Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 18 (часть I). 6 страница

Читайте также:
  1. A) жүректіктік ісінулерде 1 страница
  2. A) жүректіктік ісінулерде 2 страница
  3. A) жүректіктік ісінулерде 3 страница
  4. A) жүректіктік ісінулерде 4 страница
  5. A) жүректіктік ісінулерде 5 страница
  6. A) жүректіктік ісінулерде 6 страница
  7. A) жүректіктік ісінулерде 7 страница

— Блять, – прохрипел и, не сдержавшись, ударил кулаком о каменную стену. ­

Это ощущение невесомого скольжения… Она потянулась к нему. Она.­

Напряжённый член натягивал брюки так, что чувствовалась боль. Чёрт. У него стоит от недопоцелуя. От вида её огромных глаз. Её растрепанных волос. ­

Херова грязнокровка. Как она допустила это? ­

Как она могла допустить ЭТО? ­

— Блять… — он снова начал судорожно вытирать губы рукой, зная, что на них всё ещё сохранился её вкус. ­

Вкус мяты и корицы. Наверное, она добавляла её в чай. ­

Он ненавидел корицу. ­

Он ненавидел её.­

Ненавидел всем тем, что жило в его душе. Всем, чем он был. Всем своим существом.­

И клял Салазара за то, что сердце грохочет в глотке, а губы ощущают её рот. И он снова принялся их яростно тереть. ­

Никогда больше. ­

Никогда. Больше.­

 

***

 


Когда он бровью не повёл, столкнувшись с ней в коридоре, Гермиона не поверила сама себе. ­

Всё случилось как-то спонтанно. Она мчалась на трансфигурацию, а Малфой выходил из-за угла. Это была крайне нежелательная встреча. И крайне… внезапная. Она просто уткнулась носом в его зелёно-серебряный галстук. И не успела глаз открыть, когда поняла, что это он. По запаху, слегка перебитому мягким одеколоном. ­

Она что-то пискнула, а Драко просто отпихнул её в сторону одним резким движением и прошёл мимо. Гермиона пришла в себя и взглянула ему вслед, когда он уже был в добрых метрах двадцати от неё. Это ещё что? Он ни слова не сказал? Не обозвал её растяпой, неуклюжей, грязнокровкой… ­

Он просто отодвинул её в сторону. ­

Это не то приветствие, которое она ожидала после произошедшего вчера. Она предвидела злость, раздражение… хотя бы что-то. Она думала, что они пересекутся в гостиной с самого утра и перегрызут друг другу глотки. Она думала, что он хотя бы что-то… как-то… А его в гостиной не было. И это страшно испортило Гермионе настроение, потому что…­

В голове метались заранее заготовленные фразы. Их было много, так много! ­

Она хотела ткнуть пальцем в его наглое лицо и сказать, совершенно спокойно, с достоинством: «Ты гадкий, отвратительный, мерзкий козёл! Вчерашний поцелуй – это худшее, что я ощущала за всю свою жизнь! Лучше бы я проглотила чёртову змею, чем ощутила твоё тело рядом с собой». Вот так.­

И никак иначе.­

Спокойно и с достоинством. ­

Несмотря на то, что внутри эти слова гремели воплями, разрывая барабанные перепонки. ­

А он. Молча. Отодвинул её в сторону. ­

«Кто из них тебя трахает…»­

«Скучная и деревянная…»­

«Полка для книг…»­

Кулаки сжались сами собой. ­

— Да пошёл ты к чёрту, ублюдок! – крикнула она и вздрогнула оттого, каким громким было эхо, доносящее эти слова до его ушей.­

С тихим ужасом она наблюдала, как он останавливается. Оборачивается. Не видит его глаз, но угадывает это вечное безразличное выражение лица. ­

— Великое дело, грязнокровая сука. Бросать слова в спину, – ироничный голос звучал очень тихо, но она слышала каждое слово. Знала, что занятие по трансфигурации уже началось. Но ноги будто приросли к полу. В голове зазвенел тревожный колокольчик.­



— Я могу говорить тебе это в лицо вечно! Поверь, мне есть, что сказать! – её голос был странно высоким. И, кажется, его это забавило. ­

