Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 28. Они потеряли и эту планету

 

Они потеряли и эту планету. Далеко внизу грязно‑коричневые облака уже поглотили Орр‑Ом. Многоцветный кусок коралла величиной с крейсер быстро сближался с одним из незащищенных городов. Он не выпускал истребители, что было не вполне обычно.

Мара сообразила, в чем дело, только когда в динамиках раздался крик Люка: – Будет таранить!

Мара резко отвернула, поглядывая одним глазом на сенсоры. Массивный корабль пришельцев врезался в верхнюю часть беззащитного города, уже парализованного страшным толчком сброшенного прямо в центр базального довина.

Коралл упруго отскочил обратно. На его гладкой нижней поверхности не виднелось ни единого следа столкновения, зато город осветился каскадом вспышек и всполохами рвущегося наружу воздуха. Сенсоры Мары показали, что после такого толчка и этот город пойдет вниз, разделив судьбу Орр‑Ома.

Уррдорф. уходил, но не так быстро, как хотелось бы. За ним пошли «прыгуны». Маре казалось, что их теперь тысячи.

Люк резко сменил курс, она пошла вслед. Из гиперпространства возникло еще одно соединение, на этот раз оно появилось с юга, захватывая в клеши корабли беженцев, ушедших от начальной фазы атаки. Корабли явно крейсерского типа с широкими красными и зелеными взлетными палубами уже выпускали потоки «прыгунов». Крейсеры шли в сопровождении кораблей несколько меньшего размера, напоминавших по форме канонерки.

Люк бросил «крестокрыл» в направлении небольшого соединения, единственного остававшегося в строю оборонительного рубежа Уррдорфа. Мара была вынуждена прикрывать его хвост и помочь городу ничем особенным пока не могла. Уррдорф пока еще сохранял свои силовые щиты. «Прыгуны» крутились на приличном расстоянии от города, поливая защиту потоками плазмы.

Силы вонгов окружили Ббурру. Благодаря защитникам адмирала Вухта на город пока еще не сбросили базальный довин. Это положило бы конец всем усилиям обороняющихся. Тренированный взгляд Мары без труда распознал там еще один крестокрыл.

Еще одна «канонерка» отделилась от атакующих йуужань‑вонгов, снизилась и начала поливать город потоками сверкающих плазменных зарядов.

– Отрываюсь, – передала Мара. – Засекла запуск гражданского корабля из Ббурру. Иду прикрывать.

Люк отвернул к Энакину. Мара на бреющем прошла над поверхностью города, по направлениям к причалам, которые не столь давно и так бесцеремонно покинула. У кого‑то хватило смелости попытаться вырваться в самый разгар представления.

Одновременно стартовали три маленьких челнока и построились в ряд.

– Челноки, – передала Мара, – это «Тень Джейд». Буду сопровождать вас до точки прыжка.

– На прыжок не идем, – проскрежетал голос с панели управления, – направляемся для посадки на планету.

– Вы что, самоубийцы?! – заорала Мара. – Вас в лучшем случае сделают рабами, а вероятнее всего, принесут в жертву. Уходите к…

Пилоты челноков легли на курс к планете. Только тут Мара увидела треугольные эмблемы КорДуро на кормовых поверхностях челноков. Все это выглядело так, как будто ребятишки из КорДуро, сделав все возможное для ослабления обороны, толпой дезертировали к йуужань‑вонгам.

В таком случае они просто обязаны получить то, чего заслуживали. Мара взяла чуть в сторону, обнаружила перед собой группу «прыгунов» и принялась за работу.

 

* * *

 

Джейсен склонился над узкой койкой. На палубе все подпрыгивало от тряски, Джейна вытащила пару гравитационных манжет, наложила их на ноги Леи выше колен, затем присоединила датчики медицинского банка данных «Тысячелетнего Сокола» – Это должно помочь ей продержаться, пока мы не найдем бакта‑камеру. Но ноги у нее… Не знаю…

Веки Леи дрогнули, затем она приоткрыла глаза.

– Джейна, – еле слышно прошептала она. – Я услышала твой голос. Спасибо.

Джейна обернула дрожащие плечи Леи термическим одеялом, затем размотала капельницу и воткнула иглу в обнаженную руку.

– Самую тяжелую часть работы сделал Джейсен, – отрывисто сказала она.

Джейсен поправил жгут. Точно настроенные микрополя уже сжимали перебитые артерии и одновременно стимулировали периферическое кровообращение ниже колен. Поток чего‑то столь же невидимого, как и эти поля, но гораздо более теплого, хлынул на сестру и мать. Глубокое понимание, живая связь.

