Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Беда не приходит одна

Читайте также:
  1. А.Д. А с какого момента стало падать качество немецких летчиков? Вы пишите, что вы выбили цвет немецких ассов, и стало приходить пополнение, которое такими качества не обладало.
  2. Братья Уэсли учили тому, что спасение приходит через веру, которая укрепляется через молитву, пост, изучение Слова Божьего и добрые дела.
  3. Буратино и Пьеро приходят к Мальвине, но им сейчас же приходится бежать вместе с Мальвиной и пуделем Артемоном
  4. Буратино первый раз в жизни приходит в отчаяние, но все кончается благополучно
  5. В Америку приходит свобода
  6. В следующий раз приходите с яблоком, – очень серьезно произнесла медсестра, – на лимоны бывает аллергия.

После этого случая все четверо сдружились окончательно – Даня теперь играл только с Мишкой, предпочитая его общество другим детям, а Руслана и Леву зачастую было не оторвать от разговора. Они стали часто видеться – чуть не каждый день, то вместе гуляя в парке с далматинцем Королевых, то засиживаясь друг у друга в гостях допоздна, то еще как-то проводя досуг – просматривая фильмы или ходя в детское кафе. Незаметно в жизнь Руслана вошло столько нового, что он не успевал ориентироваться в собственном графике, но в целом был только рад, особенно глядя на счастливую физиономию сына.
В детском саду все уже привыкли, что двое красивых молодых мужчин стали друзьями. Их практически перестали видеть раздельно, даже на собраниях родителей Лева и Руслан держались вместе. На них засматривалась большая часть воспитательниц и нянечек, томно вздыхая при виде одиноких, но малообщительных парней. И если Лева такие взгляды привык игнорировать, то Руслан и не замечал вовсе, занятый совершенно другими мыслями.
За два месяца, прошедших с момента знакомства, они достаточно сблизились друг с другом. Чаще всего собирались с детьми, но изредка сердобольная Анна Ивановна забирала их себе, чтобы парни могли хоть немного отдохнуть и развеяться. Она понимала, как непросто приходится молодым отцам, вынужденным отказаться от собственной жизни ради заботы о детях. И хоть они оба утверждали, что им это было не в тягость, усталость давала о себе знать.
Вдвоем же было намного проще. Можно было не брать на себя ответственность, а просто расслабиться, делая то, что только взбредет в голову. Впрочем, в голову обычно взбредало Леве, который и подбивал Руслана на очередные действия, но тот безропотно соглашался. Королев в силу своего характера иногда даже отчитывал друга за легкомыслие, но в глубине души понимал – Лева просто остался ребенком в душе, а вот ему, Руслану, этому нужно было еще учиться.
Они ходили в театр и очень редко в кино, так как терпеть не могли типичные западные вестерны или пошлые молодежные мелодрамы. Гулять уже не получалось – наступил ноябрь, принесший с собой холодный северный ветер и сильные заморозки.
Собственно, именно из-за этого Даня и заболел.
А все началось с обычной простуды. Вначале першило горло, после начался легкий кашель. Вызванный на дом детский врач прописал постельный режим и обильное питье вкупе с кучей лекарств, но маленький негодник наотрез отказывался их принимать, мотивируя одним доводом – горькие. Руслан сердился, так как очень волновался за сына, но толку не было. Нормально принимать таблетки Даня стал, только когда наступило ухудшение.
Он стал постоянно кашлять, и врач при прослушивании обнаружил сильные хрипы. Мокрота не отходила, температура подскакивала под тридцать девять. Тогда Даню положили в больницу.
Руслан не мог все время находиться с ним из-за своей работы, но приходил по возможности в вечерние часы приема. Сын был бледен, разговаривал мало, а однажды даже расплакался у него на руках.
Он жаловался на болючие уколы, на злых медсестер, заставляющих его принимать горькие пилюли, на странные прозрачные трубочки, из которых течет в иголку какая-то жидкость и на то, как он скучает по отцу и Мишке.