Он не верил? Да пожалуйста!­

Да, чёрт возьми, пожалуйста! ­

Она сорвалась с места и уверенным шагом направилась к нему, а стук собственных туфель отдавался в голове ритмичным маршем:­

«Ты, гадкий, отвратительный, мерзкий козёл! Гадкий, отвратительный, мерзкий козёл!»­

Чем ближе она становилась, тем кривее ухмылка растягивала его губы. Он действительно не верил! Она сжала зубы, чувствуя, как внутри всё подбирается от злости.­

«Гадкий, отвратительный, мерзкий козёл! Гадкий, отвратительный!.. Гадкий!»­

Он был уже достаточно близко, и шаги её стали мельче и тише.­

«Гадкий…»

Она остановилась и уставилась в его лицо.­

— Гад, – выдавила из себя, замечая, как его брови приподнимаются.­

Загрузка...

Снова. Он смеется над ней.­

Серые глаза смотрели с пренебрежением, от которого хотелось рвать на себе волосы. ­

— Всё? – поинтересовался он, складывая руки на груди.­

— Ты… гадкий и отвратительный. Мерзкий козёл, – Гермиона моргнула. Покусала губу. Всё равно это было не так впечатляюще, как звучало внутри. Она набрала в лёгкие побольше воздуха. — И, между прочим, я бы лучше проглотила… змею. Чем ещё раз поцеловала теб…­

Она захлопнула рот, потому что его лицо внезапно оказалось в опасной близости. От былой насмешки не осталось и следа.­

Губы Малфоя сжались. ­

— Ничего не было. ­

Гермиона едва сдержала истерический смешок, делая шаг назад. ­

— Ну да, Малфой. Как же.­

— Послушай сюда, дура-Грейнджер, – он быстрым движением облизал губы, и Гермиона приложила все свои моральные силы, чтобы не проследить это движение взглядом. Вспомнила его вкус и к собственному ужасу ощутила тянущее чувство внизу живота. Мерлинова борода…­

Она никогда больше не позволит ему поцеловать себя. Никогда. ­

— То, что ты полезла ко мне вчера, ничего не значит. ­

— Я полезла?! – Гермиона вновь ощутила спасительную волну злости, задирая подбородок. — Ты прижал меня к стене! ­

— Захлопни свой грёбаный грязнокровный рот, – глухо прорычал он, резко поворачивая голову вправо и глядя на пробегающих за поворот двух пуффендуйцев. Когда в коридоре снова повисла тишина, он опустил на неё презрительный взгляд. – Ещё не хватало, чтобы этот тошнотворный слушок промчался по Хогвартсу. Клянусь, Грейнджер, если ты поделишься с кем-то этой нелепостью, я убью тебя. ­

— Да уж знаем, проходили, – ядовито ответила она, отворачиваясь. ­

Он схватил её за подбородок ледяными пальцами. Повернул голову к себе, и в её глазах тут же пролился страх, расширяя зрачки. ­

— Ты услышала меня?­

— Отвали, Малфой, – она отвернулась, пытаясь высвободиться, но он с силой дёрнул её обратно, и Гермионе показалось, что она услышала хруст. ­

Он едва не вывихнул ей челюсть. ­

На глаза навернулись слёзы, которые она тут же зло сморгнула, ощущая, как увлажнились ресницы, глядя прямо на него. Ощущая его дыхание на лице. ­

Она не понимала, что это было, но она была полна чего-то неопределённого. Будто полна всего сразу – и совершенно пуста одновременно. Из-за него. Отнюдь не из-за того, что он говорил. Ощущение, будто стоило его телу коснуться её хотя бы кончиком пальца, внутри начинали вертеться шестерёнки, которые прежде не двигались. ­

Одна, вторая, третья… и вот они уже гонят кровь так, что, кажется, сосуды сейчас загорятся.­

И плевать, что он действительно может прикончить её. ­

Как это вообще возможно?­

Она будто неслась по течению, отчаянно пытаясь остановиться, но ноги лишь упирались в бурлящую воду, что заносила её всё глубже. Всё дальше.­

— Я клянусь, – прошипел он, наклоняясь, — я клянусь, что ты пожалеешь. Если об этом. Не забудешь.

