Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Пусть все идет, как идет...

Читайте также:
  1. Верна ли мысль, что «пусть лучше идеалы будут дурны, да действительность хороша»?
  2. Если человек поступает бескорыстно, пусть даже не сознательно, по чьим-то установкам, то как следствие обязательно где-то он начнёт чувствовать любовь.
  3. Потом пусть возвратится в Центр, то есть - в Центр Всего, творя Розу-Крест (так, как он знает) и произнося: "АРАРИТА АРАРИТА АРАРИТА".
  4. Пусть Всевышний Аллах одарит каждого из нас такими прекрасными качествами!
  5. Пусть же Аллах сделает всех нас из числа тех, кто обрел совершенство веры и смог прожить во имя этого свою жизнь! 1 страница
  6. Пусть же Аллах сделает всех нас из числа тех, кто обрел совершенство веры и смог прожить во имя этого свою жизнь! 2 страница

 

 

Студентка старшего курса медицинского.

Резкая, в черной, обтягивающей маечке с низким вырезом над белой, мраморной грудью и в таких же джинсах с низким набедренным поясом. Так, что между ними мелькал при движении белый, упругий пуп.

Собранная, с всегда приподнятыми плечами. Так, что казалось, что она пренебрежительно задирает чуть покачивающийся от застенчивости, “надменный” подбородок, который она удерживала каким-то упрямо втягивающим щеки сосательным движением губ и языка. Так, что подбородок тяжелел, и подрагивали еще и ноздри. Чуть подрагивая, едва косилась на вас чуткая щека. И остро скашивался глаз, как у норовистой кобылицы. Будто возражал воображаемому упреку: “Ну и что!”.

Каждой клеточкой она энергично отражала всякий, даже случайно коснувшийся ее взгляд, и ощущалась чувствительно опасной.

На фоне всеобщей расхлябанности эта собранность, которая у нее сочеталась с обостренной пугливой впечатлительностью, вызывающе спрятанной за демонстрируемой злой холодностью, ее собранность, даже и настораживая, вызывала уважение и благодарность... Может быть и за то, что вами, пусть и назло, и как-то наоборот, но непрерывно и всегда, она интересовалась...

Эта постоянная готовность к отражению атаки, обычно мнимой, держала девушку в непрерывном тонусе, но и изматывала. Так что, едва забывшись и спохватившись, она, казалось, ощущала себя, как человек, которого застали с разинутым, отвисшим ртом.

По-видимому, без своей увлекающей игры в злодейку девушка ощущала себя кромешно усталой, бесформенной кучей оскомы или апатии. Пустой, никакой - тонким резиновым изделием, из которого вынули содержимое.

Такого своего состояния и ощущения девушка пугалась. Не вникала в него. Не понимала, не умела в нем жить. И никогда, поэтому, сознательно не соприкоснулась со своим содержанием. Верила в пустоту состояния. И втайне подозревала, что эта пустота и есть она настоящая. Убеждена была, что на самом деле она - пуста. Такую себя и скрывала за надменной резкостью, активностью отличницы, всегдашней собранностью.

Ей казалось, что, позволь она себе остановиться на миг, она в этой бездонной пустоте утонет безвозвратно, не поднимется уже никогда. И она не останавливалась. Тратя без смысла и удовлетворения все новые силы и рождая все новую усталость.

Напугав себя, девушка, как ей казалось, заражала страхом своей “демонической” опустошенности и других... “Ну, и что?!”...

Ее “ну, и что” происходило именно из этого страха и этой бравады.

Забывшись, она внутренне сникала. Теряла привлекательность. Как-то скисала. И действительно становилась похожей на то, чем себя мнила. Становилась осунувшейся, рыхлой горой нелюбимого ею тела, оболочкой, из которой она ушла. Казалась оплывшим студнем, усталой, обмякшей медузой, живым мертвецом.... Тем, чем быть боялась!.. Словно, правда, кроме страха и злости не имела никакого содержания.



Застигнутая врасплох такой, она пугалась и пугала других. Ужасаясь, что кто-то мог ее заметить и “раскрыть”, она его заранее ненавидела. Ведь, по ее мнению, нормальный человек не мог бы отнестись к такому “убожеству”, как она, без жалости.

А жалости она бы не снесла!

Но с этой “медузности” она только и начиналась подлинная.

И относиться к ней - значило относиться к такой. Предчувствовать или знать, угадывать или желать... но принимать - такую. Неизвестную себе. Ту, кого она выбрала ненавидеть. Какую запретила себе любить и узнавать.

Всему, что она успешно делала, можно было научиться. Но только в этой, незнаемой - была ее самобытность, ее талант, ее неповторимый и невостребованный ею личностный ресурс.

И если вы хотели общаться с нею, а не с ее “работой”, “маской”, “ролью”, то, при всем обаянии ее собранности, вам нельзя было не замечать этой ее пугающей “вышкребаности” - “пустоты”! Напротив, если вы хотели содержательных отношений с ней, вам надо было остаться независимым от ее неведения и страха. Самому перебояться ее пугающей мертвенности раньше, чем подпустите себя к ней близко. Не использовать ее, но общаться с нею можно было только после того, как вы уже не боялись вместе с ней, а ощущали или предчувствовали содержательность ее “пустоты”. И только тогда можно было приближаться к ней без вреда для жизни, своей и ее, когда она, девушка, с ее пустотой и с содержанием этой пустоты, была уже вам, безусловно, интересна, даже еще неинтересная себе.

Загрузка...

Вам - искренне отзываться на нее теперешнюю. Не ожидая от нее, чего нет. И не подменяя ее волнующими иллюзиями...

Ей - проживать (может быть, переждать) это свое состояние. Не требуя от себя до времени иного. Не отвлекаясь от сегодняшнего. Не заполняя, не подменяя переживание “пустоты” деловитостью. Но, используя все, что умеет, как привычные роли...

Это и значило для вас - интересоваться ею, принимать ее. А для нее - значило быть самой собой теперь.

И самое главное! Позволить себе приближаться к этой силе, и к этой хрупкости можно было только, когда вы уже настолько уважали этого человека, что признавали ее выбор. В том числе и выбор ни во что не вникать и оставаться прежней.

Только так относясь к ней, можно было претендовать на встречу с ней и ей самой! Да, да, - и ей, если бы она захотела, надо было бы готовиться к встрече с собой. Тогда только, и очень предупредительно, попроситься в гости к своей “пустоте”. Но для этого и до этого ей надо было гарантировать той себе, которая за заслоном пустоты спрятана, необходимую безопасность и защищенность! Во-первых, от самой себя, от собственной неосторожности, небережности, распорядительного и деловитого желания использовать, продавать и эксплуатировать себя.

Ей надо было гарантировать себе свою любовь!

А до того, подождать и ни во что не вмешиваться. Ведь себя надо не сделать, а дождаться!

А до того... пусть все идет, как идет...

 

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 177 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Почему ты чувствуешь себя никому не нужным?! | Неподражаемая способность... | Непоследовательность беспристрастного психолога | Как подросток третировал девочку... | Что готовит нас к встрече с женщиной? | Чего еще не хватает?! | Дайте мне, доктор, то, что я у вас не возьму! | Специализация заканчивается... | Четырехлетняя девочка | Кто ранимее? |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Отцовский ресурс| Мамин ресурс.

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.008 сек.)