Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Очки Бакки Бугвина 5 страница

Корабль из Арвароха и другие неприятности 7 страница | Корабль из Арвароха и другие неприятности 8 страница | Корабль из Арвароха и другие неприятности 9 страница | Корабль из Арвароха и другие неприятности 10 страница | Корабль из Арвароха и другие неприятности 11 страница | Корабль из Арвароха и другие неприятности 12 страница | Корабль из Арвароха и другие неприятности 13 страница | Очки Бакки Бугвина 1 страница | Очки Бакки Бугвина 2 страница | Очки Бакки Бугвина 3 страница |


Читайте также:
  1. 1 страница
  2. 1 страница
  3. 1 страница
  4. 1 страница
  5. 1 страница
  6. 1 страница
  7. 1 страница

— Ты хочешь сказать, что никогда прежде не видел человеческих костей? Или ты даже не подозревал, что они имеются во всяком теле? — сдержанно спросил Шурф.

Кажется, он не подшучивал надо мной, а искренне предполагал такую возможность.

— Я знаю, что человек состоит из костей… Правда, не только из них, но из них в том числе, — я невольно улыбнулся, поймав себя на том, что копирую лекторские интонации своего коллеги. — Но я действительно еще никогда не видел такой свалки скелетов! Что здесь происходило? Пир людоедов?

— Думаю, что ты совершенно прав, — невозмутимо согласился Лонли-Локли. — Что-то в таком роде здесь и происходило. Только людоед, скорее всего, был один. Ты сам разве не замечаешь? Здесь же нет ничьих следов.

— Здесь довольно много следов, но все они — следы мертвых, — уныло кивнул я. — И мне это здорово действует на нервы… Так этот тип в красном был людоедом? Вот уж действительно, жизнь богата сюрпризами! Мерзость какая… Ладно, как я понимаю, у нас только один выход. Я опять стану на след этого дохлого ублюдка. Рано или поздно он приведет нас к его хозяину, о котором говорил Джуффин. А может быть, это никакой не хозяин, а просто очередная жертва? И этот тип его съел…

— Иногда ты меня просто поражаешь, — вздохнул Шурф. — Ну где это видано, чтобы могущественный маг дал себя съесть, просто так, ни с того, ни с сего?! Кроме того, я уже успел послать зов сэру Джуффину. Он велел нам ненадолго вернуться в Дом у Моста.

— Зачем? — удивился я. — Еще что-нибудь случилось?

— Ничего не случилось. Просто сэр Джуффин считает, что существует довольно простой способ найти того, кого мы ищем.

— Да? Как?

— Сэр Джуффин оживит мертвого незнакомца, которого ты привез ночью, а ты заставишь труп говорить. У тебя ведь легко получаются подобные вещи. Твои Смертные шары могут подчинять себе волю любой жертвы, даже живого мертвеца. Ты уже не раз проделывал это. Например, в Магахонском лесу.

— Да уж, чего только я там не проделывал… Ладно, в любом случае, пошли отсюда. И чем скорее, тем лучше!

— Да, нам следует поторопиться. Сэр Джуффин нас уже ждет, — согласился Шурф. Кажется, в отличие от меня, он остался совершенно равнодушен к чудовищным объедкам людоедских пиршеств…

* * *

— Ну что, никаких следов? — с порога спросил Джуффин. — Что ж, значит он оказался немного умнее, чем нам хотелось бы. И никогда не появлялся в доме своего слуги… С другой стороны, — а что он там забыл, в самом-то деле?! Наши шансы обнаружить его след с самого начала были не так уж велики… Макс, я уже не раз тебе говорил, что скорбное выражение лица совершенно не гармонирует с формой твоих ушных раковин. Смени его немедленно.

— Оно не то чтобы скорбное, а… я и сам не знаю какое, — вздохнул я. — Видели бы вы эти кости!

— В своей жизни я видел немало человеческих костей, можешь мне поверить! Не нахожу в них ничего особенного: зрелище как зрелище… Ладно уж, посиди здесь, выпей камры, съешь что-нибудь, в конце концов… Шурф, постарайся поднять настроение этому страдальцу, — вдруг у тебя получится? А я пошел в морг. Думаю, через полчаса наш свидетель будет готов к беседе. Мужайся, сэр Макс: кроме тебя его разговорить некому!

