Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

В каких случаях судья отказывает в принятии заявления со ссылкой на то, что оно не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства?

Читайте также:
  1. IX отдел (запись актов гражданского состояния).
  2. Акты гражданского состояния
  3. Б) не устанавливает никаких требований
  4. Белый дом заставляет местные власти повышать «имиджевые» расходы и отказывает в кредитах
  5. Больше никаких бесплатных угощений
  6. БОЛЬШЕ НИКАКИХ МИГРЕНЕЙ
  7. В каких пищевых продуктах содержится ниацин

 

Отказ судьи в принятии искового заявления предполагает отсутствие у лица, подавшего заявление, права на обращение в суд общей юрисдикции. Заявление не подлежит рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства в силу п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК, потому что законом предусмотрен иной судебный порядок рассмотрения и разрешения заявления. Иной судебный порядок устанавливается федеральным законодательством в зависимости от компетенции различных судов, например для дел, рассматриваемых Конституционным Судом РФ, арбитражными судами, военными судами, или в зависимости от процедуры, установленной процессуальным законодательством, например для уголовного судопроизводства, производства по делам об административных правонарушениях.

Подведомственность дел судам общей юрисдикции определяется в соответствии со ст. 22 ГПК.

В судебной практике существенные затруднения вызывает определение порядка рассмотрения жалоб граждан на действия государственных органов и должностных лиц, совершаемых при расследовании уголовных дел и при исполнении уголовного наказания, если порядок обжалования этих действий прямо не урегулирован УПК и УИК. В этой связи показательным является следующий пример из судебной практики.

Бывший директор Тамбовского завода "Октябрь" Лисуков В.С. был привлечен к уголовной ответственности по обвинению в совершении преступления, предусмотренного п. "б" ч. 3 ст. 160 и ч. 2 ст. 327 УК.

Приговором Советского районного суда г. Тамбова от 30 июля 1998 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по уголовным делам Тамбовского областного суда от 8 декабря 1998 г., Лисуков В.С. был оправдан по основаниям, предусмотренным п. 1 и 2 ст. 5 УПК РСФСР.

Постановлением президиума Тамбовского областного суда от 24 июня 1999 г. по протесту прокурора Тамбовской области состоявшиеся по этому уголовному делу судебные постановления были отменены, дело было направлено на дополнительное расследование.

Лисуков В.С. обжаловал постановление президиума Тамбовского областного суда от 24 июня 1999 г. в порядке судебного надзора в ВС РФ.

23 ноября 1999 г. заместителем Председателя ВС РФ уголовное дело по обвинению Лисукова В.С. было истребовано для проверки в порядке надзора законности постановления президиума Тамбовского областного суда от 24 июня 1999 г.

По запросу уголовное дело в отношении Лисукова В.С. в ВС РФ выслано не было, а должностные лица Генеральной прокуратуры РФ заявителю и ВС РФ сообщили об отказе в представлении уголовного дела для проверки в порядке судебного надзора со ссылкой на недопустимость истребования судом надзорной инстанции уголовного дела, по которому предварительное расследование не завершено.

Считая эти действия незаконными, 3 апреля 2000 г. Лисуков В.С. обратился в суд с жалобой на неправомерные действия Генеральной прокуратуры РФ. Заявитель указал на то, что Генеральная прокуратура РФ не выполняет законное распоряжение суда надзорной инстанции, в связи с чем нарушено конституционное право на судебную защиту его прав, нарушенных неправосудным, по мнению заявителя, постановлением президиума Тамбовского областного суда от 24 июня 1999 г.



Решением Тверского суда Центрального административного округа г. Москвы от 21 апреля 2000 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 24 июля 2000 г., жалоба Лисукова В.С. была оставлена без удовлетворения. Решение суда мотивировано тем, что в соответствии со ст. 375 УПК РСФСР уголовное дело для проверки в порядке судебного надзора может быть истребовано только из суда, в производстве которого оно находится, но не из органов, производящих предварительное расследование. Кроме того, суд сослался на то, что права и свободы заявителя действиями Генеральной прокуратуры РФ не нарушаются и что направить в ВС РФ уголовное дело, находящееся в производстве прокуратуры Тамбовской области, Генеральная прокуратура РФ возможности не имеет.