– Нет, – с трудом выговорила Лея. – Ты. Тебе было тяжелее. Так меня не любить и… вернуться.

Джейна скривилась, затем нагнулась и поцеловала мать в щеку.

– Лежи спокойно. Мы вытащим тебя отсюда.

– Но… Дуро… Басбакхан…

– Мы эвакуируемся, – ответил за сестру Джейсен. Что же, ситх возьми, такое случилось с ногри? – Басбакхан? – переспросил он на всякий случай.

Глаза Леи закрылись. Джейсен встревоженно взглянул на Джейну.

– В капельнице успокаивающее, – пояснила Джейна. – А то ведь начнет метаться, поползет к орудиям и истечет, в конце концов, кровью.

В голосе сестры Джейсен услышал потаенную гордость и уважение.

– Точно, – ответил он. Если Басбакхан остался на Дуро и все еще жив, то йуужань‑вонгам стоило только посочувствовать. – Тогда мы с тобой – к орудиям.

– Иди, – отпрыгнула Джейна от койки. – А я – к папе. Трехмерные скачки с «прыгунами»!

– Мара, Люк, Силы Самообороны Дуро, откликнитесь! Говорит «Тысячелетний сокол». Сопровождаю большой транспорт. Это последний корабль от Портала, идем вверх, к вам.

Мара поглядела на экраны. В южном направлении, неуклюже набирая скорость, шел тягач, чуть меньших размеров грузовик и три ИТ‑1300. Ведущий грузовик, единственный, не отражавший света, мотался туда и обратно в манере, транспортным кораблям совершенно несвойственной.

Голос Люка: – Хан, с ней в порядке?

Ответ Хана прозвучал жестко: – Нет. Очень тяжелые раны.

Неудивительно. Если благодаря Силе это ощутила Мара, то и Люк должен был давно понять.

– Дети о ней позаботятся, но…

– Что?

Голос Хана прервался, затем прорезался в эфире снова: – Говорить сейчас не могу. Для этих тягачов нужно в два раза больше конвоя, ситх!

– Мы к вам, – Мара отключила связь и опять посмотрела на экраны сенсоров.

Мастерство это было или удача Соло, но Хан вел свое стадо по самому безопасному направлению.

Впереди тем временем возникла вражеская «канонерка». Почти тут же сенсоры Мары ощутили присутствие аномалии – базального довина. Она выпустила по нему серию коротких очередей, стараясь по возможности перегрузить эту сволочь. Неподалеку «крестокрыл» Люка вышел в атаку на «канонерку», его орудия были настроены на стрельбу двойными очередями – две пристрелочных сверху и снизу, затем массированный удар из всех четырех.

«Канонерка» рыскнула и сбилась с курса, оставив транспорт в покое и переключившись на атакующих. Мара кожей ощутила, что что‑то неправильно, выставила щит в защитном положении и притормозила, не давая себя затянуть в ловушку.

Когда Люк пошел на второй заход, она засекла сзади него еще один «крестокрыл» – и сразу же увидела четырехугольный строй «прыгунов». Звезды завертелись вокруг. Мара рванула свой корабль, уходя от струй плазмы и сосредоточив весь огонь на «канонерке». Сенсоры предупреждали о приближении еще одной аномалии. «Прыгуны» явно наводили ее на Мару, пытаясь сожрать защиту.

– Люк? – тихо позвала она. – Энакин, могут быть проблемы.

– Дядя Люк, у меня тут «попрыгунчики», – услышала она в ответ. Один из «крестокрылов» изменил курс. Даже отсюда она почувствовала огромную мощь – это Энакин, не раздумывая, ушел глубоко вниз, с ледяным спокойствием воина, вдвое старшего, чем был на самом деле. Его крестокрыл крутился, как бешеный, ведя пос тоянный огонь. Он успел снять двух «прыгунов», прежде чем другая пара выровняла свои плазменные орудия.

«Крестокрыл» Люка пикировал с другой стороны, атакуя «канонерку». Она заметила вспышку запуска протонных торпед. В момент, когда ей стало ясно, что «канонерка» не успевает перенаправить энергетическую трубу пищевода и поглотить торпеды, она прекратила атаку и подала на кормовые щиты полную мощность.

– Один есть, – злорадно заметил Люк. Затем спросил уже более серьезным тоном. – Грузовики, это все, что вы можете выжать?