— А вы? — удивился я.

— Кого угодно, хоть самого Магистра Нуфлина! Но только не мертвеца. Оживить мертвого — это раз плюнуть, а вот разговорить… Честно говоря, до тебя это еще никому не удавалось: ожившие мертвецы равнодушны к любым вопросам, их можно снова убить, но только не заставить вести себя так, как это нужно нам, живым. Им, знаешь ли, нечего терять.

Я растерянно посмотрел на шефа.

— Вот это новость!

— Нравится? — ехидно спросил Джуффин.

— Скорее нет. Уж слишком велика ответственность!

— А, ну вот и привыкай понемногу!

Джуффин исчез в коридоре, оставив нас с Шурфом наедине с подносом из «Обжоры Бунбы». Очень мило с его стороны: давешние некрореалистические впечатления не смогли испортить мне аппетит.

— А ты что-нибудь знаешь об этой истории, Шурф? — с надеждой спросил я.

— Об этой? Об этой истории я не знаю почти ничего, я же присоединился к тебе всего час назад.

— Не будь таким занудой. Я имею в виду не это конкретное дело, а, скажем так: все связанные с ним странности.

— Что именно ты называешь «странностями»?

— Сам посуди: живет себе в Ехо некий симпатичный господин Мохи Фаа, ворчун и упрямец, который, тем не менее, испытывает иногда непреодолимую потребность выполнять чужие просьбы и приказы… Кстати, знаешь, я почти уверен, что такие вещи происходят с ним именно в полнолуние. И наш горемычный людоед в красном знал об этом, будь уверен! Вот только он был плохо образован, бедняга: совершенно не разбирался в астрономии… или в астрологии, — что в данном случае одно и то же. Поэтому он явился к Мохи днем раньше, чем следовало, и потребовал: «пойдем со мной». Мохи возмутился, я случайно обратил внимание на то, как он крутил пальцем у виска, и, по счастию, вспомнил этот эпизод на следующий день, когда Мохи покорно последовал за незнакомцем… И в финале — будто всего вышеперечисленного недостаточно! — появляются какие-то странные очки, сквозь стекла которых лицо Мохи кажется сияющим…

— Подожди, Макс, не тараторь. Того гляди, подавишься! — остановил меня Лонли-Локли. — Я понял, что ты имеешь в виду. Да, я знаю эту легенду.

— Так это легенда? — обрадовался я. — А ведь действительно, и Джуффин говорил что-то насчет «забытых легенд»…

— Боюсь, он не совсем точно выразился. Эту легенду скорее можно назвать малоизвестной, чем забытой.

— Рассказывай, не тяни!

— Ты же знаешь, я — никудышный рассказчик, — напомнил Шурф.

— Зато я сейчас — самый лучший из слушателей, поскольку умираю от любопытства!

— Не преувеличивай, ты еще ни от чего не умираешь, хвала Магистрам!.. Ладно уж, я могу рассказать, но ты много теряешь. В изложении сэра Джуффина эта история показалась бы тебе куда более занимательной.

— Но Джуффин сейчас занят. Выходит, на тебя вся надежда!

— Как хочешь. Собственно, сама легенда звучит так. Давным-давно, задолго до рождения короля Мёнина, в Мире существовал могущественный клан Лунных Быков. Как они жили и чем занимались, я не очень-то себе представляю. Тем не менее, они процветали, пока не прогневали свою покровительницу Луну. Подробности не сохранились, известно лишь, что Луна требовала от них исполнения каких-то специальных церемоний, которыми эти господа почему-то начали пренебрегать.

— Небось, просто обленились, — прыснул я.

