Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ГЛАВА 25. Преодолев гребень горы, готовые к бою и вооруженные зайцы с треском одолели рябиновую

 

Преодолев гребень горы, готовые к бою и вооруженные зайцы с треском одолели рябиновую рощу, окатились вниз, в узкое каменистое ущелье, и неистово ринулись в бой. Майор Ловкач Леволап был уже оттеснен к небольшой пещере и оборонял вход, окруженный визжащими врагами. Обломок дротика торчал из его плеча, он был ранен в нескольких местах, но продолжал умело орудовать саблей. Враги подступали к нему плотнее и плотнее, готовые на все, лишь бы прорваться в пещеру, так тщательно охраняемую бесстрашным майором. Отряд подоспел как раз вовремя.

— А ну задайте‑ка им перцу, ребята! — крикнул Ловкач Леволап. — Еу‑ла‑ли‑а!!!

Таммо, Молния и Перехлест первыми налетели на врагов, сбивая их с ног. Гром Стальная Челюсть тут же убил двоих, выбросив вперед огромные кулачищи. Лейтенант Морион, сделав первый выпад, заработал шрам на лице, но тут же заколол обидчика. Майор Ловкач Леволап запустил саблей вслед остальным врагам, убегавшим вверх по склону ущелья, хрипло крикнув вслед:

— Догнать их и уничтожить! — потом упал на все четыре лапы, с трудом переводя дыхание.

Зайцы бросились догонять улепетывавших врагов. Сержант Ястреб бежал рядом с Молнией, стараясь не спускать глаз с вражеских спин даже тогда, когда они снова оказались в лесной чаще.

Молния бежала быстро, отдавая приказы на ходу:

— Лейтенант Морион остался с майором, так что нас одиннадцать вместе с Руссой. Сержант Ястреб, возьми Руббадуба и Миджа…

Таммо взволнованно перебил:

— А где же Русса? Ее видел кто‑нибудь?

— Наверное, приканчивает где‑то поблизости дюжину врагов этим своим посохом, — ответила Молния, и голос ее звучал уверенно, хотя уверенности она не испытывала. — Ястреб, Руббадуб, Мидж, бегите вот за теми, налево! Перехлест, ты — направо! Тарри и То‑рри — с ним! Таммо, Валери, Гром, — за мной, бежим за этими, прямо! Поглядывайте по сторонам, не заметите ли Руссу!

Зная, что, убегая от погони, они спасают свои жизни, враги бросились врассыпную в южную часть Леса Цветущих Мхов. Таммо снова начал чувствовать боль в ноге — ведь бежали они уже очень давно, — но не отставал. Он думал о том, что вот наконец бежит вместе с Дозорным Отрядом, его мечта сбылась и нечего показывать, что он устал и ему больно. Он сжал зубы и дышал только сквозь ноздри, уверенно опускаясь на лапы и не сбавляя хода.

При очередном скачке вперед на Молнию из‑за вздыбленных древесных корней бросилась крыса. Но не успела она ударить, как Молния оказалась сверху и прижала крысу к земле. Таммо заметил горностая, который также отделился от корней и пополз вдоль них. Заяц затаился и, пропустив товарищей вперед, подкрался к горностаю сзади. Тот ехидно улыбался, полагая, что всех перехитрил. Однако, пятясь назад, натолкнулся на Таммо. Удивление скользнуло по его самодовольной морде, он схватился было за оружие — но поздно. Таммо уложил его одним ударом и бросился догонять товарищей. Ему было нехорошо: холодок бежал вдоль позвоночника, лапы дрожали, несмотря на быстрый бег, а зубы выбивали дробь.



Он догнал своих удивительно быстро. Они остановились и почему‑то медленно отступали.

— Дальше нельзя! — предупредил Гром Стальная Челюсть. — Это опасно!

Таммо сделал несколько прыжков и тут почувствовал предательскую вязкую сырость под лапами. Взглянув вперед, он увидел, что враги забежали в самую глубь болота — смертельно опасное место. Молния указала на них:

— Все, больше нам здесь делать нечего. Можете опустить оружие.

