Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АрхитектураБиологияГеографияДругоеИностранные языки
ИнформатикаИсторияКультураЛитератураМатематика
МедицинаМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогика
ПолитикаПравоПрограммированиеПсихологияРелигия
СоциологияСпортСтроительствоФизикаФилософия
ФинансыХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника

Корабль из Арвароха и другие неприятности 8 страница

Магахонские лисы 7 страница | Магахонские лисы 8 страница | Магахонские лисы 9 страница | Магахонские лисы 10 страница | Корабль из Арвароха и другие неприятности 1 страница | Корабль из Арвароха и другие неприятности 2 страница | Корабль из Арвароха и другие неприятности 3 страница | Корабль из Арвароха и другие неприятности 4 страница | Корабль из Арвароха и другие неприятности 5 страница | Корабль из Арвароха и другие неприятности 6 страница |


Читайте также:
  1. 1 страница
  2. 1 страница
  3. 1 страница
  4. 1 страница
  5. 1 страница
  6. 1 страница
  7. 1 страница

— Да, — кивнула она. — Тут мне действительно повезло…

— Я тоже так хочу! — внезапно оживился Мелифаро.

Я отметил, что парень уже добрался до середины кувшина.

— Для этого вам просто нужно было родиться сыном моего папы! — пожала плечами Теххи. — Это единственный известный мне способ…

— Да? — опечалился Мелифаро. — Ну, это несколько затруднительно. Да и сэр Манга обидится… Придется просто оставаться в живых, и чем дольше, тем лучше!

— Тоже неплохое решение! — одобрительно кивнула Теххи.

Я смотрел на нее с возрастающим изумлением. Ничего себе шуточки у барышни! Или нет?.. Впрочем, в глубине души я уже тогда понимал, что шуточками тут и не пахнет…

 

В трактире наконец объявилась дежурная бригада полиции во главе с уже знакомым мне коренастым лейтенантом Чектой Жахом. Он почтительно поздоровался с нами, с некоторым интересом покосился на Теххи. Впрочем, она, очевидно, была не в его вкусе: парень сразу же отвернулся, поскучнел и принялся ворчать на своих подчиненных. Ребята быстро очистили помещение от мертвых слуг неуловимого Мудлаха.

— Шихола был повеселее, — вздохнул Мелифаро. — Жалко, что он не стал привидением. Хорошее бы вышло привидение, честное слово!

— Да, неплохое, — кивнул я. — Глупо тогда получилось, правда?

— Смерть не бывает глупой, — возразила Теххи. — Она всегда права.

— Как раз наоборот. Смерть всегда дура, вы уж поверьте крупнейшему специалисту в этой области!

— Мы оба правы, — она пожала плечами. — Когда говоришь на такую тему, всегда оказываешься прав — в каком-то смысле.

— Ну вы и философы, рехнуться можно! — ухмыльнулся Мелифаро. — Кстати, леди, как насчет второго кувшина? Этот уже пуст.

— Никогда не подозревал за тобой столь блестящих способностей к поглощению горячительных напитков! — удивился я.

— Представь себе, я тоже не верил в свои силы, — согласился Мелифаро. — Но «Осский Аш» — это нечто особенное…

Он принялся за содержимое второго кувшина, не прекращая ворчать.

— Дырку в небе над всем Арварохом! И какой сумасшедший демиург сотворил этот дурацкий материк на мою голову?.. Брошу к Магистрам вашу Королевскую службу и попрошусь к Анчифе, хоть в матросы. Если Анчифа не врет, время от времени его ребята дают жару этим пучеглазым красавчикам. Как это приятно, могу себе представить!

— Он ведь уедет, — примирительно сказал я. — Рано или поздно, но он все равно уедет.

— Вот именно: «рано или поздно»! — огрызнулся Мелифаро, опрокидывая стакан.

Стакан жалобно звякнул, рассыпаясь на тысячи крошечных осколков. Теххи усмехнулась.

— Вы здорово бьете посуду, сэр Мелифаро. Никогда не видела, чтобы стакан разлетелся на столько кусочков, честное слово!

— Могу научить! Хотите? — великодушно предложил он, подвигая к себе мой стакан, все еще полный.

