Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Королева Маргит

Читайте также:
  1. Ангельская иерархия и королева ангелов
  2. КОРОЛЕВА-РЕГЕНТ
  3. МЕЛАНТЕЙ ДЭЙ ЧАРОДЕЙКА, КОРОЛЕВА УБЕЖДЕНИЯ. 1 страница
  4. МЕЛАНТЕЙ ДЭЙ ЧАРОДЕЙКА, КОРОЛЕВА УБЕЖДЕНИЯ. 2 страница
  5. МЕЛАНТЕЙ ДЭЙ ЧАРОДЕЙКА, КОРОЛЕВА УБЕЖДЕНИЯ. 3 страница
  6. МЕЛАНТЕЙ ДЭЙ ЧАРОДЕЙКА, КОРОЛЕВА УБЕЖДЕНИЯ. 4 страница

 

Королева задумчиво смотрела в высокое витраж­ное окно своего готического замка. Хотя стиль, в котором когда-то соорудили это мрачное пом­пезное здание, скорее относился к нео- или псев­доготике. Всего в нем было слишком: слишком черные стены, слишком большие нагромождения слишком высоких башен, слишком много химер и других представителей бестиария земного мира ук­рашало фронтоны, слишком много розовых чере­пов и разбитых сердец из стекла впаяно в витражи тусклых окон. Королева начинала нервничать, и ей это не нравилось. Ей не терпелось увидеть того, кто должен вскоре разрушить ее одиночество, то­го, кто сможет воплотить ее материнские чаяния и разделить тяжесть короны Эмомира. Нервничать ей не к лицу, и она с трудом сдерживала камен­ные мимические мышцы, чтобы не нахмуриться. Ее огромные глаза прятали огонек интереса за при­вычным безразличием. Скоро, очень скоро ее меч­ты сбудутся, но никакие проявления чувств не должны смутить привыкших к ее статуарности, порхающих по дворцу фрейлин. Имидж превыше всего!

— Где же застрял этот старый кастрат? Его только за смертью посылать. На кошачье кладби­ще, — процедила Королева, и фрейлины дружно захлопали крылышками, рассыпая по дворцу убо­ристую пыльцу черного смеха.

Смеялись во дворце крайне редко, юмор здесь был не в чести, разве что его черная разновид­ность. Отсмеявшись, фрейлины дружно закружи­лись в порывистом танце вокруг внушительного колеса люстры, утыканного множеством свечей. Фрейлины, как и Королева, выглядели ночными бабочками с жирными лохматыми тельцами и ко­роткими блеклыми крылышками. Только Королева вымахала в десятки раз больше любой из них. Мет­ра два в высоту, с двухметровым размахом черных крыльев, она напоминала бы квадрат Малевича, ес­ли бы не обрамленное прямыми черными волосами мертвенно-бледное красивое женское лицо с пух­лыми губами и хищным носом, обезображенное фа­сеточными круглыми глазами насекомого. Три пары блестящих хитиновых лапок Королевы, в отличие от неподвижного лица, находились в постоянном движении. Сейчас, например, они нетерпеливо тер­лись друг о друга. Спину Королевы украшала боль­шая розовая черепушка. Причем это была не тату­ировка — Королева происходила из великого рода Мертвоголовых.

Когда пять лет назад Хозяин послал ее блюс­ти порядок в этом мире, здесь росло много цве­тов, что идеально для бабочек. Здесь не знали слов «смерть» и «страдание», зато бродили стада пу­бертатного стыда, детских страхов и беспричинного смеха. Слишком много радости и веселья, глупости и позитива. Королева навела порядок при помощи гвардии, которая за время, проведенное в Эмоми­ре, превратилась в жалких пропойц, пьющих собст­венные воспоминания о бурной молодости. Или, как они говорили, французское вино «Ностальжи». А может, их мучила совесть? Ведь по приказу Ко­ролевы они посадили под замок не только чудовищ, но и таких прекрасных на их взгляд существ, как Веселье, Радость и Вдохновение. И теперь выпус­кали их погулять только в самое темное время, и то на цепи, чтобы другие обитатели Эмокора их не увидели. Все давно уже забыли, что этот мир пере­ливался всеми известными красками до того, как на него взглянула Королева. Ее фасеточные глаза раз­личали всего два цвета — черный и розовый, стран­ную гамму, и мир вокруг стал таким для всех. Это потом уже ученый Кот подвел под эти цвета заме­чательную теорию о том, что розовый символизи­рует бессмертную любовь, а черный — все то зло, ложь, насилие и прочие неприятности, с которыми любви приходится столкнуться на своем пути. А теперь национальные цвета эмо-королевства за­воевывали реальный мир, смешивая розовый цвет юношеских грез с черной жестью взрослой жизни.