Она не узнала ответивший голос, но, услышав, почувствовала благоговейный трепет: – Скайуокер? Это ты там, на «крестокрыле»?

– Так точно. На тягаче, прибавьте газу.

– Слушаюсь, командир.

Сенсоры Мары показывали ускорение, почти что близящееся к нулю. Видимо, это было все, на что способен был перегруженный грузовик.

Невдалеке такой же тягач нырнул обратно под прикрытие облаков Дуро, медленно переворачиваясь. Сам Ббурру был в шести местах захвачен предметами, которые могли быть живыми кораблями, палуба его верфи уже представляла собой паутину из перекрученного металла.

Другой город, тот, что подвергся тарану, медленно наклонялся, явно снижаясь на более низкую орбиту. Корабли с его причалов уже не стартовали. За ним плотно держался флот йуужань‑вонгов, и сенсоры Мары показали, что они, похоже, пользовались своими собственными базальными довинами, чтобы стащить его еще дальше вниз. Все города дуро, за исключением медлительного Уррдорфа, были в развалинах.

Мара стиснула кулаки. Они просто играли. Ничего не выставляя напоказ. Не ошеломляли свои жертвы, а просто издевались.

Она закусила губу, с трудом подавляя желание ахнуть кулаком по панели управления. Потребовалось приличное усилие, чтобы разжать пальцы и отбросить ярость. Злость – яд. В ней и так, благодаря Ном Анору, яда было предостаточно, но была и маленькая жизнь, которую она могла спасти. Если она сможет защитить ребенка, то собственная ее жизнь стоит много дороже, чем можно было думать. Держисъ, сказала она про себя. Ты выбрал слишком сумасшедшее время, чтоб прийти в этот мир.

Она пересекла дорогу Люку, представляя собой, мягко говоря, не самую легкую мишень. Она теперь понимала, почему женщины с готовностью шли на смерть ради детей. Совершенно беспомощное создание зависело от нее, от нее зависели его безопасность и спокойствие. Она про себя пообещала малышу, что будет ему самым свирепым из защитников.

– Ей, – мягко поправил ее голос.

В изумлении Мара поправила наушник. Никто не отвечал, да и не просил у Люка пояснений, стало быть, он использовал личный канал. Она нажала кнопку и проворчала в ответ: – Брысь из моих мозгов, Скайуокер, – но месту, которое Люк занимал в ее сознании, она дала почувствовать, до чего рада, что он тоже уцелел в этой катастрофе.

Затем, с не меньшим изумлением, она испытала новое чувство – теперь она знала.

– А вот и нет! – воскликнула она. – Будет мальчик!

Угловатый тягач замерцал и пропал из виду.

 

* * *

 

Джейсен нажал на гашетку, и еще один «прыгун» разлетелся разноцветными осколками. «Сокол» беспрестанно маневрировал, он ясно увидел еще один разлетающийся коралл – это была работа Джейны из кокпита. Он слышал голоса отца и сестры, первого и второго пилотов. Так бешено и ладно «Сокол» еще не летал ни разу в жизни.

Уррдорф не мог уйти в гиперпространство так, как это сделал тягач Дромы, но устойчиво набирал скорость, уходя из плоскости орбиты Дуро. Йуужань‑вонги прекратили преследование. Может, ему и удастся затеряться в темноте между звездными системами.

– Есть, – произнес Хан. – Мы отваливаем. Удачи, Уррдорф.

– Спасибо, «Сокол», – ответил в наушниках Джейсена далекий голос.

Снова раздался голос Хана: – Джейсен, Джейна, пушки в походное положение. Приготовиться к прыжку. Везем ее домой.

Джейсен послушался, затем, цепляясь за ремни, спустился в техническое помещение к Ц‑ЗПО. Услышал объявление Джейны из кокпита: – О! Энакин еще одного завалил.

– Сколько у него сегодня? Одиннадцать, двенадцать? – поинтересовался Хан.

– Даже не знаю, – ответила Джейна. – О парнишке, похоже, пора поговорить с полковником Дарклайтером.

– Эй! – Хан повысил голос. – Люк, Мара, Энакин. Вы – последние силы в системе. Уходим, пока есть возможность.

– Верно, – это был дядя Люк. – Энакин, все. Выходи из боя. Хорошо поработал.