Я с изумлением наблюдал за своим другом. Вот уж действительно, жизнь богата сюрпризами!

— Ты еще не хочешь спать? — наконец спросил я. — По-моему, самое время!

— Хочу! — горестно вздохнул Мелифаро. — Со мной иногда бывает: собираюсь как следует развеселиться, а вместо этого просто засыпаю и все тут. Стыдно даже…

— Ну, до «стыдно» тебе еще далеко! — успокоил его я. — Пошли уж, отвезу тебя к себе. Думаю, что общество Рулена Багдасыса тебя по-прежнему не прельщает.

— Нетушки! Я хочу домой! — заупрямился Мелифаро. — Я там живу. А у тебя дома живешь ты. Это же элементарно! А Рулен Багдасыс может пойти в Квартал Свиданий. Может быть, заработает еще пару синяков, они ему очень идут, правда?

— Ладно, домой так домой, — покорно согласился я.

Если Мелифаро хочет спать у себя дома, то кто я такой, чтобы этому препятствовать?.. Я посмотрел на Теххи. Она старательно набивала свою трубку. Мне показалось, что на ее лице было несколько меньше радости, чем положено испытывать хозяйке трактира, из которого наконец-то уводят перебравшего клиента.

— Вы еще не собираетесь закрывать свое заведение? — нерешительно спросил я.

— Не знаю. А что?

— Мне очень понравилась ваша камра. И вообще… Словом, я собираюсь уложить спать этого героя и вернуться. Можно?

— Вы действительно хотите вернуться? — удивилась Теххи.

— Ага. А что в этом странного?

— Все! — объяснила она. И беспомощно улыбнулась. — Возвращайтесь, сэр Макс. Я даже могу послать за ужином.

— Это гениально! — восхитился я. — Сидеть в одном трактире и заказывать ужин из другого — так я еще не развлекался!

 

На сей раз у меня были все основания торопиться. Я превзошел собственные представления о возможном и через несколько минут вырулил на улицу Хмурых Туч.

Мелифаро дремал на заднем сиденье моего амобилера. Я потряс его за плечо. Бесполезно: парень дрых как убитый, да еще и пихался. Я вздохнул: без магии тут никак не обойдешься! Не тащить же на себе этого великого героя. Транспортировка тяжелых предметов никогда не принадлежала к числу моих любимых занятий. Не теряя времени, я исполнил хорошо отработанный фокус. Крошечный Мелифаро отлично поместился между моими большим и указательным пальцами.

— Меня ждет такая милая леди, а я тут с тобой вожусь! — с упреком сказал я своему левому кулаку.

Мелифаро мой монолог, разумеется, был до одного места.

В гостиной меня ожидало ошеломительное зрелище. Кроме самого Рулена Багдасыса там восседали еще три господина. Судя по огромным меховым шапкам, все они тоже были изамонцами. На столе творилось нечто ужасное. Самая омерзительная разновидность бардака, вечернее шоу с участием специально приглашенных пищевых отходов. Чтобы добиться столь потрясающих результатов, требуется очень много еды, курева, горячительных напитков, одиноких подвыпивших мужчин и, как минимум, неделя времени. Но эти господа вполне уложились в два дня.

— Отдыхаем? — сурово спросил я.

Ребята взирали на меня довольно равнодушно. Моя Мантия Смерти их совершенно не впечатляла. «Ну конечно, — печально подумал я, — у меня же нет шапки!»

— Вы что, съели свои мозги, ребята? — зашипел на них Рулен Багдасыс. — Этот господин из какой-то аристократической семьи, близок к Королевскому Двору…

— Советую вам попытаться убрать этот грешный стол и расходиться по домам. — Я очень старался быть страшным, но, кажется, у меня не очень-то получалось. — Хозяин дома сейчас спит, но он может проснуться в любую минуту. У него скверное настроение, к тому же он привык сам приглашать к себе гостей, так что…

— Ты что, не понимаешь, какие это люди?! — Теперь Рулен Багдасыс шипел на меня. — Это же господа Цицеринек, Махласуфийс и Михусирис! Что, ты их не знаешь? Где твои мозги?! Это же просто титаны! Ты, наверное, совсем рехнулся!

