Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Выход из подполья

Читайте также:
  1. Quot;В выходные я выключу телефон, что бы ты, ЖИВОТНОЕ, не надоедало мне своими сообщениями".
  2. А.Д.: - С точки зрения электрооборудования, что выходило из строя, что приходилось больше всего ремонтировать?
  3. Александр, поклонившись, выходит. Зизи следует за ним, но мать окликает ее.
  4. В отличие от Англии, Уайтфилд выходил на городские улицы не потому, что его не хотели видеть в церквах, а потому, что церковные здания были для него слишком малы.
  5. в финальный этап выходят команды, занявшие 1 места в своих группах
  6. Воля пробуждается. Снова в поисках выхода
  7. Входное и выходное отверстие. М-м образования, признаки и методы исследования.

Окончательно прошла осень, и за ней началась зима. Давно исчезли проливные дожди, снежная пелена закрыла грязь, лишь бушевал холодный северный ветер.
Напряжение в семье Алиевых постепенно нарастало, и все ждали какого-то исхода. Анна Ивановна тешила себя мыслью, что бывшая пара все-таки сойдется, а вот Руслан, знавший о Леве немного больше его собственной матери, ждал скандала – вполне в духе его любовника и друга. Но все разрешилось совсем иначе.
Руслан успел несколько раз пообщаться с Ларисой, и если в начале доверие к ней росло, то со временем стало сходить на нет. С сыном она вела себя примерно, всегда была вежлива и доброжелательна, но что-то в глубине ее глаз не давало мужчине так запросто верить ей на слово. Будто маска, скрывающая истинную сущность. Не то чтобы Руслан обладал врожденным чутьем на людей, но он достаточно доверял мнению Левы и собственным глазам.
Он не ошибся. Незадолго до новогодних праздников Лариса назначила ему встречу наедине в одном из ближайших от дома Алиевых кафетериев. Руслан удивился, но на встречу пришел, не понимающий, что женщине от него может быть нужно. А когда она явилась, на стол легла пухлая пачка фотографий.
- Посмотрите, Руслан, - холодно произнесла она.
- Что это?
- То, что помогло мне понять, кто вы такой.
- А вот я как раз ничего не понимаю, - пробормотал мужчина и удивленно уставился на снимки. Там были они с Левой – в разных местах, с разных ракурсов. Собственно, ничего вопиющего, если бы на некоторых фото парни не держались за руку, а одно даже уловило их поцелуй. Руслан вспомнил этот момент – поздно вечером, возле подъезда его дома, когда они возвращались с долгой прогулки и не сдержались, даром что вокруг не было ни души.
- Хороший ракурс, - только и сказал он, так же холодно глядя на нее. – Поставлю в рамку. Что вам от меня угодно?
- Пока что никто не знает, кто вы такой и что сделали с Левой, - с отвращением процедила молодая женщина. – И в ваших же интересах сохранить все в тайне. Вы же не хотите огласки?
- Допустим.
- Рада, что вы так легко идете на контакт. Знаете, я не думала забирать мальчика из семьи, но сейчас, когда увидела это, мне просто необходимо было принять меры.
- Откуда у вас фото?
- Это не ваше дело. А теперь слушайте внимательно – второй раз я повторять не буду. Вы должны оставить в покое Леву. Навсегда.
- Иначе? – усмехнулся Руслан, предчувствуя ловко построенный шантаж.
- Иначе я через суд забираю у него ребенка, а это у меня получится, не сомневайтесь. Кроме того, вы сами можете угодить за решетку.
- Это еще за что? – удивился он.
- За пропаганду гомосексуализма перед несовершеннолетними. Как видите, доказательства у меня имеются.
Руслан задумался, лихорадочно обдумывая все возможные варианты, но в голову пока так ничего и не пришло.
- Я так понимаю, Леву вы планируете вернуть себе? – скривились его губы в подобии усмешки.
- Он сам вернется. Просто пока этого не знает.
