Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Желание влюбиться - это еще не любовь. Но вот страх влюбиться - это уже любовь.

Читайте также:
  1. I. ЖЕЛАНИЕ БЫТЬ ХОРОШИМ - это есть ДОБРОТА.
  2. II. ТЕСТ НА СТРАХ .
  3. III. Исследование обстоятельств наступления страхового случая и установление причин возникновения повреждений ТС
  4. Quot;Рабочие" разрешения и страховые взносы
  5. Quot;Угроза, я в опасности". – И какая же эмоция генерируется под воздействием этого постоянного сигнала? Страх, разумеется.
  6. V ПОДТВЕРЖДЕНИЕ СТРАХОВОГО СТАЖА ПРИ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПРАВА НА ТРУДОВУЮ ПЕНСИЮ
  7. А. Страховые организации.

 

 

Pov Bill.

Я не знаю, что вчера стало с Томом. Я вообще никогда не видел его таким странным, и сейчас, заходя в аудиторию, я надеюсь, что он мне все объяснит. Как-никак я его друг, а значит имею право знать. Вдруг у него проблемы? Попытаюсь ему помочь, я ему многим обязан. Уф, хорошо, что у нас лекция вместе.

 

- Привет, Том! – подхожу к Трюмперу, что сидел один за последней партой с довольно задумчивым видом и встаю напротив него. Хм-м…все больше и больше удивляет он меня в последнее время. Обычно он всегда в действии, а тут сидит себе тихо.

- Привет, - кивает мне, а затем начинает листать свою тетрадь, не обращая на меня никакого внимания. Я что-то пропустил?

Такого еще не было. Вообще, когда мы встречаемся, Том сразу же начинает о чем-то болтать со мной, начинает прикалываться. Ну ладно, не выспался он, может, после вчерашнего. Как только я кладу сумку на стол, он поспешно говорит:

- Тут сидят Густ и Гео, – даже не поднимая глаз на меня. Я, конечно, в курсе, что Том шутник, но шутить вот так? И ведет он себя довольно-таки грубо.

- Мне кажется, они будут не против, - мой голос немного раздраженный. Его утреннее настроение плохо действует и на меня тоже.

- А мне кажется, будут.

- Ну, вообще-то, – начинаю я, скрестив руки на груди, – тут человек пять поместится. И я, вроде как, не слон. Думаю, места мне хватит.

Нагло пихаю его и сажусь рядом, быстро достав из своей черной сумки тетрадь и ручку.

- Ну, ты может и не слон, – отвечает сухо Том, – но Густ у нас кабан еще тот. Ему и целой аудитории не хватает, не то, что здесь. Сел бы ты лучше за другую парту.

Да что с ним такое вообще? Опять не смотрит на меня и делает вид, что увлечен записями в своей тетради. Как бы ни так! У него там пару слов записано. Том никогда лекции не пишет, это я уже успел заметить.

Минуты две мы молчим, а мне не дает покоя вопрос: «Что за нафиг творится с Трюмпером?».

До пары минут десять еще. Студенты что-то обсуждают или пишут, а я сижу и молча смотрю на соседа. Мне обидно, что Том так игнорирует меня. Могу же я узнать причину?

- Том, почему ты вчера так резко ушел? Я звал тебя. Потом я даже на улицу вышел, чтобы найти, но ты, наверное, уже успел уехать, – не выдержав его молчанку, решаю сам завести разговор.

- Сейчас пара начнется, – кивает на черные часы, что на его правой руке.

От удивления я чуть язык не проглотил. Он думает, это смешно? Ну ладно, ладно!

- Могу ли я узнать причину твоего внезапного безразличия ко мне? – задаю вопрос напрямую.

Том молчит, продолжая смотреть на все, кроме меня. Он меня убивает! Что я такого ему сделал? Аж бесит.

- Все нормально.

- А по-моему нет, – не отстаю от него.

Я очень любопытен. Наверное, это мой недостаток, но я так просто не отстану. К тому же, мне неприятно, что мой друг так ведет себя со мной.

- Что ты пристал ко мне? – наконец-то он переводит взгляд на меня и довольно раздраженным голосом продолжает. - Сказали же тебе: «Занято. Тут люди сидят»; так нет, ты все равно сел! Тебе сказали, что все нормально, так нет, ты такой тупой, что лезешь с расспросами!



Скрести руки на груди, он демонстративно отвернулся. Я просто в шоке от услышанного. Это все равно, что приходить каждый раз на лекцию вовремя, а в один прекрасный день преподаватель ни с того ни с сего начинает орать на тебя за опоздание в 15 секунд. В моем случае все даже сложнее. Том, мой друг, человек, которому я обязан многим, чьей дружбой я дорожу, ведет себя так, будто я предал его.

Замечаю, что он нервно трясет ногой, а мне безумно обидно слышать от него подобное. Моя чертова ранимость. Ну и ладно. Еще унижаться перед ним не хватало. Хватаю тетрадь с сумкой и резко вскакиваю, намереваясь пересесть.

- Билл, стой! – вдруг чувствую, что он сильно схватил меня за руку. – Прости, – Том виновато смотрит на меня. – Пожалуйста, прости…. У меня… - опускает глаза, – у меня большие проблемы…в семье. Я сегодня весь день сам не свой. Прости меня.

Загрузка...

Все еще держит мою руку мертвой хваткой, будто боится, что я исчезну или убегу. Боже, я еще не видел глаза Тома такими…несчастными? Начинаю ненавидеть себя. Вот я олух! У парня просто проблемы, а я сразу взъелся так.

 

Pov Tom.

 

 

- Том, почему ты вчера так резко ушел? Я звал тебя. Потом я даже на улицу вышел, чтобы найти, но ты, наверное, уже успел уехать.

Что мне тебе сказать, Билл? Что я уехал, потому что не знал, что со мной творится? Боялся до безумия странных вихрей внутри себя, когда ты был так рядом? Что я приехал домой и до последнего пытался не думать о тебе, но ты не выходил из головы?

Билл смотрит на меня, я чувствую. Не хочу видеть его глаз, они слишком красивые, можно невольно засмотреться. Взглядом пытаюсь хоть за что-нибудь ухватиться. Мой взор натыкается на собственные часы.

- Сейчас пара начнется.

Сто баллов, Трюмпер! Такого тупого ответа Каулитц, наверное, в жизни не слышал.

- Могу ли я узнать причину твоего внезапного безразличия ко мне?

Задает вопрос, который я больше всего боялся услышать. Не буду смотреть на тебя, Билл, и не надейся. Я боюсь снова попасть в этот водоворот чувств, что начинает меня кружить, топить, и я с трудом противлюсь этому.

- Все нормально, – пытаюсь говорить так, чтоб голос не дрожал. Вроде бы получается. Главное, чтобы он отстал. Я не хочу, чтобы со мной творилось то же, что и вчера.

- А по-моему нет.

Черт! Он от меня отстанет? Так хочется посмотреть на него, встретиться взглядом. Хочу услышать его смех, что так ласкает слух... О, нет! Начинается! Нет, я сильнее всей этой дребедени!

- Что ты пристал ко мне? – встречаюсь с его глазами. На минуту мне показалось, что я утону в них…но, взяв себя в руки, я довольно грубо продолжил: - Сказали же тебе: «Занято. Тут люди сидят»; так нет, ты все равно сел! Тебе сказали, что все нормально, так нет, ты такой тупой, что лезешь с расспросами!

Отворачиваюсь от него, не забыв скрестить руки на груди. Внутри все так сжимается, едва воздуха хватает. Почему-то чувствую себя редкой сволочью. Ну почему? А? Почему? Я ведь всего лишь хотел, чтобы все эти чувства ушли из моей головы и из…сердца?

Билл резко вскакивает, хватая сумку с тетрадью. Мне вдруг стало страшно. В голове пронеслось, что он ненавидит меня и больше не захочет видеть. Я просто нереально этого боюсь. Он хочет уйти, а у меня такое ощущение, что кислород перекрыли.

