Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

V. Итоговые положения. Определение права 153

Читайте также:
  1. I Структурированность права
  2. I Уровни изучения права
  3. I. Обязанности и права психолога
  4. I. Определение информатики и информации.
  5. I. Структурированность права
  6. I. Уровни изучения права
  7. II. 6.1. Определение понятия деятельности

на которой запрограммированы все возможные варианты че-
ловеческих поступков и по которой «печатается» поведение
людей, а скорее обширную «раму», состоящую из такого рода
программ, а еще более из ячеек различных объемов и форм,
образующих пространство для собственного поведения участ-
ников общественных отношений. Наложенная на реальную со-
циальную жизнь, на разнообразные общественные отношения,
«рама» должна так органично включиться в социальную жизнь,
чтобы создать оптимальные возможности для целенаправлен-
ного, устойчивого и динамичного функционирования обществен-
ной системы в соответствии с принципами свободы, гуманизма
и при максимальном использовании духовных и материаль-
ных интересов человека, коллективов людей. В какой мере дей-
ствующее позитивное право («рама») согласуется с особеннос-
тями и требованиями общественной системы, дает или не дает
простор поведению участников общественных отношений, на-
правляет или не направляет его в соответствии с началами
свободы, с требованиями экономических и других социальных
закономерностей — от этого в первую очередь зависят эффек-
тивность и социальная ценность права в том или ином общест-
ве и даже такие его особенности, как, например, объем исполь-
зования жестких государственных мер для реализации право-
вых установлений.

Предлагаемая научная ориентация в понимании права, ос-
нованная на сочетании его общего гуманитарного видения и
институционального подхода, представляется особо существен-
ной в отношении нашего общества. Она в высшей степени важ-
на для уяснения ценностей и перспектив развития права, для
выработки краткого операционального его определения.

3. Как бы ни было важно краткое операциональное опреде-
ление права, формулируемое в основном в институциональном
плане и необходимое в практической юриспруденции, исходна
все же его общая характеристика как явления цивилизации,
культуры, это то, что в основном охватывается духовно-гума-
нистическими особенностями права.

Здесь вряд ли возможно ограничиться какой-то одной фор-
мулировкой, тем более краткой и жесткой. Еще более сущес-
твенно то, что многие соображения, высказанные по поводу
общего понимания права, в данном ракурсе в целом обоснова-
ны. Верно то, что право представляет собой и «меру свободы,
защищаемую государством», и даже «математику свободы», и

6-500


 

Глава пятая

 


«выражение справедливости», и в какой-то мере «минимум
морали»; тем более верно, что право — это «средство согла-
сия, компромисса, учета различных интересов», верен и ряд
других аналогичных приведенным здесь или близким им по
смыслу суждений.

Более того, по отношению к тем периодам развития общест-
ва, когда существуют авторитарные режимы, право — разу-
меется, без претензий на операциональную жесткость — без
колебаний может быть охарактеризовано, как это ранее дела-
лось с ортодоксальных марксистских позиций, как возведен-
ная в закон воля господствующего класса, определяемая мате-
риальными условиями его жизни (при том условии, правда,
что «возведение в закон» рассматривается в качестве некото-
рого воплощения цивилизационных начал: «воля класса» воз-
водится все же на новую плоскость, приподнимается над сугу-
бо классово-политическими отношениями и порядками).. Естес-
твенно, нельзя забывать и то, что канонизация классового и в
то же время формалистического определения права, сводимо-
го по сути дела к одной лишь системе норм, а точнее, к праву
власти, в обстановке безраздельного господства сталинской
тоталитарной идеологии явилась очевидным социальным за-
казом последней, хотя советские юристы немало потрудились
над тем, чтобы облагородить дефиницию, сформулированную
в конце 1930-х годов Вышинским и возведенную затем в ранг
классической1, придать ей цивилизованный вид.

А теперь самое главное. Было бы неоправданно придавать
исключительное, всеобщее значение философской характерис-
тике права.