Больница была частной, и к детям были приставлены специальные нянечки, но все-таки она оставалась больницей.
Лева в эти дни безвылазно торчал у Руслана, понимая, что оставлять его в таком состоянии не стоит. Мишка оставался дома с бабушкой. Он тоже скучал и переживал за друга, и именно это сподвигло его на неожиданный поступок.
Когда Руслан заехал в садик забрать Алиевых, мальчишка подошел к нему, протягивая того самого деревянного солдата, который так понравился Дане.
- Отдайте его Даньке, - так и сказал он, насупившись. – Он давно хотел.
И чуть не заревел. Лева прижал сына к себе и погладил по светлой макушке, глядя через его плечо на пораженного Руслана.
- Я передам, Миш. Не волнуйся, - тихо сказал тот, но в голосе слышалось отчаянье. В этот момент Лева понял, что просто не сможет оставить его сегодня одного.
- Был в больнице? – так же тихо спросил он, когда они забрались в машину.
- Только что оттуда, сразу после работы поехал.
- Как он?
- В приемную не разрешили выходить. Лежит в палате, красный от жара. Просит домой его забрать, а я не могу.
- Плакал сегодня?
- Нет. Держится молодцом.
- Это у вас семейное, - попытался подбодрить его Лева, и Руслан на самом деле слабо улыбнулся в ответ.
- Ты сегодня домой?
- К тебе собирался. Если не против.
- Что ты, я рад. Мне нужно поговорить с кем-то.
- Я понимаю. Сейчас Мишку отведу и вернусь, хорошо?
- Я подожду, не волнуйся. Матери что скажешь?
- Что моему другу нужна помощь. И прихвачу кое-что. Не дрейфь, старик.
- Сам ты старик, - улыбнулся Руслан, подруливая к дому Алиевых.
- Я тебя младше на два года вообще-то.
- Какая важность!
Эти незначительные реплики помогли хоть как-то приподнять вконец упавшее настроение, а раскисать по-любому было нельзя.
Лева вернулся, нагруженный пакетами, которые тут же свалил на заднее сидение.
- Что это? – удивленно спросил Руслан.
- А ты думал, мать меня с пустыми руками отпустит? – усмехнулся парень. – Это просто ужин и так, по мелочи. У тебя ведь ничего не приготовлено.
Руслан и забыл, когда в последний раз нормально ел, а уж тем более домашнее. Он перевел благодарный взгляд на своего спутника.
- Спасибо.
- Пустое.
Всю дорогу парни молчали, Руслану разговаривать особенно и не хотелось, а Лева не желал мешать его мыслям. Но дома он тут же развел деятельность – разогрел две порции ужина, накрыл на стол, а потом достал небольшой термос с каким-то странным травяным ароматом.
- Держи, - протянул ему Лева стакан, в который налил немного оттуда. – Это отвар, по материному рецепту. Хорошо помогает от нервов.
Затем он сел и принялся за еду, не замечая, каким взглядом на него сейчас посмотрел Руслан.
- Что? Что такое? – наконец, поднял глаза парень, опешив от выражения его лица.
- Лева, ты самый странный и удивительный человек, которого я только встречал.
- Я знаю, - улыбнулся тот. – Какой есть.
Отчего-то впервые за все общение Лева почувствовал себя смущенным. Этот взгляд, выражающий столько всего разного – удивление, восхищение, искренний интерес, и что-то непонятное, чего он разгадать так и не смог. Томительное до дрожи и пугающее одновременно. Заставляющее его почувствовать себя слабым.
Поужинав, они перебрались в гостиную, где блондин с крайне довольным выражением лица вытащил свою папку с рисунками, усевшись в кресло напротив Руслана.
- Знаешь, я ведь уже больше месяца работаю над твоим портретом.
- Моим портретом? Это еще зачем?