- Билл, стой! – резко и довольно сильно хватаю его за руку, как будто он мой воздух, которым я дышу. - Прости, – смотрю в его карие глаза и снова…снова ощущаю это… – Пожалуйста, прости…. У меня…- опускаю глаза. Мне надо что-то придумать, – у меня большие проблемы…в семье. Я сегодня весь день сам не свой. Прости меня.

(ВЫКЛ!!!)

 

- Черт…. Это ты прости, – тихо произносит он, а я опять чувствую уколы совести внутри. Я ведь наврал о семье…. Я столько врал ему. Ну почему сейчас мне не наплевать на это, как и раньше?
Билл садится рядом и поворачивается ко мне:
- Том, я могу помочь?
Столько честности и тепла в его глазах. Он такой хороший… слишком хороший. Интересно, а что он видит в моем взгляде? И почему меня это так интересует?
- Том? – более настойчиво.
Он спрашивает о помощи? Можешь, Билл. Просто уберись из моей головы.
- Все окей, красавчик! – начинаю улыбаться, делая вид, что все хорошо. Впервые за все это время улыбка дается мне с трудом, но я настолько привык к ней, что для меня это расплюнуть.
Затем зашел преподаватель и началась пара. Билл пытался со мной заговорить на тему семьи, но я попросил его не трогать меня, ссылаясь на плохое настроение. Стараюсь не вспоминать о прошлом, о родителях, и мне это удается. Не хватало еще, чтоб моя прошлая жизнь еще больше все омрачала. Мне и так тогда было хр*ново, хватит уже…
Мужчина лет сорока хорошего телосложения в черном костюме рассказывал нам о чем-то. Я его не слушал, впрочем, как и обычно. Мои мысли, желания, да и все внутри было забито совсем другим, и это пугает меня все больше и больше. Билл то и дело косился на меня, но я упорно вырисовывал какие-то каракули в тетради, пытаясь делать вид, что пишу лекцию. А вот брюнет в отличие от меня все же писал ее.
Через несколько минут я посмотрел на рисунок. Наверное, так страшно и одновременно так тепло внутри мне никогда не было. Я увидел, ЧТО я нарисовал. Это были… его глаза. Нет, я не художник и рисую плохо, но этот взгляд… Его можно узнать из тысячи. И почему я вдруг их рисовал? Так, стоп! С чего я взял, что это его глаза? Просто начеркал пару глаз…
- Джон… кто? Что он сказал? – Билл пытается посмотреть в мою тетрадь, решив, что найдет фамилию этого Джона.
- Не знаю, – говорю поспешно, закрыв ее.
- Что там? – легкая улыбка на его лице, а мне кажется, что я от нее растелюсь на этом стуле. Боже, Билл, что ты творишь со мной? Почему так жестоко?
- Ничего, – притягиваю тетрадь к себе. Там кое-что очень ценное, тебе не нужно знать.
- Ну, покажи, – пытается отнять тетрадь, хватаясь за нее.
- Нет!
- Так, на задней парте! – строгий мужской голос прервал едва начавшуюся перепалку между мной и Биллом.

* * *
После пар красавчик захотел со мной прогуляться. Я готов был просто взлететь на небо, когда он предложил эту прогулку. Мне показалось, что все мое нутро наполнилось чем-то сладким, тягучим и теплым. Даже не знаю, как я сдержался не показать ему этого. И все же я в шоке от себя: то я пытаюсь с ним ругаться, боясь того, что он рядом, то как маленький ребенок радуюсь ему и хочется побыть с ним дольше. А ощущает ли он все это рядом со мной? Ответ очевиден. Поэтому я безумно боюсь его услышать.
Сначала от прогулки я, конечно, хотел отказаться, но все же решил, что это неплохая идея. Конец октября, но осень мало дает о себе знать. На улице довольно тепло, небо затянуто блестящей, словно атласной лазурью. Мы с Биллом медленно идем по парку. Людей много: кто с детьми, кто с животными. Солнце сегодня греет лучами и в парке очень красиво…Странно, почему я раньше этого не замечал?
- Смотри, – останавливаясь, Билл кивает в сторону девочки лет двенадцати. Она играет со своей собакой, трепля ее за уши и гладя по спине. - Красивая, да?
Когда Билл задал этот вопрос, я был в немом шоке. В тихом омуте черти водятся?
- Не знаю, – смутился я. – Вроде бы она маловата.
- Да ну? – брюнет окинул меня удивленным взглядом. – По-моему, самый раз. Я бы хотел себе такую.
Мои глаза стали еще шире. Нет, вы слышали? И это говорит Билл?
- Билл… - начал я немного заторможено, – вообще-то она совсем мала, ей на вид не больше двенадцати. Знаешь, что бывает за педофилию?
- Что? Ты сейчас о чем? – пара кофейных уставилась на меня.
- Я о твоем интересе к малолеткам! – говорю таким тоном, будто я сам священник.
Билл же схватился за живот и начал громко смеяться, а я просто растерялся, не понимая причину его смеха.

- Ма…ма…ма….что?...а-ха-ха, – он все смеется, то и дело хватая меня за локоть или плечо, а я напрягаюсь от каждого его прикосновения. Его смех отдается в моих ушах сладкой музыкой, которую хочется слушать не переставая. - Господи, Том, – перестает смеяться, и, встав напротив меня, вытирает свои красивые глаза, мокрые от слез. – Я ведь о собаке, а ты! У кого что болит, тот о том и говорит, да?
До меня вдруг доходит, какой я идиот! Билл все так же улыбается, и в этот момент я осознаю, что за его улыбку и умереть не жалко.
- О чем? – перевожу взгляд на девочку с питомцем. – О собаке?
- Да! Том, - внимательно смотрит в мои глаза, - я тебя обожаю! С тобой так весело, так хорошо! – подходит ближе и слегка обнимает меня.
Стою столбом, боясь сделать то же самое в ответ. От его объятий мои руки онемели, а ноги срослись с землей. Боюсь даже моргнуть. Вдруг это сон? Так хочется прижать его к себе, вдохнуть аромат его шеи, но если я это сделаю, то не отпущу ни за что, а он потом не простит. Билл, пожалуйста, я умоляю тебя, пусть это все пройдет.
- Том, ты настоящий друг, – шепчет, не отрываясь.
Фраза отдается ужасным громом в моих ушах. Где-то внутри начинает странно колоть от слова «друг». Он отрывается от меня, а я с трудом могу скрыть вздох разочарования. Мне на миг показалось, что из меня насильно вырвали жизненно необходимое тепло.
- Ты чего такой кислый? – удивленно хмурит брови.
- Любишь животных? – игнорирую его вопрос.
- Да-а! – растягивает восторженно. – Они милые; порой лучше, чем люди.
Мы продолжаем нашу прогулку, и впервые в жизни мне хорошо, просто хорошо. Идти вот так вот спокойно хоть всю жизнь. Теперь я понемногу начинаю осознавать, что, когда Билл рядом, со мной творится что-то…что-то необъяснимое.

Глава 15. «Маленький друг».

Вот черт! Похоже, я все-таки сглазил погоду. Дождь, мать его! После прогулки с брюнетом по пути домой мне захотелось купить пива и забежать в ближайший магазинчик, но как назло начался дождь, а магазин оказался закрыт. Боясь промокнуть до нитки, я решил идти домой. Накинув капюшон, ускоряю шаг и стараюсь не попасть в лужи. Капли дождя становятся крупнее и с большей силой падают с неба. Пахнет сыростью…
- Ну ничего, – бормочу себе под нос, – еще чуть-чуть.