И дело не только в том, что в сфере практической юриспру-
денции, где необходимы операциональные определения, при
использовании указанной характеристики мы бы столкнулись
с возможностью признания поведения правомерным или не-
правомерным на основании весьма неопределенных критери-
ев, что никак не согласуется с требованиями законности, но
что входило, видимо, в «заказ» тоталитарной системы (и увы,
проявилось в тех драматических ситуациях, когда, как это слу-
чилось в России в сентябре — октябре 1993 г., отступления от

1 Весьма сурово (но справедливо) подобные определения оценены как «по-
зорный пробел», «юридическая низость» (си.: Вопросы философии. 1990. № 6.
С. 6)


 

V. Итоговые положения Определение права


норм писаного права обосновывались пониманием права как
меры свободы в противопоставлении закону).

Дело главным образом в том, что само право может рассмат-
риваться под углом зрения двух взаимосвязанных, но все же
различных срезов социальной действительности, двух, как го-
ворилось ранее, ипостасей, или измерений.

Первый срез, осмысливаемый с точки зрения философских,
мировоззренческих категорий,— это место, функции и пред-
назначение права в общей цепи явлений цивилизации, куль-
туры. Именно поэтому тут на первый план выдвигаются поня-
тия «свобода», «справедливость», «мораль» и др. Даже поня-
тия «нормативное», «норма» имеют в данном ракурсе глубокий
и основательный смысл, отражающий потребность утвержде-
ния в обществе нормативных начал, «объективных» норм1.

Второй срез, осмысливаемый главным образом с точки зре-
ния понятийного аппарата юридической науки,— это особен-
ности права как своеобразного, даже уникального социального
феномена — нормативного институционного образования (или,
как отмечалось в философской литературе, «категорическо-
императивного образования», противополагаемого «парадиг-
мальному антиюридизму» — Э. Ю. Соловьев)2.

Необходимо с полной определенностью сказать: нет реши-
тельно никаких оснований для противопоставления двух ука-
занных срезов. Более того, право не может быть в полной мере
освещено, если не использовать эти два подхода одновремен-
но. Видимо, только печальным наследием прошлого, требую-
щим сведения явлений к одной простой, обычно канонизируе-
мой формуле, опирающейся на высказывания «классиков» (а
все иное — от лукавого или, хуже того, «отступления» и «из-
вращения»), можно объяснить ту жесткость и непреклонность,
с какой сторонники той или иной характеристики отстаивают
одну из них и решительно отвергают другую.

Между тем важно не упускать из поля зрения единства и
связи между ними. Речь ведь и в том, и в другом случае идет
об одном и том же социальном феномене, который лишь по-

1 В философской литературе высказано мнение, что право находится меж-
ду двумя «полюсами» нормативного — нормативным как среднестатистичес-
кой категорией и нормой как идеалом (см.: Холстинин РМ. Взаимодействие
философии и права в России. Очерки русской философии XVIII — XX вв.
Екатеринбург, 1994. С. 134).

2 См.: Вопросы философии. 1992. № 6. С. 26.


 

Глава пятая

 


разному разворачивается в двух различных системах общест-
венных отношений и понятийное истолкование которой воз-
можно в двух ракурсах. В обоих случаях необходимо выразить
в формулировках главное — то, что само существование и
предназначение права вызвано необходимостью нормативного
упорядочения общественных отношений, а также то, что глав-
ным пунктом, сердцевиной этого упорядочения является ут-
верждение свободы автономной личности, простора юридичес-
ки дозволенного поведения.