- Неужели вы так наивны, - Руслан вдруг перегнулся через столик и приблизил лицо к отпрянувшей в испуге женщине. – Что думаете, будто мужчина, попробовавший секс с другим мужчиной, захочет потом быть с женщиной?
Лариса вспыхнула и поднялась, схватив свою сумочку и с непередаваемой гадливостью глядя на него.
- Еще посмотрим.
Руслан засмеялся ей вслед, но только чтобы досадить, а как только остался один, от смеха не осталось и следа. На кону стояли жизни всех его близких, и что теперь делать – мужчина не имел ни малейшего представления.



Вновь потянулись дни молчания и отчуждения, только на этот раз инициатива была у Руслана. Лева не понимал, почему обычно прямой и откровенный мужчина стал что-то скрывать от него, и это парню ой как не нравилось. Тот же решил пока не предпринимать ничего, до тех пор, пока не найдет более-менее пригодный выход из этой ситуации. Впереди были праздники, а настроение у парней было никудышное.
Между тем, масло продолжало подливаться в огонь. Лариса решила обзавестись еще одним компаньоном и выдала в красках всю имеющуюся у нее информацию Анне Ивановне.
Сказать, что женщина была в шоке – не сказать ничего. Вежливо попросив Лару покинуть ее, она закрылась в своей комнате и просидела там до позднего вечера. Расшатавшиеся нервы пришлось успокаивать валериановыми каплями, но даже они не помогали уложить в голове очевидный факт – ее сын любит другого мужчину.
Анна Ивановна не отличалась ханжеством и уж точно не стала бы давить на сына в решении семейных вопросов. Но она была человеком старых нравов, и, как и все такие люди, страдала излишней консервативностью.
Руслан ей с самого начала очень понравился. Умный, симпатичный и вежливый молодой человек обладал довольно приличным для своего возраста жизненным опытом. Ей казалось, что он запросто сможет научить ее сына ответственности и более серьезному взгляду на жизнь. Но ей и в голову не могло прийти, что все это время они были любовниками.
Когда Лева вернулся с сыном домой и спросил через дверь о ее самочувствии, Анна Ивановна так и не открыла, сославшись на головную боль. Встревоженный парень не находил себе места весь вечер, да и ночью так и не смог заснуть. Помимо матери он думал еще и о Руслане, который непонятно почему все больше отдалялся от него. Думал – и не находил решения, а в виски назойливо стучала мысль: «Ты надоел ему. Просто надоел. Кто тебе сказал, что мужчины способны на чувства?».
Накрутив себя в итоге до полного отчаяния, он чуть было не рванул среди ночи к нему, чтобы выяснить все, но внезапно пришедшая в голову мысль резко остудила весь пыл.
«Вспомни, как он себя повел».
Как было, когда Лева сам не желал идти ему навстречу, в каком-то мальчишеском порыве решив справиться с проблемами самостоятельно. Как было, когда Руслан день изо дня подавлял в себе желание задавать вопросы, хотя уже не было сил терпеть неизвестность.
«Значит, и я потерплю. Раз уж обещал доказать что-то ему и себе».
Он уже собрался было вернуться в свою комнату, как столкнулся в прихожей с матерью. Та молчала, вопреки своей обычной манере, и казалось бледной, поэтому Лева всерьез испугался за ее здоровье.
- С тобой все хорошо? – взволнованно спросил он.
Женщина кивнула. Она вдруг подошла к нему ближе и дотронулась до подбородка, заставляя поднять голову и посмотреть прямо в глаза. Только тогда он заметил, что она плакала.
- Что случилось, мама?
- Лариса рассказала мне все.
- Что? – опешил парень, стараясь не думать о замелькавших в голове картинках.
- Про твоего любовника.
Лева открыл рот, задохнувшись от возмущения. Как эта дрянь вообще посмела лезть в его личную жизнь?!