Королева Маргит хотела бы, чтобы Эмомир стал совсем черным, как ее родной мир, но, к ее сожале­нию, осуществить это было не в ее силах. Как, впро­чем, и покинуть это неприятное место. Хозяин дер­жал ее здесь для своих целей, у нее была миссия, и ее приходилось выполнять. При помощи фрейлин она собирала легкую субстанцию счастья в двух ми­рах и ждала прихода Эмобоя. Все, что должно про­изойти в Эмомире, его Создатель изложил в своей

Великой книге, с которой Королева никогда не рас­ставалась. Пять земных лет в окружении немых фрейлин, доставучего кота и отвратительных ей эмо-кукол тянулись для нее вечностью. Она роди­лась женщиной и хотела любви, но полюбить могла только его — Эмобоя из Реала. Так придумал Хо­зяин, так написано в Книге, и с этим ничего нельзя было сделать. Пять долгих и томительных лет не прошли даром. Маргит наполнила запасники двор­ца счастьем и любовью. В основном эти богатства попадали в Эмомир через разломы из Реала. Но какую-то часть поставляли и аборигены Эмомира: эмо-киды и барбикены. Эмо-киды в обмен на свое кукольное счастье раз в неделю получали от Коро­левы ворох разнообразного эмо-стаффа — тряпок, значков и прочего черно-розового барахла. Счастья от них приходило как от козла молока, и Маргит давно бы распрощалась с психически неустойчивы­ми куклами, если бы вместе со счастьем они не приносили во дворец столько своих страданий, ко­торые стали любимой пищей для чудовищ, удержи­ваемых Королевой в темнице и ждущих своего звездного часа.

Так обстояли дела с змо-кидами. Другое дело — барбикены, которые жили колонией в центре Эмо-тауна, где находилось большинство точек слияния с реальным миром. Куклы-барбикены строили свою жизнь по глянцевым журналам. Жили они самолю­бованием и дешевыми удовольствиями. Последнее Королева в избытке давала взамен на ненужную и презираемую барбикенами любовь.

Вот так замечательно обстояли дела в ее королев­стве. И Маргит долгой службой Хозяину заслужила своего Эмобоя, который прибыл в Эмокор ровно три земных дня назад, но почему-то до сих пор еще не оказался в ее объятиях. Конечно, Маргит могла пару раз взмахнуть крыльями и сама прилететь к нему, окрыленная любовью, но как же имидж, как же эти­кет — ведь она Королева! Ничего, она терпела очень долго, потерпит еще день. Но Кот точно получит хорошую трепку. Высокая дверь, испещренная горе­льефными сценками битвы гвардии с эмо-чудищами, протяжно заскрипела и слегка приоткрылась, доста­точно для того, чтобы в щель протиснулся легкий на помине эмо-кот. Сердце Королевы сладко замерло в предвкушении встречи с Эгором, но поджавший хвост Кот вошел совершенно один. Шерсть на вжа­той в костлявые плечики кошачьей голове стояла дыбом, стекла в модной черной пластмассовой опра­ве разбиты, ученого колотило мелкой противной дрожью.

— Ну что застыл в дверях, мой котик? Лапки сводит? — вкрадчиво спросила Маргит, но от ее го­лоса все равно веяло холодом. Она сцепила все шесть своих блестящих руконожек.