- У тебя очень характерная внешность. Мне хотелось ее запечатлеть.
- Это типа я такой урод, да? – засмеялся Руслан, откидываясь на спинку дивана.
- Нет, - тихо ответил Лева, чуть улыбаясь и разбирая кисти. – Ты красивый.
- Это ты говоришь как художник?
- Да какой там из меня художник, - отшутился Лева, отчего-то избегая ответить на вопрос прямо.
- Ты хочешь, чтобы я позировал тебе?
- Ага.
- Но я не уверен, что смогу сидеть неподвижно.
- И не нужно. До этого я вообще рисовал по памяти.
- Ну что ж. Придется постараться.
Лева свое дело знал – за тот час, что они провели за этим делом, ему удалось отвлечь Руслана от тяжелых мыслей. Сам же он вдохновенно рисовал, радуясь возможности делать это с натуры, а не по памяти.
Конечно же, они не молчали. Лева болтал без умолка, затрагивая все мыслимые и немыслимые темы – в таком состоянии его просто разрывало от стремления делиться своими мыслями.
А Руслан чувствовал себя уязвимым. Ему казалось, что внимательный профессиональный взгляд художника изучает его как сканер, считывая малейшие эмоции и заставляя открыть душу нараспашку. Впрочем, так он чувствовал себя с ним почти всегда и только рядом с этим парнем мог позволить себе быть собой. Но сейчас это было почти невыносимо. Отчего-то хотелось закрыться и не позволить больше так притрагиваться к себе, захотелось вдруг подойти к нему, вырвать из рук кисти и отбросить рисунок прочь, а затем посмотреть в эти глаза, что читали его как открытую книгу. Чем было вызвано это желание, мужчина не понимал, поэтому немного нервничал.
- Я думаю, хватит, Лева.
- Устал?
- Немного.
- Хорошо. Чем теперь займемся?
- Собираюсь позвонить в больницу, узнать, как он там.
- А разве тебе так легко скажут? К тому же, нерабочее время.
- Врач мой хороший знакомый, проблем не будет.
- Тогда звони. Я пока сделаю нам чай.
Лева возился на кухне с заваркой, пытаясь открыть фольгу с новой пачки, как увидел вошедшего в кухню и враз побледневшего мужчину.
- Что? – тихо спросил он, подходя ближе.
- Ухудшение. Антибиотики не помогают. Нужно разрешение на какие-то новые процедуры.
- Как он?
- Врач говорит, температура сегодня была под сорок. Это пневмония на острой стадии. Он сказал, что наступил кризис болезни.
Руслан устало опустился на стул, невидящим взором глядя перед собой. А Лева рассердился.
- Хватит. Хватит изматывать себя! Все с ним будет хорошо, слышишь? - он вцепился в его руки, потянув их на себя, и взглянул в распахнутые серые глаза. – Я тебя знаю уже два месяца, Королев. Не смей отчаиваться.
- Все в порядке, - спокойно, но как-то глухо ответил Руслан. – Ты же понимаешь, каково это. Ты же все понимаешь…
- Еще бы, - невесело усмехнулся Лева. – Когда Мишка в два года чуть не умер от того же самого, я думал, с ума сойду. И правда, чуть не сошел.
- Все же немного сошел, - улыбнулся Руслан.
- Да ну тебя! И вообще, нет нормальных людей, знаешь об этом?
- Знаю.
- Ну вот.
Руслан удивился, как в такой обстановке, когда нервы напряжены до предела, Лева умудряется быть сильнее него и поддерживать. А ведь вначале он напоминал ему совсем юного мальчика, которому просто пришлось внезапно повзрослеть. Нет, все оказалось иначе – Лева уже был таким изначально. И этот внутренний стержень, незаметный поначалу, смог послужить настоящей опорой как ему самому, так и близким ему людям.
Лева заметил его странное выражение лица, потом подошел и просто обнял, прижимая к себе. Шептал тихо:
- Все хорошо. Все будет хорошо.