Ускоряю шаг, перепрыгивая через лужи.
- Мяу! – донесся до меня звук откуда-то снизу. Опустив голову, я увидел маленького серого котенка, что пытался залезть мне на ноги.
- Брысь! – машу рукой, пытаясь отогнать этот комочек шерсти. Особой любви к животным я никогда не испытывал.
Продолжаю идти, но котенок, видимо, решил не сдаваться. Он упорно бежал за мной. Я снова попытался его прогнать, что оказалось весьма неуспешно.
Дойдя, наконец, до своего дома и достав ключи, я снова заметил этого негодника. Маленькие глазки смотрели на меня с мольбой.
- Так, иди отсюда! Здесь не питомник, ясно? – развожу руками перед сереньким.
Дожил, Трюмпер, с животными разговариваешь! Так и до дурдома недалеко.
Стоило мне открыть дверь, как этот маленький поганец сразу же заскочил в дом.
- Что? – удивляюсь наглецу.

Он же еще и мокрый, грязный!
Быстро забежав следом, я решил поймать его, чтоб выкинуть на улицу, но найти его мне удалось только минут через десять. Он прятался под столом в кухне.
- Тебя сюда не звали, ясно? – говорю котенку, хватая его за шкирку и намереваясь вынести.
- Мяу! Мяу! – опять строит эти жалобные глазки.
«Они милые; порой лучше, чем люди», - в голове проносятся слова Билла. Смотрю на это создание в моих руках, и вдруг какая-то нежность просыпается внутри меня. Глаза такие невинные, в них ни капли жестокости. А что, если…? Прижимаю его к груди и осторожно начинаю гладить, отчего котенок довольно мурлычет, начиная тереться о мою грудь. Такой милый, доверчивый…прямо как Билл. Мокрый, но теперь, он мне почему – то не противен. А что, если оставить его? И откуда в моей голове такие мысли?
- Ну что, жить у меня собрался? – говорю наглецу, слегка улыбаясь.
- Ты, наверное, есть хочешь. У меня вроде молоко где-то было.

Все еще держа его в руках, иду к холодильнику и на нижней полке нахожу немного молока. Взяв тарелку из шкафа и налив молоко, я внимательно начал наблюдать за сереньким, что с большим удовольствием уплетал свой ужин. Подойдя к нему ближе и сев на корточки, я начал гладить его по спинке.
– Ну и как тебя назвать? Может засранец? - Маленький не обращал внимания на мои слова, продолжая трапезничать. – Может наглец или серый комок шерсти? А может просто серенький?
В этот момент он, довольно замурлыкав, полез ко мне. Беру это чудо на руки и понимаю, как же Билл был прав. Чешу котенка за ушком, на что он прикрывает глаза.
- Ну вот, – улыбаюсь ему, – теперь со мной в доме будет жить мой маленький друг.

Глава 16. «Прошлое»

Pov Bill.


Уже одиннадцать ночи, а я сижу в интернете на Facebook, надеясь, что Том все-таки высветится on-line. На улице идет дождь. Хорошо, что я успел сходить в магазин и купить чипсы. Сижу сейчас на диване с чипсами и ноутбуком, а от Тома ни слуху ни духу. Мне срочно надо узнать, что происходит в его семье, узнать о его прошлом. Хочу ему помочь, хочу, чтобы он доверял мне. Друг я ему или кто?
Только решаю выйти из интернета, как вижу, что Том on-line. Откладываю чипсы в сторону. Сейчас ты мне все расскажешь, дружок…
Мы немного попереписывались на пустые темы. Я не знал, как задать вопрос о нем, о его семье, и поэтому решил спросить напрямую.
Bill: Том, расскажи мне о своем прошлом…Что произошло в твоей семье? Я очень хочу знать.
Жалею, что отправил, но по – другому я не мог. Уж слишком я любопытен.


Tom: …Лучше скажи, ты любишь кошек, красавчик? : )
Ну вот, опять двадцать пять! Том так любит сбивать темы.


Bill: И не пытайся перевести тему! Ты столько добра мне сделал, дай мне хоть че-то тебе отплатить!
Tom: Зачем? Все окей, не будь занудой!
Bill: Я не зануда, я просто хочу тебе помочь. Ты до сих пор вспоминаешь об этом и становишься грустным. Расскажи мне, я тебя выслушаю. Поверь, тебе станет легче. Я твой друг, Том!
Tom: Давай я еще поплачусь тебе в жилетку?
Следом приходит другое сообщение:
Tom: Билл, прошлое – это ПРОШЛОЕ, понимаешь? Было и сплыло, и на хр*н никому это не надо!
Bill: Нельзя просто взять и выкинуть подобное из головы! Можно либо смириться, либо отпустить это, с кем-то поделившись… Но взять и просто выкинуть? Так не бывает!
Tom: Тогда поздравь меня! Я сделал невозможное! Том Трюмпер – гений!
Bill: Очень смешно. Может хватит шутить? Тебе плохо, я чувствую… Я весь во внимании, рассказывай!
Tom: Ок, рассказываю: завтра в городе не будет дождя, солнце будет светить весь день.
Bill: ТОМ! Я жду!
Tom: Да на*уй? Это скучно, это полная х*йня! Лучше скажи, какое белье на тебе сейчас?
Увидев это письмо, я готов был как следует отматерить его. Однако, я решил ответить ему той же монетой:
Bill: На мне нет белья…
Tom: Может, я тогда приеду?
Bill: Конечно, приезжай… за хорошим пинком под зад!
Bill: Рассказывай! Или, если хочешь, встретимся и спокойно все обсудим?

 

Не могу припомнить, чтобы я кому-нибудь, мягко говоря, навязывался, но я не могу не писать Тому. Так хочется с ним общаться… А еще больше хочется узнать о нем все.
Он минут десять молчит, а затем присылает:
Tom: Зачем, Билл? А? Почему ты заставляешь меня это вспоминать? Я очень глубоко все запрятал в себе, что и забыл об этом… а тут ты… Тебе будет хорошо, если мне будет больно?
Bill: Прости… просто… я не верю, что тебе ВСЕГДА хорошо, что ты ВСЕГДА улыбаешься…
Tom: Думаешь, я плакса Миртл? Я парень, Билл! И я не собираюсь раскисать из-за пустяков, ясно? Я не сопля!
Bill: Ты человек, а только потом – парень! Ладно, как хочешь. Все же…если появится желание, знай, я всегда рад тебя выслушать.
Tom: Эх, красавчик… Ты слишком хороший и невероятно милый :)
Bill: Друзья должны быть такими :)
Tom: Ладно, друг :) Спокойной ночи, я спать :)
Bill: Сладких, дружище :)

Глава 19. « Спор».

Pov Tom.

«…- Итак, сегодня 10 октября. Я спорю с Георгом, что я тр*хну Билла, и мне на это понадобится месяц, максимум два…»