Загрузка...

Постановлением президиума Московского городского суда от 13 марта 2001 г. протест заместителя Председателя ВС РФ на состоявшиеся по делу судебные постановления был оставлен без удовлетворения. В постановлении суда надзорной инстанции в дополнение к доводам судов первой и кассационной инстанций указано на то, что подача гражданином жалобы в порядке надзора и проверка дела в порядке надзора не может рассматриваться как осуществление права гражданина на судебную защиту его прав, поскольку рассмотрение дела в порядке надзора не является в Российской Федерации обязательной стадией судебного процесса и зависит от усмотрения должностных лиц судов надзорной инстанции. В подтверждение этого довода президиум сослался на практику Европейского Суда по правам человека.

Президиум Московского городского суда посчитал запрос заместителя Председателя ВС РФ об истребовании уголовного дела незаконным и по этой причине исполнению должностными лицами прокуратуры не подлежащим.

Кроме того, президиум указал на невозможность рассмотрения настоящего дела по правилам гл. 24.1 ГПК РСФСР, сославшись на то, что спорные правоотношения должны регулироваться уголовно-процессуальным законодательством, а дело должно быть рассмотрено в порядке, предусмотренном гл. 19 УПК РСФСР.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ состоявшиеся по делу судебные постановления отменила и вынесла новое решение об удовлетворении требований заявителя, указав на следующее.

Из материалов дела усматривается, что заявителем Лисуковым В.С. по уголовному делу в порядке судебного надзора обжаловалось постановление суда надзорной инстанции, а не какие-либо действия следователя или прокурора, совершенные в ходе предварительного расследования дела после его возвращения на доследование.

В соответствии со ст. 126 Конституции ВС РФ является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Производство по делу в порядке судебного надзора является одной из стадий судебного разбирательства, предусмотренной указанной нормой Конституции, и регулируется нормами процессуального законодательства.

В соответствии с ч. 1 ст. 371 УПК РСФСР пересмотр в порядке надзора вступивших в законную силу приговора, определения и постановления суда допускается лишь по протесту того прокурора, председателя суда и их заместителей, которым это право предоставлено за коном.

Правом на принесения протестов в настоящее время наделены: Генеральный прокурор РФ, Председатель ВС РФ и их заместители - на приговоры (в том числе приговоры (постановления) мировых судей, приговоры (постановления) суда апелляционной инстанции), определения и постановления любого суда РФ, за исключением постановлений Президиума ВС РФ (ч. 2 той же статьи, в ред. от 7 августа 2000 г.).

Часть 1 ст. 375 УПК РСФСР предусматривает, что лица, указанные в ст. 371 Кодекса, вправе истребовать в пределах своей компетенции любое уголовное дело для разрешения вопроса о принесении протеста на вступившие в законную силу приговор, определение или постановление суда.

Каких-либо исключений из этого правила, кроме условия о вступлении в законную силу судебного постановления, подлежащего проверке, препятствующих истребованию уголовного дела по запросу должностных лиц вышестоящих судов, имеющих право на принесение протеста в порядке надзора, из любых органов, в которых это дело находится, закон не содержит.

То обстоятельство, что вступившие в законную силу судебные постановления могут быть пересмотрены лишь по протестам указанных выше должностных лиц, а не по жалобам граждан, не означает, как посчитал президиум Московского городского суда, что подача гражданином жалобы в порядке надзора не может рассматриваться в качестве одной из форм осуществления им права на судебную защиту.