Успокаивал, как маленького ребенка. Держа в объятиях и осторожно гладя окаменевшую спину.
Руслан опешил, не зная, как себя вести в этой ситуации. Это казалось чем-то неправильным, неестественным, чуждым. Нужно было отстраниться, позволить обратить все в шутку, но не было никаких сил двигаться или делать что-то. Его руки так успокаивали, что хотелось просто расслабиться и отпустить себя, как он и делал это всегда.
Лева и сам смутился своего порыва. Он хотел лишь утешить, дать почувствовать себя не одиноким в своей беде. Проблема была в том, что оба не были уверены, что эти объятия не отличались от обычного знака утешения.
- Прости, - хотел было уже отстраниться парень, как вдруг Руслан отмер и сам прижал его к себе, но уже более порывисто, вжимая пальцы в спину и тяжело дыша.
- Подожди, постой. Я просто… немного приду в себя.
Лева послушно не двигался, все больше смущаясь этим моментом и получая от него какое-то острое, странное удовлетворение.
Но и этому суждено было закончиться, оставив после себя легкую пустоту и неловкость.
- Ты как?
- Нормально. Уже нормально.
- Завтра же, - воскликнул Лева, глядя в его потемневшие глаза. – Завтра же мы пойдем туда и все узнаем. Вместе.
- Лева… - тихо выдохнул мужчина, восхищенно глядя на него. – Разве это может быть в жизни?
- Что?
- Такие люди, как ты.
Парень тяжело сглотнул, но не отвел взгляд, привычная его бодрость вмиг подевалась куда-то. На столе потихоньку остывал нетронутый никем из них чай.
- Ты преувеличиваешь. Я всего лишь хочу помочь, по-дружески. Это не делает меня святошей.
- Но все равно спасибо, - улыбнулся Руслан. – Все нормально, правда.
- Хорошо. Тогда ужинаем, и спать, да?
- Сегодня я не смогу уснуть. Да и кусок в горло не лезет.
- Обижаешь, - фыркнул Лева. – От готовки мамули еще никто никогда не отказывался. Нечего морить себя голодом.
Руслан вновь опустился на стул и устало улыбнулся – этот парень вмиг может взять в оборот любую ситуацию. Но ему, привыкшему всю жизнь самому все контролировать, неожиданно это стало приятно.
- Ладно, уговорил. А что у нас на ужин?
- Сейчас посмотрим, - Лева мигом сходил за привезенными пакетами с едой, достал самый большой термос и аккуратно стал выкладывать его содержимое на тарелки. Это оказалось что-то вроде ризотто – тушеный рис с овощами и гуляшом в сливочном соусе. Следом на столе появился хлеб, кое-что из легких закусок и десерт – вишневый пирог.
- Ого! Твоя мама просто чудо.
- Это я еще половины не выгрузил. Остальное будет на завтрак или обед.
- Отблагодари ее за меня.
- Обязательно. А то знаю я твой рацион – блюдо из ничего, приправленное ничем.
- А ты ужасный ворчун.
- Наконец-то ты перестал видеть во мне одни достоинства, - улыбнулся парень, присаживаясь к столу.
Руслан на самом деле есть не хотел вовсе и согласился лишь из вежливости. Он действительно не ел целый день, но позаботиться самому о себе было недосуг.
Однако старанья Анны Ивановны как всегда оказались не напрасны – вскоре оба не могли оторваться от ужина, изредка обмениваясь какими-нибудь ничего не значащими фразами.

Загрузка...

Дата добавления: 2015-09-06; просмотров: 43 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Даня Королев и деревянные солдаты | Отцы и дети | Утро и детский сад | Страшные сказки | Дружба и прелести французской сатиры | Шаги навстречу | Осенью не бывает весны | Когда раскрыты карты | Выход из подполья | О любви, театре и любви к театру |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
О гостеприимстве и драконах| Сближение

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.006 сек.)