- Мама! Ты же ничего не понимаешь…
- Так объясни мне, - тихо, но с упреком сказала она. – Я тебя внимательно слушаю.
- Он мой любимый, мама, - простонал Лева, пытаясь донести до нее истинную суть их отношений. – Я его не за то, что он мужчина, люблю. А за то, какой он человек.
Она помолчала, подойдя к кухонному столу и потянувшись к чайнику, но сын опередил ее, бережно усаживая на стул и подавая стакан с водой. Он опустился на корточки и взял в свои руки ее ладони.
- Я не могу иначе. Пожалуйста, постарайся меня понять сейчас, иначе мы не сможем больше так доверять друг другу. Я хотел тебе сам рассказать, но не было подходящего момента. И я боялся, что ты меня возненавидишь.
- Я никогда не стану тебя ненавидеть, - вздохнув, улыбнулась Анна Ивановна, потрепав сына по волосам. – Но ты очень сильно расстроил меня, Лев Алексеевич.
Лева благодарно улыбнулся, чувствуя, как падает камень с души – только в хорошем настроении мать называла его по имени-отчеству.
- Ты хоть понимаешь, насколько это усложнит твою жизнь?
- Знаешь, мама, любовь – это всегда труд. Но ты же знаешь меня. Когда я отступаюсь от своего?
- А Мишка?
- Что Мишка?
- Что ты скажешь ему обо всем этом?
Лева пожал плечами.
- Когда вырастет, сам поймет. Намеренно перед ним я это демонстрировать не стану.
- Ох, Лева, Лева. Все-то ты делаешь по-своему.
- Значит, ты простила меня? – хитро улыбнулся парень.
- Я все еще сержусь.
- Неа, не сердишься! – он чмокнул ее в щеку и поднялся, глаза Левы радостно светились. – Правда ведь?
Анна Ивановна вздохнула и покачала головой, улыбаясь. Конечно, она не могла вот так быстро и легко принять для себя шокирующую новость, но это был ее единственный родной сын, которому всю жизнь она прощала любые проделки. И никакие его поступки не стоят того, чтобы разрывать эту связь между ними. Связь, которой могла гордиться далеко не каждая семья.
- Скоро тебе уже двадцать четыре. А я тебя до сих пор маленьким помню.
- А тебе пятьдесят пять, и я тебя не помню маленькой, - улыбнулся Лева.
- Дурачок ты, - махнула рукой Анна Ивановна, тоже не в силах сдержать улыбку.
- Какой есть.
Они поболтали еще немного и окончательно разошлись по спальням, на этот раз почти успокоенные и довольные друг другом. Правда, все еще в воздухе плавало беспокойство, но сейчас оно было приглушено чувством громадного облегчения.
Утром Лева решил поделиться с Русланом своим свершившимся выходом из подполья. Каминг-аут – он никогда раньше не слышал про это слово, просто потому что не был причастен к сексуальным меньшинствам, а теперь узнал. Как и то, что большинство семей отказывается от детей-уродов, детей-гомосексуалистов. Его мать была поистине святой женщиной.
Кроме того, Лева решил положить конец временному отчуждению в их отношениях. Хотя бы потому, что уже через два дня наступал Новый год, и ему хотелось бы встретить его всей семьей, подразумевая в этой семье и Руслана. Впрочем, он был даже согласен справлять его вдвоем, это было не важно. Главное, чтобы они, наконец, нашли общий язык.
Лева скучал – жутко, беспощадно. Никогда не знавший такой сильной тяги к другому человеку, он чуть не лез на стены от желания увидеть его, коснуться, почувствовать всей кожей… отдаваться ему… да хотя бы просто поговорить. И тогда он рисовал – часами напролет, позабыв обо всем. И на последнем его рисунке в звездном небе были изображены два дракона…

Загрузка...

