Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ВРЕМЯ, ПРИЧИНЫ, ИСТОЧНИКИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ФОРМИРОВАНИЯ КАЗАЧЕСТВА

Читайте также:
  1. II. Корыстные источники информации
  2. III. Источники, вынуждаемые к сотрудничеству
  3. III. МЕХАНИЗМ ФОРМИРОВАНИЯ И РЕАЛИЗАЦИИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ КАДРОВОЙ ПОЛИТИКИ, СИСТЕМА ОБРАЗОВАНИЯ И ВОСПИТАНИЯ СПЕЦИАЛИСТОВ СМИ
  4. III. По способу формирования.
  5. Quot;Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни" (Притч. 4:23).
  6. А пока – все же сконцентрируюсь на истории создания половинок, их значении и истории их возникновения..
  7. А) Определение, предназначение и история формирования государственного резерва.

 

Прошлое украинского народа насыщено многими событиями и явления­ми, которые оставили заметный след в отечественной и европейской исто­рии. Одна из наиболее важных и славных страниц связана с существовани­ем особого общественного сословия и вооруженной силы — украинского казачества.

«Казак» – термин тюркского происхождения и означает «свободный, воору­женный человек», «стражник, конвоир», «склонный к разбою, завоеванию». Сам термин «казак» впервые упоминается в Начальной монгольской хронике 1240 г. В Крыму это слово было известно уже в начале XIV в. В одном из дополнений к греческому «Синаксарю» (сборнику жития святых) XII в., кото­рое было сделано в 1308 г., сообщается о смерти «раба божьего» Алмальчи от рук крымских казаков.

Существует много свидетельств о деяниях татарских казаков на южноукраинских землях, где они контактировали с украинским населением. Они входили в состав войска хана Маняка, которое вторглось в Галичину в 1469 г. В XV в. в составе населения Киевщины было немало татар. Постепенно название «казак» от татарских кочевников стало переходить на украинцев. Одновременно и казакование как бытовое явление приобрело широкие масштабы. По примеру татарских казаков с украинских поселений выходили в степь ватаги искателей легкой добычи[23, с. 32]. В.Голобуцкий отмечает, что среди украинских казаков находились представители не только соседних славянских, но и тюркских народов – татар и турок. Татарами по происхождению были даже некоторые казацкие предводители, например Тарас Трясило[4, c. 100].

Вопрос о возникновении казачества, как социального феномена в исто­рии Украины эпохи феодализма, рассматривается учеными неоднозначно. Прежде всего, историки по-разному определяют время появления казаков. Некоторые исследователи относят зарождение казачества на украинских землях к XII - XIII вв. В частности, польский хронист М.Стрийковский (около 1547-1582 гг.) историю казачества начинал от воинственного полуко­чевого тюркского племени черных клобуков, которое в XII в. обитало в сте­пях вблизи южных и юго-восточных рубежей Руси. Российский историк Н.Карамзин также рассматривал казаков как потомков черных клобуков, кото­рые якобы приняли христианство, ассимилировались со славянским насе­лением и стали защищать свои земли от татар и турок.

Украинский летописец конца XVII в. — первой половины XVIII в. Г.Грабянка, анонимный автор «Истории Русов» и другие утверждали, что казаки происходят от хазаров (казаров), древнего народа, переселившегося во время монголо-татарского нашествия из средне-азиатских степей на укра­инские земли.

Большинство историков советского периода зарождение казачества свя­зывают с первыми письменными упоминаниями об украинских казаках, ко­торые относятся к концу XV в. В частности, они ссылаются на польского летописца М.Бельского, указывавшего в своей хронике, что в 1489 г. польское войско под командованием Яна Альбрехта (сына короля Казимира IV) в по­ходе против татар в степях Подолии сопровождали в качестве проводников местные казаки. В том же 1489 г. в российских документах говорится, что отряды казаков во главе с атаманами Богданом, Голубцом и Жилой появились в низовьях Днепра и сражались с татарами около Таванской перепра­вы. Украинские казаки упоминаются также в дипломатической переписке между Польшей, Литвой, Россией, Крымом, Турцией, Молдовой и Валахией (1492, 1494, 1499 гг. и др.)



