Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Застойный

СЕЙЧАС

 

Жалко смотреть на мусор после вечеринки. Лишь пепел напоминает о костре. Бычки сигарет и пустые банки пива валялись меж хвои и шишек. Как лес пережил ту ночь?

«Ладно, ребятки.» Папа дал нам обеим по мешку и по паре резиновых перчаток. «Мусор в один пакет, перерабатываемые продукты в другой. Работайте.»

Я вырвала пакет из его рук, все еще обиженная, пока, к моему удивлению, не заметила, что мой отец одевает перчатки и наклоняется, чтобы подобрать пивную банку. Я думала, что это мое наказание.

«Ты собираешься помогать?» спросила я.

Папа кивнул.

«Спасибо,» пробормотала я. Я ожидала, что он сядет в грузовик и вздремнет или начнет охоту на других мертвых животных.

Дреа работала вокруг пепла от костра, пока папа стоял в нем, подбирая обугленные банки. Я прошла по тропинке из мусора к окраине очищаемой зоны, где пересекались две пешие дорожки.

«Блин, это бесит,» сказала я вслух, поняв, что чистка займет больше времени, чем я себе представляла.

Белки громко зашумели, когда я сошла с тропы, погружаясь глубже в лес за алюминием. Лучи света проглядывали сквозь деревья, но там, где их не было, было темно, создавая иллюзию, что было уже позже, чем показывали мои часы. Я дошла до конца тропинки из банок. Место костра уже далеко – я зашла дальше, чем думала. Волосы на руках встали дыбом. Я поторопилась обратно к тропинке, обращая внимание на каждое чирикание, каждый щелчок, каждый шелест. Затем я замерла. Кто-то шел мне навстречу с другого конца прогулочной тропинки. Высокий. Мужчина. Широко шагая.

Возможно, он просто прохожий. Мне надо идти дальше к месту уборки, даже если придется повернуться к нему спиной.

«Привет,» позвал он меня, прежде чем я даже успела двинуться с места.

«При-,» нервно произнесла я. Я выдохнула и попробовала еще раз. «Привет.»

«Отличный день для прогулки… Ей, я знаю тебя.» Он шагнул ближе. «Ты младшая сестра Люка Товина, так?» Он улыбнулся. «Я его старый приятель.» Шаг ближе. Как он может быть одним из друзей Люка? Его лицо все в морщинах, и у него отсутствует один зуб с лева. Его нос облезлый, как мой выглядит после дня катания на сноуборде. Он выглядел слишком старым для друга Люка.

Я наблюдала за Скелетом краем глаза, появившегося из-за ствола ближайшего дерева.

«А, да, это я,» сказала я, мысленно желая, чтобы этот мужчина ушел, не подходил ближе. «Я бы пожала тебе руку, но…» Я заметила, как он взглянул на мой мусорный пакет в одной руке, перчатка на другой.

«Ты отчищаешь лес в поддержку благотворительной компании или что?»

«Что-то типа этого,» пробормотала я. Я отошла ,чтобы обойти его. Далеко отшагнула. Скелет вновь выглянул из-за дерева, тряся костями.

«Помощь нужна?» Мужчина наклонился, чтобы подобрать банку, которую я пропустила. Потряс ей рядом с ухом. «Надо проверить, если осталось что-то внутри. Не хочу, чтобы хорошее пиво просто так пропадало.»



Гадость. Он засмеялся. Взглянув в даль тропинки, я увидела Папу, который сгибался и вставал, подбирал, подбирал, подбирал, спиной к мне.

«Как, кстати, Люк?» сказала мужчина.

«Хорошо. Я увижу его скоро. Могу передать, что столкнулась с вами.» Я отшагнула. Скелет схватил ветку, подтянулся к следующей, быстро вскарабкиваясь. Он остановился на высокой ветке и посмотрел вниз, мертвой хваткой схватившись за ствол дерева. Поманив к себе жестом, чтобы я начала вскарабкиваться.

«Мы тоже тут тусили, знаешь.» Он опять шагнул ко мне. Все еще держа пустую банку в руке. «Ты немного выросла с тех пор, как я в последний раз видел тебя.» Он обвел меня взглядом от груди до ног.

Точно не один из хороших друзей Люка. Кости Скелета трещали, трещали. Я слишком боялась, чтобы развернуться и убежать. Я посмотрела на место уборки. Я увидела Папу. Он так далеко. Мне надо попробовать.