Я зачем-то снова посмотрел этот диск. Сегодня уже 30 октября, а значит, до окончания спора еще месяц. С ужасом я понял, что забыл малек о споре, а вернее он меня уже не особо интересовал. Я остановил диск на моменте, где начинаю смеяться. Наклоняюсь ближе к монитору…Что я вижу? Себя: пьяного, смеющегося, на первый взгляд, наверное, кажущегося счастливым.
Из раздумий меня вырвала трель моего телефона. Схватив этот аппарат и посмотрев на дисплей, мне чуть плохо не стало. Гео. Блин, в такую рань звонить? Сейчас всего девять! А в такую рань меньше всего хочется с кем-то говорить.
- Да? – сонно отвечаю другу. Сегодня я встал раньше обычного, что весьма странно. Я обычно по выходным сплю весь день.
- Том, привет! Что делаешь?
- Баранов считаю, и один из них звонит мне.
В трубке раздается смех друга, а я тяну руку к шее и пытаюсь хоть как-то размять ее. Да уж, начинать утро с компьютера – ужасно.
- Слушай, у моей девушки будет вечеринка. Ты приглашен.
Я немного оживился. Вечеринка – это то, что надо! Думаю, я здорово смогу отвлечься от Билла и от мыслей о нем. Меня очень настораживало то, что я часто о нем думаю. Вот найду себе там какую-нибудь красотку или красавца…
- Когда? – встаю со стула и начинаю потягиваться. В спине слегка хрустнуло. Эх, старость не радость.
- Завтра. Придешь?
- Не-а, – зеваю, – прибегу!
- Отлично, тогда до завтра…Нет, стой!
- Что? – снова плюхаюсь на стул и начинаю вертеться на нем. Я даже в школе так делал на уроках, из-за чего меня считали трудным ребенком.
- Я заметил, что вы с Биллом неплохо ладите, – немного обеспокоенно, отчего мне захотелось над ним поиздеваться.
- А-а-а-а-а… Ну да. А ты это, готовься побегать, в чем мать родила. Я тебя даже на камеру сниму и в интернет кину. Ты прикинь сколько комментариев будет! Гео ты станешь звездой со своей не аппетитной попкой!
- Это мы еще посмотрим, – не сдает своих позиций. – Билл-то тебя как друга видит, не более.
И опять мне что-то не по себе от этих слов. Ну уж нет, Том! И не с таким справлялись. Просто с Биллом надо повозиться подольше, чем я думал, вот я и парюсь.
- Тебе-то почем знать? – пытаюсь сделать голос уверенней.
- Ну-у-у…романтикой тут мало пахнет. Ладно, Том, мне идти надо. Пока!
- Пока.
Кидаю черный телефон на кровать. Бл*дь, ну почему? Опять внутри начинает жечь только от одной мысли о нем. Когда его нет рядом, я полностью уверен, что мне на него наплевать, а когда мы вместе… Встряхнув головой, я решил все-таки попытаться не думать о Билле. Да и вообще, это все недотр*х! Ведь из-за красавчика я долго не тр*хался. Еще чуть–чуть и смело могу в монастырь топать… Что бы сегодня поделать?
- Мяу, – ко мне на колени пытается забраться серенький. Имени я ему так и не придумал. - Мяу! – более настойчиво. Теперь в ход этот засранец пустил коготки и скребет по моим спортивным штанам.
- Сейчас-сейчас, – начиная смеяться, беру на руки эту кикимору и кладу его к себе на колени.
Начинаю его гладить, отчего он мурлычет.
- Нравится?
- Мур-р-р.
- То-то же. Есть хочешь?

Не знаю, как он, но я голоден, как зверь.
Глаза серенького уставились на меня, будто он понял, о чем речь.
- Еще бы ты не захотел! Жрешь за нас двоих.
Аппетит у кошака, скажу я вам, просто отменный. Вчера полхолодильника сожрал. Я боялся, что лопнет бедняга.
Зайдя на кухню, я положил котенку в тарелку кусок колбасы, себе же состряпал бутерброд. Сижу за столом, ем, и он ест. Прямо как примерная семейная пара.
- Черт! – сказал я довольно громко, увидев, что дождь начинает барабанить окно. Даже серенький на минуту оторвался от своего завтрака. - Бл*дь, отлично!
Есть сразу же перехотелось. Ну и что делать в такую погоду? Дома сидеть? Это не по мне!

 

Глава 20. « Поиграем?»

Pov Bill.
Сегодня выходные, долгожданные выходные! Но, как назло, начался дождь, который, по-видимому, не хотел прекращаться. А жаль, я как раз хотел с Томом погулять. Встал я сегодня в час, поэтому довольно хорошо выспался. Впереди целый день, а я не знаю, чем себя занять. Если быть честным, хочется побыть с Томом. С ним не соскучишься, с ним хорошо. Да и не рассказывает он о себе ничего толком, надо у него выпытать все.
Я залез в интернет и минут сорок сидел на Facebook, надеясь, что Том тоже появится. Но опять как на зло его там не было. Курт занят своим долбанным проектом, а я должен сидеть и скучать. Кошмар! Решив посмотреть в интернете фильмы, наткнулся на интересные комедии. Я нажал на скачивание фильма «Голая правда». Тут много положительных отзывов о нем. Блин, все-таки одному смотреть неинтересно. Может Тома позвать? А как? У меня же нет его номера телефона. Просто зашибись! Мы с Томом столько общаемся, а телефонами до сих пор не обменялись.
Я снова зашел на Facebook. Том опять не on-line. Где ж он пропадает-то в такую погоду? Меня прямо-таки тянет к нему. К таким как Том всегда тянет. Ну, он же по-любому должен сегодня в интернет зайти. Надеясь на это, я отправил ему сообщение:
Bill: Привет, Том :) Погода сегодня не ахти, делать нечего, а ведь выходные все-таки…Может фильм посмотрим? :) Как увидишь сообщение позвони мне на номер - * * *.

Прошло около четырех часов, но никто не звонил, а дождь то прекращался, то начинался снова. Я успел сделать себе ужин и даже прибраться в комнате. Я всегда любил чистоту и порядок. Ближе к вечеру я все же услышал трель телефона, как раз в кухне допивая кофе.
- Билл? Привет! – Том наконец-то увидел сообщение.

- Здорово! – отвечаю ему с улыбкой. Блин, стоило ему просто позвонить мне, как настроение поднялось выше некуда. От таких людей как Том сильная энергетика так и плещет.
- Слушай, я согласен насчет фильма. Приедешь?
- В смысле к тебе? – удивился я немного. Вообще-то я планировал, что фильм мы у меня посмотрим.
- Ну да. У меня кинотеатр домашний, и фильмов целый склад.
Слегка дую на кофе, слушая заманчивое предложение Тома.
- Ну… - начал я неуверенно, – можно, в принципе.
- Окей, - прямо чувствую, что он обрадовался, - приезжай по адресу * * *.
- Подожди, – я резко вскочил со стула, намереваясь пойти в комнату. – Мне надо записать.
Найдя блокнот на тумбочке, я записал адрес Тома. Что ж, он у меня был, а я у него нет. Будет интересно посмотреть на то, как он живет.

* * *
- И снова здрасте. Проходи, – из-за двери показался улыбающийся Том.
Живет он, кстати, в центре города. У него двухэтажный дом. Огромный как целый замок!
Том сразу же повел меня в гостиную, а я по пути все вертел головой. Мне очень хотелось рассмотреть этот дом. Просить его показать мне здесь все было стыдно. И вообще, после моей квартиры здесь чувствуешь себя таким маленьким. Могу отметить, что пол из светлого мрамора, стены белые, увешаны картинами. Сразу видно, Том далеко не бедный.
- Проходи, располагайся, – Том отошел в сторону, пропуская меня в гостиную.
- Вау! – только и смог я выдавить.
Во-первых, комната была очень большой и светлой. Два дивана и два кресла светло-коричневого цвета стояли у стены друг напротив друга, маленький журнальный столик посередине комнаты и огромный домашний кинотеатр в углу. Также в комнате находился огромный шкаф с книгами. Я невольно усмехнулся. Как будто Том их читает.
- Чего встал-то? Садись, – Том вместе с ногами забрался на диван, указывая на другой диван мне.
- Какой у тебя дом огромный и красивый, – сказал я, все еще продолжая стоять у двери, а Том сидел и смотрел на меня. Причем таким странным взглядом, будто оценивал во мне что-то. Мне стало как-то не по себе. Встретившись с моими глазами, он отвел взгляд в сторону.
- Что? – не выдержав, спросил я.
- Что что? – делает вид, что не понимает меня.
- Что ты… - я немного замялся, – почему так смотришь на меня? Может, я не во время?
- Нет-нет, что ты! – Том резко вскочил с дивана, чему я уже совсем удивился.