— Я не виноват, не виноват. Это все клоун, жир­ный урод. Про клоуна мне никто не говорил. Он влияет на Эгора, он мешает, я не могу с ними спра­виться! Мания, ну хоть ты скажи, что это так.

Кот говорил быстро и не глядя на Королеву. В незакрывшуюся дверную щель легко протисну­лась субтильная Мания и встала рядом с Котом, нагло расставив длинные ноги и уставившись пус­тыми глазницами на Королеву. В ушах куклы де­монстративно торчали наушники плеера.

— Здрасьте, — выдавила она сквозь зубы.

— Отлично, вся элита эмо-шушеры в сборе. Са­мое время разобрать вас на эмотроны, бесполезные создания. Где мой Эмобой? — скрежетал металлом голос Королевы.

— В Спальном районе, ваше величество. Я сде­лал все, что мог, но чертов клоун! Откуда он вооб­ще здесь взялся, этот сгусток плоских шуток и ту­пых острот? Его даже в Книге нет, этого красно­го пса.

— Так! — Королева медленно поднялась в воз­дух и зависла над Котом и куклой. — Так, значит, наш герой явился не один, а с провожатым? Созда­тель, как всегда, подкинул нам загадок. Ну, с этим я, пожалуй, разберусь сама. Здесь дело, кажется, не вашего ума. И что же мой герой Эгор в районе Спальном делает сейчас? И почему герой предпо­читает дешевую плебейскую забаву прекрасной и влюбленной Королеве? В чьих снах гуляет он вмес­то моих объятий?

Кот совсем сник, встал на четыре конечности, как его неученые сородичи, поджал хвост и втя­нул голову. Мания неодобрительно покачала голо­вой.

— Что ж ты молчишь, животное? — продолжала скрежетать Королева. — В чьих снах купается мой суженый Эгор? Девицы своей жалкой из Реала?

— Кха-ха-ха, — прокашлялась Мания. — О Ве­ликая Черно-Розовая Мать! Все не так просто. Эгор хочет отомстить своим обидчикам, тем, кто отнял у него жизнь, а клоун посоветовал найти их через сны.

— Он заставил меня. — Кот снова вскочил на ла­пах в кедах и истерично затараторил: — Он просто своего Эмобоя, который прибыл в Эмокор ровно три земных дня назад, но почему-то до сих пор еще не оказался в ее объятиях. Конечно, Маргит могла пару раз взмахнуть крыльями и сама прилететь к нему, окрыленная любовью, но как же имидж, как же эти­кет — ведь она Королева! Ничего, она терпела очень долго, потерпит еще день. Но Кот точно получит хорошую трепку. Высокая дверь, испещренная горе­льефными сценками битвы гвардии с эмо-чудищами, протяжно заскрипела и слегка приоткрылась, доста­точно для того, чтобы в щель протиснулся легкий на помине эмо-кот. Сердце Королевы сладко замерло в предвкушении встречи с Эгором, но поджавший хвост Кот вошел совершенно один. Шерсть на вжа­той в костлявые плечики кошачьей голове стояла дыбом, стекла в модной черной пластмассовой опра­ве разбиты, ученого колотило мелкой противной дрожью.

— Ну что застыл в дверях, мой котик? Лапки сводит? — вкрадчиво спросила Маргит, но от ее го­лоса все равно веяло холодом. Она сцепила все шесть своих блестящих руконожек.

— Я не виноват, не виноват. Это все клоун, жир­ный урод. Про клоуна мне никто не говорил. Он влияет на Эгора, он мешает, я не могу с ними спра­виться! Мания, ну хоть ты скажи, что это так.

Кот говорил быстро и не глядя на Королеву. В незакрывшуюся дверную щель легко протисну­лась субтильная Мания и встала рядом с Котом, нагло расставив длинные ноги и уставившись пус­тыми глазницами на Королеву. В ушах куклы де­монстративно торчали наушники плеера.

— Здрасьте, — выдавила она сквозь зубы.

— Отлично, вся элита эмо-шушеры в сборе. Са­мое время разобрать вас на эмотроны, бесполезные создания. Где мой Эмобой? — скрежетал металлом голос Королевы.

