Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Деревня, которая не хочет умирать

Читайте также:
  1. Quot;ИЩИТЕ ЖЕНЩИНУ", которая этого же хочет. ДЛЯ ВАС!
  2. Quot;Мы говорим, что, поехав туда, мусульманин может попасть в фитну, которая там, строгость в обвинении, изучение усулей джарха шейха Хаджури и т.д.".
  3. Бог хочет, чтобы мы поклонялись как публично, так и наедине
  4. Бог хочет, чтобы мы постились
  5. Бог хочет, чтобы человек исправлялся посредством человека
  6. Боль, которая не уйдет до конца
  7. Боль, которая убивает

Лицей», № 12, стр. 14

Всем миром

 

Ранним утром 26 октября в заонежскую деревню Фоймогуба отправился десант из Петрозаводска

Занимающийся день раскрашивает мир черно-белыми красками. Голый лес, из-под снега проглядывают островки земли да седые валуны. Наш небольшой автобус бойко катит по дороге, убегающей в глубь Заонежского полуострова. Путь наш лежит в старинную русскую деревню Фоймогуба, расположившуюся на берегу живописного Путкозера. Нас около двадцати, и мы почти не знакомы друг с другом.

Минувшим летом писательница Галина Скворцова и три художника, три Бориса – Акбулатов, Поморцев и Кукшиев, провели здесь незабываемый август. Результатом стала выставка «Заонежье», которая с большим успехом экспонировалась вначале в Фоймогубе, а затем в Петрозаводске. Тогда, в августе, и решила Г.Скворцова, что надо всем миром помочь возрождению Заонежья. Она выступила инициатором культурологического проекта «Заонежье», привлекла к нему внимание петрозаводской интеллигенции. На выставке прошел «круглый стол», на котором говорили об экологических и социальных проблемах Заонежья, его возрождении. Тогда и было принято решение о высадке первого десанта в Фоймогубу. Большую работу по его организации пришлось проделать Г.Скворцовой. А все предложения с «круглого стола» она передала заместителю премьер-министра Карелии Виктору Давыдову.

… В полдень наш автобус въезжает в деревню. Стайка ребятишек, завидев его, разбегается по домам с возгласами: «Приехали! Приехали!» И вот уже, на ходу надевая куртку, спешит к клубу библиотекарь Алевтина Акинфина. Ее дом – первый при въезде в деревню.

– И как это я вас проглядела, – переживает она.

Эта невысокого роста, приветливая женщина – удивительный человек. Много лет назад, приехав работать в Фоймогубу киномехаником, так и осталась здесь навсегда. У нее хорошая, крепкая семья. Любят ее в деревне за добрый нрав, готовность помочь.

В библиотеке тепло и по-домашнему уютно. Старенькие, аккуратно подклеенные книги в полном порядке разложены по стеллажам. Жаль, что сюда давно не поступают новые книги.Прежний библиотекарь К.Ф. Ряскина в полной сохранности передала книжный фонд в руки Алевтины Акинфиной, которой пришлось стать и заведующей клубом.

Вся культурная жизнь Фоймогубы вертится вокруг нее. Она организовала в клубе самодеятельность. Есть маленькая вокальная женская группа, даже на гастроли в соседнее село ездят. Малышей Алевтина учит читать, с ребятами постарше проводит викторины, ставит сценки и готовит новогодние представления. На фоймогубские елки приезжают даже из Великой Нивы – большого села, где располагается сельсовет и школа.

Первое упоминание о Фоймогубе можно отыскать в «Писцовой книге Обонежской пятины» писца Юрия Сабурова. Оно относится к 1495-1496 годам: «А се в Хоймо губе. Деревня на Хоймове губе: Михейко да сын его Левонко да Харитонко с суседи, сеют ржи 3 коробьи, а сена косят 13 копен; пол-2 обжи; а доходу ис хлеба половье, 3 белки, а посельнику белка».



Как только Обонежье вошло в состав Русского централизованного государства, оно, как и все остальные новгородские пятины, было обложено тяглом. В 1571 году крестьяне здешних мест были отписаны в опричнину.

В 1666 году новгородцу Семену Гаврилову был поручен сыск медной руды и постройка медеплавильного завода в Фоймогубской волости Шуньгского погоста. Завод был построен, но оказался недоходным. В 70-х годах XVII века он был передан иностранцам Марселису и Бутенанту. Непосильная работа и конфликты работного люда с заводчиками в 1687 году привели к открытым столкновениям. Через год сюда был прислан отряд стрельцов, чтобы приостановить волнения. Подавлены они были лишь в 1711 году вместе с Кижским восстанием.

В первой русской газете «Ведомости» от 1 февраля 1703 года сообщалось, что в Фоймогубской волости найдена медная руда, в массе которой обнаружены «куски самородной меди весом от 4 до 5 пудов». И вскоре (в деревне Сперовка) был построен один из петровских заводов ­– Фоймогубский медеплавильный.

