Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ЭХО В МОЗГУ

Читайте также:
  1. Глава 4. Музыка в мозгу: образы и воображение.

Не приходилось ли вам замечать, что слово или кем-то сказанная фраза продолжают некоторое время звучать в ушах после того, как вы их услышали? Даже не в ушах, а как будто в мозгу.

При желании это звучание можно даже усилить. Звучит обычно не целая фраза, а ее последние обрыв­ки, не целое слово, а слог... Иногда трудно сказать, что звучит, просто сохраняется какое-то ощущение. Уходит и возвращается...

Наверное, это и есть свежайшие следы краткосрочкой памяти, и можно предположить, что «послезвучание» — доходящая до сознания и усиливаемая внима­нием мозговая «звукозапись».

Видимо, частично она происходит уже на уровне орга­нов чувств. Если посмотреть на солнце и закрыть глаза или даже не закрывать их, то перед глазами долго будет стоять яркое пятно: мозговое эхо солнца. У неко­торых он исчезает настолько быстро, что вообще не улавливается, у других, особенно у художников, может сохраняться долго.

Физиолог скажет: эффект последействия. Продолжа­ют разряжаться возбужденные нейроны сетчатки; воз­можно, последействие идет и на уровне передаточных нейронов (несколько инстанций, пока импульс дойдет до мозга), а может быть, причастны и зрительные поля коры. Судьба этих следов в мозгу — стереться как можно скорее, чтобы не мешать поступлению новых. Если только с ними не свяжется что-то особо важное.

Такие эхо-последействия, если чуть присмотреться к себе, можно обнаружить буквально на каждом ша­гу. Эхо-запахи... А боль от удара — разве она не му­чительное эхо — самой себя?

Но мы переполнены не только такими краткими эле­ментарными эхо, нас заполняет множество куда более сложных: эхо-действия, эхо-мысли.. В мозгу проигры­ваются сцены и пьесы, иной раз это чуть ли не вся жизнь на бешеной скорости.

Непроизвольное подражание. Свойственное разным животным, особенно обезьянам, оно проявляется сплошь и рядом и у детей, и у взрослых людей: незаметное повторение жестов, волны кашля в тихом зале библио­теки... Тоже эхо.

Ребенок, едва начинающий говорить, постоянно по­вторяет, как попугай, все услышанное, копирует жесты, манеры, интонации, а в игре подражает всему на све­те. С возрастом это попугайство и обезьянничанье по­степенно маскируются, но не иэ них ли складывается весь багаж воспитания? В некоторых случаях психопа­тологии элементарные эхо всплывают на поверхность: некоторые душевнобольные непроизвольно повторяют слова и копируют движения. Иногда такого рода под­ражание молниеносно распространяется среди населе­ния по типу психических эпидемий.

Кроме явных и немедленных эхо-подражаний, возни­кает масса скрытых, отсроченных, причудливо дефор­мированных и сочлененных. Расщепление и комбиниро­вание мозговых эхо — начало творчества Чем взрослее мы становимся, тем обезьянничанье сложнее, тоньше и обобщеннее, но избавиться от него совсем невозмож­но. Всю жизнь мы занимаемся тем, что в специальном случае искусства называют подсознательным плагиатом. Если ребенок копирует отдельные движения, слоги, сло­ва, интонации и манеры, то взрослеющий юноша — мнения, оценки, методы мышления, стиль жизни. А чем безнадежнее мы стареем, тем упорнее копируем самих себя. Рано или поздно мы становимся своим собствен­ным эхо.



Вы, наверное, не раз замечали, как навязчиво, эхо-подобно вспоминается какая-нибудь мелодия или музы­кальная фраза. Во время прослушивания музыки, как показал академик Алексей Николаевич Леонтьев, про­исходит быстрое сжатое внутреннее копирование, свер­нутое пропевание ее «про себя». При этом наблюдают­ся скрытые движения голосовых связок.

Такое же свернутое внутреннее повторение происхо­дит и при восприятии речи.

Задумавшись, человек беззвучно шевелит губами. Особенно легко это заметить у детей, у стариков или у людей, очень напряженно думающих. Это и есть внут­ренняя речь, речь про себя (которая в таких случаях оказывается уже не совсем про себя).

Загрузка...

Слушая речь, мы тут же предельно сжато, незамет­но для нас самих повторяем ее, то есть превращаем услышанную речь в собственную внутреннюю и вводим се тем самым в краткосрочную память. Речь быстро «записывается», и какая-то часть этой записи, быть мо­жет, перейдет в долгосрочную память.

Биотоки показали, что при свернутой речи работают те же мышцы, что и при развернутой — гортани, губ, язйка, диафрагмы, нёба. Но звуков не получается, по­тому что эта мышечная работа предельно слаба. Скры­то произносятся не слова и даже не обрывки слов, а их мышечные «кусочки». Это и дает экономию времени. Один «кусочек» одного слова может быть обобщающим внутренним «знаком» целой фразы. Собираясь что-то сказать, мы тоже сначала включаем внутреннюю речь.

Но где же прячется эта масса мозговых эхо, свер­тываемых и развертываемых?

Можно было бы ожидать, что при электрическом раздражении, скажем, зрительных центров, которые рас­полагаются в затылочных долях коры, возникнет уйма зрительных воспоминаний, галлюцинаций. В действитель­ности ничего подобного не происходит. Появляются только палочки, кружочки, точки, треугольники и дру­гие простые фигурки. При раздражении поверхности височной коры, где расположены центры слуха, не слы­шится ни фраз, ни слов, ни музыки, лишь неопределен­ные тоны и шумы. Зато раздражение более глубоких о-делов височных долей, не связанных прямо ни со а,>-хом, ни со зрением, может вызывать яркие сцены, по­хожие на кадры звукового кино...

Это случилось на двух операциях у канадского ней­рохирурга Пенфилда. Больная вдруг услышала знако­мый мотив, но не могла вспомнить, где слышала его раньше. Только некоторое время спустя, уже выписав­шись из клиники, нашла дома старую пластинку с записью этой музыки. Другой больной испытал сложное галлюцинаторное переживание. Продолжая сознавать, что остается на операционном столе, и воспринимая все окружающее, он одновременно ощутил, что находится в церкви, где часто бывал раньше, и услышал звуки орга­на. Электрод в обоих случаях сидел в глубине височной доли, где-то между корой и подкоркой.

Очевидно, память — функция всего мозга, элементы ее разбросаны по разным отделам. Элементарные эхо — зрительные, слуховые и так далее ■— записываются и хранятся в специальных центрах. В более крупные под­разделения их связывают другие отделы.


Дата добавления: 2015-10-13; просмотров: 102 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: БОЖЕСТВЕННЫЙ КАКТУС | ОДИН ИЗ ЗАХОДОВ | ЭКЗОТИКА И РЕАЛЬНОСТЬ | ГВОЗДЬ ПРОГРАММЫ | ПРО КУРИЦУ, ЯЙЦО И ТИПИЧНЫЕ ВОЛОСЫ | ВРЕМЯ НЕ ЖДУТ | ПО ДВИЖУЩИМСЯ МИШЕНЯМ | ГИМН СУХОМУ ВИНУ | ЛЕКАРСТВО ОТ ГЛУПОСТИ | ГЛАВА 3 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
В ПРЕДВКУШЕНИИ ЭЛИКСИРА| ЕСТЬ ЛИ ЦЕНТР ЛИЧНОСТИ?

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.011 сек.)