Исходя из первых документальных сведений о казаках и учитывая факт их изложения в дипломатической переписке между правительствами раз­ных стран, можно сделать вывод, что казачество на рубеже XV— XVI вв. представляло собой уже немалую силу, стать которой оно могло лишь в течение определенного времени. Следовательно, украинские казаки появи­лись, вероятнее всего, не в конце XV в., а где-то в середине или, по крайней мере, во второй его половине. Таким образом, история украинского казаче­ства насчитывает уже более 500 лет.

Загрузка...

Главным историческим условием возникновения казачества стало под­невольное положение Украины во второй половине XV - XVI вв. под влас­тью соседних государств Литвы и Польши, которые все больше ограничи­вали автономию украинских земель вплоть до полной ее ликвидации. На­ряду с этим происходило усиление социально-экономического угнетения, а также национального и религиозного притеснения украинского народа.

В разное время к вопросу о непосредственных причинах возникновения украинского казачества обращались многие исследователи. Разные точки зрения высказали дореволюционные авторы и советские ученые, современные украинские историки и зарубежные специалисты. В частности, польские шляхетские истори­ки считали, что зарождение казачества связано с деятельностью польских и украинских магнатов, которые набирали из числа своих подданных отряды вооруженных людей, про­возглашали себя атаманами и «казаковали» в почти безлюдных землях степ­ной части Украины — Диком поле. Такие действия магнатов рассматрива­лись польскими учеными как некий урок ведения казацкого образа жизни для той части украинского населения, которое в силу разных причин оказа­лось в весьма сложных для проживания условиях Дикого поля[11, с. 114].

Общая оценка украинского казачества многими польскими авторами однозначно негативная. Она сводится к показу казачества в ипостаси разрушительной антигосударственной силы, которая чинила препятствие «польскому культурному плугу» на пространстве Дикого поля. Казаки характеризуются как сборище разных людей на южном пограничье, которые не столько боролись с татарской агрессией, как занимались преимущественно разбоем и грабежом. [23, с. 13].

Украинские историки-летописцы XVII — XVIII вв., защищая интересы ка­зацкой старшины и пытаясь доказать ее право на дворянство, утверждали, что казаки – это потомки древних шляхетских воинов, рыцарей. Например, Г.Грабянка и С.Величко усматривали в казаках рыцарскую прослойку, которая отдавала преимущество военному делу перед традиционным занятием украинцев – хлебопашеством. При этом украинские авторы полемизировали с польскими учеными и отрицали их мнение о том, что казаки «набирались из разной вольницы», то есть были выходцами из про­стого народа.

Многие дореволюционные историки, писатели и поэты идеализировали казаков, рассматривая демократическое устройство их жизни, стремление к равенству как воплощение общественного идеала украинского народа. Н.Костомаров, возвеличивая казачество, представляя его как проявление чисто национального духа украинского народа, подчеркивал при этом, что оно произошло не из среды господствующего класса, а наоборот, является «порождением народной стихии». Известный историк Д.Яворницкий, опре­деляя причины появления казаков, выдвигал на первый план переселение безземельных украинских крестьян на малозаселенные окраинные южные территории Подолии и Киевщины, где они, занимаясь промыслами и нахо­дясь под постоянной угрозой набегов крымских татар и турок, преврати­лись в вооруженную силу — казаков.