— Ты напрасно смеешься, Макс. Человеческая лень нередко становится причиной непоправимых трагедий. Так было и с кланом Лунных Быков: в конце концов, их настигло проклятие Луны, они рассеялись по свету, смешались с другими людьми, утратили свое могущество и мистическую связь с разгневанным светилом… Считается, что многочисленные потомки клана Лунных Быков по-прежнему удачливы, сильны и упрямы, но это не настолько бросается в глаза, чтобы с первого взгляда отличить их от прочих людей. Но в полнолуние они становятся вялыми и покорными, поскольку… — Шурф замялся и задумчиво наморщил лоб. — Сам-то я не согласен с этой версией, но так гласит легенда. Считается, что эти люди ждут, когда их хозяйка Луна сменит гнев на милость и скажет: «пойдем со мной». Тогда, дескать, их клан воссоединится и обретет былое могущество. Но заметь: даже те потомки клана Лунных Быков, которые не знают ни о своем происхождении, ни об этой легенде — а большинство ничего и не знает! — даже они в полнолуние повинуются любому приказу… Я думаю, что это больше похоже на проклятие, а не на возможность прощения, на которую намекает легенда.

— Ты просто отличный рассказчик, Шурф! Лучше не бывает. Коротко и ясно… Но очки? Что ты знаешь про очки?

— Про очки я действительно ничего не знаю. Но логика подсказывает, что кто-то изобрел простой способ отличать потомков клана Лунных Быков от прочих людей, вот и все.

— Зачем? Чтобы их съесть? — мрачно спросил я.

— Да, это довольно веская причина, — спокойно согласился Лонли-Локли. — Съесть другого человека — значит легко завладеть некоторой частью его силы. Есть обыкновенных людей совершенно бесполезно, а вот могущественных колдунов… Знаешь, иногда это имеет смысл! В Эпоху Орденов такая процедура считалась вполне обычным делом, хотя практическая польза от нее все же не столь велика, как верят невежественные люди… Вполне может оказаться, что сила потомков клана Лунных Быков показалась кому-то весьма соблазнительной добычей. Во всяком случае, я не удивлюсь, если ты окажешься прав!

— Ну и ну!

Я изумленно вращал глазами, пытаясь справиться с такой информацией. Мне ужасно хотелось спросить Шурфа, доводилось ли ему лично лакомиться мясом каких-нибудь могущественных колдунов, но я решил воздержаться от вопросов. Если смотреть фактам в лицо, у меня почти не было шансов получить отрицательный ответ. Перед моим внутренним взором уже возник образ Безумного Рыбника в бикини фиджийского вождя, с берцовой костью очередного Великого Магистра в зубах…

— Неужели тебя это шокирует? — Лонли-Локли укоризненно качал головой. — Совершенно напрасно! Сам подумай: какая разница, что делать с мертвым телом после того, как оно все равно стало мертвым?.. Или ты боишься, что тебе самому придется кого-нибудь съесть? Не переживай: Эпоха Орденов давно закончилась. И, в любом случае, есть множество разных способов увеличить свою силу. Описанный мною — лишь один из многих.

— А по мне заметно, что я шокирован? — виновато улыбнулся я.

— Уже нет. Но только что было заметно.

 

«Макс, твой пациент готов! Добро пожаловать в морг!»

— Шеф зовет. Пойдем вместе, Шурф, — попросил я. — С тобой мне как-то спокойнее.

— Хорошо, пошли. Мне даже любопытно.

И мы отправились в крошечную комнатушку, служившую моргом Управления Полного Порядка.

Джуффин сидел на полу, скрестив ноги.

— Присаживайтесь, мальчики! — гостеприимно предложил он. — И полюбуйтесь на ужасное творение моих рук… Я-то надеялся, что мне больше никогда не придется этим заниматься!

Мертвец в измятом темно-красном лоохи неподвижно лежал в дальнем углу помещения.

— Я оживлял его не очень старательно, — объяснил Джуффин. — Тщательная работа отняла бы несколько дней. Так что у парня имеются серьезные проблемы с опорно-двигательным аппаратом. Впрочем, меня это вполне устраивает: не хотелось бы еще и гоняться за ним по всему Управлению… Но говорить он, пожалуй, сможет — если захочет, конечно. По крайней мере, со мной он общаться не пожелал. Знали бы вы, как мне обидно!

— Захочет, — сердито сказал я. — Куда он денется!

