Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 4. Поднялся ветер

 

Поднялся ветер. За окном клубами дыма кружили облачка сухого снега. К лицу прилила кровь.

– Добрый день, Жюстина Дальвик. Вы меня помните?

– Конечно, помню. Разумеется. Зачем вы звоните... что-нибудь новое про Натана?

– Нет.

– Вот как.

– И о том, кто девушку убил, тоже, черт меня побери, ничего нового.

Жюстина задержала дыхание. Тор Ассарсон открыл дверь на балкон, закурил. По полу потянуло ледяным холодом.

– Одну минуту! – произнесла она в трубку. – Закройте! – прошипела она Тору и указала на птицу.

– У вас гости? – поинтересовался Ханс Нэстман.

– Да.

– И в субботу у вас тоже гости были, как я понимаю.

– Да.

– Я бы хотел с вами именно об этом немного побеседовать.

– В чем дело? Я что, не имею права в собственном доме гостей принимать?

– Конечно, имеете, Жюстина. Конечно, имеете.

– Тогда я не понимаю...

Разговор прервался, она поняла, что он звонил с мобильного и что он напал на какой-то след. Она пожалела о своей реакции, она отвечала слишком напористо, агрессивно. Это нехорошо. Она положила трубку, поспешно наклонилась и выдернула шнур. Затем вышла на балкон к Тору.

– Нужно тщательно закрывать двери и окна, а то у птицы может возникнуть желание улететь.

– И правильно! – выдохнул он вместе с дымом.

– Вовсе не правильно.

– Птице место на воле.

– Да, но он там не выживет. Он не знает, как защищаться от диких птиц и прочих, кто желает ему зла. Он только с людьми имел дело с тех самых пор, как выпал из гнезда. Он настроен на людей, на меня.

Пепельница стояла на полу. Она вспомнила, что забыла вытряхнуть ее. От порывов ветра пепел размело по сторонам. Тор ткнул свою сигарету среди многих недокуренных сигарет Берит.

– Да-да, – сказал он. – Это, вообще-то, не мое дело.

Он засобирался. Вначале он хотел заказать такси, но через секунду передумал.

– Я сделаю так же, как, должно быть, сделала она: поеду на автобусе. Вы имеете представление, как часто они ходят?

– К сожалению, нет. Я никогда на автобусе не ездила.

– Понятно. Я заметил около дома новую, красивую машину.

– Да. Я ее только что купила. У меня есть кое-какие дела, а то бы я вас до метро подбросила.

– Нет, нет! Я хочу пройтись. Как я уже сказал, я пытаюсь понять, что именно делала Берит в субботу.

Они спустились в прихожую. Она подала ему пальто и шарф. Взяла его холодную как лед руку в свои горячие ладони.

– Тор! – Она впервые назвала его по имени. – Будем держать кулаки, сжимать их как можно крепче. Чтобы Берит нашлась. Чтобы она была невредима, чтобы все стало как раньше. Если мы будем изо всех сил о ней думать, то все наверняка будет хорошо.

Тор откашлялся.

– Спасибо.

 

* * *

 

Как только он исчез за склоном холма, она воткнула шнур в розетку. Телефон немедленно зазвонил.

– Алло! – крикнула она, но ответом был только шум. – Ханс-Петер? Это ты?

Но это снова был полицейский, он что-то бормотал, ругался. Слова доносились обрывками.



– Алло! Черт побери... Я скоро буду... в Хэссельбю. Примерно через... минут.

 

* * *

 

Она вышла на балкон за пепельницей, вытряхнула ее в унитаз и четырежды спустила воду, пока не смыла все окурки. Потом подманила птицу и отнесла ее на чердак. На нее нашло странное спокойствие, она заварила целый кофейник кофе, поставила кружки.

Ханс Нэстман приехал один. Поставив машину вплотную к ее машине, спустился к дому, поднялся на крыльцо. Она открыла дверь раньше, чем он успел позвонить.

Он был не похож на себя. Похудел.

– Добрый день, Жюстина. Я вас, как видите, не забыл.

– Я вас тоже не забыла.

– Вот и хорошо.

– Я кофе приготовила.

Он кивнул.

 

* * *

 

Они уселись за кухонный стол, как раз с той стороны, где они вчера сидели с Хансом-Петером, где она сбросила все со стола, изнывая от желания, но все испортил телефонный звонок.

– Вы изменились, – сказала она.