Неоднозначными были взгляды на казачество украинского писателя, историка, этнографа, переводчика П.Кулиша (XIX в.). В некоторых своих работах он относился с большой симпатией к казакам, показывал запорожцев как настоящих рыцарей и мужественных защитников Украины от вражеских посягательств. Противоположная оценка их деятельности дана во втором и третем томах «Истории воссоединения Руси» (1874, 1877 гг.). Автор стал склоняться к мысли, что казачество будто бы не имело в себе творческих, созидательных сил, а, наоборот, являлось разрушительной силой, которая, не имея представления о государстве, уничтожала достижения культуры. Кулиш упрекал казаков в отсутствии конструктивных сил, безразличии к вере, стремлении к разбою[23, с.12]. В статье «Украинские казаки и паны» (1895 г.) Кулиш рассматривал Запорожскую Сечь как очаг «произвола», заявил, что «герої-безхатники» всегда были готовы дать «дніпровському козацтву ту отруйну закваску, яка була руйнівним началом всякого цивільного суспільства»[4, с. 52].

В целом негативно характеризовала казачество и российская историография. Некоторые историки (С.Соловьев, В.Ключевский и др.) первопричиной появления казачества считали походы на промыслы в южные земли людей без определенных занятий, места жительства и не желавших подчиняться властям. Ключевский, в частности, писал: «Из городов Киевского, Во­лынского и Подольского края, даже с верховьев Днепра выходили партии добытчиков в дикую степь «казаковать», промышлять пчелой, рыбой, зве­рем и татарином». «Добытчики» и «свободные» люди, по мнению этих уче­ных, не могли сформировать сословие, которое способствовало укрепле­нию государства. А потому они отрицательно оценивали роль казачества в отечественной истории, рассматривали его как разрушительную, антиисто­рическую, антисоциальную силу. С.Соловьев писал: «Образовавшееся в степи казацкое общество по своему характеру, именно по хищничеству, имело чисто отрицательное значение в истории, приравнивалось к окружавшим его обществам ногаев, калмыков и крымских татар»[23, с. 13].

По-новому к оценке казачества подошел М.Грушевский. Рассматривая эту проблему в историческом развитии, он отмечал, что только на первом этапе своего существования казаки представляли собой стихийную, разру­шительную силу. Позже они стали воплощением национальных устремле­ний украинского народа, его борьбы за свою государственность. Ученый подчеркивал, что казачество, как бытовое явление, известно еще с древне­русских времен и связано с такими его предшественниками как бродники и берладники, которые, как и казаки, занимались в степных районах различ­ными промыслами, а также защищали южные рубежи Руси. Но свое казац­кое наименование это явление получило во второй половине XV в. Опреде­ляя исторические обстоятельства появления казачества, Грушевский ука­зывал, что оно со временем привлекло к себе огромные массы крестьян и мещан, вследствие чего приобрело характер социального протеста против польско-шляхетского режима.

Многие историки советского периода (В.Голобуцкий, М.Петровский и др.) утверждали, что казачество возникло в результате развития антифеодаль­ной борьбы украинского крестьянства, как форма протеста про­тив социального и национально-религиозного гнета. Голобуцкий подчеркивал, что казаками становились не только беглецы от феодального гнета, но и представители украинской шляхты, мещане, торговцы и т. д.[23, с. 16]. Поддерживая такую точку зрения, современные ученые подчеркивают, что основные причины образования казачества связаны с социально-политическими условиями, которые сложились на украинских землях во второй половине XV — XVI в. В этот период правительства Литвы и Польши ограничивали самостоятельность этих земель, отменяли крестьянские свободы, оформляли крестьян в бесправное сосло­вие. Одновременно польские власти и Ватикан насаждали на украинских территориях католицизм и притесняли православную веру [11, c. 115-116].

В целом, причины появления украинского казачества можно определить следующие: потребность в создании такой общественной силы в Украине, которая стала бы ведущим сословием украинской народности и творцом собственного государства; колонизационные устремления украинских кре­стьян и горожан, которые страдали от постоянного недостатка собственной пахотной земли и стремились освоить целинные просторы на юге Киевщины и Подолии, а также обширные степи Дикого поля за порогами Днепра; вынужденное бегство крестьян и горожан с имений магнатов и шляхты на свободные земли как протест против крепостнического угнетения, беспра­вия, национальных и религиозных притеснений; необходимость вооружен­ной защиты колонизированных земель от военного наступления Литвы и Польши; постоянная угроза татарских и турецких втор­жений на украинские земли и насущная потребность в создании войска для их отражения, а также сооружении крепостей с военными гарнизонами.