Сказка

Лева не был достаточно глуп, чтобы не сложить два плюс два. В данном случае – сопоставить факт осведомленности Ларисы об их связи и отстраненности Руслана. Правда, при всей своей неприязни к бывшей девушке, Лева до конца не верил, что она способна опуститься до шантажа. Мало ли у него какие проблемы были?
Он припарковал авто во дворе дома Королевых, а сам долго не решался выходить, стискивая руль и нервно кусая губы. А вдруг его там не ждут?
Машину заметил Руслан, вышедший на балкон покурить. Мужчина так и не смог пока расстаться с вредной привычкой, но сейчас даже обрадовался этому – сердце бешено застучало в груди при виде зеленой ауди.
- Лева, - тихо выдохнул он и, сунув куда-то тлеющую сигарету, тут же выскочил из дома.
В итоге парень едва успел выбраться из машины, как тут же оказался в чужих объятиях. Задохнувшись от неожиданности, он стоял и как дурак улыбался, разом наплевав на все остальное.
- Ты приехал! – Руслан никак не мог заставить себя отнять от него руки. – Прости. Один раз мы уже попались, и я не хочу повтора.
- То есть – попались?
- Пойдем в дом.
- Хорошо, - кивнул Лева. Он знал, что впереди у них разговор, возможно, очень непростой, но мысли были совсем о другом.
Например, о том, какие горячие руки были у Руслана, когда он обхватил ими в лифте его ладони, шепча:
- Холодные… и ты весь замерз, да?
- Еще бы не замерзнуть при таком морозе, - неловко улыбнулся Лева, краснея. Руслан тоже смутился и убрал руки, прерывая момент.
Даня еще не спал и выбежал к порогу, радостно крича на весь коридор:
- Дядя Лис!
Лева подхватил его на руки, невольно заражаясь неуемным оптимизмом мальчишки. Через плечо ребенка он поймал серьезный, внимательный взгляд Руслана и ощутил, как все тело окутало жаркой волной. Может быть, к черту эти разговоры?
- Пап, а дядя Лис расскажет мне страшную сказку на ночь?
- Боюсь, Даня, дядю Лиса сегодня я заберу себе, - улыбнулся Руслан. – Я тоже соскучился по страшным сказкам.
- Тогда, может, послушаем вместе?
- Вот что, ребенок, - опустил его Лева на пол и присел на корточки перед его лицом. – Сегодня я рассказываю сказку твоему папе, а в следующий раз тебе. Договорились? Все по-честному.
- Ладно, - кивнул Даня. – А Мишка мне привет передавал?
- Передавал. Ты же его сегодня видел.
- Какая разница, - удивился мальчишка. – Привет – это такая штука, ее можно сколько хочешь передавать.
Мужчины рассмеялись, провожая Даню до его постели и укладывая спать, а потом пришли на кухню, устроившись рядом на небольшом диванчике.
- Ну, я жду, - улыбнулся Руслан, глядя на него смеющимися серыми глазами.
- Чего? – удивился Лева.
- Сказку…
Лева тяжело сглотнул, опустив взгляд, и вдруг со стоном потянулся к нему. Горячие губы впустили, нежно лаская в ответ, руки прошлись по спине, притягивая ближе, но Леве было мало, и вскоре он повалил Руслана на спину, наваливаясь сверху и устраиваясь между его разведенных ног. Целовал его до звезд в глазах, вылизывал, дурея от кайфа, стянул к чертям свитер и отодрал ворот футболки, чтобы покрыть поцелуями шею.
- Такое начало сказки тебя устроит? – выдохнул он, наконец, когда смог хоть немного прийти в себя.
- Ты не рассказал мне даже первого абзаца…
- Хочешь еще?
- Иди ко мне.
Руслан поднялся, подхватывая его и заставляя обнять себя ногами за талию. Лева нервно захихикал, крепче ухватившись за его шею.
- Куда ты меня несешь?
- В страну сказок.