Загрузка...

… Жарко натоплена круглая печь, на столе – незатейливая деревенская еда: картошка с тушенкой, хрустящие соленые огурчики, квашеная капуста. И знаменитые заонежские калитки – с картошкой, пшеном. Алевтина и две ее помошницы, фельдшер Татьяна Постникова и Люба Федотова, угощают нас. То ли от тепла деревенской печи, то ли от простого доброго приема, на душе становится светло и празднично. Позади – триста километров пути, а впереди – встречи с людьми, которые нуждаются в нашей помощи.

Сегодня в деревне событие – столько столичных гостей в нее давненько не заглядывало. Хлеб-соль на вышитом полотенце Алевтина Акинфина преподносит Галине Скворцовой, а затем рассказывает гостям и жителям об истории некогда большой деревни.

– Нам так хочется, чтобы деревня наша жила,– говорит она – чтобы дети не уезжали, а жили здесь, чтобы вился дымок из труб наших домов.

В послевоенные годы Фоймогуба, в состав которой входили Патрово, Харлово, Кярзино, Сперовка, Андреевка, Тявзия, Северная, Ботвинщина, Шильтя … всего около 15 деревень,насчитывала почти 600 жителей. На фоймогубском погосте – в центре деревни Патрово на самом берегу озера, была школа. Этот двухэтажный и до сих пор крепкий дом принадлежал когда-то купцу Изотову, торговавшему и на знаменитых Шуньгских ярмарках, и на Беломорье. В 50-е годы в этой школе учились около 100 детей. А рядом был яблоневый сад, большой огород, маленькое кроличье хозяйство.

Теперь в Фоймогубе осталось лишь две деревни – Патрово да Кярзино, 85 жителей, из которых половина стариков, всего лишь 15 детей. Много лет деревня оторвана от цивилизации. Перестал ходить рейсовый автобус, следующий из Медвежьегорска в Великую губу. Крюк в восемь километров по неасфальтированной дороге – да стоят ли того Фоймогуба и ее немногочисленные жители?

– Начальство из Медвежки, наверное, решило, что не стоят, – сетуют в Фоймогубе.

Дети учатся в Великонивской школе, за 12 километров от деревни, на учебу добираются с оказией. В морозы или распутицу и вовсе сидят дома. Почту завозят раз в неделю, телефонная связь очень плоха. Толвуйский совхоз переманивает молодые семьи к себе, предлагая жилье. А тех, кто все-таки не захотел покинуть родную деревню, возят на работу за 30 километров. А вокруг Фоймогубы – огромные пожни и незасеянные поля, пустует крепкое здание совхозной фермы…

Доктор медицинских наук С. Е. Карашуров в местном медпункте осматривает больных. Фельдшеру Т. Постниковой вручает необходимую для деревенского медпункта аптечку экстренной медицинской помощи.

– Ближайшая больница – в Великой губе, за тридцать километров от нас, – рассказывает она. – Пока дозвонишься, пока пришлют машину… Дважды роды пришлось принимать тут же, в деревне.

В. С. Лукьянов, заместитель председателя общества «Земля Заонежья», дает местным жителям юридические консультации. Как оказалось, сам он родился в Фоймогубе, на Малой Шильте, куда его мать была сослана во время финской оккупации. Кто-то обращается к нему с вопросом о прибавке к пенсии, так как в свое время был на оборонных работах; кто-то – о льготах бывшим малолетним узникам концлагеря, который располагался на Заонежском полуострове. Спрашивают, каким образом можно получить денежную дотацию к оплате за совхозную квартиру.

На деревне любой новый человек – как на ладони. А потому художника Бориса Поморцева фоймогубцы узнают сразу, «по лету». Он признается, как потрясли его эти красивейшие места, как хорошо здесь работалось. По поводу выставки, которую устроили для жителей три Бориса перед своим отъездом, шутит:

– Наверное, ее можно назвать «Заонежское троеБОРЬЕ». А сегодня я передаю в дар деревне от Союза художников Карелии восемь картин: три своих, картины Бориса Акбулатова и Бориса Кукшиева, на которых вы видите родные места, а также три картины карельских художников – А. Каштанова, П. Миронова и Г. Иванова, посвященных Заонежью.

Кажется, фоймогубцы даже растерялись: неужели в давно не ремонтированном клубе их деревни будет настоящая сельская картинная галерея? Первая в Заонежье!

Деревенской библиотеке подарили еще и более 500 книг, которые собрали среди петрозаводчан ребята из «Моей газеты» и Дворца творчества детей и юношества. Ирина Повидайко, помощник министра культуры по связям с общественностью и работе со СМИ, тоже подарила библиотеке красочные детские книги. И пообещала, что в министерстве обязательно узнают об этом маленьком островке культуры и постараются помочь.