— Нет у меня времени с вами разбираться, — проворчал я, направляясь к лестнице. — Но учтите: когда сэр Мелифаро проснется, будет беда. Просто беда! Не уверен, что ваши шапки уцелеют.

Утомленный неравной борьбой с изамонским игом, я отправился в спальню. Склонился над постелью, встряхнул рукой. Мелифаро принял нормальные размеры и бухнулся на свои одеяла.

— Не кидай меня на пол! — сердито буркнул он сквозь сон.

— Можно подумать, какие мы нежные! — усмехнулся я. — Ладно уж, хорошей тебе ночи, герой!

Вряд ли Мелифаро меня слышал: он уже свернулся клубочком и сладко засопел. Я укрыл его пушистым одеялом, умиленно покачал головой и вышел из спальни.

В гостиной по-прежнему кутили изамонцы. Они косились на меня встревоженно и нахально одновременно. Я хотел было продолжить лекцию о пользе уборки чужих столов, а потом махнул на все рукой. Мелифаро небось не маленький. Поспит и сам с ними разберется. А у меня сегодня имелись другие, куда более приятные дела.

 

Я гнал свой амобилер по ночному Ехо, сам себе удивляясь. Черт, а была ли она на самом деле, эта невероятная черноглазая Теххи с короткими серебристыми — что за удивительный цвет! — волосами, с хищным орлиным носом и беспомощным нежным ртом?! И от кого из своих бездельников-клиентов она могла подцепить мою любимую манеру выражаться?.. Я был почти готов поклясться, что сам выдумал ее, идеальную женщину, как раз в моем странном вкусе. Я всегда отличался пылким воображением…

Жизнь становилась все более удивительной: леди Меламори крутила задницей перед белокурым результатом групповой медитации арварохских буривухов, а я спешил на свидание с собственной галлюцинацией. Мы все сошли с ума, один Мелифаро оставался нормальным человеком: он воевал, грустил, напивался и спал, как и положено настоящему мужчине…

Разумеется, никакая она была не галлюцинация. Самая настоящая женщина. Сидела над нетронутым подносом с едой из «Жирного индюка», нервно вертела в руках погасшую трубку. Ждала меня.

Ждала.

Меня.

С ума сойти!

 

— Правда, хорошо, что я пришел? — нахально спросил я.

— Конечно, хорошо. Должен же кто-то все это съесть. А мне пока не хочется. Совершенно не могу есть, когда нервничаю! А вечерок сегодня тот еще…

Она говорила так небрежно, словно мы были знакомы лет двести. Но взгляд был совсем иной: внимательный, настороженный, печальный.

Мне очень хотелось взять ее за руку — для начала, но вместо этого я уткнулся в тарелку. Вот же черт! Только мне начинает казаться, что я наконец навсегда избавился от своей проклятой стеснительности, как жизнь тут же бестактно убеждает меня в обратном.

— А почему вы вернулись? — вдруг спросила Теххи. — Вам что, действительно здесь понравилось?

— Понравилось — не то слово! — подтвердил я. — Так хорошо, как здесь, просто быть не может… Конечно, жаль, что полицейские убрали трупы: они здорово оживляли интерьер, но у вас и без них очень мило.

Теххи криво улыбнулась, дрожащей рукой поправила прическу. Ссутулилась, опустила голову. Я был почти уверен, что мое общество доставляет ей изрядное удовольствие, но сидела она как на иголках. Я судорожно подыскивал подходящую тему для беседы.

— Расскажите мне про вашу родню, — наконец попросил я. — Вы ведь не шутили, когда сказали, что ваши братья умерли и стали привидениями?

