Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 6. Кто‑то сидел рядом с Хитом в салоне первого класса, но он был слишком занят своим

 

Кто‑то сидел рядом с Хитом в салоне первого класса, но он был слишком занят своим лэптопом и содержавшимися в нем документами, чтобы обратить внимание на соседа. И только когда стюардесса попросила выключить электронные приборы, он вдруг ощутил едва заметный горьковатый аромат. Поднял голову и уставился в умные голубые глаза.

— Порция?

— Доброе утро, Хит, — почти пропела она. — Неужели на вас не действуют эти чертовы ранние полеты?!

— Я привык.

— Сделаю вид, что верю.

На ней было шелковое сиреневое платье с запахом и поясом, узкое и без рукавов. На плечи накинут фиолетовый кардиган. В серебряную цепочку на шее вставлено три квадратных бриллианта. Ничего не скажешь, красивая, культурная, образованная женщина, и ему нравилось вести с ней дела, но он не находил ее сексуальной. Слишком уж сдержанна, слишком агрессивна. Словом, он сам, только в женском облике.

— Что позвало вас в Тампу? — спросил он, уже зная ответ.

— Уверяю, только не погода. Сегодня обещали девяносто три градуса[18].

— Неужели? — обронил Хит, никогда не обращавший внимания на погоду, при условии, если таковая не влияла на исход игры.

Порция наградила его своей самой обаятельной улыбкой. И это, возможно, сработало бы, не имей он в запасе точно такую же, которую и использовал для подобных целей.

— После вашего вчерашнего звонка я решила, что нам не обходимо точно определиться и, если потребуется, внести кое‑какие изменения. Обещаю не забивать вам голову во время полета. Ничто не действует на нервы так, как сосед, который никак не желает заткнуться.

Если уж выпало просидеть битый час рядом с одной из свах, он предпочел бы Пустозвонку. Ее по крайней мере можно принудить замолчать и не досаждать ему. Появление Порции сегодня утром не имело ничего общего с внезапным стремлением отправиться в Тампу. Вчера вечером он объяснил ей новые правила по телефону и отсоединился, пока она все еще пребывала в состоянии шока. Очевидно, с тех пор она успела прийти в себя.

Порция ограничивалась пустой болтовней, пока они не взлетели, но едва стюардессы стали разносить завтрак, как она перешла к делу.

— Мелани вы очень понравились. Более чем. Мне даже показалось, что она влюбилась с первого взгляда.

— Надеюсь, что нет. Милая женщина, но у нас мало общего.

— Но вы пробыли вместе всего двадцать минут, — возразила она с сочувственной улыбкой, которую сам Хит приберегал для наиболее трудных клиентов. — Понимаю, что вы человек занятой, но этим временным лимитом создали немало проблем. Я в этом бизнесе довольно долго и хорошо вижу, когда людям необходимо дать второй шанс. Думаю, что вы с Мелани друг другу подходите.

— Простите, но этому не бывать.

Лоб Порции остался гладким, выражение лица — сдержанным.

— Так дело не пойдет, — спокойно заметила она, вертя баночку с йогуртом. — Я никогда не старалась раздавить конкурента, особенно такого слабого, как «Браки у Мирны». Но…



— «Идеальная пара».

— Что?

— Контора называется «Идеальная пара», — поправил Хит, сам не понимая, с чего это вдруг ему понадобилось уточнять название. Почему он чувствовал, что это необходимо?

— Мудрое решение, — ответила Порция с легчайшим оттенком снисходительности. — Но знаете ли, я терпеть не могу людей, считающих, будто броские визитные карточки — это единственное и необходимое условие, чтобы считаться свахой. Впрочем, как спортивный агент, вы прекрасно понимаете, что я имею в виду.

Ничего не скажешь, чистый гол! У Аннабел ни малейшего опыта. Один голый энтузиазм.

Порция отодвинула поднос, оставив завтрак почти нетронутым.

— Вы считаете, что наша работа недостаточно хороша? Что мы чего‑то недодумали? Что заставляет вас подвергать моих кандидаток критике человека со стороны? Я солгала бы, сказав, что не чувствую ни малейшей угрозы, особенно еще и по тому, что предложила сама присутствовать при встречах.

Загрузка...