Похоже, что братец будет последним человеком, ушедшим живым с Дуро, подумал Джейсен, без особой, впрочем, зависти. Он нашел, наконец, равновесие между внутренним могуществом Силы и внешней мощью. Отдалившись, став покорным, ничего не оставив в резерве, он превратился в ходячее, дышащее, живое, но… жертвоприношение. Похоже, я все‑таки поймал этот меч, дядя Люк.

Он почувствовал Джейну, сидящую рядом со знакомым мерцанием, которое всегда было их отцом. Потянувшись Силой, он чуть коснулся раскаленного добела сияния своего брата. Затем – дяди Люка в «крестокрыле» и тети Мары на «Тени Джейд».

Стоп. Здесь было что‑то странное, другое. Что‑то происходило с тетей Марой. Нет, это не было тем спертым и зловонным ощущением, как тогда, когда она почувствовала, что болезнь становится неизлечимой. И тут, в какой‑то совершенно новой глубине, он увидел ее сияние, сияние двойной звезды.

Затем «Сокол» ушел в гиперпространство, и все образы исчезли.

Джейсен расстегнул привязные ремни и поспешил вниз, к маме.

 

Эпилог

 

В лодыжке Цавонг Ла билась пульсирующая боль, и Ваэкта могла теперь утихомирить ее, только отрезав неповрежденную стопу, притом без соответствующего ритуала. Цавонгу уже приходилось жертвовать частями собственного тела, имитируя создание Вселенной его богами. Ничего, постоит на обычной искусственной ноге, а там и высшие жрецы прибудут.

Но жрецу можно будет подать прошение и о большем. Все‑таки он потерял стопу в результате честной схватки. Ему казалось, что жрец не откажет.

Превозмогая боль, он приблизился к делегации дуро и людей, только приземлившихся и тут же поспешивших сюда, к временному административному центру, стоявшему пока в ожидании прибытия более подходящих строительных материалов. Руководители неверных приблизились. Они были одеты в коричневую форму с нашитым красным треугольником.

Через заполнявшую его боль, он тем не менее видел их вполне ясно – не только неверных, но еще к тому же и предателей. Нет уж, тратить время на отбор хоть сколько‑нибудь ценного материала он не будет.

Делегация подошла еще ближе, и он поднял руку, приказывая им остановиться.

Вперед выступил сухопарый дуро.

– Ваше высочество, – произнес он. – Мы выражаем протест в отношении столь массированной атаки на планету. Я Дугард Брарун, вице‑директор…

– Мне нужна информация, – ровным голосом сказал Цавонг Да.

Дуро развел в стороны узловатые руки и быстро заговорил: – Позволю напомнить, что мы заключили сделку при посредничестве ваших Бригад Миррра. Силы Самооборроны Дуррро были парализованы. Дурро не защищали планетаррные поселения или верфи. Взамен вы обещали пощадить все наши города, кроме одного. Мы прекрасно понимаем, что вам требовалось преподнести всем хотя бы один урррок, но…" – Выскажи свои жалобы богам. Может быть, услышат, – Цавонг перенес вес тела на больную лодыжку и искусственную ногу и полностью сконцентрировал мысли на боли. – Мне нужно имя молодого джиидая, который ушел из‑под вашего ареста.

Этот, казалось бы, малодушный и трусливый мальчишка оказался на самом деле стоящим парнем. Во времена высших чудес он должен быть принесен в жертву Йун‑Йаммуке.

– Я все сейчас объясню, – начал было дуро. – Ему помогли…

– Имя! – рев Цавонга заглушил хныканье неверного.

Дуро опять развел руки: – Джейсен Соло, сын посланницы Леи Органы Соло и…

Цавонг подал сигнал базальному довину, закопавшемуся неподалеку. Мерцающее поглотительное поле заглушило голос недостойного.

Он обратился к исполнителю, стоявшему рядом.

– Твое служение здесь окончено, Ном Анор, – сказал он. – Новые рабы готовы для передачи? Хор виллипов на месте?

Ном Анор упал на колено. В его глазах светилось злорадное торжество, хоть руки и дрожали. Ясное дело, он ожидал очередного повышения в звании.

– Я вызову хозяйку виллипов.

Цавонг подождал подошедшую Сиф. Та вела вьючное животное, тащившее на горбу самого здоровенного виллипа, которого им удалось вырастить, все еще блестевшего влажной кожей и белого, как личинка. По рекомендации его агента на Корусканте мастераформовщики, вырастившие и выкормившие его до таких размеров, доставили его тайного партнера в маяк глубокого космоса, предохра нив его от вакуума дополнительными базальными довинами.