— Какие уж тут шутки! Они действительно умерли. Вернее, погибли. Когда речь идет о насильственной смерти, принято употреблять именно это слово. Но они по-прежнему существуют, только их тела весьма отличаются от человеческих. И возможности тоже. Я ведь иногда вижусь со своими братьями. Они по-прежнему живут, точнее сказать, обитают в нашем фамильном замке. Я бы сама с удовольствием там поселилась, но находиться рядом с ними подолгу совершенно невозможно. Люди все же должны жить с людьми, да?.. Мне нравится их нынешнее бытие. Мои братишки так легки и свободны — о, нам, живым, и не снилось! Они бродят по разным Мирам, как мы с вами гуляем по улицам Ехо, и это лишь малая часть их развлечений. Прочие пока недоступны моему пониманию…

Теххи столь пылко расписывала преимущества посмертного бытия, что мне самому захотелось стать привидением. Я приложил все усилия, чтобы удушить эту фантазию в зародыше: однажды сэр Махи Аинти, старый шериф города Кеттари и самое непостижимое из знакомых мне человеческих существ, сказал, что все мои желания исполняются — рано или поздно, так или иначе… У меня было немало времени, чтобы хорошенько обдумать его слова и прийти к выводу, что моя жизнь изобилует убедительными доказательствами этой заумной теоремы.

Для начала я напомнил себе, что прогулки по разным Мирам были мне вполне доступны и при жизни, и не так уж они мне понравились, скорее наоборот! Впрочем, возможно, я просто не успел войти во вкус…

Пока я раздумывал, Теххи решительно поднялась со стула и направилась к стойке. Потом вернулась с двумя стаканами.

— Нам с вами пора выпить и перейти на «ты», — предложила она. — Вас ведь тоже тошнит от этого «выканья», правда?

— Тошнит, — согласился я.

Пить мне совершенно не хотелось, но перейти на «ты» — это звучало заманчиво. Трудно соблазнить женщину, к которой обращаешься на «вы», а я был твердо намерен соблазнить эту невероятную леди. По крайней мере, стоило попробовать.

— Отвращение к условностям делает вам честь, — усмехнулась Теххи, поднимая свой стакан. — За тебя, сэр Макс!

— Ну за меня так за меня! — рассмеялся я. И тут же галантно добавил: — За тебя, Теххи!

— Только выпить нужно все, — сказала она. — Это вкусно и не слишком крепко, честное слово!

Я послушно пригубил ароматную жидкость. Напиток пах экзотическими цветами и душистыми лесными травами. Крепость действительно почти не ощущалась. Но пульс мой тут же участился, а дыхание, напротив, перехватило. Ничего удивительного: напротив меня сидела самая прекрасная женщина во Вселенной, а я-то, дурак, до сих пор не упал к ее ногам…

 

Я поставил на стол пустой стакан. Голова шла кругом, лицо Теххи казалось огромным, оно закрывало от меня весь остальной мир. Сердце сладко замерло в груди и вдруг взорвалось от боли.

Темнота обступила меня. Я понял, что это и есть смерть, которой я всегда так боялся. Но теперь мне вовсе не было страшно, только очень больно. Неописуемая мука, словно бы меня пытались разорвать на миллионы мельчайших кусочков, распустить жилы на тонкие волоконца, растолочь кости в каменной ступке, а сердце — прокрутить в мясорубке, что с ним церемониться!

В последний миг я пришел в ярость. Я твердо знал, что не хочу умирать. Ни за что не стану умирать, как бы там ни суетилась костлявая дурища со свой бутафорской косой! У меня были отличные планы на этот вечер, на завтрашний день, да и на отдаленное будущее, если уж на то пошло, у меня тоже имелись отменные задумки…

Я заставил себя заговорить: какая-то часть меня все еще осознавала, что рядом стоит Теххи, испуганная и растерянная. Она в панике, а значит, не сообразит, что нужно делать, а потом будет слишком поздно…

— Зови Джуффина, — сказал я. — Джуффина Халли. Скажи ему, что я умер. Он…

Темнота и боль снова навалились на меня, и я перестал сопротивляться. Я до сих пор не помню, что происходило со мной тогда. Оно, пожалуй, и к лучшему.

 

А потом я пришел в себя и чуть снова не потерял сознание, на сей раз — от удивления. Воскреснуть — само по себе достаточно нетривиальное событие. А если еще при этом застаешь свое тело в постели с женщиной…

— Ты живой! — прошептала Теххи и тут же разревелась.

— А что, это так плохо? — спросил я. — Ты настолько не любишь живых мужчин? Ну хочешь, я опять умру, только не грусти, пожалуйста!.. Слушай, а когда я успел тебя охмурить? Я, конечно, иногда разговариваю во сне, но мне в голову не приходило, что даже смерть не в силах заставить меня заткнуться… Я же был мертвый, разве нет?