Я почему-то был уверен, что сейчас мне начнут дуэтом читать научно-популярную лекцию о разрушительной силе моих Смертных шаров; будут настаивать, чтобы я успокоился, взял себя в руки и не давал воли эмоциям. Я даже открыл рот, чтобы огрызнуться: не хипешите, дескать, и без вас тошно! Но рот пришлось захлопнуть: возражать было некому. Джуффин и Шурф спокойно ждали, когда я займусь своим делом. Они не собирались давать мне советов — ну разве что сам попрошу. Давно мог бы понять, что мои коллеги доверяют мне куда больше, чем я сам…

Я кое-как разогнал посторонние мысли и аккуратно прищелкнул пальцами левой руки. Маленький пронзительно-зеленый шарик опасного света сорвался с кончиков моих пальцев, ударился в грудь мертвеца, на мгновение стал большим и прозрачным, а потом исчез.

— Я с тобой, хозяин, — вяло сообщил труп.

— Вот и славно.

Я вздохнул с видимым облегчением. Джуффин насмешливо на меня покосился, но ничего не сказал. Я обернулся к нему.

— Джуффин, я не могу сообразить. Кроме адреса его хозяина нас что-нибудь интересует?

— Во всяком случае, это — в первую очередь. А потом просто прикажи ему отвечать на мои вопросы. Думаю, вам с Шурфом не стоит тратить время на дальнейшее дознание.

— Гениально!

Я обернулся к мертвецу:

— Куда ты вез трактирщика? Мне нужен точный адрес и подробное описание маршрута.

— Нужно выехать из города через ворота Кагги Ламуха. Потом ехать прямо, никуда не сворачивая, миновать пригород. Дорога идет через большую рощу. Когда минуешь рощу, слева от дороги увидишь небольшую деревню. Не знаю, как она называется, но она там одна, перепутать невозможно. Нужно проехать через деревню, за нею начинается лес. Человек, который нанял меня, живет в этом лесу. Найти его дом просто: там есть только одна тропа, по которой может проехать амобилер. Когда она станет непроезжей, выйдешь из амобилера и пойдешь налево. Его дом — в нескольких минутах ходьбы от этого места. Если будет светло, ты его увидишь издалека. Вот и все.

— Твой босс живет там один?

— Да, один. Есть еще люди, которых он нанял, как и меня, но они появляются там только время от времени.

— А собаки?

— Бакки Бугвину не нужны собаки. Он не боится чужих людей. Он вообще никого не боится.

— Бакки Бугвин, надо же! Вот чем, оказывается, закончилась эта романтическая история! — протянул Джуффин. — Кто бы мог подумать…

— «Романтическая история»? — удивленно переспросил я.

— Да, вполне романтическая. Бакки был такой вдохновенный мальчик! В свое время его с треском выгнали из Ордена Потаенной Травы: парень писал гениальные стихи, а между строк беспардонно разглашал самые сокровенные тайны своего Ордена. Хотел бы я знать, как он их разнюхал: в то время Бакки был всего лишь послушником… Его счастье, что Великий Магистр Хонна обожал хорошую поэзию: вообще-то за такие штучки адепты Ордена Потаенной Травы, как и любого другого Ордена убивали на месте! Так что, мальчики, если Бакки вдруг начнет читать вам свою новую поэму, постарайтесь не расслабляться.

— Ну, меня этим не проймешь. Чем-чем, но только не стихами! — отмахнулся я. — Наверное, из меня мог бы выйти неплохой литературный критик…

— А что это за профессия? — заинтересовался Лонли-Локли.

— Самая бесполезная профессия во Вселенной. Критики читают то, что написали другие люди, а потом пытаются объяснить, почему им это не понравилось. Некоторые умудряются весьма прилично на этом зарабатывать.

— Странная профессия! — сэр Шурф выглядел озадаченным. — Но может быть, это действительно не лишено смысла?

— Ну, скажешь тоже…

Я уже был готов ввязаться в дискуссию, но сэр Джуффин очень вовремя пихнул меня локтем.

— Макс, — вежливо спросил он, — ты уже выяснил все, что тебе необходимо?

— Наверное, все. А вам как кажется?