- Мяу! – вдруг я увидел, как мимо меня в сторону Тома побежал маленький серенький котенок. Лицо Тома мигом озарила улыбка, и он сразу же подхватил это чудо на руки.
- У тебя есть котенок? Как классно! – не смог я сдержать свое восхищение и, подойдя поближе, сел рядом с Томом. Это маленькое серенькое чудо уже забралось Тому на шею, а он слегка придерживал его, чтобы тот не упал.
- Этот гаденыш вчера обосновался у меня. Даже не платит за проживание, – начал Том, смеясь.
- А имя у гаденыша есть? – поинтересовался я.
- Его зовут…эммм…зовут… – начал он немного неуверенно. – Его зовут… – а затем, посмотрев мне в глаза, сказал: - Его зовут красавчик.
Том начал играть бровями. До меня сразу дошло, к чему он клонит. Том ведь не раз меня так называл.
- Подержи его, а я пока принесу что-нибудь посмотреть, – он передал котенка мне на руки, а тот уже пытался забраться на мою шею.
- Красавчик! – крикнул Том, останавливаясь у двери.
- Что?
- Да не ты, а этот серенький, – указал он на котенка, – не скучай, я скоро.
Но котенок видимо не хотел расставаться с хозяином. Он соскочил с моих рук и снова подбежал к Тому.
- Что, – Том наклонился и посмотрел на «красавчика», - дядя Билл плохой, да? Делает тебе «бо-бо»?
Котенок выбежал из комнаты. Да уж, они с Томом стоят друг друга. Оба какие-то скрытные и странные.
- Чего? – рассмеялся я.
- Красавчик обижает красавчика. Ай-яй-яй! – Том погрозил указательным пальцем, смотря на меня.
- Спасибо хоть за красавчика! – ухмыльнулся я, скрестив руки на груди.
- Не за что благодарить. Ты красивый, – он сказал это таким голосом, что я невольно поежился.
- Спасибо, – сказал я тише.
- Слишком красивый, – так же тихо.
Мне стало неуютно. Хотелось, чтобы Том поскорее вышел из комнаты. Я посмотрел на пол, боясь выдать свое смущение. Как-то странно он себя ведет, и мне это не нравится.
- И еще раз спасибо, – голос все-таки выдает меня.
- Я умею ценить мужскую красоту, – он облокотился о стену, – я же бисексуал.
К чему он клонит, интересно? Безумно надеюсь, что я для него всего лишь друг.

- Молодец, – ничего умнее на ум мне не пришло. – Фильм сегодня будем смотреть? – решил я перевести тему.
Я набрался смелости и, посмотрев ему в глаза, не мог по ним понять, о чем он думает, как будто он пытался скрыть это. Я почувствовал, что мне совсем не по себе от подобного Тома. И снова отвел взгляд в сторону, схватившись руками за края дивана, хотелось что-нибудь сказать, а еще больше хотелось, чтобы он ушел.
Я услышал тихий смешок. Том стоял и как-то странно улыбался.
- Чего лыбишься? – не выдержав, спросил я.
Он слегка наклонил голову набок и, улыбнувшись, сказал:
- Ты так интересно стесняешься.
Я стесняюсь? Мне просто стало не по себе!.. а он еще и заметил.
- Что?
- Ну… - все также хитро улыбается, - глаза отводишь, щеки у тебя начинают краснеть, причем говорить ты пытаешься так, будто тебе все равно, и ты ничего не замечаешь. Так интересно наблюдать за тобой.
Том говорил так, что мне на минуту показалось, он специально это затеял. Он словно придумал какую – то игру. Вот для чего только? Все эти его: «Ты красивый!», «Я бисексуал» - мне это совсем не по душе. Если он надеется завязать со мной отношения… Нет уж, увольте! Я натурал. Но выдавать свое смущение я не собирался. И вообще, надо кончать с этим, пока он не зашел слишком далеко. Терять друга я не горю желанием.
Собравшись с мыслями, глубоко вздохнув и снова скрестив руки на груди, я сказал довольно-таки грубым голосом:
- Я ничего не стесняюсь, ясно?
А Том, как будто этого и ожидая, ухмыльнулся. Меня это порядком разозлило.
- Тогда подойди ко мне, – сказал он с вызовом.
Я слегка сжал кулаки. Почему-то казалось, что он издевается надо мной, и от этого хотелось заехать ему по роже. Я ничего не понимаю! Чего ему надо? Что он хочет этим показать? Сегодня в нем все не так: взгляды, голос, жесты, слова.
- Ну вот, – опять ухмыляется, в глазах у него прыгают огоньки победы. – Я же говорю, стесняешься.
- Нет! – сказал я решительно, а он начал смеяться.
С напускной смелостью смотрим друг другу в глаза, словно пытаемся пересилить друг друга. А Том просто горит победным пламенем, словно кричит мне: «Вот видишь! Я победил!». Ладно, Том, решил поиграть? Хорошо, будем играть по твоим правилам. Но учти, победа будет моей.
Мне почему-то вдруг захотелось, поставить его на место, доказать ему что-то. Даже не знаю, что со мной творится. Я встал с дивана и медленной походкой начал подходить к нему. Чем ближе я становился, тем больше исчезала улыбка с его лица. В глазах я успел разглядеть отчаяние, прежде чем он успел опустить их в пол. Подойдя к нему, я смело сказал с довольно-таки победным голосом:
- Так?
Руками он оперся о стену, было такое ощущение, что он ищет у нее поддержки.
- Немного ближе, – шепчет, не поднимая глаз.
Я все пытаюсь понять и не могу. Зачем ему все это? Отступать я не собирался, к тому же нерешительность Тома подталкивала меня к чему-то новому. Я придвинулся еще чуть ближе, и наши тела соприкоснулись. От осознания этого, мне захотелось отодвинуться от него. Все было до безумия странным, непривычным, даже каким–то неприятным и мне это очень не нравилось
- Что дальше? – говорю ему, ожидая дальнейших действий.
- Молодец, – все так же не поднимая глаз, и так же тихо. – Фильм сегодня будем смотреть?
Он буквально вжался в стену, а мне стало смешно. И это Я стесняюсь? Куда делась его уверенность и решительность? Мне эта игра уже начинает нравиться. Осталось доиграть до конца, да так, чтоб Трюмпер и не думал о ней больше. Меня рвало желанием проучить его, чтобы он больше никогда в жизни не смел со мной так говорить. Начав накручивать косичку Тома на свой указательный палец, я наклонился к нему поближе и прошептал:
- Я бы занялся чем-нибудь другим.
- Серьезно? – совсем тихо, будто боясь, что я услышу.
Резко отпрянув от него, я, ухмыльнувшись, сказал:
- Размечтался.
- Так и знал! – ударяет кулаком о стену, поднимая голову. Наконец-то я вижу его глаза. Перед тем как он снова отвел их в сторону, я успел увидеть в них какую-то боль и тоску…Он что, обиделся? Вообще-то сам виноват.
- Ладно, красавчик, – и снова глаза в глаза, – принесу фильмцы.
Улыбнувшись, он вышел из комнаты. В последнем взгляде кроме улыбки ничего не было… А где тот, с болью? Том так быстро сменил это… как маску.

Думаю, что я хорошо его проучил, ибо мне вот этот Том не нравился до жути. Друг? Пожалуйста, я просто рад с ним общаться. Однако, он сегодня вроде как клонил к другому.
- А ты ужасы любишь? – слышу из соседней комнаты.
- Ну, да, – кричу в ответ.

Ладно, хватит себя накручивать. Глупо как-то получилось. Решив забыть об этом дурацком инциденте между мной и Томом, я решил посмотреть на книги, что лежали в шкафу на верхней полке. Они были все темно-вишневого цвета и довольно новые.
- Интересно, что тут у нас? – начал я говорить сам себе, читая названия.
- «Искушения», «Сжигая до тла»… – я откладывал книгу за книгой. Ничего интересного тут не было.
Я хотел было закрыть стеклянную дверцу шкафа, как заметил диск, что лежал под какой-то книгой.
На нем маркером было написано «Спор на…». Остальное не было видно, потому что прикрывала книга.
Интересно, что это? Надо бы посмотреть.