Она рассмеялась сквозь слезы.

— Еще какой мертвый! Сэр Джуффин пошел искать твое второе сердце, поскольку… В общем, это уже неважно.

В настоящий момент это действительно было неважно, потому что удивительное лицо Теххи снова склонилось надо мной.

 

— Теперь, пожалуй, больше не умрешь, — прошептала она через несколько минут.

Но, хвала Магистрам, не ушла, а устроилась рядом. Свернулась клубочком, уткнувшись носом в мое плечо.

Я наконец получил возможность оглядеться. И с ужасом обнаружил, что в кресле возле окна сидит Джуффин. Оранжевый свет уличных фонарей освещал его спокойное лицо. Мне показалось, что шеф внимательно нас разглядывает. Я тут же натянул одеяло до подбородка. Несколько секунд я не мог произнести ни слова, потом природа взяла свое, и меня понесло.

— Мы, конечно, очень близкие друзья, и у меня нет от вас никаких секретов, но это уже слишком! Ну вот зачем вы на нас уставились, можете мне объяснить? Неужели я делаю это как-то особенно забавно?

Джуффин никак не отреагировал на мою тираду. Я окончательно перестал понимать, что происходит.

— Он спит, Макс, — объяснила Теххи. Слезы еще катились по ее щекам, но она уже начала хихикать. — Спит с открытыми глазами, так бывает. Я же сказала: он пошел искать твое второе сердце.

— Которое я храню в книжном шкафу на третьей полке снизу, — вздохнул я. — Ну-ну, хорошо мы проводим время, нечего сказать!

Плечи Теххи снова задрожали — теперь от смеха. Я улыбнулся: на большее у меня просто не было сил.

— А что все-таки случилось, ты можешь мне рассказать? — спросил я. — Магистры его знают, этого Джуффина, когда он там проснется! Что-то я совсем ничего не понимаю…

Теххи перестала смеяться. Теперь она предпринимала отчаянные усилия, чтобы снова не разреветься.

— Что случилось? Ничего себе вопрос! Ты побелел, как небо, упал, велел мне позвать сэра Джуффина и умер. Но я так и не успела послать ему зов: он сам тут же появился в трактире. Не знаю, откуда он там взялся… Схватил тебя в охапку, а меня за шиворот и потащил сюда, в спальню… Макс, я не очень-то хорошо помню, как все было. Я ведь совсем с ума сошла, когда поняла, что с тобой происходит. А тут еще этот твой Джуффин… Не знаю, как я вообще жива осталась под его взглядом!

Теххи жалобно шмыгнула носом, я погладил ее по голове.

— Все уже хорошо, правда?

— Да, наверное, — она снова заулыбалась.

— Рассказывай дальше, — попросил я.

— Джуффин сказал, что идет искать твою Тень, чтобы взять у нее сердце для тебя… А мне велел попробовать довести до конца то, что я начала. Дескать, это тоже шанс, хотя и мизерный… А потом он сел в кресло и замер. Я знаю, что Тень можно найти только в сновидении, поэтому поняла, что он уснул, и вот…

— Подожди, — перебил я. — Что значит «довести до конца то, что начала»? Что он имел в виду? Что ты «начала», Теххи?

— Он тебе сам расскажет! — угрюмо ответила Теххи, пряча глаза.

Мне это здорово не понравилось.

— Слушай, — я осторожно погладил ее плечо. — Давай договоримся: что бы ты ни натворила, это уже не имеет никакого значения. Финал был столь великолепен, что мы, можно сказать, в расчете. Колись, милая! Не тяни. Мне же тебя еще от Джуффина спасать небось придется…

Теххи сжалась в комочек. На меня она не смотрела.

— Я… я же тебя отравила! — наконец прошептала она.

— Отравила?! — изумился я. — Но почему? Неужели я показался тебе настолько отвратительным? Или это вендетта? Я что, умудрился пришить кого-нибудь из твоих родственников? Ты не внучка покойного горбуна Итуло часом?

— Нет! — Теххи вдруг звонко рассмеялась, к моему полному недоумению. — Ты ничего не понял, Макс. Я нечаянно тебя отравила. Я же не знала, что это так на тебя подействует!