– Заметно, да?

– Да.

– Я болел.

– Похоже, потеряли много килограммов. Ничего серьезного, я надеюсь?

Загрузка...

– Опухоль в толстой кишке.

– Ох.

– Ее больше нет. Опухоли, я хочу сказать. И никогда не будет, надеюсь.

– Эта ужасная болезнь разит направо и налево.

– Да. Когда так вот заболеешь, действительно учишься совершенно по-новому ценить жизнь.

Она разлила кофе по чашкам.

– К сожалению, у меня ничего нет к кофе.

– И хорошо. Все эти печенья, булочки, закидываешь все в себя – надо, не надо.

– Вы по какому-то особому поводу пришли, как я понимаю?

– По поводу Берит. Берит Ассарсон, ваша бывшая одноклассница.

У нее похолодело в животе.

– Да, Берит.

– Жюстина, не обижайтесь, но вы и вправду приносите несчастье. С людьми из вашего окружения что-то случается, они исчезают или умирают.

– Вы хотите сказать, что это я виновата?!

– Нет, я такого не утверждаю. Но послушайте. Сначала Натан Гендсер, ваш знакомый, бесследно исчез в джунглях, и никто его с тех пор не видел. Потом Мартина Андерссон, молодая, красивая, полная жизни внештатная журналистка, проявлявшая очевидный интерес к Гендсеру. Кто-то хладнокровно зарезал ее ножом, который используют в джунглях. В номере гостиницы, который она делила с вами.

– Очевидный интерес? – повторила Жюстина.

– Разумеется, я поговорил с остальными членами группы. Вы, наверное, и сами что-то заметили.

– Может, она любила пофлиртовать, думаю, потому что привыкла к этому. Молодые женщины часто так себя ведут. К тому же Натан тоже любил пофлиртовать, и, признаюсь, иногда это меня задевало. И конечно же, ему льстил интерес со стороны Мартины. Он же был уже немолод, настоящий старик рядом с ней!

– А теперь эта женщина, Берит. Муж сообщил об ее исчезновении. И вдруг я натыкаюсь на ваше имя. Перед исчезновением она побывала у вас.

– Вы меня в чем-то подозреваете? Хотите арестовать?

Он посмотрел на нее поверх очков:

– Я просто хочу поговорить.

– Это допрос или что-то подобное?

– Успокойтесь, Жюстина. Я всего лишь хочу получить ответы на некоторые вопросы, вот и все.

Она прижала руки к лицу, сердце у нее колотилось так, что он наверняка слышал его стук.

– Хорошо, – тихо выговорила она. – Эта история с Натаном... я еще от нее полностью не оправилась, понимаете, и каждый раз, когда я слышу его имя... мы собирались пожениться, сейчас я была бы его женой. Меня это мучает, я вижу, как он лежит в джунглях, раненый, а может быть, и мертвый... и как хищники...

Ханс Нэстман отпил кофе. Он ждал, когда она успокоится. Откинулся на спинку стула и, когда она отвела руки от лица, ободряюще улыбнулся.

 

* * *

 

Ей пришлось рассказать о субботнем вечере, он хотел знать мельчайшие детали, попросил ее показать, где именно они сидели, что говорили, что ели и пили. Спросил про ее ногу.

– Я упала, когда вышла побегать и было скользко. Обычный ушиб.

– Ее муж говорит, что ее терзала совесть в последнее время. Похоже, на нее нахлынули воспоминания о детстве, она была кем-то вроде вожака и травила одноклассников, вас в том числе. А теперь ее это изводит.

– Да, она... упоминала об этом.

– А вы хорошо помните эту травлю?

– Я сказала ей, что все дети любят дразнить, я тоже была не ангел, вообще-то я была, наверное, довольно противной девочкой... Вспомните свое детство. Скольким мальчикам вы по роже заехали, когда были мальчишкой?

– И она пришла к вам, чтобы об этом поговорить?

– Ох, ну не только за этим. Мы же учились в одной школе, она хотела вспомнить те дни, составить прошлое из осколков воспоминаний.

– Хм. Почему же она тогда исчезла? Что вы об этом думаете?

– Да не знаю я... но сегодня же только понедельник. Она наверняка найдется!

– Она никогда раньше не исчезала, как утверждает ее муж.

– Нора Хельмер из «Кукольного дома» тоже не исчезала до того вечера, когда оставила мужа, дом и детей.