Только собираюсь потянуть руку к этому странному диску, как резко чувствую, что меня с силой отталкивают от шкафа.
- Какого?.. – кидаю ошарашенный взгляд на Тома, а тот хватает диск, начиная судорожно дышать и зачем-то прячет этот диск за спиной.
- Том, что за фигня?
- Какого хр*на ты туда полез?! – чуть ли не закричал он, закрывая дверцу шкафа и тут же кидая огненный взгляд на меня.
- Не-по-нял, – произношу по слогам. Тома как будто муха какая-то укусила. Стоит напротив и просто сверлит меня своими карими злобными глазками.
- Ты…ты!… - левая рука с диском за спиной, а второй он тычет в мою сторону. – Билл, зачем ты туда полез? – уже более спокойно.
- Вообще-то ты сам сказал: «Чувствуй себя, как дома», – отвечаю ему грубо.
От реакции Трюмпера я просто в шоке. Что в этом такого?
- Что такого на этом диске? – подхожу ближе и замечаю, что Том сглатывает, начиная смотреть то в пол, то по сторонам. Такое ощущение, что он боится. Вот только чего?
- Тут то, что ты не должен видеть, – говорит тихо и медленно отходит на шаг назад.
- И что же такого я не должен видеть? – тоже делаю шаг, только в его сторону.
- Там…эээ…нууу…, - сбивчиво начинает он.

Мне кажется, Том почему-то боится посмотреть на меня. Постоянно меняется его настроение. Нет, он точно когда-нибудь сведет меня с ума!
- Что? – начинаю я с усмешкой и слегка прищуриваюсь. – Порно?
- Да! – опять чуть ли не криком. Рехнуться с ним можно. Совсем ненормальный.
- Порно, Билл! – улыбается во все 32 и светится счастьем, будто я сказал «Том, ты выиграл миллион!».
- Тут геи, лесбиянки, зоофилия, педофилия... Короче самое-самое порнушеское порно! – начинает судорожно перечислять всякий бред, чуть ли не задыхаясь.
Стою в ступоре от услышанного и ничего не могу сказать; Том же просто цветет. Как он сказал? Там «порнушеское порно»? И название «Спор на…». Он меня за идиота держит что ли?
- Том, – улыбаюсь, пытаясь придать лицу доверчивый вид, – я люблю подобное. Может, посмотрим?
Сияние и улыбка с его лица исчезают так быстро, будто и не было этого.
- Это не для детей! Вот как подрастешь, с удовольствием! – выдает он, а улыбка как конфета-тянучка снова расползается.
Да что ж такого на этом диске?! Тому, похоже, не нравится мой взгляд, так как он отходит дальше, приближаясь к кровати.
- Том, – начинаю серьезно, – хватит врать! Почему ты его так прячешь от меня?
Поднадоели мне уже эти игры.
Я снова подхожу к нему ближе, а его глаза наполняются чуть ли не ужасом, отчего я чувствую себя страшным чудовищем.
- Билл, – шепотом, и мне от этой тишины в его голосе как-то не очень уютно, – слушай, на этом диске… – закусывает губу, а глаза судорожно бегают по комнате, словно он ищет хотя бы одного, кто его поддержит. - Билл, на диске… - опускает глаза, – на нем… Тут мое личное. Прошу тебя, не выпытывай, что это… Не хочу вспоминать.

Pov Tom.
Стою, уткнувшись глазами в пол. Чувствую себя как девственница в первую брачную ночь. Никогда бы в жизни не подумал, что смогу бояться какого-то парня, его реакции, странного взгляда и серьезного тона. А как я пропищал, что на диске «мое личное»? Бл*дь, девственница и то поактивнее меня будет. Я просто решил надавить на жалость, надеясь, что наша «романтическая натура» подумает, что вспоминать мне все это больно и тому подобное.
- Я… Том, прости. Что-то я совсем уж… – начинает красавчик, и теперь наступает его очередь заикаться. Впервые после моего возвращения сталкиваюсь с его глазами. Такие красивые, нежные, добрые... Боже, Билл, сколько же в них тепла… Черт! Начинается!
- Все окей, красавчик, – хлопаю его по плечу.– Давай лучше ужастик посмотрим?

Смена моего настроения его видимо удивляет. Он немного задумался, но улыбнувшись, выдал:
- Давай.
Билл присел и начал выбирать из тех дисков, что я ему притащил, а сам я поспешил в свою комнату, чтобы спрятать этот чертов диск в старый рюкзак. Уж туда-то он точно не полезет! Я был ужасно напуган, когда увидел его протянутую руку. Казалось, что я просто перестал существовать. Даже не знаю, с чего бы у меня столько эмоций. Представляю ЧТО бы со мной случилось, если бы я во время не подоспел.

 

* * *

- О Боже, сколько месива! Где ты только взял такие ужасы? Это же реально «ужасы», – бормочет красавчик, пока я вырубаю телик.
Мы с Биллом посмотрели две комедии и один ужастик. Я специально сел к нему поближе и включил самый страшный фильм, надеясь, что от испуга он хоть пару раз схватиться за меня. Ага, куда уж там! Я сам чуть не обоссался и не повис у него на шее. Нет, вы не подумайте! Я не трус вовсе. Ну, там просто реально такие сцены были, что бр-р…
Я не забыл позаботиться еще и о жратве и притащил чипсы, мороженое, и пару бутылок пива в комнату. С Биллом просто невероятно. С ним забываешь обо всем на свете.

Мы с ним все время смеялись, постоянно комментируя тот или иной случай в фильме, из-за чего приходилось перематывать упущенное. Серенький постоянно лез к нам, требуя к себе внимания. Билл охотно давал ему это. Пару раз мы с красавчиком даже измазали друг друга мороженым. Оно, кстати, было с вишневым джемом, цвет которого напоминает губы Билла. Наверно, они такие же сладкие. Хотя нет, они слаще, я уверен. А еще я специально эротично облизывался и пялился на него, из-за чего он врезал мне в бок пару раз.
А еще пиво довольно хорошо давало по мозгам, ибо пару раз я хотел поцеловать красавчика, но, пытаясь мыслить трезво, сдерживался.
Он так заливисто и заразно смеется, а глаза блестят так по-детски и наивно, и в тоже время он такой взрослый и неприступный. Рядом с ним я почему-то теряюсь…
- Спасибо, Том. Хорошо провели время, – улыбается красавчик, потягиваясь на диване.
Стою около телика и не могу налюбоваться замечательной картиной: Билл жмурится, закидывая голову назад, призывно слегка прогибается в спине, а руки касаются спинки дивана; одна нога слегка трется о другую, а сам он выдает «Ммм». У меня все внутри от увиденного сделало тройное сальто! Так хотелось подойти к нему ближе, провести рукой по его щеке, шее, груди, опуститься вниз…Ох, чувствую что от бурных фантазий кое-что начинает медленно реагировать. Стоп, Том! Держи себя в руках!
Билл, уже успев поерзать на диване, сидит спокойно. Черт, как бы мне хотелось оказаться на месте этого дивана.
- Темно совсем, а дождь не прекращается, – говорит он задумчиво и смотрит в окно. – Я, наверное, пойду, Том.
- Куда? – почему-то стало очень тоскливо. Пусть еще побудет рядом.
- Домой? Куда ж еще? – усмехается.
- Может, останешься? – Ох, и получу ж я пинка под зад!
- Что? – нахмуренное выражение лица.
- Так дождь там сильный, и ночь уже, – киваю в сторону окна и, подойдя ближе, сажусь рядом. – Останься, переночуешь. Да и район у тебя небезопасный. Помнишь, как напали те двое?
- Конечно. Если бы не ты, возможно, меня бы здесь не было, – откидывает голову на спинку дивана, давая мне возможность полюбоваться своей прекрасной шеей. Как бы я хотел к ней прикоснуться, хотя бы легким, невесомым поцелуем. Отлично! Меня опять понесло не в ту степь!
- Значит, останешься? – я чувствую себя девочкой-припевочкой. Билл сейчас такой важный, такой холодный… как лед! В том плане, что до него нельзя дотронуться даже, обморозит ведь как следует.
- Давай. А я точно не помешаю? – такая наивность в его глазах заставляет все мое нутро кричать.
- Не помешаешь. Поспишь в моей комнате, а я здесь.
- Нет, Том. Это твой дом, я гость, так что спать здесь буду я.
- Но…
- Не спорь. Хватит постоянно что-то делать для меня, – легкая улыбка.
- Том, а можно я…приму ванну? – чувствуется, что ему неудобно сейчас это говорить. А я, решив не терять времени, подсел ближе и соблазнительно так прошептал:
- А может, примем вместе?
Злость карих глаз, таких прекрасных сейчас прожигала меня. Вот еще чуть-чуть, и он сам начнет гореть.
- Том, - привстает, - ты когда-нибудь можешь без подобных намеков?
- Нет, – отвечаю честно.
- Оно и видно. Где ванна?
- Значит, ты согласен? – улыбаюсь и играю бровями
Билл же просто стоит напротив меня и молча ждет.
- Выйди в коридор, а там направо, –вздыхаю.
- Спасибо.