— Об этом не волнуйтесь. У Аннабел напрочь отсутствует киллерский инстинкт. Мелани ей понравилась больше собственной кандидатки.

Такого Порция не ожидала.

— Ничего не скажешь… странная маленькая лиса… — пробормотала она.

Должно быть, из‑за шума двигателей ему показалось, будто Порция сказала «странная маленькая киса», и перед глазами вдруг возникла обнаженная Аннабел.

Видение застигло его врасплох. Аннабел забавляла его, но не заводила. То есть не очень. Может, при виде ее у него раза два и возникали непристойные мысли, и он при малейшем удобном случае старался ее смутить. Но ничего серьезного. Так, от нечего делать.

Самолет провалился в воздушную яму, и Хит, изгнав из воображения кровать и голую Аннабел, вернулся к делу:

— Я и не ожидал, что вам это будет приятно, но, как сказал вчера вечером, процесс пойдет более гладко, если Аннабел будет сидеть с нами.

Огонь, вспыхнувший в глазах Порции, ясно говорил о том, что она сейчас думает. Но, как истинный профессионал она не могла позволить себе терять выдержку.

— Ну, это как посмотреть.

— Она головастик, Порция, а не акула. Женщины в ее присутствии расслабляются, и я за эти несколько минут могу лучше понять, что они собой представляют.

— Возможно, вы и правы. И все же я занимаюсь этим куда дольше, чем она, и уверена, что проведу эти встречи…

— Порция, даже если вы очень постараетесь, все равно не сможете говорить с ними на равных. Слишком вы властны по натуре. И поверьте, в моих устах это самый лестный комплимент. Я с самого начала объяснил, что хочу как можно больше облегчить себе задачу. Оказалось, Аннабел бесценна в роли некоего транквилизатора, и никто не удивлен этим сильнее меня.

Порция смирилась, хотя ситуация ей по‑прежнему не нравилась. И трудно ее за это винить. Если бы кто‑то браконьерствовал на его территории, он тоже полез бы на стенку.

— Хорошо, Хит, — кивнула она наконец. — Если вам это так необходимо, постараюсь сделать все возможное.

— Именно это я и хотел услышать.

Стюардесса взяла их подносы, и Хит вытащил последний номер «Спортс лоэрс джорнал». Но статья об ответственности за правонарушения и бесчинства футбольных фанатов не увлекла его. Несмотря на все усилия упростить процесс, поиски жены усложнялись с каждым днем.

 

— Мне она нравится, — объявил Хит в следующий понедельник, когда Рейчел ушла из «Сиенны». — Забавная. И собеседница занимательная. Я прекрасно провел время.

— Я тоже, — поддакнула Аннабел, хотя последнее вряд ли имело значение. Но свидание прошло лучше, чем она надеялась: сплошные взрывы смеха и оживленная беседа. Все трое имели определенные вкусовые предубеждения: Хит в рот не брал печенку в любом виде, Рейчел ненавидела оливки, а Аннабел не переваривала анчоусы. Они поделились самыми по стыдными случаями из своего школьного прошлого и обсудили фильмы братьев Коун: полное одобрение Хита, полное неприятие Рейчел и Аннабел. Хит, казалось, даже не заметил, что Рейчел далеко не столь сногсшибательна, как Гвен Фелпс. Зато она обладала так необходимыми ему лоском и умом. На этот раз Хит совершенно забыл о сотовом и ни разу не вынул его из кармана. Аннабел самовольно растянула двадцатиминутный лимит до сорокаминутного.

— Хорошая работа, Пустозвонка.

Он вынул электронную книжку и что‑то в ней напечатал.

— Завтра же позвоню и приглашу на свидание.

— Правда?

У нее немного закружилась голова. Хит поднял глаза:

— Что‑то не так?

— Нет, все в порядке. Почему вы спрашиваете?

— У вас какое‑то странное лицо.

Аннабел постаралась взять себя в руки. В конце концов, она теперь профессионалка и сможет с этим справиться.

— Просто представила газетные интервью, которые стану раздавать после того, как «Идеальная пара» сорвет джекпот.

— Нет ничего более вдохновляющего, чем девушка с заветной мечтой.

Он сунул книжку в карман и положил на стол зажим для денег. Аннабел нахмурилась. Хит свел брови.

— А что теперь?

— Неужели где‑нибудь в кармане у вас не найдется приличной кредитки?