— Что «это»? — Я начинал терять терпение. — Договаривай, или я сейчас снова умру, от любопытства. И тогда уже ничего мне не поможет.

— Что, что… — Теххи смотрела на меня исподлобья. — Ничего особенного! Я просто решила тебя приворожить, понятно? И откуда ты взялся на мою голову?!

— Ты решила меня приворожить?! — Я рассмеялся от облегчения. — Но зачем? Я же и без того весь вечер пытался придумать, как бы оказаться в твоей спальне! Хочешь сказать, что это не было заметно? Да мне коллеги жизни не дают, утверждают, что все мои чувства всегда огромными буквами написаны на физиономии!

— Да? — удивилась Теххи. — Ну ты, конечно, выглядел вполне очарованным, но я думала, это обычная галантность… Мне в голову не приходило, что ты всерьез намерен за мной приударить… С моей-то рожей!

— Именно с твоей рожей! — подтвердил я. — С твоей и ни с чьей иной! Именно то, чего мне всю жизнь не хватало, ясно?

— Ясно, — растерянно кивнула Теххи.

Вот теперь она, кажется, расслабилась. И потянулась за своей скабой.

— Не надо, — сказал я. — Зачем?

— Как это «зачем»?! Твой шеф когда-нибудь проснется, я полагаю!

— Черт, а я уже о нем забыл!

Я снова рассмеялся, и это оказалось ошибкой: я переоценил свои возможности. Сил у меня не осталось совершенно. Оранжевый полумрак спальни вихрем закружился перед моими глазами.

— Что с тобой? — испугалась Теххи.

Она уже успела встать, и теперь ее встревоженные глаза следили за мной откуда-то издалека. Я хотел сказать, что все в порядке, но не мог произнести ни звука, только улыбался, потому что мне было очень хорошо. Темнота сгустилась, я ощутил приятный томительный жар в груди, закрыл глаза и расслабился: понял, что невозможно, да и не нужно сопротивляться этой настойчивой, ласковой силе.

А потом внутри меня словно бы повернулся некий таинственный выключатель. Силы вернулись ко мне внезапно. Я открыл глаза, приподнялся на локте, огляделся. И обнаружил, что мир изменился. Только я никак не мог понять, в чем, собственно, состоит разница…

Теххи сидела рядом, вцепившись в мою руку. Кажется, она снова собиралась оплакивать мою скоропостижную кончину. Это было чрезвычайно приятно, но я решил ее успокоить.

— Теперь я действительно в порядке, милая! В таком порядке, что описать невозможно…

— Еще бы! — ехидно вставил Джуффин. — Перепугал до полусмерти беззащитную женщину и полоумного старого колдуна, разжился на халяву вторым сердцем… Я всегда подозревал, что ты жадина, но это уже перебор!

— Джуффин, — взмолился я, — хоть вы мне толком объясните: что со мной случилось?

— Смерть с тобой случилась. А больше, кажется, ничего из ряда вон выходящего.

— Я уже понял, что смерть. Но почему? И что это за «второе сердце» вы отобрали у моей Тени? И как, интересно, моя бедная Тень будет теперь без него обходиться?

— На сей счет не переживай: Тень может обойтись без чего угодно, — заверил меня Джуффин. — Что касается всего остального… Эта девочка уже успела покаяться тебе в своих грехах?

— Да.

Улыбаясь до ушей, я повернулся к Теххи. Она опять здорово разнервничалась. Даже благодушная болтовня пробудившегося Джуффина лишала ее душевного равновесия. Я нежно сжал ее ладошку, надеясь, что это поможет.

— Ага, то-то ты надулся, как породистый индюк, на ярмарке! — ухмыльнулся шеф. — Тоже мне герой-любовник, похититель сердец… В общем, эксперимент показал, что наше безобидное приворотное зелье действует на тебя, как страшный яд. Оно убило тебя почти мгновенно. И это было довольно мучительно, да?

— Да, неприятно… Счастье, что я — не такой уж любимец женщин! Мелифаро, наверное, в каждом трактире получает пару стаканов этой отравы…

— Ну, все не так страшно, — улыбнулся Джуффин. — Тебе назойливое внимание в любом случае не грозит при такой-то профессии… Только дочка Лойсо Пондохвы и могла положить глаз на парня в Мантии Смерти!