Право гражданина обжаловать вступившие в законную силу судебные постановления, при наличии установленного российским процессуальным законодательством порядка пересмотра таких постановлений, является его неотъемлемым правом на судебную защиту, вытекающим из ст. 45 (ч. 2), ст. 46 (ч. 1), ст. 50 (ч. 3) Конституции. Оно также основано на ст. 376 УПК РСФСР, согласно которой должностное лицо, истребовавшее дело, обязано принять по нему одно из двух возможных решений:

принести протест на вступившее в силу судебное постановление, если оно является незаконным или необоснованным;

отказать в принесении протеста, если оснований для его принесения не имеется, и сообщить лицу, по ходатайству которого дело было истребовано, мотивы отказа.

Таким образом, жалоба гражданина на вступившее в законную силу судебное постановление порождает у соответствующего должностного лица определенные обязанности и, следовательно, она имеет процессуальное значение - в ее форме гражданин на данной стадии процесса осуществляет право на судебную защиту, требуя пересмотра вступившего в законную силу судебного постановления, которое, по его мнению, является незаконным или необоснованным.

Практика Европейского Суда по правам человека, признающего исчерпывающим все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты России после вступления судебного решения в законную силу, сама по себе не препятствует реализации гражданином предусмотренного уголовно-процессуальным законодательством РФ права на подачу им ходатайства о пересмотре вступившего в законную силу судебного постановления и не освобождает соответствующих должностных лиц от исполнения ими возникающих в связи с этим обязанностей.

Следовательно, указанный довод президиума Московского городского суда является несостоятельным.

Вывод судебных инстанций о том, что в соответствии со ст. 375 УПК РСФСР обязательным условием для истребования уголовного дела для проверки состоявшихся по нему судебных постановлений в порядке надзора является окончание предварительного следствия и передача дела в суд, основан на неправильном толковании ч. 2 ст. 375 УПК РСФСР, которая предусматривает, что право истребования дела из районных (городских) народных судов принадлежит также районным, городским прокурорам, которые в необходимых случаях вносят вышестоящему прокурору представление о принесении протеста в порядке надзора.

Данная норма действует только в отношении строго ограниченного состава субъектов правоотношений (районных и городских прокуроров) и регулирует только частный случай, когда уголовное дело уже рассмотрено судом и истребуется для проверки состоявшегося по нему судебного постановления. Толкование этой нормы как ограничивающей право лиц, указанных в ст. 371 настоящего Кодекса, на истребование уголовного дела и, как следствие этого, ограничение их права на принесение протеста в порядке надзора, не соответствует ни содержанию, ни форме ст. 371, 373, 375 УПК РСФСР и является неправильным.

Ошибочным является и вывод судебных инстанций о том, что права и свободы заявителя отказом должностных лиц прокуратуры представить уголовное дело по его обвинению в ВС РФ для проверки в порядке надзора не нарушены. Такой отказ является препятствием для реализации конституционного права Лисукова В.С. на судебную защиту его прав и свобод, нарушенных, по его мнению, постановлением президиума Тамбовского областного суда.

Согласно ст. 46 Конституции каждому гарантирована судебная защита его прав и свобод от любых нарушающих их действий и решений, в том числе и решений судов, законность которых оспаривается в рамках производства в порядке судебного надзора. Действия и решения органов прокуратуры, препятствующие реализации права заявителя на судебную проверку законности постановления президиума Тамбовского областного суда в порядке судебного надзора, являются незаконными и не согласуются с предусмотренным ч. 2 ст. 45 Конституции правом каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

В силу ст. 6 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" вступившие в законную силу постановления федеральных судов, мировых судей и судов субъектов РФ, а также их законные распоряжения, требования, поручения, вызовы и другие обращения являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, других физических и юридических лиц и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

Эта норма в полной мере применима к процессуальной стадии проверки судебных постановлений в порядке судебного надзора, в связи с чем законное распоряжение должностного лица суда, указанного в ст. 371 УПК РСФСР, об истребовании дела обязательно для исполнения всеми органами и должностными лицами, включая должностных лиц прокуратуры.

Статья 5 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" предусматривает, что прокурор и следователь не обязаны давать каких-либо объяснений по существу находящихся в их производстве дел и материалов, а также предоставлять их кому бы то ни было для ознакомления иначе как в случаях и порядке, предусмотренных федеральным законодательством.

