Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ТРОЕ В СНЕГУ

Читайте также:
  1. Бедная снегурочка
  2. Передвижение по снегу в горах
  3. Толпа не успела ахнуть, как шестеро террористов уже лежали на снегу, корчась от боли.
Помощь ✍️ в написании учебных работ
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Около семи утра первые лыжники, громко топая, выходят из номеров. Вкоридорах стоит такой шум, словно маршируют колонны аквалангистов. За завтраком не стихает гул разговоров и смех голодных здоровых людей.Кельнеры балансируют перегруженными подносами. Потом они тащат пакеты сленчем для туристов, которые собираются вернуться с лыжных походов лишь квечеру. Сегодня директор Кюне снова отправляется в горы. Проходя в полнойбоевой готовности мимо швейцара, он сказал: -- Господин Польтер, проследите, чтобы этот Шульце не дурил! Этоковарный тип. Мочки ушей у него прижатые. И позаботьтесь о миллионерчике! -- Как родной отец, -- заявил Польтер серьезно. -- Для Шульце я ужподыщу занятие. Чтобы не задирал нос. Карл Отважный поглядел на барометр. -- Вернусь к обеду -- сказал он и ушел. -- К обеду, так к обеду, -- пробурчал швейцар и начал сортироватьутреннюю почту. Кессельгут сидел в ванне, когда постучали в дверь. Он не отозвался.Лицо было намылено. Вдобавок болела голова. Это от пьянства, сказал он себеи подставил затылок под холодную струю. Тут дверь в ванную отворилась, вошел первобытный кудрявый житель гор. -- Доброго вам утра, -- пожелал он. -- Извините, пожалуйста. Я -- ТониГразвандер. -- Ничего не поделаешь, раз так, -- сказал голый мужчина в ванне. --Как поживаете? -- Спасибо. Спрос есть -- значит, хорошо. -- Рад за вас, -- уверил его Кессельгут подкупающим тоном. -- А в чемдело? Хотите потереть мне спину? Антон Гразвандер пожал плечами. -- Можно, конечно. Собственно, я пришел для занятий по горным лыжам. -- Ах, вот что! -- воскликнул Кессельгут. Он высунул ногу из воды, обработал ее щеткой с мылом и спросил: -- А нельзя ли подождать с лыжами, пока я не высохну? -- Рlease, Sir. -- сказал Тони, как международный инструктор лыжногоспорта. -- Подожду вас внизу, в холле. Я принес вам пару лыж. Ясеневые,первый сорт. -- И он вышел. Нарушен был и утренний сон Хагедорна. Ему приснилось, что кто-то еготормошит, и он обиженно передвинулся на другую сторону широкой кровати. Ноэтот "кто-то" не оставил его в покое. Обойдя вокруг кровати, он откинулстеганое одеяло, стянул с Хагедорна пижаму, вылил из пузырька холодноежидкое масло на спину лауреата и начал ее мять и пошлепывать огромнымиручищами. -- Перестаньте, ну вас! -- пробормотал Хагедорн, пытаясь ухватить крайодеяла. Потом вдруг засмеялся и воскликнул: -- Не надо щекотать! -- Наконец,слегка очнувшись, он повернул голову, увидел рослого мужчину в рубашке сзасученными рукавами и сердито спросил: -- Вы дьявол? -- Нет, -- ответил незнакомец. -- Я -- masseur Штюнцер. Пришел позаказу. -- Маsseur -- ваше имя? -- Скорее профессия. Это -- массажист по-французски, -- ответил тот иудвоил усилия. Было бы неразумно раздражать господина массажиста. Я в его власти,подумал Хагедорн. Он человек импульсивный, и если его обидеть, тозамассирует до полусмерти. Все кости ныли. И это полезно для здоровья? Тайного советника Тоблера никто не будил. Он спал, закутавшись вдопотопное теплое пальто, вознесенный под самую крышу над земной суетой.Вдали от массажистов и лыжных инструкторов. Но когда он проснулся, было ещетемно. Он долго лежал, мирно подремывая. И время от времени удивлялся, чтоне становится светлее. Наконец он слез с кровати и взглянул на карманные часы. Светящийсяциферблат показывал десять часов. Очевидно, нечто вроде солнечного затмения, подумал он и решительнозалез обратно в постель. В комнате был собачий холод. Но заснуть не удалось. Пока он лежал, зажмурившись, его осенила идея.