— В моем бизнесе главное — показуха.

Он выудил стодолларовую банкноту и бросил на стол.

— Я упомянула об этом только потому, что… видите ли, я, кажется, говорила, что в таком бизнесе, как мой, очень важен консультант по имиджу, — начала Аннабел и осеклась, понимая, что ступила на очень тонкий лед.

— Некоторые женщины… женщины определенного воспитания и происхождения, считают дурным тоном выставлять богатство напоказ.

— Поверьте, это вовсе не дурной тон для двадцатилетних мальчишек, все свое детство получавших талоны на еду.

— Я прекрасно вас понимаю, но…

— Все ясно. Зажим для бизнеса, кредитная карта для потенциальных невест, — кивнул он, пряча предмет обсуждения в карман.

Строго говоря, Аннабел обвинила его в вульгарности и дурном вкусе, но вместо того чтобы оскорбиться, он принял к сведению информацию так безразлично, словно она сообщала ему завтрашний прогноз погоды. Аннабел вспомнила его безупречные манеры за столом, стиль одежды, умение разбираться в еде и винах. Очевидно, все это часть его образа жизни наряду со знанием гражданского и уголовного кодекса. Интересно, кто же на самом деле этот Хит Чампьон и почему он все больше ей нравится?

Аннабел принялась складывать коктейльную салфетку.

— Итак… насчет вашего настоящего имени…

— Я уже говорил. Кампьоне.

— Но я кое‑что проверила. Инициал вашего второго имени — «Д».

— Я ничего не обязан объяснять. И не ваше это дело.

— Значит, что‑то нехорошее.

— Ужасающее, — сухо бросил он. — Послушайте, Аннабел, я вырос в трейлерном парке. Не чистеньком парке мобильных домов — такую жизнь я считал бы настоящим раем. Эти развалюхи годились только на металлолом. Соседями были наркоманы, воры, словом, отбросы общества. Моя спальня напоминала свалку. Когда мне было четыре года, мать сбила машина. Мой старик был человеком порядочным, когда не напивался, но трезвые дни случались нечасто. Все, что у меня есть, заработано собственными руками, и я этим горжусь. И никогда не скрываю своего происхождения. Та помятая металлическая табличка с названием «Бо Виста» на стене моего кабинета когда‑то висела на столбе недалеко от нашего трейлера. Я сохранил ее как напоминание о прошлом. Но как бы там ни было, у меня свое дело. А ваше — подчиняться и выполнять мои распоряжения. Ясно?

— Господи, я всего лишь спросила о вашем втором имени.

— И больше не спрашивайте.

— Дездемона?

Но Хит не ответил на шутку, и Аннабел ошеломленно уставилась в его удалявшуюся спину.

 

— Отныне вы каждую ночь разъезжаетесь по клубам, — объявила наутро Порция своим служащим. В полночь ее разбудил Рамон, бармен «Сиенны», с тревожной новостью насчет успеха новой кандидатки Аннабел. После этого Порция так и не могла заснуть. И не могла избавиться от ощущения, что от нее ускользает еще один важный клиент.

— Раздавайте наши визитные карточки, — велела она Кики, Брайане и новой сотруднице Дайане, которую наняла вместо Зузу. — Спрашивайте телефонные номера. Не мне вас учить.

— Мы все это делали, — заметила Брайана.

— Очевидно, недостаточно усердно, иначе Хит Чампьон встречался бы вчера не с кандидаткой Грейнджер, а с нашей. И как насчет Хендрикса и Меколла? Последние две недели мы их вообще ни с кем не знакомили. А остальные клиенты? Кики, до конца недели вы посетите все крупные модельные агентства. Я беру на себя благотворительные обеды и бутики на Оук‑стрит. Брайана и Дайана, за вами — парикмахерские и большие универмаги. И для всех — ночные клубы. На следующей неделе к этому времени мы должны отобрать новую партию кандидаток.

— Можно подумать, этим мы чего‑то добьемся, — провор чала Брайана. — Хиту никто не нравится.

Похоже, до них так ничего и не дошло.

Порция вернулась в кабинет и пролистала календарь. Они не понимают, сколько нужно труда, чтобы удержаться наверху.