Особенность общественной жизни в Украине в XV — первой половине XVI в. заключалась в том, что основная масса населения была сосредото­чена на давно обжитых землях: Галичине, Подолии, Волыни, Полесье, се­верной Киевщине. Именно здесь происходили процессы, связанные с вве­дением крепостного права, расширением шляхетского землевладения, ог­раничением крестьянского общественного самоуправления и т.д. Осталь­ные же украинские территории — среднее Приднепровье, Побужье, Запо­рожье — находившиеся южнее таких приграничных укрепленных поселе­ний с военными гарнизонами как Остер, Канев, Черкассы, Житомир, Винни­ца, Брацлав были неразмежеванными и почти незаселенными. Безлюдны­ми они стали в результате частых набегов крымских татар, вследствие чего проживавшее на них население вынуждено было уходить в западные и се­верные регионы Украины. Так образовалось Дикое поле, представлявшее собой, с точки зрения природных ресурсов, чрезвычайно богатый и благодатный край. В реках и озерах водилось много рыбы, в лесах — диких зве­рей, птицы, пчел. Степи Дикого поля были пригодны для земледелия и ско­товодства. Эти обстоятельства привлекали смелых, отважных и свободо­любивых людей, мечтавших освоить незанятые земли и самостоятельно вести на них свое хозяйство, не испытывая гнета феодалов и притеснений со стороны государственных органов власти.

Поиск новых мест приобрел значительные масштабы. Сотни и тысячи крестьян и мещан уходили в Дикое поле, что вызывало большое беспокойство среди польских феодалов. Польский поэт П.Збилитовский писал:

Що нас жде, якщо будемо села свої руйнувати,

Своїх хлопів, як завжди, в біді полишати?

Вже неорана нива батьків бур’яном заростає,

Бо останній наш хлоп із неволі тікає.[4, с. 103].

Беглых преследовали, пойманных подвергали телесным наказаниям, вешали, садили на пали и т. д. Устанавливались большие штрафы для тех, кто осмеливался прятать беглых крестьян. Законы против беглых издавались один за другим. Но несмотря на это уже во второй половине XV в. — начале XVI в. в верховьях Южного Буга, в среднем течении Днепра в районе Канева и Черкасс, а также на левом берегу Днепра — на Трубеже, Суле, Пcле — возникло значитель­ное количество слобод и хуторов. В них жили в основном беглые люди раз­ных сословий, недовольные существовавшим в Литве и Польше строем и искавшие лучшей жизни. Бегство превратилось в одну из самых распространенных форм протеста против социального угнетения. Вырвавшиеся на свободу крестьяне стали называть себя казаками. Несколько позже, во второй половине XVI в., в результате дальнейшего усиления феодального гнёта, на незаселенные земли Дикого поля хлынул поток беглых крестьян с Галичины, Волыни, Полесья, Западной Подолии. Следствием этого стал значительный рост численности казачества, которое начало формировать­ся в особый общественный слой, обретать определенные организованные формы и определенный правовой статус.

Характеризуя истоки казачества, важно отметить и такое явление на ук­раинских землях как уходничество, то есть ведение в Диком поле промыс­лов, которое приобрело особенно широкий размах во второй половине XV в. Уходничеством, имевшим первоначально сезонный характер, занимались смелые и предприимчивые жители заселенных украинских земель, преиму­щественно крестьяне и мещане юго-западной Киевщины, западной части Подолии и сопредельных с ними обжитых территорий. Уходничеством стали заниматься те лица, которые стремились за счет этого занятия решить многие проблемы экономического порядка. Эти отважные люди объединялись в ватаги (отряды), избирали атаманов и, будучи хорошо воо­руженными из-за постоянной опасности татарских набегов, с приходом вес­ны отправлялись вглубь Дикого поля, где занимались охотой, рыболовством, бортничеством. Одновременно они имели возможность хорошо изучить степь. В случае необходимости уходники нападали на татарские отряды, препятствуя их продвижению в глубь украинских территорий или же отби­вая у них пленников и награбленное добро. Нападениям подвергались и татарские улусы. Такие действия уходников получили название добычничество. Осенью с большими запасами рыбы, мехов, меда, шкур они воз­вращались в селения, где жили их семьи. Уходники не только обеспечивали свои семьи, но и могли торговать своей добычей.