Он опять слез с кровати, зажег спичку и поднес ее к слуховому окну. Оно было завалено выпавшим за ночь снегом. Так вот какое затмение! --подумал он и приподнял оконную раму. Большая часть снега скатилась по крыше.Остаток, килограмма четыре, ухнул на ноги Тоблеру. Он выругался. Но этопрозвучало не очень убедительно. Над крышей сияло солнце. Его лучи, обогревая, проникали в выстуженнуюмансарду. Тайный советник Тоблер снял пальто, взобрался на стул и, высунувголову в окно, принял солнечную ванну. Ближайшие окрестности и горизонт былинаполнены ледяным блеском горных вершин и розоватым мерцанием скал. Он слез со стула, умылся, побрился, надел фиолетовый костюм, навернулна длинные штанины обмотки, сохранившиеся с первой мировой войны, испустился в столовую. Там он встретил Хагедорна. Они сердечно поприветствовали друг друга. -- Господин Кессельгут уже пасется на лыжном лугу, -- сказал молодойчеловек. Они основательно позавтракали. Через большие окна был виден парк. Деревья и кусты выглядели так, точнона ветках цвел снег, как цветы. За деревьями поднимались хребты и вершинызимних Альп. А надо всем сияло безоблачное синее небо. -- До того красиво, что можно с ума сойти! -- сказал Хагедорн. -- Чтомы сегодня предпримем? -- Пойдем гулять, -- сказал Шульце. -- Все равно куда. -- Он широкораскинул руки. Слишком короткие рукава от испуга съехали к локтям. -- Толькопредупреждаю вас: не вздумайте по дороге сообщать мне, как называютсяотдельные горы. Хагедорн рассмеялся. -- Не беспокойтесь, Шульце! Я того же мнения, что и вы. С красотойнельзя быть на ты! -- За исключением женщин, -- решительно возразил Шульце. -- Как вам угодно! -- согласился молодой человек и, подозвав кельнера,попросил его достать на кухне пустое ведерко из-под джема. Тот выполнилстранное поручение, и оба лауреата направились к выходу. У дядюшки Польтера мурашки забегали по спине, когда он увидел обмоткина ногах Шульце. Ведерко из-под джема тоже его не обрадовало. Было похоже,будто двое взрослых мужчин отправляются играть в песочек. Они вышли из отеля. -- Казимир за ночь стал еще красивее! -- крикнул Хагедорн, подбежал кснеговику, приподнялся на цыпочки и нахлобучил ему на голову золотистоеведерко. Когда лауреат подвигал плечами, лицо его исказила страдальческаягримаса. -- Этот Штюнцер меня совершенно доконал! -- простонал он. -- Какой Штюнцер? -- спросил Шульце, -- Массажист, -- ответил Хагедорн. -- Все болит, словно меня провернуличерез валки. Говорите, полезно для здоровья? Да это же умышленноечленовредительство! -- Тем не менее полезно, -- подтвердил Шульце. -- Если послезавтра он снова придет, -- сказал Хагедорн, -- я пошлю егов ваш чулан. Пусть там побесится! Открылась дверь отеля, вышел дядюшка Польтер и по снегу затопал кХагедорну. -- Вам письмо, господин кандидат. А в другом конверте несколькоиностранных марок. -- Спасибо, -- сказал молодой человек. -- О, письмо от моей матери! Да,как вам нравится Казимир, господин Польтер? -- Об этом мне не хотелось бы высказываться, -- ответил швейцар. -- Но позвольте! -- воскликнул молодой человек. -- Специалисты считаютКазимира самым красивым снеговиком на земле! -- Вот как, -- сказал дядюшка Польтер. -- Я-то думал, что Казимир --имя господина Шульце. -- Он слегка поклонился и пошел к отелю. У дверей онобернулся: -- В снеговиках я ничего не понимаю. Они двинулись по дороге, которая через заснеженную долину привела келовому лесу. Здесь начался подъем. Деревья были вековые, гигантские. Поройс ветки сползала тяжелая снежная кладь и, рассыпавшись белым облачком,опыляла двух пешеходов, молча гулявших в сказочной тишине. Солнечный светпокрыл горную тропу полосками, как прядями, которые расчесала добрая фея.