— Мне кажется, что самое важное — адрес. А его ты уже знаешь. Я продолжу беседу с твоим дружком. Если вдруг узнаю что-нибудь любопытное, пошлю вам зов.

— Сэр Джуффин, может быть Максу не нужно никуда ехать? — вдруг спросил Лонли-Локли. — Вы сами знаете, что я могу справиться и в одиночку. Собственно, так оно всегда и происходит.

— Твоя правда, сэр Шурф. И все же я придерживаюсь мнения, что в одиночку хорошо только посещать уборную… А почему ты не хочешь, чтобы Макс с тобой ехал?

— А зачем? Мне кажется, что ему не следует рисковать жизнью, когда этого можно избежать.

— Когда этого можно избежать, он и не рискует, — усмехнулся Джуффин. — Только когда невозможно. И не наша с тобой вина, что возможность не рисковать выпадает так редко… Между прочим, он вполне может остаться со мной, а потом пойти наверх, поскользнуться на лестнице и сломать себе шею! Никогда не знаешь, где начинаешь рисковать жизнью, это вообще непрерывный процесс… Так что отправляйтесь вдвоем, ладно?

Все это время я озадаченно переводил взгляд с одного на другого. Наконец я не выдержал.

— Прекратите меня пугать, ребята! Я и так уже испугался — дальше некуда. Но насколько я понимаю, мне придется закончить это грешное дело, поскольку я же его и начал, да?

— Правильно соображаешь, — обрадовался Джуффин. — Между прочим, я не собирался тебя пугать, а просто посмотрел на проблему как философ. Никаких дурных предчувствий касательно твоего падения с лестницы у меня не было, честное слово!

— Все равно теперь я буду держаться за Шурфа, поднимаясь по этой грешной лестнице! Знаете, какой я впечатлительный?

— Боюсь, что даже не догадываюсь! — рассмеялся шеф. — Ладно уж, поезжайте и привезите мне голову безумного поэта Бакки.

Он подмигнул мне и доверительно сообщил:

— Я собираюсь ее съесть, Макс!

Я покосился на шефа с суеверным ужасом. Злодей Джуффин хохотал так, что штукатурка со стен сыпалась.

— Даже мне смешно! — Лонли-Локли укоризненно покачал головой. — Где твое хваленое чувство юмора, Макс?

Я демонстративно пошарил по карманам и покачал головой.

— Понятия не имею. Но я же брал его с собой, когда выходил из дома, я точно помню!

— Вечно ты что-то теряешь, — тоном сварливой спутницы жизни заявил Джуффин. — Кстати, ты совсем забыл о нашем пленнике. Ты-то уедешь, а мне с ним день коротать…

— Забыл, ваша правда.

Я повернулся к мертвецу и распорядился:

— Ты должен остаться с этим человеком и отвечать на все его вопросы. Когда он разрешит тебе умереть, ты должен его послушаться.

— Хорошо, хозяин, — флегматично согласился труп.

А мы с Лонли-Локли покинули морг. Я честно выполнил свою угрозу: пока мы поднимались по лестнице, Шурфу пришлось-таки держать меня за руку.

 

Я сел за рычаг амобилера, Лонли-Локли устроился рядом.

— А почему ты хотел отправиться за головой этого типа в одиночку? — полюбопытствовал я. — Неужто видеть меня уже не можешь? С чего бы?

— Ты прекрасно знаешь, что это не так, — возразил Шурф. — Я могу тебя видеть. И по-прежнему получаю от этого немалое удовольствие.

— А что в таком случае? Скверные предчувствия одолели?

— Представь себе, нет. Никаких дурных предчувствий. Просто мне кажется, что смерть следит за тобой пристальнее, чем за другими людьми. Я не хочу, чтобы мои слова тебя испугали… во всяком случае, они не означают, что ты непременно скоро умрешь.

— А что же они означают, в таком случае?

— Только то, что, заполучив тебя, смерть обрадуется несколько больше, чем обычно. Поэтому тебе не следует ее дразнить без особой нужды, вот и все.

— Ладно, учту… Никогда бы не подумал, что кто-то будет напоминать мне об осторожности! Я ведь — довольно трусливый парень. Трусливый и очень осторожный. Даже слишком. Разве ты не заметил?