 

Pov Tom.

Я его больше не буду называть красавчиком! Отныне он пуленепробиваемый танк! Ну что я делаю не так? ЧТО? Мне так больно, когда он называет меня другом, словно меня тыкают иголками со всех сторон. Равнодушный взгляд его карих глаз бьет неприятным током куда-то вглубь меня.
- Том, а полотенце? – кричит этот танк из коридора.
- У меня в шкафу, в спальне. Она как раз рядом с ванной.
- Спасибо.
Сижу на этом гребаном диване, думая о нем.
- Мяу!
Красавчик младший подбегает ко мне и пытается запрыгнуть на диван. Беру его на руки, а он смотрит на меня, будто понимая, как мне тоскливо.
- И что мне делать? – спрашиваю серенького и чешу за ушком, что, кстати, ему очень нравится. Сразу такая довольная морда становится.
- Как мне найти к нему подход? И почему, черт возьми, я просто зациклен на нем?
Котенок начинает мурлыкать и прикрывает глазки. Завидую я ему. Никаких проблем, никаких забот, не о чем беспокоиться…Мда, я философ, бл*дь.
Откидываюсь на спинку дивана и слышу шум воды. Билл начал купаться. Может он все-таки ждет меня, а?
- Как думаешь, мне к нему пойти? – в ответ лишь тихое мурлыканье.
В теплой воде купается сейчас красавчик. Представляю, какой он красивый, сладкий, нежный. Капельки воды и пены медленно стекают по его обнаженному притягательному телу, глаза прикрыты; мокрые волосы слегка прикрывают ушки и щеки, а губы едва приоткрыты, такие манящие, пухлые и, не сомневаюсь, очень приятные на вкус. Внутри почему-то все так дрожит от этих мыслей… Просто переворачивается и начинает ныть.
- Мяу! – серенький вырывает меня из таких соблазнительных и невероятных мыслей. Боже, как мне хочется этого в реальности. Никогда и ничего в жизни так сильно не хотел, как внимания Билла. Я так жажду его симпатии ко мне. Он как наркотик, мать твою!
- Мяу!! – нифига ж себе какой требовательный.
- Что?
Я уставился на котенка, а тот снова начал мяукать. Ну и тут до меня дошло. Уже вечер, а эта обжора давно не ела!
- Пошли, накормлю тебя что ли?
Странно, но это чудо в руках все же заставляет меня улыбаться.
* * *

- У тебя такая шикарная ванна, и столько всяких гелей, шампуней, масел. И половина вообще не использовались. Я прямо-таки наслаждался, пока купался, – красавчик расплывается в улыбке и садится за стол.
Сижу и пью кофе. Пока я кормил серенького, Билл наконец-то искупался. Сидит сейчас напротив меня в серой футболке и черных джинсах. Волосы все еще мокрые и капельки воды стекают по его соблазнительной тонкой шее.
- Кофе? – предлагаю гостю.
- Да, пожалуйста, – снова расплывается в улыбке. Начинаю любоваться таким завораживающим нежным личиком. Совсем как детское. Мне так хочется целовать его лицо невесомыми легкими поцелуями, попробовать такое чудо на вкус. И почему-то безумно хочу, чтобы и ему это понравилось. Странно. Обычно мое желание – самому получить удовольствие.
- Том? Что-то не так? – смотрит на меня удивленно.
Похоже, я, слишком увлекшись, пялился на него.
- А?
- Странный ты, – смеется.
А я просто сижу молча и наслаждаюсь его смехом, его обществом. Я не хочу, не хочу этого цунами внутри меня, НЕ ХОЧУ!
- Да что с тобой, Том? – довольно обеспокоенно. А мне так приятно, что он за меня волнуется.
- Все в порядке, – махаю рукой и делаю пару глотков черного кофе.
- Том, а в спальне на фотографии твои родители?

Такое ощущение, что меня ополоснули ледяной водой. Ставлю чашку на стол с сильным звуком, на что Билл начинает поспешно тараторить:
- Я ничего не трогал, ты не подумай. Фото в шкафу валялось в нижнем ящике. Я, пока искал полотенце, случайно наткнулся. Тебе там лет десять, я тебя сразу узнал. И да, я помню, это для тебя больная тема, но мне так хочется узнать…
Опускает голову, и я вижу, что ему неловко. Не пойму, зачем ему это? Кстати, я думал, что выбросил это фото. Надо бы это сделать.
- Билл, - кладу руки на стол, - я не хочу об этом говорить. Отца я люблю, а мать ненавижу. Надеюсь, этого достаточно? Может закроем эту тему раз и навсегда?
- Как можно ненавидеть собственную мать? – он искренне удивлен, будто считает, что моя мать – ангел во плоти.
- Запросто, - усмехаюсь.

Не хочу вспоминать ничего, даже думать об этом, а уже тем более рассказывать. Так щемит внутри…
- Том, какой бы твоя мама не была, наверняка она тебя любила. К тому же, на фото вы все мне показались очень счастливыми.
Я начал смеяться от услышанных слов. Билл так напоминал меня в детстве. Глупого, наивного меня. Чувствую, что боль, испытанная очень давно, возвращается. Он все так же непонимающе смотрит на меня.
- Билл, - откидываюсь на стул и скрещиваю руки на груди, - давай я расскажу тебе одну историю…

Глава 21. «Боль прошлого».

Pov Bill.

Как бы он не пытался смеяться и казаться таким сильным, глаза всегда все выдают. Он может орать на весь мир, что ему хорошо и даже светиться счастьем, но если присмотреться внимательней, то можно увидеть совсем обратное.
- Знаешь, - смотрит куда-то в сторону, – когда я был маленьким, все до одного твердили мне, какая у меня замечательная семья. Такую только поискать нужно. Вот и ты сейчас говоришь мне то же самое. Да я и сам так думал, но… я все же удивлялся, почему именно отец пытается проводить со мной больше времени, почему именно он зовет меня «Томми», пытается как-то развлечь меня… интересуется мной, попросту говоря. Он постоянно занят был работой, а как появлялась хотя бы частичка свободного времени, он тратил ее на меня. А мама нигде не работала, но часто где-то пропадала и была как-то холодна ко мне… - замолкает, опуская голову вниз и пытаясь спрятать от меня свое лицо, взгляд. Я чувствую, ему больно. - Но все же я верил, что ей просто некогда, и она очень устает. Несмотря на то, что я жаждал любви матери, я верил, что она меня любит; пусть не показывает этого, но любит… Мне было десять, когда это случилось. Я ушел на футбол, но на полпути вспомнил, что забыл диск, который друзья просили принести…
Снова молчание, а я впервые слышу такой грустный, пробирающий меня голос Тома. Я не могу даже перебить его, просто молча слушая и пытаясь понять. Он кладет руки на стол и, сцепив их в замок, продолжает:
- В общем, захожу в дом и с порога слышу крики. Они ссорились, мама и папа. Я впервые слышал, чтобы они так громко орали. Мне даже стало страшно…Я хотел выйти, но услышал то, что папа сказал…Он назвал ее шл*хой и сказал, что знает, она тр*хается со всеми, что если бы не я, давно бы выгнал ее. Начал кричать, что она совсем не возится со мной; что я ребенок, и мне нужно ее внимание… - снова молчит, вздыхая и кусая нижнюю губу. Он хочет что-то сказать, я вижу, но почему-то не решается.
- А она в ответ как закричит, что я ей всю жизнь испортил. Типо надо было делать аборт, как она и хотела….Из-за меня она не может жить полной жизнью, я ее обременяю тем, что просто существую…Кричала, что ненавидит меня…
От услышанного я просто пребывал в шоке. Я не могу поверить в то, что Том мне рассказал и вряд ли бы поверил, если бы не дрожащий голос, от которого становилось неприятно и печальное лицо, что выражало море тоски. Теперь многое становится ясным…
Мы молчали несколько минут. Том все смотрел в пол, словно он вновь вспоминал и переживал то, что рассказал мне.
- Том… - начал я нерешительно. Продолжить мне не удалось, так как он сразу довольно грубо перебил меня.
- Только не надо жалеть меня, Билл! – смотрит в глаза, в которых я вижу боль. Неужели я ее вызвал?