– Я не читал «Кукольный дом».

– Это Ибсен.

– Я знаю, что это Ибсен.

– Повторю вам, что сказала ее мужу, который заходил до вас. Берит явно была в депрессии. Она видит свою жизнь как одну большую неудачу: брак, сыновья, с которыми у нее, по ее мнению, больше нет никакого контакта, да еще эта история с работой. Ее шеф переводит компанию в провинцию Норланд. Подумайте сами... Она уже немолода, мы с ней одного возраста. Но вы вряд ли знаете, как ценится женщина моего возраста? Я имею в виду, на рынке труда... впрочем, и на других рынках тоже.

С чердака донесся грохот, словно что-то упало. Полицейский вскочил:

– Что это?!

Она вздохнула:

– Это птица. Я держу птицу. Заперла ее на чердаке. Обычно она по всему дому летает, но я до чертиков устала объяснять людям, почему держу в доме птицу. Вот и отнесла ее на чердак перед вашим приходом.

Она поднялась по лестнице и открыла дверь:

– Эй! Где ты там?

Ни звука. Она ступила в сумрак и обо что-то споткнулась. На полу валялись переплетенные подшивки журнала «Руководитель», который выписывал отец. На журналах сидела птица, вокруг валялись обрывки страниц. Птица разъяренно уставилась на Жюстину.

– Оставь их в покое! – приказала та. – Папа бы страшно разозлился.

– Что происходит? – спросил Ханс Нэстман, он стоял за ее спиной, ухватившись за перила.

А если толкнуть его что есть силы? Он наверняка не ждет этого, потеряет равновесие, скатится по крутой лестнице и воткнется головой в порог. Он ведь очень слабый после операции, справиться будет легко.

Но она ничего не сделала.

Птица хлопала крыльями у них над головами.

– Он сердится, – объяснила Жюстина. – Не любит сидеть взаперти.

– Да, – согласился Ханс Нэстман. – Никто не любит. Но преступления все же совершаются.

 

* * *

 

Только к половине пятого Жюстина снова осталась одна. Она сорвала с телефона трубку и торопливо набрала номер Ханса-Петера. С тем же результатом. Может, уже на работу уехал? Как называется гостиница, где он работает? Что-то связанное с розами... Она принесла телефонный справочник и принялась искать в разделе «гостиницы и пансионаты». Долго искать не пришлось, «Три розы» на улице Дроттнингатан. Она выписала номер в блокнот.

Он вряд ли уже в гостинице, его смена начинается позже. Жюстина вышла на улицу, завела машину и поехала на улицу Фюрспангатан, где жил Ханс-Петер, припарковалась возле кладбища. День был серый. Ветер рвал волосы, в животе словно поселилась стылость.

Сначала она подошла не к тому дому. Побродив немного по округе, наконец остановилась перед нужной дверью. Ее внезапно посетила мысль, что прежде она никогда не бывала в многоквартирном доме, она долго стояла и читала список жильцов. Вслушивалась в приглушенные стенами звуки, шум льющейся где-то воды. Слабый, почти незаметный запах пыльного камня, а вот и его имя, слишком длинное, чтобы целиком уместиться в строчке, – Ханс-Петер Бергман, третий этаж.

Лифта в доме не было. Она медленно поднялась по ступеням, его дверь находилась справа от лестницы, она снова увидела его имя.

Нет. Дома его нет. Она несколько раз нажала на кнопку звонка, а когда он так и не открыл, заглянула в щель почтового ящика. Его запах, запах Ханса-Петера и всего, что с ним связано, она несколько раз позвала его по имени, но в конце концов убедилась, что квартира пуста.

Может, посидеть и подождать? Или он уже уехал в город? Да, наверное, так и есть. Значит, ждать нечего. У нее с собой был блокнот, она вырвала страницу.

Ханс-Петер, я соскучилась по тебе, я так ужасно соскучилась. Извини, если я тебя чем-то задела. Жюстина.

Она сложила листок и сунула в щель для писем. Листок упал прямо на дверной коврик, она увидела, как он лежит там, на полу, взгляд зацепился за его зимнюю куртку, висящую на вешалке.

Она заплакала.

 


Дата добавления: 2015-10-16; просмотров: 35 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 17 | Глава 18 | Глава 19 | Глава 1 | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 1 | Глава 2 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 3| Глава 5

mybiblioteka.su - 2015-2019 год. (0.014 сек.)