Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ИНВЕСТОРОМ ДОЛЖЕН СТАТЬ КАЖДЫЙ

Читайте также:
  1. Corrupted Desolator», не забываем, что при смерти, айтем выпадает из вашего инвентаря. Так же не забываем, что бы этот айтем «действовал», у вас должен быть именно
  2. I. Необходимые документы для публикации статьи в сборнике
  3. P. S. КАК СТАТЬ ШМУЗЕРОМ
  4. Present Continuous (Настоящее продолженное время)
  5. А ведь мог бы стать врачом
  6. А жадные руки притягивают за плечи, насаживая на свой член. Начинает вколачиваться в бессознательное тело, каждый раз возвещая об адской боли.
  7. Автор статьи: Новиков Виктор Валерьевич

Что они, не понимают, как важны для них инвестиции? — спросил я богатого папу. Мы выходили из танцевального зала отеля, где богатый папа проводил совещание с командой своих ключевых менеджеров и служащих. Всего присутствовало примерно 125 человек.

— Увидим,—ответил богатый папа.—Я изо всех сил старался убедить их, но приказать не могу. Этот план 401 (k), который мы внедрили, выгоден, но многие из рабочих не делают отчислений. Некоторые отчисляют, но совсем немного. Даже кое-кто из административной группы прекратил отчисления. Не знаю, на что они собираются жить после ухода на пенсию.

Дело было в 1988 году. Я проездом оказался на Гавайях по дороге на Дальний Восток, и богатый папа спросил, не хочу ли я поприсутствовать на совещании. Обвал фондового рынка в октябре 1987-го напугал многих, и работ­ники перестали делать отчисления в свои пенсионные планы категории DC. — Я пригласил представительницу компании, управляющей фондом, чтобы объяснить работникам, как работает их план 401 (k). Но потенциальная ответственность доверенного лица не позволила ей как советнику по инве­стициям дать конкретный совет. Она только предоставляет информацию, но не советует человеку, что именно купить. Поэтому она объяснила, в чем суть плана, но в детали почти не вдавалась. Это не помогло работникам почувствовать себя увереннее, ведь они понятия не имеют, во что инвестировать. Почему закон не позволяет людям, которые управляют планом, давать более конкретные советы?

— А я даже не знал об этом, — сказал я. — За все эти годы я так и не понял, почему советники только представляют план, но почти ничего не советуют. Зато сегодня до меня дошло, что значит потенциальная ответственность доверенного лица.

— По крайней мере, она сказала им, что в свое время ты был щедрым работодателем, потому что был готов вкладывать вровень с ними, доллар на доллар. Многие работодатели вообще не вкладывают ничего ни в какие фонды, а некоторые дают всего 50 центов на доллар. Но хотя я тоже готов быть щедрым, все равно лишь несколько работников отчисляют деньги регулярно, — с сожале­нием произнес богатый папа.

— Но Даже если твои работники не получили дельного совета, разве они не понимают, что каждый доллар, который даешь ты, — это все равно что получить не облагаемые налогом деньги?—спросил я.—Все, что от них требуется, — это вложить свой доллар, который тоже не облагается налогом.

— Слова для них — пустой звук. Я годами повторяю им одно и то же, но ничего, похоже, не меняется. Я даже сказал им, что у того, кто будет делать отчисления в план, доходы окажутся выше, чем у тех, кто этого не сделает. Но и это ничего не изменило. А затем, после обвала рынка, некоторые из тех, кто постоянно отчислял деньги, перестали это делать. Вот почему я попросил представительницу фондовой компании заехать и поговорить с ними. Надеюсь, это принесет хоть какую-то пользу.



Мы продолжали разговор всю дорогу до его офиса, который располагался на той же улице, недалеко от отеля, где проходило совещание. И я еще раз повторил свой вопрос:

—Что они, не понимают, как важны для них инвестиции?



 


— Надеюсь, понимают, — ответил богатый папа.

— Так почему тогда не инвестируют?