Сердце било в рёбра.­

Услышь, что он говорит. Услышь, идиотка.­

— Чёртов трус, – шепнула она сквозь зубы, ощущая, что пальцы Малфоя сжимаются сильнее. Боль. Снова навернулись слёзы. Снова яростное моргание. Он наблюдал за её глазами с мрачной гордостью. ­

— Я могу сломать тебе челюсть, – произнес он, — своими руками, грязнокровка.­

— Нашёл чем гордиться. ­

— Я надеюсь, ты поняла, что я хотел донести до тебя. ­

— Ничего ты не хотел донести. Очередные пустые…­

— Иди ты. – Она почти всхлипнула, когда жёсткие пальцы выпустили её подбородок, а сам Малфой быстро пошёл по коридору, будто и не было вовсе их стычки. ­

На секунду обернулся через плечо и бросил:­

— Я мучился от кошмаров всю ночь, Грейнджер. Так что не смей больше подходить ко мне.­

И пошел дальше.­

Она стояла, дыша приоткрытым ртом, глядя ему в спину. ­

Урод. ­

Заносчивый ублюдок. ­

Развернулась и помчалась в класс трансфигурации, осознавая, что совершенно опоздала. И не понимая, почему ей настолько всё равно, что ей сейчас скажет удивленная МакГонагалл. Все её мысли были направлены на чёртова Малфоя. ­

Уйди из моей головы.­

Уйди

УЙДИ.­

 

***

 


Блейз, сидящий в кресле напротив камина и читающий «Ежедневный пророк», покосился на вошедшего Малфоя. Тот лишь кивнул, бросил сумку на стол, а сам с удовольствием упал на диван, проваливаясь взглядом в каменный потолок слизеринской гостиной. Однако уставшие глаза быстро закрылись, несмотря на то, что был разгар дня.­

— У нас гости. Староста, сэр, как поживаете?­

— Можешь не вставать, Забини. Но почести я приму. ­

Блейз фыркнул, протягивая руку к корзинке с яблоками и выбирая самый большой фрукт. Малфой повернул голову, глядя на него.­

— Пойдёшь на трансфигурацию?­

Забини покосился на часы.­

— Да. Жду Даф. Думаю, не опоздаем. Ещё двадцать минут есть.­

— М-м.­

Забини снова стрельнул в друга взглядом.­

— Пойдёшь с нами?­

— Не знаю, — Драко с хрустом потянулся, заводя руки за голову. Прикрывая глаза.­

Было странно не проводить вечера вот так – здесь. Не ощущать прохладу подземелий. Не спускаться сюда каждый день. Даже родной камень начинал казаться холодным и чужим. К собственному разочарованию он понял, что уже привык к Башне старост. Собственно, ему было практически всё равно, где жить. Главное, что условия были куда лучше, чем в тесной комнатке с одной ванной на всех. Однако осознание того, что гостиная Слизерина стала для него уже почти непривычной, неприятно давило под рёбрами. Будто он предал. Всех их предал.­

Блейз перевернул страницу газеты, вгрызаясь в зелёное яблоко.­

— Тебе неинтересно, каково это?­

— Это?­

Он вопросительно приподнял брови, жуя и не отвлекаясь от «Пророка».­

Малфой усмехнулся. После его назначения на пост старосты Блейз часто подкалывал его, поначалу. А затем просто игнорировал любые упоминания о старостате. У Дамблдора было две кандидатуры на пост старосты мальчиков, но выбран был Драко. И он догадывался, почему.­

Идиотская попытка вытащить его за уши из дерьма, свалившегося на голову. А ведь, наверное, этот пост по праву принадлежит Забини. Но в тёмных глазах не было и толики зависти. Только — ставшая хронической — обеспокоенность. После всего, что было.­

И Малфой был благодарен за то, что “повышение” не повлияло на их дружбу.­

На секунду подумал о том, как бы с Грейнджер ужился Блейз. Почему-то ему казалось, что они бы поладили. Несмотря на заносчивый характер Забини и доставучесть грязнокровки. Да, они бы определённо поладили. ­