— В-Спальном районе, ваше величество. Я сде­лал все, что мог, но чертов клоун! Откуда он вооб­ще здесь взялся, этот сгусток плоских шуток и ту­пых острот? Его даже в Книге нет, этого красно­го пса.

— Так! — Королева медленно поднялась в воз­дух и зависла над Котом и куклой. — Так, значит, наш герой явился не один, а с провожатым? Созда­тель, как всегда, подкинул нам загадок. Ну, с этим я, пожалуй, разберусь сама. Здесь дело, кажется, не вашего ума. И что же мой герой Эгор в районе Спальном делает сейчас? И почему герой предпо­читает дешевую плебейскую забаву прекрасной и влюбленной Королеве? В чьих снах гуляет он вмес­то моих объятий?

Кот совсем сник, встал на четыре конечности, как его неученые сородичи, поджал хвост и втя­нул голову. Мания неодобрительно покачала голо­вой.

— Что ж ты молчишь, животное? — продолжала скрежетать Королева. — В чьих снах купается мой суженый Эгор? Девицы своей жалкой из Реала?

— Кха-ха-ха, — прокашлялась Мания. — О Ве­ликая Черно-Розовая Мать! Все не так просто. Эгор хочет отомстить своим обидчикам, тем, кто отнял у него жизнь, а клоун посоветовал найти их через сны.

— Он заставил меня. — Кот снова вскочил на ла­пах в кедах и истерично затараторил: — Он просто хотел попрощаться, и я отправил их в Реал. Эгор вернулся из Реала такой страшный, он стал втрое больше от распиравшей его ненависти, его красный глаз прожигал дырки в стенах домов — я ничего страшнее не видел. Он просто наплевал на меня, ваше величество. — Эмо-кот расплакался.

— Ну хватит, тварь, довольно хныкать, ско­рее дальше излагай. В Реал его он запустил, коте-ныш. Кругом предатели! Все надо делать мне са­мой!

— А дальше вот что, — выручила Кота кукла. — Эгор рвался обратно в Реал, но клоун объяснил ему, что, не зная места лежки его убийц, он их никогда не найдет. Зато он может попасть в их сны, если помнит, как они выглядят. Эгор обрадо­вался, и они побежали в Спальный район. А мы — к вам, о Королева! Просить подмоги. Видимо, при­дется гвардию подключать, чтоб конвоировать его сюда.

— Ну, это не твое куклячье дело, девочка. — Ко­ролева потеряла интерес к визитерам и, летая по залу, продолжала говорить сама с собой: — Итак, что мы имеем? Эгор явился в наш мир и победил антропоморфных Насекомуса и Зайчега-обжору, не ведая, что борется со страхом и беспричинной зло­бой, — все по Книге. Он пришел к нам не один, а со своим нелепым спутником. Что ж, у героя дол­жен быть оруженосец. А если клоун будет мне ме­шать, я разберусь с ним. Эгор так хочет отомстить за свою смерть и покарать убийц, войдя в их сны? Прекрасно. Поглядим, на что же он способен. Чем больше душ загубит Эмобой, тем больше станет моя власть над ним. И это хорошо! А вы, несча­стные отродья, сию секунду отправляетесь к не­му. Дождетесь возвращения из снов и приведете во дворец.

Королева одним легким движением крыла от­правила Кота с куклой восвояси — их просто сдуло в неприкрытую дверь. А Маргит двумя плавными взмахами переместилась к темному окну и продол­жила свое томительное бдение.

 

ГЛАВА 11


Дата добавления: 2015-10-31; просмотров: 109 | Нарушение авторских прав


 

 

Читайте в этой же книге: Познакомься с Эмобоем | Страх и Злоба | Трупозеры и эмо-кот | Рождение поэта | Королевские приемы | Нормальный парень | Тридцать ненаписанных писем | Танцы на грани | Барбекю у барбикенов | Мания и депрессия |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Реально плохие новости| Потрясения мозга

mybiblioteka.su - 2015-2023 год. (0.016 сек.)