4. При освещении права под углом зрения вопросов практи-
ческой юриспруденции, когда необходимо сформулировать стро-
гое операциональное определение, наиболее существенными,
надо полагать, являются следующие его черты (выражающие
институциональные свойства права):

1) право — это система общеобязательных норм. Настойчи-
вость, с какой большинство отечественных правоведов защи-
щают нормативное понимание права, объясняется не только
важностью исходных философских и общетеоретических поло-
жений, лежащих в его основе, но и его значением для обосно-
вания идеи строжайшей законности в нашем обществе, для
решения многообразных вопросов законодательства, юриди-
ческой техники1. Нормативные определения оказались вполне
удовлетворительными и при рассмотрении правовых вопросов
на уровне отраслей права, каждая из которых вообще не мо-
жет быть определена иначе как при помощи формулировки
«система норм»;

2) нормы, из которых образуется право, выражаются в за-
конах, иных признаваемых государством писаных источниках.
Признание государством источников, посредством которых
право объективируется, является главным «энергетическим
каналом»: через него происходит придание нормам юридичес-
кой силы, качества общеобязательности, что и предполагает
использование в необходимых случаях для обеспечения дейст-
вия юридических норм государственного принуждения (в свя-
зи с этим нет нужды специально выделять в качестве особого
признака момент государственной обеспеченности права, при-
дающий его определению этатический оттенок);

3) система норм, образующих право, выступает в качестве
общеобязательного критерия правомерности поведения учас-

1 См Лейст О.Э. Три концепции права//Государство и право. 1991. № 12.
С 3—4.


 

V Итоговые положения Определение права


тников общественных отношений. Право под этим углом зре-
ния предстает в виде определителя (меры) юридически дозво-
ленного, правомерного поведения людей, их коллективов, со-
циальных образований и, следовательно, критерия юридичес-
кой правомерности (соответственно неправомерности) этого
поведения. Научная корректность институциональной концеп-
ции права, оттеняющей его значение как мощной социальной
силы, обусловленной потребностями общественной жизни, в том
и состоит, что указанный подход помимо всех иных моментов
объясняет, почему необходимо, чтобы свобода поведения учас-
тников общественных отношений воплощалась в системе субъ-
ективных юридических прав, опирающихся на государствен-
но-властный критерий правомерного и неправомерного, т. е. на
специфическое нормативное институционное образование —
объективное писаное право;

4) право призвано направлять поведение участников общес-
твенных отношений, причем так, чтобы основой такого поведе-
ния была юридическая дозволенность.

6 праве, разумеется, немалое место занимают также юри-
дические запрещения, юридические предписания и связанные
с этим юридическая ответственность, иной юридический ин-
струментарий. Но все же стержнем юридического регулирова-
ния, который и делает право правом, являются дозволения.
Такое понимание позволяет перекинуть мостик от формально
строго операционального определения права как системы норм
к его общей мировоззренческой характеристике, где первое
место занимает категория свободы.

Суммируя приведенные основные черты права как норма-
тивного институционного образования, его общее краткое опе-
рациональное определение можно сформулировать следующим
образом:

право — это система норм, выраженных в законах, иных
признаваемых государством источниках и являющихся об-
щеобязательным нормативно-государственным критерием
правомерно-дозволенного (а также запрещенного и предпи-
санного) поведения.

5. В нашей юридической науке распространено широкое по-
нимание права, явившееся научной реакцией на господство-'
вавшие ранее сугубо догматические, канонизированные опре-
деления, в соответствии с которыми нормы, содержащиеся в
любом государственном акте, да притом имеющие характер
государственно-властных предписаний, объявлялись правом.


 

Глава пятая

 


Речь идет о таком широком понятии, которое в единстве
охватывает все явления, обозначаемые рассматриваемым тер-
мином, т. е. и право как юридическое явление (объективное и
субъективное), и разнообразные явления, обозначаемые сло-
вом «право» в общесоциальном смысле (моральные права, пра-
ва-обычаи, права человека, другие непосредственно-социаль-
ные права и т. д.).