Такой порядок применительно к настоящему делу установлен уголовно-процессуальным законодательством, регулирующим порядок судебной проверки в порядке надзора вступивших в законную силу решений, определений и постановлений любых судов независимо от того, в какой стадии находится предварительное расследование по данному делу после отмены оправдательного приговора. Этот порядок обеспечивается обязательностью распоряжений лиц, указанных в ст. 371 УПК РСФСР, по истребованию уголовных дел с целью проверки в порядке судебного надзора для всех организаций и должностных лиц, включая должностных лиц прокуратуры, прокуроров и следователей. Обязательность распоряжения об истребовании дела для проверки в порядке судебного надзора предусмотрена нормами федерального уголовно-процессуального законодательства, как этого требует ст. 5 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", и не является нарушением принципа недопустимости вмешательства в действия прокуроров и следователей, поскольку распространяется на сферу судопроизводства до вынесения обжалуемого постановления суда надзорной инстанции, не относится к стадии предварительного расследования и никак не влияет на независимость прокуроров и следователей при производстве предварительного расследования по уголовному делу.

Довод президиума Московского городского суда о том, что настоящее дело не может быть рассмотрено по правилам гл. 24.1 ГПК РСФСР, является неправильным.

Правоотношения, возникающие в ходе рассмотрения уголовного дела в порядке судебного надзора, действительно носят уголовно-процессуальный характер и регулируются нормами гл. 19 УПК РСФСР.

Вместе с тем незаконные действия должностных лиц прокуратуры, которыми созданы препятствия для соблюдения порядка проверки дела в порядке судебного надзора, выходят за рамки уголовно-процессуальных норм, а порядок обжалования таких действий прямо нормами гл. 19 УПК РСФСР не урегулирован. Такой порядок для обжалования в суд неправомерных действий государственных органов и должностных лиц установлен Законом РФ "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан", ст. 3 которого предусматривает, что в соответствии с Законом суды рассматривают жалобы на любые действия (решения), нарушающие права и свободы граждан, кроме:

действий (решений), проверка которых отнесена законодательством к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ;

действий (решений), в отношении которых законодательством предусмотрен иной порядок судебного обжалования.

Поскольку иного судебного порядка для рассмотрения жалобы на действия, направленные на воспрепятствование осуществлению правосудия, кроме порядка, установленного этим Законом, законодательством не предусмотрено, в силу ст. 6 Закона такая жалоба подлежит рассмотрению по правилам гражданского судопроизводства с учетом особенностей, установленных настоящим Законом.

Довод судебных инстанций о том, что Генеральная прокуратура РФ не в состоянии выполнить требование заявителя о незамедлительном представлении уголовного дела по его обвинению в ВС РФ, поскольку это дело находится в производстве прокуратуры Тамбовской области, не обоснован ссылками на соответствующие нормы закона и также является неверным.

В соответствии с ч. 1 ст. 129 Конституции прокуратура РФ составляет единую централизованную систему с подчинением нижестоящих прокуроров вышестоящим и Генеральному прокурору РФ.

Прокуратура РФ в соответствии со ст. 1 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" - единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации.

В целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства прокуратура РФ осуществляет, в частности: надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, дознание и предварительное следствие; уголовное преследование в соответствии с полномочиями, установленными уголовно-процессуальным законодательством РФ. Статья 17 этого Закона предусматривает, что Генеральный прокурор РФ руководит системой прокуратуры РФ, издает обязательные для исполнения всеми работниками органов и учреждений прокуратуры приказы, указания, распоряжения, положения и инструкции, регулирующие вопросы организации деятельности системы прокуратуры РФ и порядок реализации мер материального и социального обеспечения указанных работников.

Генеральный прокурор РФ несет ответственность за выполнение задач, возложенных на органы прокуратуры настоящим Федеральным законом.

В силу ст. 30 Закона указания Генерального прокурора РФ по вопросам предварительного следствия и дознания, не требующим законодательного регулирования, являются обязательными для исполнения.