— Дочка Лойсо Пондохвы?! Великого Магистра Ордена Водяной Вороны, о котором вы мне все уши прожужжали?! Вот это да! — Я растерянно посмотрел на Теххи. — Кажется, сегодня один из самых интересных дней в моей жизни…

Потом я забеспокоился, поскольку кое-что вспомнил.

— Ой, — сказал я, — а вы часом не кровные враги, ребята? Вы же где-то там похоронили ее папу, да, Джуффин?

— Мало ли что там случилось с моим знаменитым папочкой, которого я видела всего пару раз в жизни! — фыркнула Теххи. — Кстати, в Смутные Времена сэр Халли спас мне жизнь. Во всяком случае, он не стал меня искать, когда старый перестраховщик Нуфлин объявил охоту на всех детей Лойсо Пондохвы.

— Я не считал это целесообразным, — согласился Джуффин. — Поскольку выяснил, что членам вашей семейки смерть только на пользу. Ну и потом, делать мне больше было нечего, кроме как охотиться на ни в чем не повинных девчонок!.. Не моя вина, что никто кроме меня не мог справиться с этой задачкой… А дюжину дней спустя Его Величество Гуриг VII опомнился и издал указ о неприкосновенности членов семей всех участников войны за Кодекс. Нуфлин, конечно, бесился, но к тому моменту он уже успел уяснить, что с королем шутки плохи… Кажется, у нас нет никаких претензий друг к другу, правда, леди Шекк?

Теххи смущенно кивнула.

— Ты доволен, горе мое? — спросил Джуффин. — Или нам еще и поцеловаться?

— Я вам поцелуюсь! — грозно сказал я. — Грешные Магистры, какое же у вас обоих темное прошлое, с ума сойти можно!

— Можно, — спокойно подтвердил Джуффин. — Скажи лучше, что мы теперь будем делать с этой леди? В Холоми ее посадить что ли?.. С одной стороны, она только что совершила убийство государственного служащего высшего ранга, с другой стороны, сама же все исправила… Я мог не тревожить твою Тень, а просто запереть вас в спальне и ступать по своим делам. Она отлично тебя оживила, без моей помощи.

— А как ей это удалось?

— Сам знаешь как!.. В свое время я слышал, что человеку, отравившемуся приворотным зельем, нужно немедленно оказаться в объятиях виновницы, чтобы остаться в живых… Речь, разумеется, шла о приворотных зельях древности: они были не столь безобидны, как нынешние. Все же я решил, что стоит опробовать и такой способ. Честно говоря, сам не ожидал, что у нее получится! А когда стало ясно, что твое сердце в полном порядке, я уже имел на руках второе. Вернуть Тени то, с чем она уже рассталась, невозможно: в отличие от человека Тень никогда не меняет свои решения. Так что я отдал тебе и второе сердце — не выбрасывать же!

— Что, у меня теперь действительно два сердца? — недоверчиво переспросил я.

— Ну не три же… — пожал плечами Джуффин.

— Ладно, чем больше, тем лучше!.. А что это за Тень такая, и где вы ее нашли?

— Ну как тебе сказать… Нашел-то я ее в собственном сне, но это не значит, что ее нет на самом деле… Честно говоря, никто толком не знает, что такое Тень, но она есть у каждого человека. И легче всего разыскать Тень, когда спишь — и свою собственную, и чужую, все равно. Кстати, твоя Тень отлично умеет прятаться, она из меня душу вытрясла, прежде чем я ее поймал… У Тени есть все, что есть у ее хозяина, в том числе и сердце. Вот только, в отличие от нас, наши Тени прекрасно могут обходиться без этого хлама. Без него им даже лучше: свободнее… Ты хоть что-то понимаешь из моих объяснений, Макс? Или я зря стараюсь?

— Я ничего не понимаю, но вы не зря стараетесь! — откликнулся я. — Ваш голос меня успокаивает… А как я теперь буду жить с этими двумя сердцами?

— Да так же, как и раньше, только еще лучше! — усмехнулся Джуффин. — Вот увидишь! Тебе здорово повезло, если разобраться.