Таммо в ужасе смотрел на происходящее. Все восемь врагов были уже по грудь в трясине. Они крутились и извивались, но это только ухудшало положение — они увязали все глубже и глубже. Беспощадное болото засасывало их в бездонную глушь. Только один шустрый хорек умудрился уцепиться за ветку и вскарабкаться по ней на поверхность. Рядом его товарищи, увязшие уже по самые головы, взывали к нему:

Загрузка...

— Прохвост, выручи нас, сделай что‑нибудь! Но хорек был озабочен только спасением своей шкуры. Он переметнулся на сухой участок земли, подальше от зайцев, и остановился, с интересом глядя на отчаянно орущих собратьев. Через несколько минут все было кончено, и ровная поверхность болота выглядела так, словно ничего и не произошло. Хорек по имени Прохвост отвернулся, пожал плечами и побежал дальше, держа в лапах какой‑то предмет. Таммо глядел ему в спину, и слабость разливалась по всему телу. Он не выдержал и повалился как подкошенный. Валери тут же подскочила к нему и приложила ко лбу кусочек сырого мха.

— Тамм, что случилось? Ты ранен?

Таммо, казалось, не слышал ее, он что‑то бормотал, и лицо у него стало такое, словно он повзрослел сразу на несколько сезонов.

Капитан Молния помогла Валери поднять друга и усадить.

— Ты мне можешь объяснить, — спросила она у медсестры, — что он там бормочет?

Слезы выступили на глазах Валери.

— О капитан… Он говорит… Он говорит, что хорек понес посох Руссы… ее знаменитый посох…

Молния нахмурилась и выхватила рапиру.

— Гром, за мной! Надо быстрее вернуться к майору! Детка, — обратилась она к Валери, — помоги Там‑

мо. Идите потихоньку за нами. Если встретите остальных, передайте, что мы поскакали назад.

Гром Стальная Челюсть снял огромный плащ и по‑матерински обернул дрожащего Таммо. Плащ укрыл его до самых лап, он был толстый и теплый.

— Все будет хорошо, не волнуйся! — пробасил Гром и похлопал друга по плечу.

Солнце перевалило за полдень, когда Таммо в сопровождении Валери, сержанта Ястреба, Руббадуба и Мидж, которых они встретили по дороге, вернулся в ущелье. Майор Ловкач Леволап сидел у костра, держа правую лапу на перевязи и прижимая компресс к плечу. Взглянув на майора, Таммо смог выдавить только одно:

— А Русса?

Обычно спокойное лицо Ловкача Леволапа было бледно и грустно. Он кивнул в сторону пещеры. Бросив поддерживавших его Валери и Ястреба, Таммо кинулся к низкому входу. Странное зрелище открылось ему, когда он ворвался в небольшую пещеру. Лейтенант Морион с повязкой на голове нянчил крохотного барсучонка. С видом заботливой мамы он поднес лапу к губам:

— Шшш! Я только что его убаюкал. В углу высилось что‑то, покрытое простым домотканым одеялом. Рядом с ней Русса, тоже покрытая плащом, сидела, прислонившись к песчаной стене. У Таммо вырвался вздох облегчения, он осторожно опустился на землю рядом с белкой:

— Уфф, Слава Сезонам, ты жива!

Русса медленно моргнула, ее глаза были мутны.

— К сожалению, это ненадолго, дружок. Они славно задели меня на этот раз: две стрелы и копье. Правда, и я в долгу не осталась — тоже послала нескольких на тот свет подготовить мне дорожку.

— Не говори так! — крикнул Таммо, обняв белку за худенькие плечи. — Все будет хорошо, вот увидишь!

Русса Бездома улыбнулась, закашлялась, потом сглотнула, как бы прочищая горло, и, взяв Таммо за лапу, сказала:

— Хватит глупостей, Тамм, времени осталось мало. Сиди молча и слушай меня. Передай маме, что я сделала все, что смогла… Если увидишь Осмунду, передай привет. Живи так, чтобы твоя семья гордилась тобой, Тамелло Де Формелло Кочка, и никогда не делай ничего такого, в чем тебе стыдно было бы признаться. И вот что еще: ты не обязан служить в Дозорном Отряде, если ты можешь делать лучше что‑нибудь другое.

