни, что у тебя есть неотложные дела, встань и уйди.

- ...если бы ты пошла со мной. Знаешь, потанцевать, повеселиться. Я бы очень хотел тебя увидеть в этом платье с собой в паре.

Ба-бах. Получи по голове, Грейнджер.

Здравый смысл тут же распрощался с ней. Сделал ручкой, мол, разбирайся сама. Я в этом не участвую.

— Если ты переживаешь, что скажут знакомые, то я не думаю, что мы привлечём много внимания… а если и так — мы ведь просто друзья.

И снова эта ни-к-чему-не-обязывающая-улыбка. Которой отказать почти невозможно.

Пойти с ним на бал и не привлекать внимания? Скорее, пойти с ним на бал и заорать этим жестом на всю школу: смотрите, моя семья умрёт следующей!

Она нервно сглотнула и неприятная мысль кольнула в виске:

шанс.

Шепот тут же угас. Гермиона чуть не переспросила: что? — когда догадка сама ударила по сознанию.

Это шанс.

Самоубиться? Ну, нет.

Погоди, Гермиона. Подумай. Уйти ты сможешь всегда. Ты всегда сможешь держать рот на замке. Но ты подступишь к этой черте. К Миллеру. И, возможно, для тебя что-то станет ясно.

Девушка смотрела на Курта во все глаза. Тот терпеливо ждал.

Она определённо знает намного больше, чем те девочки, с которыми он уже… имел счастье общаться. Так, подступив к нему, у неё появится возможность смотреть на всё его глазами. Погрузиться и — шанс крошечный, но всё же — разобраться в этом.

А в идеале… доказать невиновность Нарциссы?

Мерлин, как же глобально. Так волнительно, страшно. Его тёмные глаза заглядывают прямо в голову.

Руки стали холодными и влажными. Дыхание ускорилось от всех этих мыслей, которые валились гамузом, не давая разобраться в каждой.

Гермиона тяжело вздохнула, проталкивая воздух в лёгкие и сцепив пальцы перед собой. Убеждая себя в том, что Драко не имеет никакого отношения к данному… решению?

Разве она уже решила?

Ты всегда сможешь пойти на попятную. Если что-то получится узнать, у тебя появится шанс уберечь своих родных.

Грейнджер медленно выдохнула сквозь зубы.

Господи. Какая же дерьмовая идея. Дурацкая ситуация. Глупо, нелепо. Грр. Нет, она откажется. Эта работа явно не для заучки с Гриффиндора. Явно не для примерной старосты девочек.

Поэтому…

“Нет, Курт. Конечно, я не смогу.

Это ведь не тот бал…”

— Ладно.

Что?!

Грейнджер, что?!

— Что? — лицо когтевранца едва не засияло от удивления и радости.

Господи, она согласилась. Согласилась.

Что это был за звук? Кто-то забил первый гвоздь в крышку гроба? Или нет, кажется, это в гомерическом хохоте заходится подсознание.

Теперь уж точно поздно отступать.

— Я пойду с тобой, — и она тщательно вычистила голос от этой жуткой обреченности.

Ты не жертва, Гермиона. Ты. Не. Жертва.

Ты поступаешь так ради своей семьи. Да и это просто поход на бал. Это… почти ничего, ведь так? Тем более у тебя есть план: выступить приманкой вслепую, не зная, что делать дальше.

Отлично!

Это глупо, это нелепо, это с ума сойти как опасно. Но это единственная возможность сделать хотя бы что-то. А не ждать следующего шага.

Тем более, сейчас Курт радовался как ребёнок, и это сбивало с толку.

— Хорошо, тогда я… м-м, пойду. Скоро ужин, и…

— Да. Конечно. Мне, к слову, тоже на ужин нужно, — Миллер встал, всё ещё улыбаясь. Глаза его сияли, когда он галантно подавал Гермионе руку. — Спасибо, что согласилась. Это чудо, правда. Я рад.

— Ну. Кхм, не за что, — гриффиндорка широко улыбнулась в ответ, чувствуя, как что-то в груди оборвалось и теперь катится вниз. Тянет её за собой.

Всё будет в порядке. Ты всегда можешь сделать шаг назад. Ты знаешь его секрет. Предупреждён – значит вооружён.