Она уставилась на короткую запись. Пятница… В сухом, немногословном разговоре Боди Грей назначил ей свидание на уик‑энд. С тех пор она старалась не думать об этом. При мысли, что кто‑то может увидеть их вместе, у нее начинались кошмары. Хорошо еще, что он не рассказал Хиту, как она шпионила под окном ресторана.

Над зданием пролетел вертолет. Порция поморщилась и потерла виски. Может, устроить себе день отдыха и косметических процедур? Нужно же как‑то поднять настроение, почувствовать себя прежней Порцией!

Но стоило ей повернуться к компьютеру, как предательский голос прошептал, что на всем свете не хватит масок, аюрведических массажей, маникюров и педикюров, чтобы вновь запустить колесико, сломавшееся у нее в душе.

 

Аннабел не могла позволить себе возлагать все надежды на свидание Рейчел с Хитом, поэтому остаток недели провела в лучших университетах города. Она попеременно бродила по коридорам Высшей школы бизнеса и торчала на ступеньках Школы гражданской политики Харриса. Кроме того, она прогулялась также в Линкольн‑парк, где провела большую часть времени в концертном зале Де Пола с выпускницами консерватории. И везде искала хорошеньких студенток и красивых преподавательниц, а найдя, смело подходила, объясняла, кто она и чего ищет. Кое‑кто был замужем или помолвлен, одна оказалась лесбиянкой, но общество обожает свах, и большинство соглашались ей помочь. К концу недели она обзавелась двумя потрясающими кандидатками, готовыми познакомиться с Хитом, если она попросит, а также полудюжиной будущих клиенток, не подходивших Хиту, но готовых работать с Аннабел. И поскольку ее цены были им не по карману, она мгновенно установила академические скидки.

Хита вот уже неделю не было в городе. И он ни разу не позвонил. Она ничего и не ожидала, но все же для человека, почти все время проводившего в компании с телефоном, это было довольно странно. Мог бы и уделить ей несколько минут. Хотя бы проверить, как идут дела.

Но вместо того чтобы расстраиваться, она натянула кроссовки, добежала до «Данкин доунатс»[19]и отвлеклась от насущных проблем датским пирогом с яблоками.

 

Первые четыре дня недели Хит провел в поездках между Далласом, Атлантой и Сент‑Луисом. Но даже на встречах с клиентами и личными администраторами игроков он постоянно ловил себя на том, что думает о пятничной «говорильне» в штаб‑квартире «Старз». Когда речь шла об этой команде, он старался иметь дело с Роном Макдермиттом, генеральным менеджером, но на этот раз Фэб Кэйлбоу настояла на личной встрече. Хиту это не очень понравилось.

Он гордился хорошими отношениями со всеми владельцами команд. За неприятным исключением Фэб. И во всем был виноват сам. Одним из его первых клиентов был ветеран «Грин Бэй», недовольный контрактом, добытым его бывшим агентом. Хит хотел показать свою крутость и, когда «Старз» проявили к парню интерес, долго водил Фэб за нос, позволяя ей верить, что отдаст игрока ей, а сам втихаря сыграл на этом при сделке с «Пакерз», получив значительно большую сумму, чем рассчитывал вначале. Фэб пришла в бешенство, позвонила, высказала все, что о нем думает, и попросила больше никогда не поступать с ней подобным образом.

Но Хит, не поостерегшись, вступил в ней с новую битву по поводу очередного клиента, на этот раз игрока «Старз». Хит решил, что нужно несколько подсластить третий год игры уже существующего трехлетнего контракта, условия которого также были оговорены бывшим агентом, но Фэб стояла как скала. Тогда Хит пригрозил убрать игрока с тренировочной базы. Парень был лучшим крайним команды, и, поскольку Хит припер Фэб к стенке, той пришлось обороняться. Сенсационной сделки, о которой мечтал Хит, чтобы установить репутацию талантливого агента, не получалось. Тогда он уперся и послал игрока заниматься морской охотой с аквалангом и подводным ружьем как раз в тот день, когда открылась тренировочная база.

Фэб окончательно обозлилась, а для папарацци настали счастливые дни. Пресса изощрялась, описывая распрю между скупердяйкой владелицей и предприимчивым новым агентом. Хит играл на популярности парня у болельщиков, раздавая интервью направо и налево и театрально понося Фэб за ужасное обращение с лучшими людьми. Первая неделя тренировок подошла к концу. Хит продолжал регулярно появляться на полосах газет и телеэкранах, присутствуя во всех выпусках десятичасовых новостей. Сторонников Фэб становилось все меньше, но она не сдавалась.