Указания Генерального прокурора РФ обязательны для всех других прокуроров, в том числе для должностных лиц Генеральной прокуратуры РФ и нижестоящих прокуроров, которые своими незаконными действиями нарушили конституционное право Лисукова В.С. на судебную защиту, в связи с чем вопрос о восстановлении нарушенного права заявителя должен быть разрешен с учетом этих полномочий Генерального прокурора РФ.

Это обстоятельство подтверждено также тем, что уголовное дело по обвинению Лисукова В.С. в марте 2001 г. все-таки было представлено в ВС РФ. По протесту заместителя Председателя ВС РФ определением Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 27 апреля 2001 г. постановление президиума Тамбовского областного суда от 24 июня 1999 г. было отменено с оставлением в силе оправдательного приговора Советского районного суда г. Тамбова от 30 июля 1998 г. и определения судебной коллегии по уголовным делам Тамбовского областного суда от 8 декабря 1998 г.

С отменой указанного постановления президиума Тамбовского областного суда необходимость производства дополнительного расследования уголовного дела в отношении Лисукова В.С. отпала.

Отсутствует в настоящее время по той же причине и необходимость принятия по данному гражданскому делу решения о восстановлении нарушенного права Лисукова В.С. Вместе с тем требование заявителя о признании действий Генеральной прокуратуры РФ незаконными подлежит рассмотрению по существу, поскольку Лисуков В.С. в установленном процессуальным законодательством порядке от него не отказался и при рассмотрении дела в порядке надзора доводы протеста заместителя Председателя ВС РФ поддержал (дело N 5-В00-372).

 

Должен ли прокурор в заявлении об оспаривании ненормативного акта местного самоуправления указать, какие конкретно права и свободы лиц, в защиту которых он обращается, нарушены оспариваемым актом?

 

Часть 1 ст. 254 ГПК, регулирующей порядок подачи заявления об оспаривании решения, действия (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, должностного лица, государственного или муниципального служащего, устанавливает необходимость указания в заявлении на то, чем конкретно оспариваемый акт нарушает права и свободы лиц, обращающихся за судебной защитой.

В случае реализации прокурором своего правомочия, установленного ч. 1 ст. 45 ГПК, на обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов субъектов, указанных в данной норме, подаваемое им заявление должно отвечать требованиям, установленным ГПК.

Таким образом, прокурор в заявлении об оспаривании ненормативного акта местного самоуправления, если он вправе оспаривать его в целях защиты прав лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 45 ГПК, должен указать, какие конкретно права и свободы лиц, в защиту которых он обращается, нарушены оспариваемым актом.

Следует иметь в виду, что ГПК не предоставляет прокурору права оспаривать в суде ненормативные акты органов государственной власти, местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, затрагивающие права лиц, не перечисленных в ч. 1 ст. 45 ГПК. В принятии таких заявлений следует отказать на основании п. 1 ч. 1 ст. 134 ГПК.

 

Обладает ли прокурор правом на судебное оспаривание решения квалификационной коллегии судей об отказе в даче согласия на привлечение судьи к уголовной ответственности при наличии заключения соответствующего суда о том, что в действиях данного судьи содержатся признаки состава преступления?

 

В п. 2 ст. 26 Федерального закона от 14 марта 2002 г. N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации"*(143) устанавливается родовая подсудность дел по жалобам на решения квалификационных коллегий определенного уровня: о приостановлении либо прекращении полномочий судьи, о привлечении его к дисциплинарной ответственности, об отставке судьи и о ее приостановлении, а также об отказе в рекомендации на должность судьи.

Пункт 3 этой статьи содержит указание на тот же порядок обжалования всех иных решений квалификационных коллегий судей, предусматривая, что обжалование таких решений возможно лишь по мотивам нарушения процедуры их вынесения.