— Тебе так только кажется. Люди, знаешь ли, часто преувеличивают свои достоинства…

 

Мы, наконец, выехали из города и помчались через пригород. Несколько минут — и я свернул налево, в сторону маленькой деревеньки.

— Странное местечко! — заметил я. — До сих пор мне казалось, что деревни в Угуланде выглядят побогаче. Там всегда такие симпатичные домики — сам бы в таком жил, а тут какие-то убогие халупы…

— Это неудивительно. Деревня-то пустая. Здесь никто не живет с начала Смутных Времен.

— Да? А почему ее не отстроили заново?

— Зачем? Земли, хвала Магистрам, и так всем хватает. Никто не станет без особой нужды селиться на месте, с которым однажды уже случилась беда.

— Логично, — вздохнул я. — Выходит, наш великий поэт Бакки Бугвин поселился в очень глухом и безлюдном месте, да?

— Разумеется. Любой в его ситуации постарался бы сделать то же самое. В людном месте ему делать нечего… Наверное, нам нужно ехать по этой узкой тропинке.

— Не могу сказать, что она пригодна для езды на амобилере, но ничего лучшего я все равно не вижу! Значит попробуем.

И мы попробовали. Поначалу получалось, но несколько минут спустя колеса амобилера окончательно увязли в густой траве. Когда ехать дальше стало совершенно невозможно, я остановился, и мы пошли пешком. Шурф снял защитные рукавицы, я с нескрываемым удовольствием покосился на его смертоносные ладони.

— Ты бы наверное здорово удивился, если бы узнал, как меня успокаивает это зрелище! — Улыбнулся я. — Я имею в виду твои руки.

— С чего бы мне удивляться? Они меня самого успокаивают… Кажется, слева от нас, за деревьями виднеется какое-то строение. Если мне не изменяет память, дом Бакки Бугвина должен быть совсем рядом, верно?

— Ага. Если, конечно, мы с самого начала ехали по нужной тропинке.

 

Найти дом действительно оказалось легче легкого, мертвец нас не обманул. Этот Бакки Бугвин не слишком-то старался спрятать свое жилище. Видимо он действительно никого не боялся.

— Не забывай, что тебе полагается идти следом за мной, а не рядом, — напомнил Лонли-Локли.

— Не забуду… А если он нападет сзади? Хороши мы с тобой будем!

— Не говори ерунду, Макс. Меня не так уж легко застать врасплох. Честно говоря, это практически невозможно… А знаешь, он ведь здесь не один!

— Очередной вассал привез сэру Бугвину завтрак из человечинки? — мрачно усмехнулся я. — Интересно, нас пригласят за стол? Законы гостеприимства, и все такое…

— Нет, Макс. Все не так просто. Этот второй — не человек. Я пока не знаю, кто он, но не человек. Так что соберись. Будь осторожен.

Лонли-Локли выглядел довольно встревоженным, — насколько это вообще возможно.

Мы вошли в большой одноэтажный дом. Там было пусто и тихо. Слишком тихо для человеческого жилья.

— Здесь никого нет, да? — шепотом спросил я.

— Они внизу, — коротко пояснил Шурф. — В подвале. Я чувствую их у себя под ногами.

— В подвале, значит, — вздохнул я. — Как романтично!

Мы спустились по узенькой лесенке. Никаких осветительных приборов здесь не было. Но мои глаза уже давно стали глазами угуландца: я прекрасно вижу в темноте, хотя всякий раз ужасно удивляюсь по этому поводу.

— Еще ниже, — объявил Шурф.

И мы пошли еще ниже, по еще более узкой и ненадежной лесенке. Я мертвой хваткой вцепился в перила и не переставал проклинать сэра Джуффина Халли с его «философскими рассуждениями» касательно падений с лестниц и прочих роковых бытовых травм… Впрочем, с лестницы я так и не свалился. Можно сказать, повезло.