И когда Хит уже начал продумывать пути отступления, случилось чудо. Полузащитник сломал щиколотку на тренировке, и Фэб была вынуждена отступить. Хит добился своего, но при этом выставил Фэб в невыгодном свете, за что она его так и не простила. Эта история преподала ему два жестоких урока. После завершения хорошей сделки обе стороны должны чувствовать себя победителями. И преуспевающий агент‑профессионал не создает себе репутацию, унижая людей, с которыми приходится работать.

Секретарь в приемной «Старз» направила его на тренировочное поле, и, выйдя, Хит сразу же узрел Дина Робиллара, любезничавшего с Фэб на скамье для зрителей. Он тихо выругался.

Не хватало еще, чтобы Робиллар стал свидетелем того, как Фэб разносит его в пух и прах.

Дин выглядел так, словно сошел со страниц «Серфер мэгэзин»: двухдневная щетина, светлые волосы, с помощью геля уложенные в художественном беспорядке, майка и кроссовки. Надеясь обойтись малой кровью, Хит принял поспешное решение сосредоточиться на Дине.

— Что за «порше» я видел на твоем парковочном месте? Новый?

Дин уставился на него сквозь желтые иридиевые линзы модных солнечных очков.

— Та старая развалина? Черт возьми, нет. Я купил его не меньше трех недель назад.

Хит изобразил смех, хотя волосы на затылке, кажется, встали дыбом от злости. И не из‑за близости Робиллара. Пришлось тоже надеть темные очки, но не для того, чтобы защитить глаза. Для того, чтобы сравнять счет.

— Так‑так‑так… — проворковала Фэб Сомервиль Кэйлбоу тем хрипловатым чувственным голосом дурочки блондинки, которым успешно пользовалась для прикрытия острого как бритва ума и невероятной сообразительности. — Посмотрите, кто пришел! А я думала, что дератизаторы избавились от всех здешних крыс!

— Нет. Самые злобные и сильные ухитрились выжить, — ухмыльнулся Хит, стараясь не оскорблять ее слишком уж от крыто, и больше, чем это было необходимо, но в то же время показать Дину, что Фэб не сможет его унизить.

Владелице и главе «Старз» было за сорок, но годы, казалось, не имели над ней власти. Фэб была похожа на более интеллектуальную версию Мэрилин Монро, с тем же самым облаком почти белых волос и сногсшибательной фигурой, облаченной сегодня в легкую прозрачную тунику и узкую канареечно‑желтую юбку с длинным разрезом сбоку. Этой восхитительной красотке с соблазнительным бюстом, длинными ногами и лицом кинозвезды следовало бы украшать журнальные развороты, а не добиваться репутации самой влиятельной в НФЛ женщины.

Дин поднялся.

— Пожалуй, мне стоит слинять отсюда, прежде чем кто‑то из вас случайно повредит мою пасующую руку.

Сдерживаться и дальше не имело смысла.

— Брось, Дин, настоящее веселье еще и не началось. Оставайся и увидишь, как я доведу Фэб до слез.

Робиллар повернулся к своему прекрасному боссу.

— Поверьте, до сего момента я в глаза не видел этого безумца.

Фэб улыбнулась:

— Дин, солнышко, беги. Твоя сексуальная жизнь будет на веки искалечена, если своими глазами увидишь все те способы, которыми женщина может извести змею.

Отступление не помогло бы Хиту завоевать сердце куотербека, и стоило Робиллару шагнуть прочь, как он крикнул вслед:

— Эй, Дин! Как‑нибудь попроси Фэб показать место, где она хоронит кости тех агентов, у которых не хватило духу вы стоять против нее.

Дин, не оборачиваясь, махнул рукой.

— Я этого не слышал, миссис Кэйлбоу. Я всего лишь лапочка и маменькин сынок из Калифорнии, которому взбрело в голову поиграть в футбол, а в свободное время торчать в церкви.

Фэб рассмеялась и вытянула длинные голые ноги. Дин исчез за оградой.

— Нравится мне этот мальчик. Так нравится, что я готова сделать все, лишь бы вы не наложили на него свои загребущие ручонки.