– Жалость мне не нужна. Ты так рвался узнать о моей семье, вот я и рассказал. Надеюсь, доволен?
Я не раз жалел о своем любопытстве, но теперь жалею вдвойне. Я не должен был так все это выпытывать. Но с другой стороны, я рад, что узнал то, что хотел.
- Прости, просто…Я и подумать не мог…
- Я тоже, - вздыхает. - Зато я многое понял.

- И что же ты понял?
Том пододвигается поближе, заглядывает в глаза, а я просто заворожено слушаю.
- Что всё иллюзии, Билл. Все, во что мы верим, все, что связано с чувствами и любовью – это все наши мечты, это все мы сами придумываем, но это никак не реальность. И пока можешь, надо жить так, как хочется и нравится, наплевав на всё.

Напоследок он улыбается, а я смотрю на него и не могу понять.
Уж что-что, но с последним я не мог согласиться, однако упорно отстаивать свою точку зрения в такой момент я не хотел. Тому и так трудно, я это вижу. Даже представить не могу, каково это, когда все так рушится, когда самый дорогой человек говорит, что ненавидит тебя.
- Я спать пойду, - встает из-за стола. – Я тебе постелил в гостиной.
- Том, подожди! – решил я его остановить.
- Что? – останавливается у выхода и поворачивается ко мне.
- И это все? Неужели ты вот так вот возьмешь и уйдешь?
- А ты хочешь, чтобы я сейчас сидел и плакал? – слегка усмехается.
- Но…ведь...– начал я мямлить.
- Спокойной ночи, Билл, – говорит он устало и уходит.
- Спокойной ночи.

Pov Tom.

Прошло около трех часов, а я все ворочаюсь в кровати и не могу уснуть. В голове все прокручиваются и прокручиваются моменты из прошлого: крики матери, крики отца, мои слезы…
Я поклялся, что больше никогда не буду вспоминать это, но Билл… Что же в нем такого, что я ему все рассказал? Почему меня тянет к нему как к магниту? Почему рядом с ним так тепло?
Переворачиваюсь на спину и смотрю в потолок. Интересно, он тоже не может уснуть? Скорее всего спит…Не могу сказать, что мне полегчало. Когда я все рассказал, наоборот было больно. Очень больно все вспоминать. Как будто в недавно затянувшуюся рану снова нанесли удар. Все как сценки из видео вспыхнуло в голове…Но я и не жалею, что рассказал ему…Я видел, он слушал меня, он волновался, ему было не все равно. Я был даже рад увидеть его переживание за меня. Такое ощущение, что мы стали ближе…
Но я не из тех, кто будет сидеть и днями страдать, нет! Уже завтра все будет по-другому, все будет хорошо.

Глава 22. «Спорим?».

После выходных.
- Я же говорю, что сначала она пришла к нему, потом увидела их с любовницей и… - говорил Билл Густу.
- Нет! – перебил его ботан. – Она увидела их с любовницей вообще в конце романа.
- Да нет же! – опять Билл. - Я точно помню…
Я сижу между этими двумя умниками, опустив голову на парту. Они отчаянно спорят о каком-то романе, что нам задавали читать. Сейчас по нему что-то по типу сочинения. Они так горячо спорят, что мне порядком это поднадоело. Один ботан – это хр*ново, но два – это д*рьмово! Нет бы писали каждый как считает и спокойно дали бы скатать мне.
- Билл, я вообще его вчера читал! Я лучше помню.
- Да нет же! – упорно отбивался красавчик. - Эту главу я хорошо запомнил…
- А я хорошо запомнил весь роман!
- А я…
- Так, девочки! – перебил я их, откидываясь на спинку стула. – Потом потаскаете друг друга за волосы.
Две пары злобных глаз уставились на меня.
- Слышь ты! – начал ботан. – Нифига не делаешь, еще и возникаешь.
- Трюмпер, - очередь Билла, что важно сложил руки на груди. – Мог бы помочь, раз такой умный.
- Прошу прощения, Ваше Высочество! – я слегка склонил голову перед Биллом. – Но, увы, мой ум так далек от вашего и…
- Раз ваш ум столь далек, – перебил меня Густ, - нахр*на вы нам мешаете?
- Сударыня, - обратился я к нему, а красавчик начал смеяться, да так, что Густ разозлился, – не могу я молчать, когда столь прелестная особа воркует чудесным голоском.
В ответ мне друг показал фак.
- Толку от тебя ноль! – пробубнил он, утыкаясь в учебник. - Вообще ничего не умеешь.
- Почему это? У меня много достоинств!

- Да? – смотрит на меня. – И какие же?
- Ну, я красивый, умный, веселый, сексуальный, милый, от меня все без ума, – я специально на каждом слове загибал палец, мечтательно откинув голову назад, и говорил тоненьким голоском, пытаясь скопировать какую-нибудь тупую блондинку. Реакция не заставила ждать: и красавчик и ботан чуть ли не валялись на парте.
- А еще я классный гонщик.
- Ты гонщик? – спрашивают одновременно.
- Ну да, - пожимаю плечами. – Я обожаю гонять на тачках. В Берлине так вообще лучше всех.
- Я думаю, что я лучше тебя, - улыбается красавчик.
- В смысле? – поворачиваюсь к обнаглевшему Биллу.
- Я раньше очень увлекался гонками и часто выигрывал.
- Считаешь, что ТЫ сможешь побороть МЕНЯ?
- Ну да.
Нет, вы слышали? Красавчик победит меня? Ага, в мечтах!
- Спорим, что нет? – протягиваю руку.
- Ты серьезно? – улыбка с лица бесследно исчезает. Брови удивленно сдвинулись к переносице.
- Да. Что, в штаны наложил?
- Спорим! – пожимает мою руку. – А на что?
- А там решим, – хитренько так улыбаюсь. Ох, и нарвался же ты, красавчик.


Дата добавления: 2015-07-18; просмотров: 114 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Justin Timberlake – Sexyback – включать как я скажу! | Любовь — предательница: она оцарапывает душу до крови даже тогда, когда ты просто хотел в неё поиграться. Ниннон де Ланкло | Сердца наши, скальной породы, связала любовь оттого, Что ты неприступен, как камень, а я – терпеливей его. | Любовь не имеет привычки советоваться с мозгами, хотя обычно заставляет его расплачиваться по всем счетам. Александр Кумор | Нет боли сильнее, чем та, что причиняют друг другу влюбленные. Коннолли | Страх - это оковы, которые мы сами на себя надеваем… и лишь мы можем их снять, давая волю чувствам… (с) Ali KauTrum. | Любовь даже сильного человека ставит на колени... Конноли | Как долго уходил от себя, Я от истины был далеко. Но понял теперь сполна, Как тебя потерять нелегко… (с) Ali KauTrum. | Влюбленных трудно понять, поэтому их легче осуждать. (с) Ali KauTrum | Устаешь ждать, но насколько хуже было бы, если бы ждать стало нечего. Б.Шоу |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Образовательные, научно-исследовательские и научно-производственные технологии, используемые на научно-исследовательской практике| Саундтрек к гонкам

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.049 сек.)