Эта мысль не понравилась Малфою.­

С ней нельзя ладить. Её нужно воспитывать. Она слишком много о себе возомнила. Чёртова заучка. Упрямая, гордая, повсюду со своим ядовитым языком.­

Стала слишком много появляться перед носом. ­

Он стал слишком часто замечать её. Её идиотские лохматые волосы. Её блядские невыразительные губы, которые имели вкус мяты и корицы.­

Грёбаной корицы.­

Он сжал челюсти и на секунду прикрыл глаза. Голос Забини напомнил ему о существовании собеседника.­

— Каково это – что? ­

Ах, да. О чём это он.­

— Иметь собственную спальню. Собственную гостиную.­

— А-а, – протянул Забини, бросая на Малфоя быстрый взгляд, — а я думал, каково это – жить с Грейнджер. Уже оприходовал её?­

Её стон. Движение всем телом — к нему. Но он крепко держал, чувствуя непреодолимое желание потереться о неё пульсирующим пахом

Лицо Драко моментально потеряло своё беззаботное выражение. Он приподнялся на локте.­

— Какого фига ты несёшь?­

Забини снова надгрыз яблоко. Неторопливо пережевал.­

— Да ладно тебе, Драко. Дружеская шутка. ­

— Это до офигения херовая шутка. – Малфой поймал на себе удивлённый взгляд и быстро добавил: — Меня чуть не стошнило. ­

Он хмурился, ложась обратно на диван. ­

Тишина в гостиной начинала напрягать. ­

— Что здесь нового проис… ­

— Ох. Нет, Малфой… Не может быть.­

Забини смотрел на него со смесью ужаса, удивления и насмешки. Драко уставился на него с холодным безразличием.­

Что «нет, Малфой»?­

— Ты действительно трахаешь её?­

— Ты что, кретин? – Малфой хохотнул, проводя руками по лицу и вновь уставившись в потолок. – За кого ты меня принимаешь? Если я буду спать со всем, что попадется мне под руку, это буду не я.­

— Но ты ведь и так спишь со всем, что… — Блейз замолчал, встретив ледяной взгляд, и снова уставился в газету.­

— Я выбираю лучших. И не подбираю то, что валяется на полу, никому не нужное. ­

— Не кипятись, Драко. Я действительно пошутил. Но выражение лица у тебя было такое, будто…­

— Просто… заткнись, ладно? Она в печёнках у меня сидит. Я спустился сюда, чтобы отдохнуть. А не выслушивать бред. – Злость заставила его сжать кулаки. – Она бесит меня, – прорычал Малфой. – Грёбаная грязнокровная дура.­

В гостиной снова повисла тишина. Блейз кашлянул. Доел яблоко. Отложил газету и сел ровно, опираясь локтями о колени. ­

— Ты не узнавал… как Нарцисса? ­

— Нет, – глухо отрезал Малфой.­

— Тебе неинтересно? ­

— В Малфой-Мэноре безопасно, тем более, весь этот бред в газетах… это грёбаная канитель, никто этому не поверит. ­

— Семья пропала, это напрягло Министерство. ­

— Они умудрились привязать к пропаже семьи покойника, блять, – Малфой резко сел, проводя руками по волосам. – Кто-то считает это нормальным?­

— Здесь не написано, что это сделал твой отец. Здесь говорится о приспешниках.­

— Какого хера, Забини? Прекрати доставать меня подобными темами. ­

Блейз поджал губы. ­

Малфой тяжело вздохнул.­

— Даже если это правда. Если какой-то псих решил продолжить то, что начал отец… моя мать в безопасности. После того, как ей стерли память, она не представляла бы никакой ценности даже для Волан-де-Морта. Всё, что она знала… — Драко покачал головой. Ему не хотелось поднимать эту тему. Даже в собственных мыслях он обходился без имен родителей. ­

Он просто не знал, как о них думать. ­

Как думать об отце, которого уже не стало? ­

Уважать ли его за то, что он сделал для Драко? Или, скорее, для себя самого, конечно. Однако на Драко это оказало немалое влияние. Бояться ли его, как и при жизни? ­