— Вряд ли вам стоило больших трудов заманить его сегодня сюда и заставить стать свидетелем нашей дружеской встречи.

— Совсем ничего не стоило.

— Прошло семь лет, Фэб. Не считаете, что настало время зарыть топор войны?

— Думаю, пока все остается по‑старому. Хит сунул руки в карманы и улыбнулся:

— Лучший день в моей карьере настал, когда ваш зять стал моим клиентом. Я все еще наслаждаюсь каждой минутой.

Фэб насупилась. Она любила мужа сестры, Кевина Такера, как родного брата, и тот факт, что он проигнорировал ее желания и сменил прежнего агента на Хита, оказался горькой пилюлей, проглотить которую было невозможно. Первые переговоры с ней по поводу контракта Кевина превратились в беспощадный поединок. Даже ради родственника Фэб не собиралась разжимать железный кулак, в котором держала финансы «Старз», и Хит до сих пор помнил, как методически она вычеркивала огромные суммы премиальных, которые он включил, только для того, чтобы посмотреть, что из этого выйдет.

— Семья семьей, а бизнес бизнесом. Я люблю мальчика, но не настолько же.

— Кого вы дурачите? — бросил Хит. — Да вы по горящим угольям пройдете ради него.

— Да. Но при этом спрячу чековую книжку за спину.

Хит взглянул на поле. Хотя тренировочная база откроется только через месяц, некоторые игроки все же гоняли мяч по полю под руководством тренера команды. Он кивком показал на парня, игравшего в команде уже четвертый год, одного из клиентов братьев Загорски.

— Кеман неплохо выглядит.

— И выглядел бы намного лучше, если бы проводил больше времени в тренажерных залах и меньше — продавая машины в телемагазине. Но Дэн его любит.

Дэн Кэйлбоу. Президент «Старз» и муж Фэб. Они встретились, когда Фэб унаследовала команду от своего отца. В то время Дэн был старшим тренером, а Фэб ничего не знала о футболе, чему теперь крайне трудно поверить. Их поединки в начале знакомства стали столь же легендарными, как романтическая любовная история. В прошлом году один из кабельных каналов показал дрянную мыльную оперу, сюжет которой был основан на их романе, и Дэн до сих пор не мог успокоиться, поскольку его играл бывший солист какой‑то захудалой группы.

— Мне нужен трехгодичный контракт, — объявила Фэб, переходя к Калебу Креншо.

— Да, на вашем месте я бы тоже этого хотел, но Калеб собирается подписаться только на два года.

— Три. И это не обсуждается.

Она объясняла свою позицию, не заглядывая в бумаги, пересказывая сложнейшие вычисления чуть задыхающимся голоском сексуальной кошечки. У обоих была превосходная память, и поэтому он ничего не записывал.

— Вы знаете, что я не могу советовать Калебу принять та кое предложение, — заметил он, ставя ногу на переднюю скамейку. — Через два года он будет стоить на много миллионов больше, чем вы будете ему платить.

— Только если обойдется без травм, — ответила она. — Рискую я одна. Если на третий год он свернет коленку, мне все равно придется платить.

Она продолжала распространяться о своем альтруизме. И бесконечной благодарности, которую следовало бы испытывать игроку за одну лишь возможность носить форму таких легенд футбола, как Бобби Том Дентон, Кэл Боннер, Дарнелл Пруитт и, да, Кевин Такер.

Хит пригрозил проволочками, хотя не собирался приводить угрозу в исполнение. То, что он когда‑то считал идеальным орудием при заключении сделки, теперь стало отчаянной мерой, от которой больше вреда, чем пользы.

Фэб не унималась, бомбардируя его все новыми цифрами вперемешку с намеками на неблагодарных игроков и агентов‑кровопийц.

Хит парировал собственной статистикой, подчеркивая, что скряги владельцы расплачиваются за скупость озлобленными игроками и потерянным сезоном. В конце концов они пришли к соглашению, которого и добивались с самого начала: Фэб получит свой трехгодичный контракт, а Калеб Креншо — полуторамиллионный бонус за нанесенное оскорбление. Победа. Победа. Вот только это же соглашение могло быть достигнуто еще три месяца назад. Если бы Фэб при любом удобном случае не ставила ему палки в колеса.