— Мне действительно здорово повезло! — Я подмигнул Теххи. — А вот тебе — нет.

— Почему? — испуганно спросила она.

— Потому что я грязно ругаюсь во сне, плююсь ядом в кого попало, работаю по ночам и чертовски много ем… Да, чуть не забыл, кроме всего этого я еще и царь каких-то кочевников. Представляешь теперь, с кем ты связалась?

Теххи улыбнулась.

— Мама всегда говорила, что я плохо кончу… — Ее улыбка исчезла так же быстро, как появилась. — Подожди-ка, сэр Макс, а с чего ты вообще взял, что меня все это интересует? Почему ты так уверен, будто я…

— А кто тебя спрашивает? — беззаботно отмахнулся я. — Ты меня отравила своим приворотным зельем, так что теперь, будь любезна, сама и расхлебывай! Мне требуется длительный курс лечения. Первые лет шестьсот, как минимум, моя жизнь будет находиться в постоянной опасности, поэтому мне необходимы ежедневные процедуры и все в таком духе… А там поглядим. Правда, сэр Джуффин?

— Ну, раз ты так говоришь, значит, правда, — зевнул шеф. — Ладно уж, приводи себя в порядок. Завтра в полдень я тебя жду.

— На закате! — твердо сказал я. — Смерть — довольно уважительная причина, можно и опоздать немного, вам не кажется?

Я дважды стукнул себя по носу указательным пальцем правой руки. Классический кеттарийский жест: два хороших человека всегда могут договориться! Джуффин немедленно растаял. Впрочем, он и без того был вполне растаявший, с самого начала.

— Лодырь несчастный. Ладно, на закате так на закате, Магистры с тобой… Что ж, наслаждайся жизнью, каковая, как известно, коротка, а я пойду спать. Мне, между прочим, даже со службы отпроситься не у кого!

— Отпроситесь у меня, — предложил я. — Я вас отпущу, честное слово!

— Все, разошелся! — Джуффин с видом мученика поднял глаза к потолку, потом улыбнулся Теххи. — Надеюсь увидеть тебя снова при менее драматических обстоятельствах, девочка. И извини, если я тебя напугал. Когда я понял, что произошло, я еще и не такое мог натворить.

— Он меня больше напугал, если честно! — Теххи кивнула на меня. — А все остальное я и помню-то еле-еле.

— Тем лучше, — вздохнул Джуффин. — Подозреваю, что я вел себя не совсем так, как подобает хорошо воспитанному пожилому джентльмену… И имей в виду, если ты собираешься позволить этому молодому человеку и дальше валяться в твоей спальне, тебе придется купить ящик бальзама Кахара. Он поглощает это зелье бочками, ты еще удивишься!

— Кошмар! — улыбнулась Теххи. — Так, может быть, пусть сам его и покупает?

— Обойдешься. Он еще и экономный!

 

Когда мы остались одни, Теххи внимательно посмотрела на меня.

— Ты уверен, что действительно хочешь здесь остаться, Макс?

— Хочу! — жизнерадостно подтвердил я.

— Странно! — вздохнула она. — Но почему?

— Потому, что здесь сидишь ты, — объяснил я. — Это же элементарно!

— Это что, признание в любви? — растерянно спросила Теххи.

— Не говори ерунду. Это — гораздо больше!

— А ты хоть представляешь себе, кто я такая? Все дети Лойсо Пондохвы…

— А у него было много детей? — равнодушно поинтересовался я.

— У меня шестнадцать братьев. Все мы — его незаконные дети, и от разных женщин, разумеется. Но мы очень дружны, поскольку нам, собственно говоря, больше не с кем дружить… Особенно им.

— А все твои братишки — привидения? Вот и славно! Мы с ними отлично поладим, поскольку я сам — Магистры знают кто, и явился сюда невесть откуда…

— Я так сразу и подумала, — улыбнулась она. — Человек, у которого цвет глаз меняется чуть ли не каждую минуту…


Дата добавления: 2015-08-10; просмотров: 55 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Корабль из Арвароха и другие неприятности 7 страница| Корабль из Арвароха и другие неприятности 9 страница

mybiblioteka.su - 2015-2024 год. (0.033 сек.)