Нет. Малфою до чёртиков надоело бояться. Всё изменилось. ОН изменился. Он сам должен принимать решения. ­

Больше некому.­

Люциус мёртв. А Нарцисса…­

Драко вспомнил пустые глаза матери после Обливэйта. Неуверенную улыбку, подаренную сыну, и легкий наклон головы в сторону волшебника, присланного Министерством, чтобы отнять у неё память.­

Кто этот молодой человек, мистер Томпсон? ­

Это ваш сын, Нарцисса, — чиновник явно смущён и не осмеливается поднять взгляд на застывшего Драко, который в этот момент не чувствовал ничего. Даже ударов собственного сердца

Просто смотрел на неё, пытаясь узнать собственную мать в родных чертах женщины. И не мог

Это не она

Будто сломанная. Будто… игрушка. Смешная замена

Фальшь. ­

Я рада знакомству. У меня очень красивый сын, – улыбка, обращённая на Драко с губ матери, была чужой

Такая адски чужая, что в глазах и носу вдруг начало колоть

А потом сердце так больно ударило в груди, что с тех пор ощущать боль стало для него невозможным. Будто что-то под ребрами сжалось и никогда больше не разожмётся. Он никогда больше ничего не почувствует… ­

…Он и не хотел. ­

Кроме хронического презрения, что текло вместо его крови по венам. Кроме злости на весь мир, что колола иглами под кожей. Все кругом были виноваты в том, что он остался один. Совершенно один. ­

Как хорошо, что ему было всё равно.­

— Ладно, прости, – Забини потянулся к корзинке с фруктами. – Яблоко будешь? ­

Малфой приподнял голову. Несколько секунд смотрел на товарища слегка отстранённо. Затем кивнул. ­

С хлопком поймал брошенный ему фрукт и усмехнулся, погружая в хрустящую кожуру зубы. ­

Всё равно.­

 

***

 


Гермиона чувствовала, что книга, венчающая стопку в её руках, вот-вот соскользнет на пол. ­

Ну же, еще немножко. Уже почти пришла. ­

Она с пыхтением преодолела последнюю ступеньку, когда поняла, что том по зельеварению всё же падает. Зажмурилась, ожидая, когда неустойчивая стопка развалится в ее руках, однако ничего не произошло. ­

Неуверенно приоткрыла один глаз и уставилась в тёплые карие глаза с лучиками морщин в уголках.­

— Привет, староста девочек Гермиона. – Белозубая улыбка и плутоватое выражение лица. Волосы, собранные в короткий хвост на затылке с несколькими непокорными прядками, падающими на лоб. Он держал часть книг и злосчастный том по зельеварению. ­

— Курт! – Гермиона радостно рассмеялась. — Спасибо, – она перехватила книги поудобнее. – Что ты здесь делаешь? ­

— Иду от профессора Флитвика, – Миллер снял со стопки большую часть книг. — Давай, помогу. ­

— Спасибо, – девушка пыталась заставить себя прекратить улыбаться. – Я думала, что сейчас упаду вместе с этой стопкой прямо на ступеньки. ­

— Книги не слушаются тебя в последнее время, Гермиона, не находишь? – он тоже улыбался, заразительно поблескивая глазами. — Что же, я рад выступать в роли твоего Книжного Спасителя. Куда идти?­

— Сюда, – Гермиона зашагала по коридору, ведущему к портрету с Жёлтой дамой. Какое-то время они молчали, но это было вполне дружеское и допустимое молчание. С ним было приятно молчать, переглядываясь время от времени. ­

— У тебя проблемы с предметом заклинаний? – спросила Гермиона, называя пароль и впуская Курта внутрь. Он вошёл первым, с интересом осматриваясь.­

— Да… — протянул он, останавливаясь и вертясь вокруг себя. — Ух ты, здесь неплохо. ­

— Я уже привыкла к этой гостиной за две с половиной недели. – Она закрыла дверь, указывая свободной рукой на стол. – Поставь вон туда, пожалуйста. ­

Сгрузив книги на крепкий стол, Миллер вновь закрутился вокруг себя.­

— Это похоже на нашу общую гостиную, только меньше. ­

— Да, – Гермиона обхватила себя руками, тоже осматриваясь, почувствовав вдруг себя неуверенно. – Это ведь… тоже мини-гостиная. Маленькая.­

Она поджала губы, морщась.­

Что ты несешь? ­

— Присаживайся, – спохватилась она, заметив, что Курт закончил осмотр и смотрит теперь на неё. ­

— Уютно, – похвалил он. Обошёл диван и сел, беря одну подушку и откладывая её в сторону. ­

Гермиона присела в кресло, складывая руки на коленях, отчаянно пытаясь придумать тему для разговора.