В спальне, за закрытыми дверями, все было совсем по-другому. Не нужно было ничего бояться, думать о проблемах, вообще о чем-либо думать. Лева вспомнил, как отдался ему в первый раз на этой самой кровати, и все нутро прострелило горячей волной. Если бы он уже не был возбужден, это произошло бы в считанные секунды.
Раздевались быстро, не желая сегодня тратить время на ненужные мелочи.
Лева знал, что будет больно, ведь они оба не могли уже сдерживаться, но боли не было – Руслан двигался осторожно, очень нежно, сразу же найдя правильный угол и глуша его стоны своими губами. А Лева плавился мягким воском, вложив все силы своей души, всю благодарность за подаренное наслаждение в ответные движения. Вот только чего-то не хватало, и томление охватывало все тело, заставляя недовольно ерзать на простынях и жадно изгибаться навстречу.
- Сильнее, прошу! Дааа, так! Сердце мое…
Теперь Руслан уже ничего не боялся. Более того – он ощущал себя самым сильным человеком на свете, самым нужным и желанным – только для него, только для таких его стонов, для такого короткого вскрика и забрызганной белыми каплями кожи…
Он провалился в сияющую бездну, и на миг показалось, что сбылись Левины слова – они и правда умерли, и теперь летят куда-то вдаль, уносимые сверкающей серебристой волной обоюдного наслаждения.

Был второй час ночи, но они не спали, понимая, что нельзя откладывать в долгий ящик серьезные разговоры. Но начать Лева решил с чего-нибудь приятного, чтобы не впускать в их настроение так сразу какой-либо негатив.
- Знаешь, - начал он. – А ведь Анна Ивановна в курсе про нас.
- Как в курсе? – Руслан даже приподнялся на локте, пристально заглядывая парню в глаза.
- Доложили. Но не суть. Я с ней поговорил, и она ничуть не сердится.
- То есть? Она так просто взяла и приняла?
- Не совсем просто, но она хороший человек и все понимает.
- Просто она любит тебя.
- Поверь, не только в этом дело.
- Хорошо. Знаешь, это отличная новость, но…
- Что?
- Как я ей буду смотреть в глаза, после всего, что мы тут вытворяем?
Парни засмеялись, и между делом Лева решил приступить ко второму вопросу.
- Послушай, ты ведь в целом не против моей компании?
- Еще бы я был против, - улыбнулся Руслан, сгребая его в свои объятия.
- Тогда я хочу отметить с тобой Новый год. Что скажешь? Можно с детьми и мамой, а можно только вдвоем.
Руслан задумался – он все еще не принял никакого решения, а продолжать встречаться в открытую значило сразу же навлечь неприятности на их головы.
- Лева…
- Что? У тебя планы?
- Нет, никаких планов. Просто твой вопрос подвел нас к тому, о чем я боялся тебе рассказывать последние полмесяца.
Лева молчал и слушал, не перебивая.
Руслан говорил, хмурясь время от времени, но стараясь не упускать ничего. Ему вовсе не хотелось рассказывать это Леве, но выбора не было. В конце концов, не он ли сам настаивал на обоюдном доверии?
Выслушав, Лева молча поднялся и стал искать свои джинсы.
- Что ты делаешь?
- Пойду и убью эту суку.
- Брось, Лева. Она тебя и слушать не будет.
- Значит, решила нас упечь в тюрьму? – его глаза так и метали молнии.
- Нет, - горько выдохнул Руслан. – Она уверена, что я тебя брошу.
- А я уверен, что ты не опустишься до такого, чтобы подчиняться шантажу мелочной женщины.
- Я бы ни за что в жизни этого не хотел. Не хочу расставаться с тобой.
Он притянул парня обратно в постель и прижал к себе, целуя в висок.
- Нам нужен какой-то план, - лихорадочно соображал Лева. – Но мне пока в голову ничего не приходит. Нанять хорошего адвоката? Подать встречный иск?
- Вот и я ничего не могу придумать. Уже целых полмесяца.