Местная администрация не в состоянии была пресечь это явление, а потому стала искать в нем выгоду для себя. Грушевский писал, что уходников «…ожидала старостинская администрация и за право пользоваться уходами отбирала львиную долю добычи «на замок». Поэтому более смелые не возвращались на зиму в замки, а зимовали в степях»[6, с. 173]. На островах, в оврагах и балках уходники сооружали зимовники и хутора. Наряду с промыслами они стали заниматься скотоводством и земледелием, обзаводиться хозяйством. Этих людей тоже называли ка­заками.

Необходимо отметить, что наряду с крестьянами и мещанами, которые являлись основным социальным источником формирования казачества, в степи Дикого поля уходили «казаковать» и представители обедневшей шлях­ты, а также боярства. Бояре — это служилые люди, основным занятием которых еще со времен Киевской Руси была военная служба. После захва­та украинских земель Литвой бояре продолжали служить, составляя основу войск Литовского государства, и получать за это, как и в прежние времена, землю во владение. Но в XV в. в Литве, под влиянием Польши, возникла новая категория военно-служилых людей — шляхта, получавшая за службу не только землевладения, но и значительные привилегии, которых не име­ли бояре. Только некоторым из зажиточных бояр удалось стать шляхтича­ми. Преобладающее же большинство обедневшего боярства, не имея воз­можности собрать денег на коня, оружие и обмундирование, фактически примыкало по своему положению к крестьянам и находилось под угрозой закрепощения. Не желая превращаться в крепостных и стремясь разбога­теть, бояре, именовавшие себя рыцарями, вольными воинами, становились казаками. При этом они находили применение и своим знаниям в воинском деле. Таким образом, на свободные и богатые природными ресурсами зем­ли бежали или переселялись все, кто был смел, отважен и имел надежду на улучшение своей жизни.

Отношение к казачеству имели и некоторые крупные феодалы, старосты приграничных с Диким полем территорий. Выступая иногда предводителя­ми казацких отрядов, они принимали участие в борьбе против татар и турок, защищали подвластные земли, отбивали у татар плененных во время грабительских набегов людей, захваченную добычу, а также предпринимали походы на татарские и турецкие владения. Отдавая должное роли и значе­нию отдельных представителей господствующего класса в деле организа­ции казаков для борьбы с воинственными соседями, вместе с тем, нельзя считать их основателями казачества, как это утверждали некоторые исто­рики.

Появление казаков в южных украинских степях, привело к хозяйственно­му их освоению. Ценой огромных усилий распахивались целинные земли, развивались скотоводство и промыслы, прокладывались дороги, строились мосты и т.д. Казацкие слободы и хутора отличались более высоким уров­нем благосостояния по сравнению с селами закрепощенных крестьян, так как свободный человек больше заинтересован в развитии своего хозяйства, чем подневольный. Среди казаков было немало ремесленников — кузне­цов, ткачей, швецов, скорняков и др. Велась оживленная торговля продук­тами сельского хозяйства, промыслов, ремесленными изделиями.

С самого начала среди казаков существовало экономическое неравен­ство. Это было вызвано тем, что казачество формировалось как из бедных крестьян и мещан, лишенных средств к существованию, так и относитель­но зажиточных людей, уходивших на свободные земли с имуществом, ло­шадьми, скотом, орудиями труда. На новых местах социальная дифферен­циация не только сохранялась, но и углублялась. Богатые, владея хутора­ми, табунами лошадей, стадами скота, различными угодьями, использова­ли экономическую несостоятельность бедняков и эксплуатировали их в своих хозяйствах. Так образовалась зажиточная верхушка казачества.