— Так… что у тебя с профессором Флитвиком? ­

Миллер слегка нахмурился. Затем подозрительно фыркнул, прикрывая рот, будто пытаясь скрыть смешок. ­

— У нас… не заходит дальше отношений учитель-ученик, слава Мерлину, – произнес он подрагивающим голосом. Гермиона какое-то время смотрела на Курта удивлённо, а затем запрокинула голову и расхохоталась. ­

Пока он любовался открытой улыбкой, она пыталась успокоиться и в конце концов, промокнув уголки глаз кончиками пальцев, произнесла:­

— Прости, я такая идиотка. ­

— Ты очень милая, когда смущаешься, – быстро сказал он. – А я просто пошутил. Больше не буду. – Он немного наклонился в её сторону и заговорщически прошептал: — У меня некоторые проблемы с последней темой, что мы проходим. ­

— А что вы изучаете? — Гермиона тут же посерьёзнела, сцепляя руки перед собой.­

— Водную группу заклинаний. У меня… не очень складывается с произношением. ­

— О! В этом нет ничего сложного! – глаза Гермионы загорелись. — Водная магия требует особой сосредоточенности, потому как жидкость - это не плотная материя и… ­

— Послушай, – он приподнял руку, и она застыла, прерванная на полуслове. ­

Черт. Ну вот сейчас он встанет, скажет, что ему это неинтересно. Что ты заучка. Нужно поскорее извиниться.­

— Прости, я не хотела… ­

— Я бы хотел попросить тебя помочь мне с этим. ­

Они произнесли это почти одновременно и замерли. ­

— За что ты извиняешься?­

— Помочь тебе с этим?­

Снова одновременно. И снова рассмеялись. ­

— Говори первый. ­

— Нет уж, давай ты. За что ты извинилась?­

— Когда дело касается учёбы… — Гермиона неопределённо взмахнула руками, — я могу немного увлечься, и это… не всегда интересно слушать. ­

Курт покачал головой, отчего в его темных волосах запрыгали огненные лучики от камина. Вспомнились светлые волосы, которые в свете огня становились золотыми, и она мысленно себя отругала. ­

— Мне нравятся девушки, на которых можно положиться.­

— О… И ты думаешь, что я – такая девушка?­

— Ты - умница. Я буду очень благодарен, если ты немного поможешь мне. ­

Гермиона радостно кивнула. ­

— Мы могли бы встретиться в библиотеке, например, – предложила она воодушевлённо. – Когда тебе удобно? Допустим… завтра в четыре? ­

— Прекрасно. У меня занятия заканчиваются в половине четвёртого. – Миллер хлопнул в ладони, потирая руки. — Спасибо тебе.­

— Завтра и поблагодаришь. ­

— Что же… я пойду? ­

Когда она снова кивнула, он встал, ещё раз осматриваясь и делая несколько шагов к двери.­

— Вам повезло. ­

— В самом деле? – Гермиона прошла перед ним.­

— Поговаривают, что у вас здесь отдельная ванная, – тихо сказал он так, будто это было страшным секретом. Девушка рассмеялась, кивая. ­

— Да. И иметь собственную спальню не так уж плохо. Хоть и…­

Дверь распахнулась прежде, чем Гермиона успела к ней прикоснуться. ­

Ох, чёрт. ­

Она сжала губы, тут же ощущая, как улыбка сползает с лица. На пороге стоял Малфой.­

Высокий, загораживающий дверной проём своими широкими плечами, засунувший руки в карманы брюк. Как всегда – великолепный. ­