Анализ положений п. 3 ст. 26 указанного Федерального закона позволяет сделать вывод о том, что прокурор обладает правом оспаривать в судебном порядке решение квалификационной коллегии судей об отказе в даче согласия на привлечение судьи к уголовной ответственности только по мотивам нарушения процедуры его вынесения.

Из Определения Конституционного Суда РФ от 16 декабря 2004 г. N 394-О "По жалобе Генерального прокурора Российской Федерации на нарушение конституционных прав граждан пунктом 3 статьи 26 Федерального закона "Об органах судейского сообщества в Российской Федерации""*(144) следует, что решения квалификационных коллегий судей об отказе в даче согласия на привлечение судьи к уголовной ответственности могут быть обжалованы, в том числе и по мотивам, касающимся существа решений, однако таким правом наделены только граждане, пострадавшие от противоправных действий судьи, а не прокурор.

 

Подлежит ли рассмотрению в суде заявление гражданина об оспаривании решения квалификационной коллегии судей, отказавшей в даче согласия на привлечение судьи к ответственности по жалобе этого гражданина?

 

Пункт 1 ст. 16 Закона РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" (в ред. от 15 декабря 2001 г.)*(145) устанавливает принцип неприкосновенности судей, а ст. 26 Федерального закона от 14 марта 2002 г. N 30-ФЗ "Об органах судейского сообщества"*(146) закрепляет правило о том, что решение, принятое квалификационной коллегией судей, может быть обжаловано в судебном порядке лицом, в отношении которого оно принято.

По смыслу этих норм в судебном порядке может быть обжаловано только решение квалификационной коллегии и лишь лицом, в отношении которого оно принято, чьи права оно затрагивает.

В большинстве случаев, когда с заявлением в квалификационную коллегию судей обращаются граждане с жалобой на судью, решением которого они недовольны, решение квалификационной коллегией судей не выносится. На заявление гражданина отвечает председатель квалификационной коллегии.

В таком случае нет объекта обжалования - решения квалификационной коллегии судей и нет субъекта, полномочного обжаловать решение, - лица, в отношении которого квалификационной коллегией судей принято решение. В связи с вышеизложенным в принятии к производству суда такой жалобы как не подлежащей рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства должно быть отказано на основании ч. 1 ст. 134 ГПК.

В том случае, если по заявлению гражданина о привлечении судьи к ответственности квалификационной коллегией судей будет вынесено решение и гражданин будет с ним не согласен и обжалует его в суд, в принятии такой жалобы должно быть отказано на основании ч. 1 ст. 134 ГПК, так как такое решение может быть обжаловано только лицом, в отношении которого оно принято*(147).

 

Должны ли привлекаться к участию в рассмотрении дела муниципальные образования, если в суд в интересах неопределенного круга муниципальных образований субъекта РФ в порядке гл. 24 ГПК обратился прокурор с заявлением об оспаривании нормативного акта?

 

Глава 24 ГПК регулирует порядок производства по делам о признании недействующими нормативных правовых актов полностью или в части.

Правом на обращение в суд с заявлением о проверке нормативного правового акта в порядке нормоконтроля ч. 1 ст. 251 ГПК в числе иных субъектов наделяет прокурора, который осуществляет данное правомочие в пределах своей компетенции.

Прокурор осуществляет надзор за соответствием нормативных правовых актов федеральному законодательству, для чего он наделен правом обращаться в суд с требованием о признании противоречащих закону нормативных правовых актов недействительными (п. 3 ст. 22 Федерального закона от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" (в ред. от 17 ноября 1995 г.)*(148)).

В случае обращения прокурора с заявлением об оспаривании нормативного правового акта привлечение к участию в рассмотрении дела муниципальных образований, чьи права и законные интересы затрагиваются оспариваемым нормативным актом (равно как и других лиц в аналогичных ситуациях), не требуется, поскольку в таких делах прокурор обращается в суд не в защиту прав этих лиц, а в целях осуществления надзора за соответствием нормативных правовых актов федеральному законодательству - в пределах своей компетенции. Следовательно, в заявлении прокурора не требуется обоснование того, какие права муниципальных образований нарушены оспариваемым нормативным правовым актом; необходимо лишь указание на то, в чем он противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

 

Вправе ли уполномоченный по правам ребенка в субъекте РФ обратиться в суд в интересах несовершеннолетнего гражданина с заявлением о лишении одного из родителей родительских прав, когда такое полномочие определено в законе субъекта РФ?