Увидев у тропы скамейку, путники остановились. Хагедорн смахнул снег, и ониуселись. Черная белка торопливо перебежала дорожку. Через некоторое время они так же молча поднялись и пошли дальше. Лескончился. Впереди было открытое пространство. Тропа, казалось, уходила внебо. В действительности она сворачивала направо и вела к безлесному холму,на котором двигались две черные точки. -- Я счастлив! -- сказал Хагедорн. -- Это за пределами дозволенного! --Он удивленно покачал головой. -- Подумать только: позавчера еще в Берлине.Годами без работы. А через две недели опять в Берлин... -- Быть счастливым -- не зазорно, это редко бывает, -- заметил Шульце. Одна из черных точек вдруг стала удаляться от другой. Расстояние междуними нарастало. Точка тоже увеличивалась. Это был лыжник. Он приближался сжуткой скоростью и с трудом держался на ногах. -- Его лыжи понесли, -- сказал Хагедорн. Метрах в двадцати от них лыжник совершил какой-то акробатическийпрыжок, нырнул головой в снег и исчез. -- Боевая тревога! -- крикнул Шульце. И они побежали напрямик, увязая по пояс в снегу и помогая друг другу. Наконец они увидели пару дрыгающихся ног и пару лыж, ухватились за нихи стали дергать, пока не вытащили какого-то человека, мало отличавшегося отснеговика Казимира. Он кашлял, фыркал, выплюнул килограммы снега, а затем сглубокой скорбью сказал: -- Доброе утро, господа! Это был Иоганн Кессельгут. Шульце смеялся до слез. Хагедорн стал отряхать снег с потерпевшего.Кессельгут придирчиво ощупал свои конечности и дал заключение: -- Кажется, я еще цел. -- Зачем же вы покатились с такой скоростью? -- спросил Шульце. -- Это лыжи покатились, а не я, -- сердито ответил Кессельгут. Наконец примчался и Тони Гразвандер. Сделав элегантный вираж, оностановился перед ними как вкопанный. -- Ну что же вы, уважаемый! -- воскликнул он. -- Скоростной спускначнем только на пятом занятии! После обеда трое друзей вышли на террасу, расположились в удобныхшезлонгах и, покуривая сигары, закрыли глаза. Солнце припекало жарче, чемлетом. -- Через несколько дней мы будем черные, как негры, -- сказал Шульце.-- Загар творит чудеса. Посмотришь в зеркало -- и ты здоров. Остальные согласно кивнули. Через некоторое время Хагедорн сказал; -- Знаете, когда моя матушка написала письмо, которое пришло сегодня?Когда я был в мясной лавке и покупал колбасу на дорогу. -- Зачем такая спешка? -- спросил Кессельгут недоуменно. -- Чтобы я в первый же день получил от нее письмо! -- А-а, -- сказал Шульце. -- Прекрасная идея. Солнце жарило. Сигары потухли. Трое спали. Кес-сельгуту снились лыжи.Будто Тони Гразвандер стоит на одной церковной башне мюнхенской Фрауэнкирхе,а он, Кессельгут, на второй. "А теперь небольшой скоростной спуск, -- сказалТони. -- По церковной крыше, пожалуйста. Оттуда стильный прыжок наБриэннерштрассе. Перед Дворцовым парком, у кафе "Аннаст", сделайте поворот вупоре и ждите меня". "Не поеду, -- заявил Кессельгут. -- Мне и во сне такое не приснилосьбы". Но тут он сообразил, что видит это во сне, расхрабрился и повернулся кТони спиной: "А теперь скоростной спуск у меня по спине, и там, где онакончается, сделайте стильный поворот в упоре!" -- И он сонно улыбнулся.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Дата добавления: 2015-07-11; просмотров: 68 | Нарушение авторских прав


 

 

Читайте в этой же книге: УКАЗЫВАЕТ ИСТОЧНИКИ | ПРИСЛУГА МЕЖДУ СОБОЙ И ДРУГ С ДРУГОМ | Глава вторая ГОСПОДИН ШУЛЬЦЕ И ГОСПОДИН ТОБЛЕР | Глава третья МАТУШКА ХАГЕДОРН И СЫН | Глава четвертая ПОКУПКИ ПО СЛУЧАЮ | Глава пятая | ДВОЙНОЕ НЕДОРАЗУМЕНИЕ | СИАМСКИЕ КОШКИ | ОДИНОКИЙ КОНЬКОБЕЖЕЦ | БАЛ В ОТРЕПЬЯХ |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
СНЕГОВИК КАЗИМИР| ВОЛНЕНИЯ ГОСПОДИНА КЕССЕЛЬГУТА

mybiblioteka.su - 2015-2022 год. (0.032 сек.)