После этого вопроса богатый папа уселся за свой стол и написал на желтом листке отрывного блокнота следующие слова:

БОГАТЫЕ СРЕДНИЙ КЛАСС

БЕДНЫЕ После этого он взглянул на меня и сказал:

— Каждый из нас, так или иначе, инвестирует. Просто мы инвестируем в разные вещи и разными способами. Затем он написал следующее. БОГАТЫЕ: Хорошее финансовое образование

Организация бизнеса

Крупные инвестиции в недвижимость

Фонды прямых акционерных инвестиций

Хеджинговые фонды

Персональный заведующий денежными операциями

Частное размещение ценных бумаг

Ограниченное партнерство СРЕДНИЙ Хорошее образование КЛАСС: Высокооплачиваемая работа

Загрузка...

Профессия

Дом

Сбережения

Пенсионный план

Взаимные фонды

Мелкие инвестиции в недвижимость БЕДНЫЕ: Большая семья

Государственные программы поддержки

— Как видишь, инвестиции, которые делают разные классы, совершенно разные, — сказал богатый папа. — Бедные часто заводят большие семьи в надежде, что дети позаботятся о них в старости. Они также рассчитывают на государственные программы, такие как «Social Security», «Welfare»' и «Medicare».

— Значит, бедные инвестируют в детей? — недоверчиво переспросил я. Богатый папа кивнул.

— Это широкое обобщение, но ты убедишься, что в этом утверждении есть доля правды. Они не любят говорить об этом, но ожидают, что дети поддержат их, когда они перестанут работать.

— А средний класс инвестирует в хорошее образование, чтобы они могли получить высокооплачиваемую работу, — сказал я. — Они это считают инвестицией?

— Конечно, — улыбнулся богатый папа. — Разве в твоей семье было не так? Разве твоим маме с папой было не важно, чтобы ты получил высшее образование, по возможности профессию врача или юриста, или солидный пост вроде вице-президента или генерального менеджера? Я согласился.

— Да, в нашей семье образованию придавали очень большое значение. Ма­ма действительно хотела, чтобы я выучился на врача, а папа всегда думал, что я пойду в юридический колледж.

Богатый папа усмехнулся.

— А разве они не настаивали, чтобы ты купил дом и завел пенсионный план? Собственно, разве не ты говорил мне, что твой папа хотел, чтобы ты ос­тался в морской пехоте, потому что у них отличный пенсионный план с больши­ми льготами?

Я снова кивнул.

— Но разве бедные не хотят того же самого, по крайней мере, в отношении работы?

— Они могут мечтать о высокооплачиваемой работе. Но мечты мечтами, а реальность реальностью. Если ты заметил, большинство моих низкооплачивае­мых работников переходят с одной работы на другую просто потому, что если ты не ждешь высокой зарплаты, то легче всего поменять работу. Поэтому они могут мечтать о хорошей работе и высокой зарплате, но в реальной жизни без хороше­го образования или технической квалификации высокооплачиваемая работа исключается.

— Поэтому они тратят большую часть своих денег только на выживание и на то, чтобы дети были сыты и одеты. Значит, вот во что они инвестируют. Богатый папа кивнул.

— А вот мои менеджеры с дипломами колледжей поступают иначе, — ска­зал он, передвигая карандаш на инвестиции среднего класса. — Они стараются продержаться на своей работе дольше, так как знают, что если уйдут, то им при­дется начинать все сначала, часто с самого низа. Вот почему их привлекают звучные должности и карьера. Кроме того, им приходится дольше искать рабо­ту, если они хотят получить оклад повыше. Поэтому они инвестируют больше времени в хорошее образование, высокую зарплату, надежную работу, продви­жение по службе и титулы. Вот что важно для среднего класса. Как я сказал, лю­ди инвестируют, но инвестируют по-разному. Каждый инвестирует время и деньги только в то, что ему кажется важнее всего.

— А богатые, выходит, организуют бизнес и делают крупные инвестиции в недвижимость, — сказал я. — Или они инвестируют в частные акционерные и хеджинговые фонды, в то время как среднему классу остаются взаимные.

— Богатые инвестируют еще в синдикаты и в партнерства или заводят пер­сональных управляющих фондами, которые делают это за них. Они вкладыва­ют деньги в инвестиции, зарезервированное только для богатых.