 

Я так сосредоточился на узеньких ненадежных ступеньках, что совершенно не заметил опасности. Яркий белый свет ослепил меня; я успел увидеть, как взмывает вверх левая рука Лонли-Локли, и, на всякий случай, присел на корточки, изготовившись к худшему. К тому моменту, когда я наконец-то сообразил, что на моих глазах вершится великая битва, достойная героев древности, все уже было закончено: Шурф опустил руку, а кучка серебристого пепла осела на пол в том месте, где только что стоял Бакки Бугвин.

— Уже все? — обрадовался я. — Так быстро?

— Как всегда, — пожал плечами Шурф. — Но это еще не все. С Бакки Бугвином покончено, но есть еще и второй.

— Который не человек? Думаешь, с ним будут проблемы?

— Там увидим. Для начала нам нужно его найти, а еще лучше — заставить прийти сюда. Будь наготове, сейчас я его позову.

Сияющие руки Лонли-Локли заплясали в темноте, вычерчивая замысловатые узоры. Белый огненный след на время рассеивал тьму, а потом угасал, оставляя бархатные шрамы на изнанке моих век. Ритуал заворожил меня, еще немного, и я бы подчинился этому гипнотическому ритму. Магистры знают, что бы я мог натворить в состоянии транса, но у меня, по счастию, хватило самообладания вовремя отвернуться.

— Он не придет, — разочарованно сообщил Лонли-Локли. — Мне удалось заворожить разве что тебя, да и то не слишком успешно. Придется отправиться на его поиски, Макс. Не самая заманчивая перспектива — бродить по этому подвалу, но я не вижу другого решения.

— Пошли, — согласился я. — А что это за существо, ты не догадываешься?

— Нечто мне незнакомое. Возможно, даже не слишком опасное, но совершенно неизвестное… Там увидим!

И тут мое второе сердце, происхождение которого было до сих пор не вполне понятно мне самому, настойчиво стукнулось о ребра.

— Ого! — охнул я. — Погоди-ка, Шурф! Сейчас я…

Неожиданно теплая волна чужих ощущений накрыла меня, и на несколько минут я перестал быть самим собой. Ну разве что в самом дальнем уголке сознания поначалу попискивали от ужаса жалкие остатки меня. Им, остаткам, было чертовски страшно, они не хотели никаких чудес, мечтали о возможности удрать домой, запереться в спальне, укрыться с головой одеялом и никогда больше не покидать безопасное убежище. Но их слабенький голосок было очень легко игнорировать, что я и сделал. И окончательно растворился в ином, незнакомом доселе сознании. Заблудился в трех потусторонних соснах, потерялся, утратил себя и был погребен в недрах чужой шкуры.

А потом все встало на свои места, быстро и легко. Пожалуй, подозрительно легко, но я был доволен. Покосился на невозмутимую физиономию Лонли-Локли и с облегчением рассмеялся. Теперь мне все было ясно, абсолютно все!

— Что такое? — озабоченно спросил Шурф. — Что тебя так насмешило?

— Этот «второй», как ты выразился, — совершенно безобидное существо, — объяснил я. — Это просто зверек. Какой-то волшебный зверек, во всяком случае, — не из этого Мира… Я еще не знаю, как он выглядит, но ему немножко страшно, очень одиноко, и он… он хочет, чтобы его погладили!

— «Погладили»? Ты уверен, что он хочет именно этого? — уточнил Шурф. — Ладно, погладим… Но где он?

— Где-то близко. Я больше не чувствую направления, придется нам его поискать.

 

Наши блуждания в темноте казались хаотическими, но были подчинены какой-то непонятной мне системе, изобретенной Шурфом Лонли-Локли. Траектория его передвижения больше всего напоминала манеру шахматного коня: несколько шагов вперед, шаг в сторону, и снова — вперед. Я недоумевал, но вопросов не задавал: Шурфу небось виднее.

Примерно через полчаса мы нашли то, что искали. Из дальнего угла маленькой комнатки с низким сводчатым потолком на нас испуганно смотрело странное светящееся существо. Оно хотело «кушать и к маме», особенно «к маме», — мне не пришлось прилагать никаких усилий, чтобы разобраться в его простых чувствах. Вот только боюсь, что никакой «мамы» у него не было — никогда! Не повезло малышу.

Осторожно ступая по неровному земляному полу, спотыкаясь обо что-то твердое — к счастью, я только потом понял, что это были человеческие кости — я направился к существу.