На секунду захватило дух, но она заставила себя нахмуриться.­

Платиновые волосы падают на лоб, лицо чуть опущено. Глаза наполняются гневом. Холодный взгляд исподлобья скользнул по Курту. Затем остановился на Гермионе. От него захотелось отмахнуться. Гадкого, иронично-вопросительного. И челюсти, сжатые почти до хруста. ­

— Привет, – видимо, Курт не заметил океана неприязни, который только что обрушился им с Гермионой на головы, потому что с улыбкой протянул Малфою руку для пожатия. ­

— В такое время гостям здесь находиться нежелательно, – голос глухой, он будто цедил свои слова, обращённые к ней. К Миллеру он даже не повернулся.­

Курт вопросительно взглянул на Гермиону. Та легко взяла его под руку, подталкивая к выходу и вынуждая Малфоя немного посторониться. ­

— Увидимся завтра, – она заставила себя улыбнуться, однако улыбка показалась уже не такой искренней, какой была до этого. ­

Миллер кивнул и поднял глаза, глядя на Драко поверх её головы. Пока дверь не закрылась, Курт и Малфой упрямо сверлили друг друга глазами.­

Тихий щелчок — и Жёлтая дама со скрипом задвинулась. ­

Гермиона позволила себе на секунду прислониться к двери лбом, а затем выпрямила плечи и обернулась к слизеринцу, который стоял, глядя на неё и по-прежнему кривя губы. Будто молча требуя объяснений. ­

— Ты не мог бы быть хоть немного радушнее с гостями? – произнесла она, всплёскивая руками в бессильном раздражении. ­

— Какого хера он здесь делал? ­

От его тона ей стало не по себе. ­

— Он помог мне принести книги. ­

— Какие ещё книги? ­

— Те, что на столе.­

Он даже не взглянул в ту сторону. Вместо этого взгляд приковался к диванной подушке, которая лежала с другой стороны. Не там, где обычно. ­

— Трахались на диване? – бросил он небрежно, покачиваясь с пятки на носок, вцепившись взглядом в её глаза. – Он не загнал себе заноз в причинное место, мисс долбаная Деревяшка? – с издёвкой добавил, с удовольствием наблюдая за тем, как наливаются кровью её щеки. ­

— Ты прекратишь эти шуточки или мне придётся… ­

— Я не шучу.­

— Малфой. Не будь придурком.­

Она обошла его и решительно направилась к столу. Нужно готовиться к зачету по травологии. И разложить принесенные Куртом книги.­

Он следил за ней с порога, не отрываясь.­

— Беги, беги. Всё как обычно, грязнокровка. ­

— Я не бегу. ­

— Ты не можешь находиться со мной в одной комнате.­

Она услышала самодовольство в глухом голосе, перекладывая книги со стола на книжную полку. ­

— Мне всё равно, здесь ты или тебя вообще нет. В Хогвартсе, в Англии, на этом свете… — Гермиона пожала плечами. – Я бегу не от тебя. Мне нужно заниматься.­

— Конечно. ­

— Я могу заниматься здесь.­

— Ну уж нет. ­

— Почему? – Гермиона повернулась к нему, складывая руки на груди. – Может, это ты не можешь находиться со мной в одной комнате? А я «бегу, как обычно».­

— Ты права, — вдруг сказал он, — у меня голова раскалывается, когда ты рядом.­

— При чём. Здесь. Я?­

— То, как ты выглядишь. Мои глаза этого не выдерживают.­

Она вздохнула так, будто другого ответа и не ожидала. Вновь отвернулась, перекидывая копну волос набок, чтобы не мешали, а он смотрел на её напряжённые плечи и позвонки, выступающие на шее, когда грязнокровка наклоняла голову. Хрупкие косточки притягивали. Хотелось коснуться их кончиками пальцев, ощущая их мягкие, тёплые волны под кожей. ­

Сознание тут же подкинуло ощущение тонких рук, которые он вчера стискивал, удерживая на месте. А затем — мягкого подбородка под кончиками пальцев. Это чертовски не нужно ему в голове.­

Драко отвёл глаза, сжимая зубы. Пусть просто проваливает в свою нору. Он не хотел уподобляться ей, наблюдая, пока она не видит.­