Она приняла раскрытую ладонь, встала и отправила книгу на полку. В конце концов, всё может сложиться очень даже неплохо. И это… заставит понервничать Малфоя.

О, да. Эта мысль вызывала почти эйфорическое злорадство. Его лицо, когда он узнает. Он будет в бешенстве.

Видимо, приняв появившуюся улыбку девушки на свой счет, Миллер в очередной раз воссиял.

— Я уже жду четверга, — заявил он незамедлительно.

Мерлин. Это уже в четверг. А сегодня что? Понедельник. Три дня. Сердце Грейнджер сжалось. Она и сама сжалась бы, не будь его здесь. Но вместо этого только расправила плечи:

— Да. Я тоже. Идём, я немного проголодалась.

 

* * *

 

— ...ну, и говорит мне такая: "Ты умеешь языком так делать — блблбл?". Ну, я ж умею. Вот и повёлся. Дура-ак...

— Нотт, твою мать!

— Что? — искренне изумился Тео, поворачиваясь к Блейзу, который так и не донёс до рта надкушенное яблоко.

— Ничего, — выразительно произнёс мулат. — Сейчас я не хочу слышать о том, как ты отлизывал кому-то. Я ем.

Теодор приуныл, переглядываясь с Винсентом. Но через секунду его глаза снова засияли:

— Отлично. Тогда я просто расскажу о её титьках.

Мулат, который таки вгрызся на тот момент в зелёный бок фрукта, закатил глаза, поворачиваясь к Малфою, молча доедавшему пюре. Тычок под рёбра привёл только к тому, что из высокого бокала в руке Драко едва не перелилась вода.

Раздражённое шипение на Забини подействовало как… да никак оно не подействовало — он просто начал невозмутимо жевать.

— Всё нормально?

Прохладный взгляд на секунду мазнул по лицу Забини и снова вернулся за стол гриффиндорцев.

— Ага.

Драко интересовало, почему Грейнджер до сих пор не отдала чёртову коробку с платьем Миллеру. У неё был целый день для этого.

И Малфой надеялся, что она всё же соизволит решить грёбаный вопрос за сегодня — его беспокоило, что подарок ушлёпка до сих пор мозолит глаза в гостиной. Хотелось как можно меньше общих границ иметь с этим когтевранцем.

— Наши собираются выпивку на бал протащить, — заявил Забини вполголоса, вырывая друга из собственных размышлений.

Конечно, собираются. Дураков нет, чтобы пить один пунш. Блейз говорит так, словно Драко забыл об этом, стоило ему нацепить значок.

— Угу. Огневиски будет кстати.

— Снейп в последнее время в неплохом расположении духа. Можно было бы попросить его, — вклинился в разговор Грэгори, который сидел по другую сторону от Малфоя и теперь наклонялся к столу, едва не касаясь ухом овощного салата в своей тарелке.

— С ума сошёл? — Забини покрутил пальцем у виска. — Хочешь попросить его прикрыть нас своей задницей? Очень смешно.

— Ну, я просто подумал, что он как декан…

— Вот именно, — Драко отставил от себя бокал. — Декан, Гойл. А не подружка.

— И слава Мерлину… — буркнул тот на последний комментарий и снова принялся за пюре с овощами.

— Разберёмся с выпивкой, не парьтесь.

Блондин зарылся пальцами в волосы и вздохнул, но выдох застрял в глотке, когда в Большой зал вошла Грейнджер. Ну неужели, явилась. Где её черти носили?

Драко не успел начать раздражаться, когда вдруг замер — следом за ней шёл Миллер. И не просто шёл — смотрел на неё так, словно только что выебал прямо в коридоре. Довольный, жадный взгляд.

Что за?..

Сердце на мгновение сжалось. Какого хера он плетётся за ней? Какого долбаного хера смотрит вот так? И какого… она что? Она улыбается? Смотрит на него, смеётся и говорит что-то, от чего патлач сияет ещё больше.

Челюсть сжалась.

Сука.

Малфой рывком поднялся прежде, чем успел подумать, что вообще собирается сделать.