Директор Республиканского цетра творчества детей и юношества Г. Налейкина и две сотрудницы Т. Ильяшевич и О. Громова предложили провести летом в деревне этнографический лагерь, в котором городские и деревенские школьники вместе смогут обучаться народным ремеслам. Для отдыха городских ребят здесь просто рай: озера, ягодные леса, рыбалка и настоящее коровье молоко!

… На сцене появляются пять юных девушек в карельских костюмах. Катя Корсунова и Оля Мышева, Аня Слабоус, Олеся Микшина и Света Лапина представляют молодежную экспериментальную студию государственного ансамбля «Кантеле». Мы потрясены их преображением: в красивых синих сарафанах, с берестяными ободочками на волосах,они совсем не походят на тех веселых и шумных современных девчонок, беззаботный смех которых сотрясал наш автобус в течение всего пути.

Лишь только пальцы девушек коснулись кантеле, полилась чудесная мелодия. Зал замер – ни шепотка, ни движения, ни шороха. Только музыка, которая завораживает и уносит мысли далеко: наверное, каждый думал о своем – прошлом, настоящем. Или о будущем?.. Затихли последние звуки, и зазаучали благодарные аплодисменты. Улыбающимся артисткам и невдомек, что и само кантеле, и музыку его фоймогубцы вживую видели и слышали впервые.

А потом слова попросила жительница заонежской деревни Загубье Людмила Балехова. С болью говорила она и о своей умирающей деревне, что находится близ Толвуи, в 35 километрах от Фоймогубы:

– Поднять Заонежье мы сможем только благодаря талантам наших людей и верности традициям. Наша заонежская земля родила святого – преподобного Зосиму Соловецкого. Он молится за нашу землю, но надо, чтобы любовь к Господу исходила и от нас. Нельзя жить человеку без веры. В нашей деревне только шесть жителей, да и те старики. Но мы собираемся на месте дома, где родился преподобный Зосима Соловецкий, поставить часовню. А чтобы собрать деньги на ее строительство, будем проводить Рождественские благотворительные концерты в Петрозаводске, Медгоре, Шуньге, Толвуе. И вы подумайте о постройке часовни в своей деревне.

Наверное, более 80 лет на фоймогубскую землю не ступала нога священнослужителя.И одним из главных событий этого дня стало крещение, который совершили Благочинный Заонежского округа отец Андрей, священник Григорий и диакон Андрей.

Креститься пожелали 14 человек, из них шестеро детей. Голубые, расшитые серебром праздничные церковные ризы. Горящие свечи. И сияющие глазенки ребятишек, когда отец Андрей, надевая на них крестики и даря иконки с ликами святых, поздравляет всех со святым крещением. Четверо певчих высокими чистыми голосами возносят молитвы за этих людей. Свершилось таинство крещения.

А когда-то в деревне Патрово был погост: на пригорке высилась красавица-церковь Успения Пресвятой Богородицы. И видна она была издалёка, и колокольный звон ее разносился на многие километры, собирая крещеных людей со всех фоймогубских деревень на службу и праздники. Были еще два погоста, поменьше – в Кярзино и Харлово, где стояли небольшие часовни – Смоленская и Казанская.

Построенная в 1631 году церковь простояла более 300 лет. После революции здание ее было отдано под клуб, а в 1936 году сгорело. До сих пор недобрым словом поминают здесь человека, который поджег ее. Именно на этом месте, на фундаменте Успенской церкви, и был при советской власти построен новый клуб.

Давно нет в Патрово церкви, но до сих пор жители говорят: пойду на погост. И до сих пор на праздник Успения приезжают сюда люди из других деревень.

Наверное, не случайно первое спустя десятилетия крещение происходит на томместе, где когда-то стоял храм. И случилось оно в день иконы Пресвятой Иверской Божьей Матери – праздника, особо почитаемого на Руси. Во время крещения отец Андрей ведет проникновенный духовный разговор со своей новой паствой о законах Божьих, о вере, которую надо хранить до конца дней своих, о жизни. И о постройке в деревне храма, с которого может начаться ее возрождение.

… Мы прощаемся с жителями Фоймогубы. Водитель автобуса Отто

Хонни поторапливает нас – впереди пять часов пути. За окнами проплывает деревня, вот и Путкозеро осталось позади… Быстро смеркается. Фары нашего автобуса, рассекая осеннюю тьму, выхватывают заснеженную дорогу. В полутемном автобусе, под звук мотора, думается хорошо. Таких деревенек, как Фоймогуба, и в Карелии, и в стране – тысячи. Может, с них и надо начинать возрождение России?

Мы вспоминаем прошедший день, строим планы, чем можно помочь заброшенным деревенькам ЗаонежьяТакое бывает, когда люди всем миром делают нужное и доброе дело.

Любовь ГЕРАСЁВА


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 332 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Ход мероприятия| ПИТАННЯ СТИЛЮ

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.01 сек.)