На освоенных землях Дикого поля сложился своеобразный казацкий строй. Казаки объединялись в громады (общества). Все важнейшие вопро­сы они обсуждали и решали сообща на радах. В частности, здесь происхо­дили выборы старшины: атаманов, есаулов, судей. Каждый казак имел пра­во принимать участие в самоуправлении, пользоваться хозяйственными угодьями наравне со всеми. Одновременно каждый казак обязан был с ору­жием в руках охранять поселение, участвовать в походах. Таким образом, казацкая громада, несмотря на социальную дифференциацию ее членов, в целом была демократической организацией. Это привлекало всех обездо­ленных людей, пробуждало в них стремление к свободе.

В XV-XVI вв. не только украинские территории, но и вся Восточная Европа, все соседние земли постоянно подвергались опустошительным набегам турок и крымских татар. Татарские отряды захватывали тысячи пленников, доставляли их на крымские рынки и наполняли невольниками Турцию и другие страны. Так, например, в 1474 г. крымские татары захватили и разорили примерно 1400 квадратных километров украинских территорий на Подолии, Галичине и Волыни[4, с. 93]. Во второй половине XV в. на украинские земли было совершено более 50 нападений: на Подолие – 31, на Русское воеводство – 9, на Волынь – 7, на Киевщину 4, На Белзское воеводство – 2. Вследствие этих нападений, отдельные из которых носили характер крупных военных походов, были частично или полностью разорены отдельные города и регионы, захвачено в плен около 220 тысяч человек (при общей численности населения украинских земель около 3,7 млн. человек) [8, с. 321]. Зарождавшееся казачество, «не располагавшее ни крепостями, ни достаточными запасами оружия, ни денежными средствами, и тем не менее смело бросалось на бусурманскую гидру»[6, c. 183]. Каждый «голяк-казак» выступал и загораживал врагу «его страшный черный шлях». Казаки становились народными героями, воспевались в песнях.

Ой полем битим килиїмським

Та шляхом битим ординським,

Ой там гуляв козак Голота –

Не боявся ні огня, ні меча, ні всякого болота.

....................................................

У городі Килії татарин сивий, бородатий

По горницях походжає,

До татарки слоавами промовляє:

«Я те бачу: в чистім полі не орел літає,

То козак Голота добрим конем гуляє;

Я його хочу живцем в руки взяти,

І ще ж ним перед панами башами вихваляти,

За його много червоних не лічачи брати

Дорогиї сукна не міряючи пощитати».

То теє промовляв, дороге платтє надіває,

На коня сідає, безпечно за козаком Голотою ганяє.

То козак Голота добре козацький звичай знає –

Ой на татарина скрива як вовк поглядає,

Каже: «Татарине, татарине, навіщо ж ти важиш?

Чи на мою ясненьку зброю?

Чи на мого коня вороного,

Чи на мене, козака молодого?» –

«Я – каже – важу на твою ясненьку зброю,

А ще лучше на твого коня вороного,

А ще лучше на тебе, козака молодого.

Я тебе хочу живцем у руки взяти,

В город Килію запродати,

Перед великими панами башами вихваляти

І много червоних не лічачи набрати,

Дорогії сукні не мірячи пощитати».

То козак Голота добре звичай козацький знає,

Ой на татарина скрива як вовк поглядає.

«Ой – каже – татарине, ой сідай же ти, бородатий!

Либонь же ти на розум не богатий!

Ще ти козака в руки не взяв,

А вже за його й гроші пощитав.

А ще ж ти між козаками не бував,

Козацької каші не їдав

І козацьких звичаїв не знаєш».

То теє промовляв на присішках став,

Без міри пороху підсипає,

Татарину гостинця в груди посилає.

Ой ще козак не примірився,

А татарин ік лихій матері з коня покотився.