— Э… Что..? — Грегори не успел сказать больше ничего — слизеринец перешагнул через лавку и направился прямо к этой сладкой парочке, которая уже разделилась, и каждый следовал в свою сторону. Миллер уселся на своё место, вцепившись, однако, глазами в едва ли не рычащего от ярости Драко, который уже шёл к Гермионе. На мгновение их взгляды пересеклись, и Курт едва сдержался, чтобы тут же не уткнуться в свою тарелку.

Однако в следующий момент Малфой переключил своё внимание на девушку.

— Грейнджер! — гаркнул он.

Та замерла на месте, не доходя до своего стола. Плечи её напряглись.

Медленно обернулась.

— Да?

Явно скрывала удивление. Естественно. Он и сам не ожидал, что в голосе будет такая ярость.

Малфой подошёл ещё на несколько шагов и остановился.

— Какого чёрта?

Взгляд Гермионы метнулся вбок и пробежался по лицам гриффиндорцев, сидящих с этого края стола, которые уже недоумённо поворачивали головы в их сторону.

— Малфой, давай не здесь, — пробормотала, сжимая пальцами сумку.

— Грейнджер, — он угрожающе зашипел, стараясь не повышать голоса. Но этого и не требовалось, чтобы выразить то, что кипело внутри. — Я спросил. Какого хера?

— Слушай, я не шучу. Сейчас правда не время.

Драко чувствовал сверлящий взгляд на скуле и мог побиться об заклад, что это Поттер и Уизли таращатся на них, готовые в любой момент кинуться спасать свою подружку. Но это было последним, что хоть как-то волновало сейчас.

— Мне похрену на твоих кретинов. Скажи мне, какого чёрта вы с Миллером так мило беседуете? Я запретил тебе…

— Мы с ним идём на бал. Вместе, Малфой, — произнесла Гермиона, немного наклоняясь вперёд. Почти шепча.

Слова громом отдались в голове.

— Что? — Драко недоуменно наморщил лоб, глядя на Грейнджер.

Она совсем глухая? Не слышала, что он пытался донести до её грёбаных мозгов?

— Я… Малфой...

— Нет. Погоди. Я серьёзно: что, блять?

— Малфой, стоп.

— Хватит талдычить моё имя, дура, и скажи мне, что ты шутишь. Немедленно.

Скажи, сейчас же. Пока я не свернул шею — тебе и ему.

Грейнджер упрямо вздёрнула подбородок, сжимая губы. И потрясла своей дурацкой головой.

— Нет. Я не шучу.

Просто. Охуение.

Он не верил. Медленно перевёл взгляд на Миллера, который не сводил с них глаз. Заметил внимание. Губы растянулись в усмешке.

И тогда.

Под кожей разорвался кокон с бешенством.

Поистине взрыв, потому что единственное, что удержало от того, чтобы не кинуться сейчас к этому мудиле, это рука Гермионы на рукаве.

— Стой, погоди.

— Не трогай, — прорычал он и попытался вырвать запястье, но она уцепилась теперь за локоть.

— Пожалуйста, не гони коней.

— Какие кони, Грейнджер?! — Драко резко развернулся, едва не врезаясь в её лицо, однако тут же делая шаг назад и поднимая голову. Она зашикала. Видимо, слишком громко. Похрен. — Ты понимаешь, что… блин, да ты ни черта не понимаешь!

— Малфой, просто не лезь, ладно?

— Я запретил тебе общаться с ним. Любые контакты, любые, слышишь? А ты собираешься идти…

— Да почему я должна выслушивать твои запреты, а?

— Потому.

— Это не объяснение, ясно?

— Грейнджер… я сказал.

— Ты просто бесишься, потому что это я, да?

— Что? — он почти рассмеялся. Но выражение лица было злым и слишком напряжённым, чтобы поверить в этот смешок. — Мне похрен. Запомни как-нибудь.

Гермиона сжала губы. Снова. Сейчас скажет что-то, что в очередной раз снесёт крышу. Молчи, Грейнджер. Честное слово, молчи.

— Да?

— Что “да”? — Драко скривился, стараясь не смотреть на неё настороженно.


Дата добавления: 2015-12-07; просмотров: 48 | Нарушение авторских прав



mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.243 сек.)