Таммо хотел было ответить, но Русса остановила его легким пожатием.

— Да, конечно, я видела, как ты дрался, Тамм. Это было хорошо. Но тебя воспитывали иначе, чем других зайцев Дозорного Отряда. Там, в Саламандастроне, они привыкли к виду смерти. Их учат убивать врагов с самого детства.

Таммо всеми силами старался втянуть слезы обратно в глаза, но они все равно закапали на лапу Руссы.

— Ты поправишься, ты обязательно поправишься, я попрошу Валери принести все ее травы и лекарства, и мы вместе…

Русса перебила:

— Мне не помогут ни травы, ни лекарства, Тамм. Пожалуйста, перестань мочить мне лапы. Есть другие места, которые пришло время повидать. Я всегда была странницей, и теперь мне пора туда, в солнечную страну тихих полей…

Снаружи зайцы сидели и слушали рассказ майора о том, что произошло.

— Мы с Руссой бежали по вражеским следам, когда услышали крики и стоны. Это не были крики и стоны врагов, это кричали беззащитные существа. У нас не было другого выбора, кроме как броситься им на помощь. То, что мы увидели, превзошло самые худшие ожидания! Около тридцати разномастных мерзавцев издевались над старой барсучихой и детенышем. Подлецы! Ну и задали мы им жару, уж не сомневайтесь! Жаль, силы были неравны: примерно восемнадцать на одного. Барсучиху они убили. Мы отбросили их, я отнес бедняжку с малышом в пещеру. Русса защищала меня со спины; тут‑то в нее и попали две проклятые стрелы. Затем мы снова вернулись к бою, крича: «Еу‑ла‑ли‑а!» всем, кто нас услышит… А потом в Руссу вонзилось копье… Я оттащил ее в пещеру к барсукам, именно в этот момент меня полоснули по плечу и по лапе. Вот, мундир совсем изорвали… ну да не в этом дело. Хорошо, что вы услышали нас и прибежали. Я начал выбиваться из сил. Вы всех догнали?

Молния сняла мундир с плеч брата и внимательно осмотрела его.

— Да, живого места не осталось. Когда‑то еще сошьешь себе такой? Враги, враги… Да, враги разбежались в разные стороны, но и мы разделились на три части, так что все получили по заслугам, кроме одного хорька. Ему удалось перебраться через болото и улизнуть. Но я не думаю, что в одиночку он сможет сильно навредить аббатству, как вы считаете?

Сержант Ястреб налил себе горячего мятного чая из котелка над костром.

— Вряд ли. Аббатство охраняют храбрые выдры. Несладко придется этому хорьку, попадись он им.

Из пещеры показался Таммо. Его глаза были сухи, мордочка непроницаема.

— Русса Бездома скончалась.

Его голос дрожал, но он изо всех сил старался быть солдатом, достойным Дозорного Отряда. И все же слезы заструились по щекам.

Майор Ловкач Леволап встал и опустил голову.

Той же ночью они засыпали пещеру снаружи песком и приложили сверху большой камень, на котором Таммо и Валери старательно выбили простые слова:

«Русса Бездома и безымянная барсучиха покоятся здесь.

Они погибли, сражаясь против жестокого врага за свободу добрых зверей.

Пройдут долгие сезоны, но мы будем помнить о них».

Малыш‑барсучонок спал, свернувшись калачиком, между Таммо и Валери, прижимаясь к ним в поисках тепла. Таммо никогда раньше не видел барсуков и сейчас осторожно гладил малыша по полосатой голове, радуясь, что есть на свете существа, не ведающие ни о войне, ни о смерти, ни о горечи разлуки.

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 111 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ГЛАВА 14 | ГЛАВА 15 | ГЛАВА 16 | ГЛАВА 17 | ГЛАВА 18 | ГЛАВА 19 | ГЛАВА 20 | ГЛАВА 21 | ГЛАВА 22 | ГЛАВА 23 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ГЛАВА 24| ГЛАВА 26

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.024 сек.)