Надо видеть, что существуют серьезные препятствия к объ-
единению столь разнообразных явлений одним понятием —
«право в широком смысле». Они касаются главным образом
теоретических и практических вопросов юридической науки,
вопросов законности, многообразных вопросов практики юрис-
пруденции. И дело не только в том, что упомянутые феномены
являются слишком разноплоскостными, разнокачественными.
Охватываемая одним термином характеристика права как осо-
бого социального явления нерасторжимо связана с понимани-
ем его как институционного образования.

Не менее важно то, что с таким пониманием права сопряжены
и сугубо практические интересы. Ведь для совершенствования
законодательства и юридической практики нужно раскрыть осо-
бенности и закономерности именно права как юридического ин-
ституционного образования, а с ними связаны потребности за-
конности, юридической обоснованности принимаемых судом и
другими юридическими органами решений. Только на основе норм,
выраженных в законе, в других признаваемых государством ис-
точниках, в полном согласии с требованиями законности можно
определить правомерность поведения тех или иных лиц и вы-
нести законный юридический акт. И от этого при всей слож-
ности вопросов коллизий в праве, о которых ранее уже гово-
рилось, нельзя отступать ни на шаг.

И все же есть основания и для формулирования широкого
понятия права, которое охватило бы в единстве все явления,
обозначаемые данным термином. Эти основания заключаются
в том, что во всех своих значениях термин «право» выражает
нечто общее в ряду различных социальных явлений, а именно
социально обоснованную меру свободы. И хотя такое понятие
широкое и предельно абстрактное, оно все же имеет опреде-
ленное научное и идейное значение (например, позволяет да-
вать этико-идеологическую оценку юридическим системам ре-
акционных режимов, рассматривая их с указанных позиций
как неправовые, или же аналогичным образом оценивать от-


 

V. Итоговые положения. Определение права


дельные правовые акты действующего законодательства и
юрисдикционных органов).

Не следует лишь перекрывать указанным широким поняти-
ем, имеющим сугубо этико-философское, аксиологическое зна-
чение, все другие, прежде всего понятие права в строго юри-
дическом смысле, а тем более принижать значение писаного
права как единственного критерия правомерного и неправо-
мерного. Для юридической науки принципиально важно ви-
деть качественное своеобразие права как институционного об-
разования, которое, конечно же, тоже опосредует социальную
свободу, выражающую требования цивилизации, культуры,
морали. Посредством государственной деятельности, путем зако-
на, иных признанных государством источников соответствующая
система норм получает свое самостоятельное существование в
виде особого институционного образования и действует в качест-
ве мощной социальной силы, юридического критерия правомер-
ности поведения, основы субъективных юридических прав и
юридических обязанностей. В перспективе же она призвана
стать обителью и гарантом свободы человека — реализовать
естественно-правовые требования свободы личности.

И еще один момент, ранее упомянутый. Все же до нынешне-
го времени понимание права нашей наукой носит еще во мно-
гом публично-правовой оттенок. В этом отражаются реалии
огосударствленного общества и императивный ленинский пос-
тулат («мы ничего частного в области хозяйства не призна-
ем...»). Надеюсь, что возрождение идеи частного права усилит
преимущественно дозволительную научную интерпретацию
права, поставит в один ряд.с юридическими нормами другие
элементы писаного позитивного права (что уже нашло выра-
жение в новом российском гражданском законодательстве —
см. ст. 422 первой части Гражданского кодекса Российской Фе-
дерации). А все это предопределяет весьма конструктивную
перспективу дальнейшей разработки общего понятия права.


Дата добавления: 2015-08-05; просмотров: 247 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: I. Право как институционное образование | II. Нормативность права | П. Нормативность права 89 | III. Право и государство | IV. Фактор государства в формировании права | I. Естественное право: сущность, соотношение с позитивным правом | П. Ступени «восхождения» права | III. Мораль и право: «суверенность» и взаимозависимость | Бердяев Н. Философия неравенства. М., 1990. С. 109. | IV. Коллизии в праве |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
V. Итоговые положения. Определение права| I. Право как ценность

mybiblioteka.su - 2015-2023 год. (0.01 сек.)