— Макс, куда ты? — сурово спросил Шурф.

— Он совершенно безопасен, — поспешно сказал я. — Не убивай его, ладно? По-моему, очень симпатичная зверушка.

— Ты уверен? — недоверчиво спросил мой коллега.

— Ага! — Я уже стоял рядом с этим странным сияющим существом и с любопытством его разглядывал. — Ты очень удивишься, Шурф, но это бычок… Вернее, теленок. Честное слово!

Теленок попытался лизнуть мою руку сияющим полупрозрачным языком. У него ничего не получилось: мы были сотканы из разного материала. Я-то — обычный человек, из костей, мяса и кожи, а он, нежный и тягучий как желе, оказался чем-то вроде сгущенного, но все еще не обросшего плотью призрака.

— «Бычок», говоришь? — Шурф изумленно покачал головой. — Ну, тогда мне все ясно! Счастье, что он еще маленький! Если бы мы пришли сюда несколькими годами позже…

— Что тебе ясно? — удивился я.

Впрочем, больше всего меня сейчас занимала возможность погладить туманную спинку теленка. Ощущения были странные: прикосновение, но не к плоти; больше всего это напоминало зыбкую струю теплого воздуха, хотя было там и еще что-то, совершенно незнакомое.

— Это Лунный Бык, Макс! — объяснил Лонли-Локли. — Настоящий Лунный Бык. Вернее, Лунный теленок, на наше с тобой счастье… Существо из легенды. Легенда гласит, что он рождается из лунного света, его кормят сердцами лучших из лучших… Теперь я понимаю, что под «лучшими из лучших» подразумевались потомки клана Лунных Быков… И когда-нибудь это создание обретет настоящую плоть. Легенда говорит, что после этого Мир должен рухнуть: нет существа более опасного для равновесия Мира, чем настоящий Лунный Бык. Так что мне все-таки придется его убить. Ты же не собираешься откармливать его сердцами «лучших из лучших»? Или я ошибаюсь?

— Делать мне больше нечего! — фыркнул я. — Этот Мир меня вполне устраивает, и вовсе незачем ему рушиться… Знаешь, теперь я верю, что этот Бакки Бугвин был хорошим поэтом: всякий настоящий поэт в глубине души мечтает собственноручно устроить апокалипсис! Подожди, не торопи меня, ладно? Я хочу разобраться…

— Разбирайся, — согласился Лонли-Локли. — А я пока сообщу о нашей находке сэру Джуффину.

— Ох, Шурф, как же хорошо, что ты рядом! — вздохнул я. — Интересно, через сколько часов я бы додумался до того же самого?!

Потом я снова погладил нашу находку. Бычок тихо фыркнул и доверчиво потерся призрачным носом о мою Мантию Смерти. И тут меня осенило: ему же просто нужно вернуться домой, как и всякому малышу, заблудившемуся в чужом мире! Я не стал обдумывать эту идею, а просто прищелкнул пальцами левой руки. Мой Смертный шар тут же растворился в сияющем теле невероятного зверька. Я был готов поклясться, что ему это здорово понравилось. Теленок, разумеется, не заговорил, но уставился на меня внимательно и серьезно. Он явно ждал инструкций.

— Ты должен вернуться туда, откуда пришел, — сказал я ему. — Думаю, что твой дом на Луне, но тебе, конечно, виднее… Одним словом, в нашем Мире тебе делать нечего, а дома будет хорошо. Так что вперед, малыш!

Бычок начал стремительно уменьшаться. Через несколько секунд перед нашими взорами мерцало крошечное сияющее создание. Его формы были совершенны, и только теперь я понял, что сходство с быком не так уж и велико. Просто на других зверей это существо походило еще меньше…

— Передай Джуффину, что я отправил Лунного Быка туда, где ему положено находиться, — гордо сказал я, направляясь к лестнице. — Скажи ему, что я — гений. А то ведь сам не догадается…


Дата добавления: 2015-08-10; просмотров: 52 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Очки Бакки Бугвина 4 страница| Очки Бакки Бугвина 6 страница

mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.045 сек.)