«Если вы знаете Люка, то вы должны быть знакомы с моим отцом. Я уверена, что он хотел бы с вами поздороваться. ЕЙ, ПАП! ЗДЕСЬ!» Крикнула я и помахала, увидев, как мой отец посмотрел в мою сторону, рукой прикрывая глаза. Он поставил свою сумку и направился ко мне со скоростью близкой к бегу. Друг Люка отошел на пару шагов.

Загрузка...

«Здравствуйте, сер. Меня зовут Ден. Я друг Люка.» Он вытянул руку.

«Я знаю, кто ты,» сказал Папа, обняв меня рукой, вместо того, чтобы пожать руку Дену – которая опустилась и почесала голову.

«Я просто помогал тут вашей дочери.» Ден кинул банку в мой мусорный пакет.

Папа прижал меня сильней.

«Ну что, Люка выпускают из тюряги?» Ден широко улыбнулся. Папа сжал челюсти.

«Скоро.»

«Отлично. Скажите, чтобы заглянул, когда выйдет.» Он замолчал. Когда мы ничего не ответили, он добавил, «Ладно ,мне лучше продолжить мою прогулку.»

Когда Папа проводил взглядом Дена, спускающегося дальше по тропе, он сказал, «Думаю, что здесь достаточно чисто. Почему бы тебе и Дрее не поработать со мной вокруг костра.»

Его рука на моей спине подтолкнула меня к месту уборки. Я хотела поблагодарить его, что пришел за мной, но я не сказала ни слова, также как и Папа. Так лучше. Ведь нам обоим было ясно, что я была в опасности, и нам обоим было ясно, что мы бывали в опасности и раньше. Воспоминание начало всплывать, начинаясь с образа разбитого окна – но я быстро выбросила это из головы.

 

После уборки, мы подбросили Дрею к ее дому и вернулись домой.

Папа открыл багажник грузовика и вынул коробку среднего размера.

«Придержишь входную дверь для меня, ладно, Клэр?» Спросил он.

«Что в коробке?» Я придержала дверь ногой, когда он внес ее и поставил на кофейный столик.

«Огнеустойчивый сейф,» сказал он, снимая крышку с коробки. Я держала упаковку, пока он вынимал сейф. Он был прямоугольным и достаточно маленьким, что мог вместиться в мой рюкзак. Папа открыл дверцу ключом и посмотрел вовнутрь. Я была впечатлена тем, насколько тонки его стенки. Он не много выдержит. Похоже на пустую трату денег. У нас, правда, не много действительно ценного.

Мама присоединилась к нам, когда я упала на диван, наслаждаясь тем, какими мягкими казались подушки под моим усталым телом.

«Что ты собираешься туда положить?» Спросила я.

«Ценные. Важные бумаги,» сказал Папа. «В случае пожара,» добавил он.

Мама взглянула на сейф, потом на меня. Ее губы сжались.

«Ты не заправила постель сегодня утром,» сказала она мне. Она до сих пор зла. Ей все равно, что у меня нет телефона; нет машины; нет прав на телевизор, компьютер или стационарный телефона; или что моя спина болит, и запах сгоревших сигаретных бычков и пива застрял в моем носу от этой двухчасовой уборки мусора. «Иди и заправь ее сейчас.»

«Я не могу отдохнуть немного?» Я не могу скрыть раздражения в голосе.

«Безделье,» сказала Мама. Мой мозг тут же дополнил предложение: … мать пороков. Ее любимое высказывание.

«Но почему мне надо заправлять кровать? Мне ложиться через пару часов.»

«Не спорь со мной, барышня.»

Я оттолкнулась от дивана и потопала в мою комнату.

Забудь. Я приняла душ, поужинала в тишине и пошла в кровать, поругав себя за беспорядок. Но эта маленькая победа длилась недолго, поскольку я не прекращала думать о том парне в лесу – я пыталась лежать на животе, потом на боку, затем на моей спине. Смотрела вверх над собой. Держала глаза открытыми, потому что, когда я их закрывала, я видела его, его тревожные глаза, бегающие по моему телу. Я могла видеть его с Люком. Стоп. Не стоит думать о том, что Люк мог делать, водясь с парнями как этот. Мое сердце трепетало, мое дыхание задержалось в верхней части груди. Я попыталась сделать пару глубоких вдохов, проталкивая воздух по всем легким. Я держала глаза открытыми, пока они сами не закрылись.