Это гадко.­

— Поторапливайся, чёрт возьми.­

— Что такое? – невинно поинтересовалась она, наклоняясь над столом и ища что-то в ящике. ­

Мантия обрисовала линии бедер и округлой попки. Тонкую, едва заметно выступающую полоску хребта. ­

Провести по нему рукой, слегка нагибая и надавливая на шею…­

Его челюсти почти заскрежетали. ­

— Ты жуть как бесишь меня, грязнокровка.­

Она обернулась через плечо, заметив его выражение лица и выпрямляясь. Тонкие брови приподнялись.­

— Проблемы, Малфой?­

Она. Она была проблемой. ­

Драко приблизился к Грейнджер и почувствовал, как напрягается верхняя губа, а под кожей покалывает от раздражения.­

— Пошла. Вон. ­

Горячий взгляд карих глаз буром вошёл в его ледяные зрачки, плавя сетчатку. ­

— Нет, — её голос дрогнул, и стоило ему наклониться ниже, дыхание замерло в груди грязнокровки. ­

— Я уничтожу тебя. ­

Её выдох. Он ощутил его на языке. Тревожный звон в голове оповестил о том, что лучше бы ему убираться отсюда.­

Мятный вкус с откликом корицы. Малфой перекатывал его на языке, пока она упрямо сверлила его глазами. ­

— Ты хочешь доказать мне что-то? – его голос был густым и низким, он сам не узнавал его, лишь жадно вдыхая её запах, который вблизи окутывал его с головы до ног. ­

— Только лишь то, что это твоя слабость, а не моя.­

Он засмеялся. Получился слишком резкий и ненастоящий звук. ­

— У меня нет слабостей, херова ты дура.­

Гермиона опустила длинные ресницы и коснулась взглядом его губ, будто соизмеряя расстояние между ними.­

— Почему тогда ты в нескольких сантиметрах от меня? Снова

Последнее слово она произнесла еле слышно.­

Он мазнул взглядом по гриффиндорскому галстуку, затянутому вокруг её шеи, будто надеясь, что это приведет его в чувство, а затем снова поднял на неё глаза. Губы Грейнджер были слишком близко, чтобы не думать о них. ­

Красный и золотой цвета потерялись в какофонии запахов и ощущений.­

— Малфой.­

Он знал: она скажет что-то, что заставит его ощутить ярость. Снова ярость. Но сейчас, так близко от неё, он не ощущал. Лишь внезапное, накатывающее желание проникнуть в грязный рот. Двигать в нём своим языком. Такой тугой, такой влажный. Такой отвечающий. Ему, а не какому-то грёбаному Курту Миллеру. Ему. ­

Она бы вцепилась пальцами в его плечи или зарылась в волосы. Прижалась бы к нему, ощущая его адский стояк, который уже топорщил штаны. От мыслей. Всего лишь от мыслей о том, как она выдохнет в его рот. И выгнется. А он позволит.­

Я, блядь, свихнулся. ­

Яхочугрязнокровку

— Ты сам сказал, чтобы я забыла о вчерашнем, – дрожащий голос. Она шумно, глубоко дышала. Драко хотел, чтобы ей нравился его запах. ­

Он знал, что нравился.­

Ее слова проникли в мозг. На секунду вернулась злость.­

— Ты думаешь, я собираюсь целовать тебя? Чтобы я потом выхаркал все свои внутренности? ­

Она молча сжала зубы, но промолчала. ­

— Он хорош, да? ­

— Кто? ­

— Миллер.­

— Что ты несёшь?­

— Ответь мне, блядь. Хорош? Он засовывал свой язык в твой грязный рот? Или, может быть, еще куда-нибудь? – прорычал он ей в лицо.­

Гермиона растерянно смотрела на него, не понимая, зачем он говорит эти гадкие вещи. Почему его это хоть как-то заботит и зачем она вообще пригласила Курта пройти в гостиную старост.­

А когда смысл слов дошёл до неё, она прошептала:­

— Ты, чёртов козёл, не смей говорить подобные вещи обо мне.­


Дата добавления: 2015-12-07; просмотров: 62 | Нарушение авторских прав



mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.05 сек.)