— Но разве диплом колледжа не важен для каждого человека? — спросил я.

— Важен, — ответил богатый папа. — Собственно говоря, если ты посмот­ришь на все три класса и их инвестиции, то все три вида инвестиций важны — даже для богатых.

— Ты хочешь сказать, что богатым нужны большие семьи?

— Не обязательно большие, но семья важна для любого из нас, независимо от класса. И для богатых тоже важна поддержка государства. Если правитель­ство не поддержит бедных программами помощи малоимущим, то на улицах по­явятся нищие, а в домах богачей — грабители. Поэтому богатые инвестируют в государственную поддержку посредством налогов или благотворительных взносов.

Дальше богатый папа объяснил, что если я хочу стать богатым, то мне нуж­но инвестировать во все три класса. Другими словами, если я хотел стать бога­тым, то должен был инвестировать гораздо больше, чем остальные два класса людей. Он сказал:

— Если хочешь быть богатым, я настоятельно рекомендую тебе инвестиро­вать во все, во что инвестируют бедные, во что инвестирует средний класс и во что инвестируют богатые. Не вздумай, повторяю: не вздумай уклоняться от лю­бой из инвестиций первых двух уровней. Если хочешь быть богатым, ты должен инвестировать больше, а не меньше первых двух классов.

Он продолжил, указав мне на значение семьи, дома и пенсионного плана:

— Многие люди пытаются стать богатыми, не имея прочной опоры, и это очень рискованно. Вот почему даже у меня есть пенсионный план 401 (k), хотя он мне и не нужен. Пусть будет на всякий случай. Кроме того, он дает мне не­большие налоговые льготы. — О значении семьи, он сказал следующее: — Семья для меня крайне важна, и поэтому я инвестирую кучу времени и денег в моих родных. Они необходимы мне для эмоциональной поддержки, так же, как тебе нужна твоя Ким. Я знаком со многими людьми, которые игнорируют свои семьи. Они жертвуют временем с семьей ради времени на работе. Или, что еще хуже, люди обманывают свои семьи. Мы с тобой оба знаем супругов, которые обманывают свою половину, считая, что маленькое приключение ничего не значит, но это далеко не так. Крепкая семья важна для меня и, надеюсь, для те­бя тоже.

Тема семьи была мне близка и понятна, поэтому я добавил:

— Благодаря тому что ты богат, у тебя есть больше времени для семьи. Мой папа часто уезжал в командировки на несколько дней. Он говорил, что коман­дировки нужны ему, чтобы получить прибавку к зарплате и повышение, и тогда он сможет купить еду и купить дом побольше.

— Знаю, — сказал богатый папа. — Многие люди игнорируют свои семьи ра­ди прибавки к жалованью, продвижения по службе и стараются выглядеть бога­тыми, покупая большой дом. Как я уже сказал, люди инвестируют в то, что им кажется важным. Но, на мой взгляд, это не инвестирование, а финансовое само­убийство и развал семьи. У скольких родителей сегодня нет времени на детей? Где бы ты был сегодня, если бы я не провел с тобой столько времени, обучая биз­несу и инвестированию? У твоего отца не было на это времени. Он был слиш­ком занят, отдавая все время работе, чтобы заплатить за большой дом.

В ходе этого разговора до меня начало доходить, почему он всегда говорил о планах. В предыдущих книгах я писал о том, как богатый папа говорил, что для обеспечения уверенности, комфорта и богатства нужны инвестиционные планы. Он всегда стоял за то, чтобы разработать план, а потом придерживаться его. Он разработал план, как стать богатым, потому что хотел иметь свободное время, чтобы проводить его со своими детьми. План моего бедного папы состо­ял в том, чтобы каждый день ходить в школу, а потом получить повышение и прибавку к зарплате. Несмотря на все его старания больше бывать дома с деть­ми, ему слишком часто приходилось находиться в дороге, в то время как бога­тый папа сидел дома, позволяя своим служащим управлять его предприятиями и инвестициями. Я наконец-то понял, как важны все три уровня инвестиций. Внезапно меня осенило, что многие из моих друзей только мечтали стать бога­тыми, но не инвестировали ничего в первые два уровня. Поэтому я спросил:

— А как насчет людей, которые вкладывают в инвестиции для богатых, но ничего не делают на первых двух уровнях? Могут они разбогатеть?