 

Ледяной синий воздух. Мягкая трава под моими ногами. Влажная. Наш двор, обычно скучный и нудный, лишь с грязью и нескольким высоким деревьями, заполнился наперстянкой, штокрозой, лавандой и розами. Все открыты луне. Я повернулась к дому. Мягкий свет в каждом окне. Дом. На улице цветы слишком ярки, трава слишком мягкая, зелень слишком зеленая. «Иди уверенно,» прошептала я, но мои ноги побежали, руки затряслись. Через дверь. Закрыла ее.

В доме что-то было не так. Еда на тарелках. Никто ее не ел. Никого в гостиной, телевизор показывал яркий мультик, одеяла были разбросаны на диване, подушки лежали повсюду. Стиральная машина свистела. Сушилка гудела. Ванна была наполнена, горячая и готовая. И моя комната. Все на месте.

Я буду в безопасности в моей кровати.

Запрыгнула в нее обеими ногами. Никакого матраса, никаких подушек, никакого одеяла.

Разлагающиеся тела, мертвые, но живые. Липкие руки схватились за мои лодыжки.

Крик.

Я выпрыгнула из кровати на твердых ногах, которые понесли меня через всю комнату. Мое тело ударилось об пол. Жестко.

Мой маленький синий ночник светил мне, и я быстро подползла к нему. Опираясь на дверную раму, я прошлась вдоль стены, прежде чем нашла включатель. Свет.

Никаких разлагающихся тел. Никаких рук трупов. Никакого ледяного синего воздуха. Ничего, кроме моей комнаты. Вялой и темной как всегда.

Просто кошмар, кошмар. Не настоящий, не настоящий. Я сжала руки на груди, желая, в какой-то степени, чтобы я могла продавить кожу пальцами, вручную успокоив сердце.

Мне надо отвлечься. Остановись, разум. Забудь кошмар. Остановись и подумай о чем-нибудь другом. О чем угодно. Как… о цвете моих стен.

Баклажан. Не люблю этот овощ. Не люблю этот цвет. Я предпочитаю что-то легче – что-то, что не поглощало бы солнечный свет даже в самый светлый день. Как небесно-голубой или маслянисто-желтый, или яблочно-зеленый. Было бы замечательно проснуться посреди кошмара в комнате, выкрашенной в ярких цветах. Комната была этого цвета, когда она еще принадлежала Люку, того же цвета, как когда мои родители купили этот дом больше чем двадцать лет назад. Цвет, наверно, останется таким же, когда они умрут. Я бы хотела, чтобы Мама разрешила мне покрасить комнату, но она имеет что-то против краски. Или она имеет что-то против изменений в принципе.

Единственное, что не вяло в этом доме, это мой аквариум. Включила свет. Моя рыба-присоска сейчас висела на знаке РЫБАЛКА ЗАПРЕЩЕНА. Мои ангелы зависли, будто свет заморозил их в момент испуга.

После того, как моя золотая рыбка умерла, я купила бала акул. Которые прожили долго. Потом, одна за другой, мои бала акулы покончили жизнь самоубийством, выпрыгивая из аквариума, утопая на ковре.

Потом я выбрала рыб ангелов, четыре, чтобы избежать агрессивного поведения, по совету Люка, который, в течение нескольких месяцев, был рыбным экспертом в Tank Goodness. Он любил эту работу. Интересно, наймут ли они его еще на работу.

Когда ангелы привыкли к свету, они начали медленно двигаться. Я прислонила один палец к стеклу. Суши тут же нашла его, следя за моим пальцем, когда я двигала его вверх, вниз и через весь аквариум. Кошмар кажется уже далеким, так что я могу начать думать о реальности.

Я проверила под листами и под одеялом, посмотрела под кроватью. Безопасно. Я села на кровать, накрыв ноги одеялом, я взялась за вязание. Этот клик, клик спиц и сосредоточенность на счете стежков держали меня вдали от кошмара, который желал вновь проявиться в моей голове. Шапка Дреа действительно выглядела красиво. Впервые я добавила бисер к чему-то, и я была рада видеть, что это выходит здорово.

Когда я почувствовала, что еле держу глаза открытыми, я отложила мое вязание на тумбочку и легла на спину.

Семнадцать лет - слишком поздно для кошмаров и боязни темноты. Но я все равно оставила свет включенным.


 

Глава 12:


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 181 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Как Выглядит Идеал | Перебита | Победы и Проигрыши | Почему? | Костюмы, Которые Мы Носим | Синие Круги | Полу-безопасный | Равновесие | Создание и Разрушение | Возвращение Домой |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Отфильтрованный| Канун Дня Всех Святых

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.053 сек.)