Для этого сообщения он мог использовать даже ту отвратительную видеотехнологию, которую обнаружили здесь, и пусть его новые рабы пачкаются прикосновениями к ней. Их уже все равно ничем не очистить.

Чиновники КорДуро, которых скоро будет переваривать ненасытное брюхо кусача, лишний раз доказали, как легко натравить его врагов друг на друга. Они сами уничтожают своих лучших воинов. Это – тактика, за которую он, полководец, тоже достоин улыбки Йун – Харийи.

Он собрал свои победоносные силы вокруг пылающей ямы, откуда в честь ЙунЙаммука возносился пряный, пикантный запах. Не активируя виллип, он произнес короткую речь, обращенную к своим сподвижникам и своим рабам, объявил задание Ном Анора выполненным и то, что с этого момента он может быть назначен и послан куда угодно.

Исполнитель скрестил руки на груди. Одна щека у него дернулась, выдав его смятение.

– Дай нечистое оружие той женщины, – приказал ему Цавонг.

Ном Анор не рискнул ослушаться. Он вытащил из‑за пояса лазерный меч и протянул его мастеру войны.

Цавонг Ла взял его недрогнувшей рукой, хоть и знал, сколько времени потом придется потратить на очищение. После нескольких попыток ему удалось извлечь свет из одного конца – фальшивый свет, насмешку над естественным свечением.

Сиф уже сняла покрытие с гигантского виллипа и начала выстукивать по нему обеими руками. Она протянула Цавонг Ла тизовирма. Тот вставил его на место. Нельзя было позволить не верным насмехаться над этой речью. Сиф подала рабам сигнал своим передающим аппаратом. Он распределил вес на обе ноги, послав стре ляющую боль вверх по левой икре.

– Граждане Новой Республики, – медленно произнес он. – Мы говорим с поверхности Дуро, с поверхности живой планеты, уничто женной вашими предшественниками, но которую мы и наши новые рабы возродим. Через несколько недель мы покажем вам, как йуужань‑вонги осуществляют реконструкцию – мы зажжем жизнь этого мира.

Он глубоко вдохнул, представив себе, как неверные суетятся, показывают друг другу на свои отвратительные механические приемники на всем пути от Дуро к еще одному отравленному технологиями миру – Корусканту.

– Пока что, – продолжил он, – мы не раскрывали своих целей. Теперь мы это делаем. Мы останемся здесь, на Дуро. Мы прекратим враждебные действия и будем жить бок о бок с вами… при одном условии.

Он еще раз медленно, глубоко вздохнул. После приговора Дуро, который он привел в исполнение, эти трусы, конечно же, захотят мира, все равно – почетного или позорного.

– Среди вас, – произнес он далее, – живут те, кто насмехается над всеми богами. Они сами превратились в маленьких божков, попирают ногами всех остальных и заставляют вас подчиняться. Мы удовлетворимся Дуро, но если только вы поможете нам совершить одно, последнее жертвоприношение.

Он опять сделал паузу. Пусть дрожат и думают, чья жизнь, чей мир потребуется в качестве откупа.

И теперь он скажет им, что они останутся в живых. Все, кроме…

– Выдайте нам джедаев, – потребовал он, протягивая меч перед собой и направив его острие в грязь. – Всех. Без исключения. Любого пола, возраста, уровня подготовки. Если вы попробуете цепляться за них или попытаетесь их спрятать, то вы быстро увидите, что мы сделаем с вашими мирами. Но я вознагражу – особо вознагражу того, кто доставит мне джедая, с которым мне особенно хочется побеседовать.

Он добавил в голос ненависти и боли, сомкнул руки на мече и погрузил его в грязь. Меч ушел по самую рукоятку.

– Доставьте мне Джейсена Соло, – проревел он. – Доставьте живым. Чтобы я отдал его богам.

Цавонг кивнул Сиф, и та укрыла виллипа. Он вытащил из грязи мерзкое оружие.

Клинок мерцал и оставался незапятнанным. Дрожа от боли и гнева, Цавонг Ла швырнул меч в пылающую яму.

 


Дата добавления: 2015-07-15; просмотров: 58 | Нарушение авторских прав


 

 

Читайте в этой же книге: Глава 17 | Глава 18 | Глава 19 | Глава 20 | Глава 21 | Глава 22 | Глава 23 | Глава 24 | Глава 25 | Глава 26 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 27| Отличия облигации от акции

mybiblioteka.su - 2015-2023 год. (0.027 сек.)