 

Согласно ст. 46 ГПК в случаях, предусмотренных законом, органы государственной власти, органы местного самоуправления, организации или граждане вправе обратиться в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц. Заявление в защиту законных интересов недееспособного или несовершеннолетнего гражданина в этих случаях может быть подано независимо от просьбы заинтересованного лица или его законного представителя.

Пунктом 1 ст. 70 СК предусмотрено, что дела о лишении родительских прав рассматриваются по заявлению одного из родителей (лиц, их заменяющих), прокурора, а также по заявлениям органов или учреждений, на которые возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей (органов опеки и попечительства, комиссий по делам несовершеннолетних, учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и др.). Указанный выше перечень не является исчерпывающим.

Однако гражданское процессуальное законодательство находится в исключительном ведении Российской Федерации (п. "о" ст. 71 Конституции).

Частью 1 ст. 1 ГПК установлено, что порядок гражданского судопроизводства в федеральных судах общей юрисдикции определяется Конституцией, Федеральным конституционным законом от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (в ред. от 5 апреля 2005 г.)*(149), ГПК и принимаемыми в соответствии с ними другими федеральными законами, порядок гражданского судопроизводства у мирового судьи - также Федеральным законом от 17 декабря 1998 г. N 188-ФЗ "О мировых судьях в Российской Федерации" (в ред. от 22 июля 2008 )*(150).

Следовательно, право на обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц может быть установлено только федеральным законом.

Закон субъекта РФ не относится к нормативным правовым актам, регулирующим порядок гражданского судопроизводства, и поэтому не может предоставить право уполномоченному по правам ребенка в субъекте РФ обратиться в суд в интересах несовершеннолетнего гражданина с заявлением о лишении одного из родителей родительских прав.

Таким образом, действующее гражданское процессуальное законодательство исключает возможность обращения уполномоченного по правам ребенка в субъекте РФ в суд в интересах несовершеннолетнего гражданина с заявлением о лишении одного из родителей родительских прав в порядке ст. 46 ГПК.

 

Имеют ли право на обращение в суд управления Минюста России как органы, регистрирующие общественные объединения, с исками о ликвидации этих объединений после принятия Федерального закона от 8 августа 2001 г. N 129-ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"?

 

Ответ на этот вопрос дан в следующем определении.

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 153 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Каково значение относимости и допустимости доказательств в гражданском судопроизводстве? | Вправе ли суд признать факт установленным или опровергнутым в случае уклонения стороны от участия в экспертизе? | Имеют ли преюдициальное значение обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному гражданскому делу? | Судебные расходы, штрафы, извещения и вызовы | Освобождаются ли от уплаты госпошлины по гражданским делам лица, отбывающие наказание в местах лишения свободы и не имеющие денежных средств для оплаты госпошлины? | Каковы особенности уплаты государственной пошлины при обращении в суды общей юрисдикции, к мировым судьям? | За счет каких средств взыскиваются расходы по оплате государственной пошлины в случае удовлетворения заявленных требований о признании нормативного правового акта недействующим? | Каким образом следует разрешать вопрос об оплате государственной пошлиной искового заявления по делу, вытекающему из отношений по долевому строительству жилого дома? | Является ли основанием к отмене определения суда надзорной инстанции ненадлежащее извещение сторон о рассмотрении дела судом надзорной инстанции? | Является ли основанием для отмены решения суда в кассационном порядке ненадлежащее извещение заявителя о рассмотрении дела в суде первой инстанции? |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Какие требования предъявляются к содержанию и форме искового заявления?| Определение Верховного Суда РФ Дело N 16-Г04-18

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.018 сек.)