— Некоторым это удается, — ответил богатый папа. — Но очень немногим. Очень многие люди инвестируют на уровне богатых, но не сделали первых двух шагов. Многие, наслушавшись сказок о возможности нажить миллиарды, ин­вестируют в совершенно дикие схемы, но большинство таких людей теряют деньги, так как становятся жертвами проходимцев, аферистов и фантазеров де­лового мира. Большинство тех, кто пытается сорвать большой куш, не имея прочной опоры, в конце концов проигрывают.

Я кивнул и не удержался от возможности посмеяться над собой:

— Я тоже встречал таких на своем пути. Собственно говоря, я и сам был од­ним из них, когда начинал.

Богатый папа ухмыльнулся.

— Я знаю. Тебе, конечно, приходилось выслушивать какие-нибудь дикие ис­тории о том, как ты одним махом сможешь стать богачом. И вся проблема в том, что тебе это удалось с твоим первым бизнесом. Дело в том, что тебе повезло, но ты не знал, как удержать удачу. Вот тогда ты и те три клоуна, которые были тво­ими партнерами, разорились. У вас был бизнес, уровень инвестиций для бога­тых, но вы, ребята, забыли о важности первых двух уровней — уровней средне­го класса и бедняков. Вот поэтому, когда ваш бизнес принес богатство, вы не ста­ли богатыми, а превратились в клоунов и потеряли все.

— Значит, теперь у меня есть все три уровня, — сказал я. — Надеюсь, у меня хватит умения и зрелости, чтобы инвестировать на них.

—Я тоже надеюсь,—тихо сказал богатый папа. — Но не беспокойся. Инвес­тирование на всех трех уровнях — это работа на полный день, и на твою долю хватит трудностей в будущем—так же, как и у моих работников будут свои труд­ности в будущем.

— Выходит, суть сегодняшнего урока в том, что каждый человек склонен ин­вестировать только в то, что он считает важным и что соответствует его харак­теру, — добавил я. — Многие их твоих работников знают, что инвестирование важно для них, но пока недостаточно важно. У них есть другие, более важные для них вещи, и именно туда уходят их время и деньги.

— Абсолютно точно, — подтвердил богатый папа. — Взгляни на разницу между твоим отцом и мной. Твой отец говорит, что дом — это его самая крупная инвестиция. Для него этот дом важнее, чем портфель акций или промышленная недвижимость, в которую инвестирую я. Вот почему его дипломы и должность важнее, чем обучение основам инвестирования. Я инвестирую время и деньги в то, что я считаю важным, а он инвестирует время и деньги в то, что считает важ­ным он. Проблема в том, что теперь, когда он потерял работу и большую часть своих сбережений, он начинает узнавать, насколько не важно для реального ми­ра то, что он считал важным для себя. Он убедился, что его большой дом в действительности нельзя считать активом, и понял, что академические дипло­мы и опыт работы не помогли ему в мире реального бизнеса на инвестиционном рынке. Реальный мир сильно отличается от мира образования или правитель­ства. То, во что он инвестировал, в реальном мире не окупится.

Чтобы сберегать деньги,


Дата добавления: 2015-10-31; просмотров: 113 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: А ВЫ ГОТОВЫ СТОЛКНУТЬСЯ С РЕАЛЬНЫМ МИРОМ? | Безопасность или свобода | Богатые не работают ради денег | КОШМАР НАЧИНАЕТСЯ | Продавцов больше, чем покупателей | Предложение и спрос | КАКОВЫ ВАШИ ФИНАНСОВЫЕ ПРЕДПОЛОЖЕНИЯ? | Средний промышленный индекс Доу-Джонса в 1921—1932 годах | Никто не подвергал сомнению предположения. | ЕСЛИ ВЫ ИНВЕСТИРУЕТЕ, ТО ЭТО ЕЩЕ НЕ ЗНАЧИТ, ЧТО ВЫ ИНВЕСТОР |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Встреча с реальным миром| Большого финансового ума не надо

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.03 сек.)