- Ты поэтому так отстранялся от меня? Не позволял притрагиваться к себе?
- Черт с ним, с судом. Но дети! Ты же без Мишки не сможешь, как и я без Дани.
- Я без тебя не смогу, - грустно прошептал Лева. – Ладно, с этим мы разобрались. Поищем какое-нибудь решение, оно должно быть.
- Наверное.
- Помнишь, ты сказал, что мы вдвоем сильнее? Ты сам в это веришь?
- Не говорил бы, если б не верил.
- Тогда перестань накручивать себя.
- А если не перестану?
- Тогда я приму какие-нибудь меры, - казалось, спокойно ответил Лева, но в глазах его зажегся коварный огонь.
- Ммм… например?
- Например… я куплю наручники и прикую тебя к себе. Чтобы ты больше не вздумал меня избегать.
- Это было бы забавно, - засмеялся Руслан. – И как бы мы передвигались?
- Так и ходили бы. Ну что, мне приковать тебя к себе?
- Знаешь, мне кажется, что ты давно уже это сделал.
От шуток не осталось и следа – Руслан смотрел теперь совершенно серьезно. Лева смутился и не заметил, как оказался вовлечен в поцелуй, пьянящий, нескончаемый, жадный.
Ничего больше не хотелось так, как притянуть к себе горячее сильное тело, то обхватывая ногами и потираясь пахом, то придавив сверху, заламывая руки за голову и сходя с ума от его покорности.
Второй раз было немного больнее, но это быстро отошло на другой план. Теперь Лева сам контролировал темп, приподнимая бедра и вновь приникая к нему, почти теряя способность здраво мыслить. В такие моменты он мог только бессвязно шептать, наклонившись к самым губам, о том, как медленно сходит с ума, как хочет его каждой клеткой своего тела, как забывается от страсти в его руках.
Руслан не оставался в долгу. Он отдавал парню всю нежность, на которую только был способен, тихо сгорая от его шепота и откровенных, влажных, бесстыдных движений в нем…

- Так что по поводу Нового года? – спросил после Лева, разморенный, едва отдышавшийся, такой родной и теплый, что тихо щемило сердце.
- Купим елку, - пробормотал засыпающий уже Руслан, улыбаясь. – А то наши негодники устроят бунт.
- И гирлянды.
- Ага.
- А что если устроить настоящий бунт? Соорудим баррикады, и, если Анну Ивановну не хватит удар, устроим игру в революцию!
- Знаешь, Лева, я иногда не понимаю, кто из вас с Мишкой маленький, - усмехнулся мужчина. – Но идея хорошая. Только они разгромят всю квартиру.
- Почему только они? Мы тоже будем. Квартиру громить!
Они рассмеялись, удобнее устраиваясь в объятиях друг друга, как вдруг Руслану в голову пришла еще одна мысль.
- Вот бы ты перебрался ко мне насовсем. Хочу всегда с тобой так засыпать.
- Не думаю, что это хорошая идея, - задумался Лева. – Но мы ведь и так можем видеться каждый день. А если уже планировать что-то серьезно… Руслан, здесь нужно все тщательно обдумать. Может, нам со временем купить дом? Где-нибудь за городом, подальше от всех. Двухэтажный коттедж, как тебе? Квартира – это все равно не то, разговоры пойдут… Руслан?
Но мужчина уже давно спал, так и не услышав толком его ответа. А Лева всерьез задумался, невидящим взглядом уставившись в окно, где все еще было темно, несмотря на наступившее утро.


Дата добавления: 2015-09-06; просмотров: 51 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Даня Королев и деревянные солдаты | Отцы и дети | Утро и детский сад | Страшные сказки | Дружба и прелести французской сатиры | Шаги навстречу | О гостеприимстве и драконах | Беда не приходит одна | Сближение | Осенью не бывает весны |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Когда раскрыты карты| О любви, театре и любви к театру

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.006 сек.)