— Эй, Хит!

Он обернулся. К скамье направлялась Молли Сомервиль Такер. Молли абсолютно не походила на ту шикарную блондинку, которой, в представлении почти каждого игрока НФЛ, была достойна такая звезда, как Кевин Такер. Стереотипу супруги футболиста она явно не соответствовала. Ее фигура была стройной и подобранной, но ничем особо не выдающейся. Если не считать раскосых серо‑голубых глаз, они с Фэб почти не походили друг на друга. Молли определенно нравилась ему куда больше, чем ее сестричка. Жена Кевина была умна, занимательна, прекрасно умела слушать и вести беседу. Она чем‑то напоминала ему Аннабел, хотя Аннабел была меньше ростом, а рыжие локоны разительно отличались от прямых каштановых волос Молли. Зато язык у обеих был как бритва. С ними нужно держать ухо востро!

На правой руке Молли сидел девятимесячный Дэниел Джон Такер. За левую цеплялась маленькая кудрявая девочка. Хит был рад видеть Молли, равнодушен к малышу и не слишком жаждал встречи с трехлетней крошкой. Но к счастью, сегодня у Виктории Фэб Такер была куда более важная цель.

— Тетя Фэб! — завопила она, отпуская руку матери. Маленькие ножки в ярко‑красных резиновых сапожках со всей возможной быстротой понесли ее к владелице «Старз». Сапоги плохо сочетались с фиолетовыми шортами и топом в горошек. Дождя не было вот уж две недели, но Хит имел личный опыт общения с Пиппи Такер и, зная ее целеустремленность, ничему не удивлялся.

Поскольку подобное тянется к подобному, Фэб вскочила со скамейки, чтобы приветствовать маленькую воровку.

— Привет, тыквочка.

— Представляешь, тетя Фэб…

Но тут к Хиту подошла Молли, и он на время выбросил негодницу из головы. Молли коснулась его шеи.

— Не вижу дырочек от укусов, значит, встреча прошла не плохо.

— Я все еще жив.

Молли пересадила сына на другую руку.

— Так ты уже нашел миссис Чампьон? Аннабел вбила себе в голову дурацкую и совершенно ненужную идею насчет конфиденциальности.

— Я все еще ищу, — улыбнулся Хит и, чтобы отвлечь ее от скользкой темы, взял слюнявый кулачок ребенка. — Эй, приятель, как поживает вбрасывающая рука?

Он не умел обращаться с детьми, и малыш зарылся лицом в плечо матери.

— Никакого футбола, — объявила Молли. — Он будет писателем, как его мама. Правда, Дэнни?

Она поцеловала макушку сына, но тут же нахмурилась:

— Ты сегодня говорил с Аннабел?

— Нет. А зачем?

Уголком глаза он заметил обращенную к Пиппи нежную улыбку Фэб. Хорошо бы она хоть раз улыбнулась ему вполовину так широко!

— Я целый день пытаюсь до нее дозвониться, но ни один телефон не работает. Если она тебе позвонит, передай, что я хочу поговорить с ней о завтрашнем великом событии.

— В час дня, — напомнила Фэб, глядя поверх кудрявой светлой головки Пиппи. — Она знает, что мы изменили время?

Хит замер. Праздник? Именно этого шанса он дожидался.

— Я сама этого не помнила, — пожаловалась Молли. — Столько дел, что совершенно из головы вылетело.

Такеры и Кэйлбоу постоянно собирались вместе, но Хит никогда не получал приглашений, сколько бы ни объяснял Кевину необходимость своего присутствия на семейных торжествах. Хит хотел побыть с Фэб в неформальной обстановке. Может, если они не будут в очередной раз драться из‑за контракта, она поймет, что он в общем‑то неплохой парень. Все эти годы он пытался устроить в ее честь с дюжину обедов и ужинов, но она всегда находила предлог уклониться, намекая на опасность пищевого отравления. А теперь Молли дает вечеринку и пригласила Аннабел. Не приглашен только он.

Может, там будут одни женщины. А может, нет.

Есть только один способ выяснить.

 


Дата добавления: 2015-07-07; просмотров: 109 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 1 | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 8 | Глава 9 | Глава 10 | Глава 11 | Глава 12 | Основан в 1894 году |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 5| Глава 7

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.091 сек.)