Він йому віри не донімає,

До його прибуває,

Келепом межи плечі гримає,

Коли ж огледиться, аж у його духу немає.

Він тоді добре дбав, чоботи татарські істягав,

На свої козацькі ноги обував;

Одежу істягав, на свої козацькі плечі надівав;

Бархатний шлик іздіймає,

На свою козацьку голову надіває;

Коня татарського за поводи взяв,

У город Січі припав,

Там собі п’є, гуляє, поле килиїмське вихваляє:

«Ой поле килиїмське!

Бодай же ти літо й зиму зеленіло,

Як ти мене при нещасливій годині сподобило!»

Соседство казаков с татарами в течение длительного времени, носившее характер не только военных стычек, но и установления торговых, иног­да даже союзнических отношений, не проходило бесследно. Сражаясь с татарами, казаки поневоле вынуждены были усваивать те способы, приемы ведения войны, которыми пользовались их противники. Некоторые виды оружия и снаряжения (лук, сагайдак), часть одежды (высокая шапка, широ­кие шаровары), значительное количество слов тюркского происхождения (атаман, есаул, бунчук и др.), а также ряд иных элементов казацкой жизни были заимствованы у татар. Известно также, что среди украинских казаков были представители не только соседских славянских, но и тюркских народов — татар и турок.

Казачество было явлением, присущим не только Украине. Почти одно­временно с украинским, возникло и русское казачество на Дону. Его основу составляли крестьяне, бежавшие от крепостного гнета и произвола царских властей. При этом следует иметь в виду то обстоятельство, что в Московском государстве отсутствовало национально-религиозное угнетение, тогда как в Украине оно существенно влияло на формирование казачества. Запорожцы и донские казаки поддерживали между собой тесные связи. Они сообща боролись против угнетателей, вместе за­щищали свои земли от вторжения татар и турок, предпринимали походы в Крымское ханство и Турцию.

В разное время существовали различные оценки причин возникновения казачества. В советской исторической науке самой распространенной была теория, которая объясняла возникновение казачества усилением феодального и религиозно-национального угнетения, наступлением феодалов на крестьнство, захватом крестьянских земель. Однако эту теорию нельзя использовать для универсального объяснения всех случаев превращения крестьян в казаков: ведь часто в Диком поле оказывались свободные, да еще й зажиточные люди. В связи с этим родилась «уходническая» теория: крестьяне, а порой и мещане переселялись на незаселенные земли с целью их хозяйственного освоения. В дореволюционной историографии использовалась «аристократическая», или «рыцарская», теория формирования казачества, по которой отважные украинские рыцари-феодалы, которые пренебрегали смерть и находили утеху в опасном противоборстве с татарами, стремились защитить свой народ от внешних врагов.

Безусловно, все названные причины существовали. Но трудно согласиться с тем, что формирование казачества было заслугой отдельных, пусть даже выдающихся личностей. Современная историческая наука дает ответ на вопрос о времени и причинах возникновения казачества, а также показывает, что этот исторически объективный процесс происходил в неразрывной связи и с усилением феодальной эксплуатации крестьянства, и с хозяйственным освоением новых земель, и с необходимостью защиты от татарских и турецких агрессоров.

 

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 393 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: РЕЕСТРОВОЕ КАЗАЧЕСТВО | ВОССТАНИЯ 90-х гг. XVI в. | В ПЕРВОЙ ПОЛОВИНЕ XVII в. | ЗАКЛЮЧЕНИЕ | ТЕМЫ РЕФЕРАТОВ | БОРОДАВКА Яков | ГУНЯ Дмитрий Тимошевич | ДОРОШЕНКО Михаил | САГАЙДАЧНЫЙ Петр Кононович | ТОМИЛЕНКО Василий |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ВВЕДЕНИЕ| ОБРАЗОВАНИЕ ЗАПОРОЖСКОЙ СЕЧИ, ЕЕ УСТРОЙСТВО И ЗНАЧЕНИЕ

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.019 сек.)