Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ГЛАВА 15. Длинношей постарался на славу

 

Длинношей постарался на славу. Две крысы, охранявшие палатку Дамуга Клыка, спали без задних лап рядом с опустошенными кубками. Коварная ласка предвидел, что одинокие стражи не смогут устоять при виде горячительного напитка в холодную ночь, и напоил их до бесчувствия. Удостоверившись, что парочка не проснется в ближайшее время, Длинношей пробрался к тайному месту встречи с Бором и Сигом.

Бор сжимал‑разжимал рукоять кривого кинжала и притопывал от нетерпения:

— Ну что, братан, готово? Берег чист, мы можем двигать, а?

Длинношей кивнул и подумал про себя, что лучше бы он никогда не ввязывался в это дело, не договаривался с этими ненадежными зверями убить Острейшего. Но ответил:

— Да, берег чист, как ты говоришь. Но будьте осторожны, Дамуг спит чутко.

Сиг вытащил клинок и осторожно потрогал лезвие.

— Чутко спит, говоришь? А нам по барабану, потому что ему не суждено проснуться!

Длинношей непроизвольно дернулся при этих словах.

— Ребята, вы только не забудьте: если что — вы меня не знаете. Я свою работу выполнил, все вам рассказал, дальше — дело ваше. Я тут ни при чем!

Бор резко ударил когтистой лапой, и трус покатился по земле. Сиг встал над Длинношеем и брезгливо сказал:

— Убирайся отсюда, червяк! Ты тут «при чем» еще как и утешиться можешь только тем, что мы не собираемся проигрывать. Катись, и держи на замке свой трусливый язык, понял?

Дрожа и спотыкаясь, Длинношей побрел прочь. Лис кивнул в его сторону:

— Надо будет порешить братана. Дамуга предал — и нас предаст. Но сперва нанесем визит Острейшему!

Из‑за толстого ствола дерева Дамуг и Грабля наблюдали за тем, как лис с горностаем беззвучно направляются к палатке. Как только тишину ночи пронзил лязг клинков о камень, который Дамуг завернул в одеяло и положил в палатке вместо себя, он подал знак Грабле, и тот громко засвистел в костяной свисток. Тут же из кустов выскочили солдаты, сидевшие в засаде, и ворвались в палатку, окружив Бора и Сига.

Следующий день был по‑настоящему весенним — теплым и солнечным. Грабле было позволено помочь Дамугу облачиться в боевые доспехи и плащ без петель; Острейший накинул его на плечо, небрежно приспустив одним концом на землю. Армия выстроилась при полном параде, ожидая Вождя Бродяг; все были вооружены до зубов и готовы выступить в поход. На мордах блестела свежая красная краска. Этот обычай сохранился у Бродяг с давних времен и преследовал две цели: во‑первых, угрожающий красный цвет пугал тех, кого они атаковали, а во‑вторых, яркая краска бросалась в глаза им самим, давая возможность не убивать друг друга в пылу сражения.

Дамуг поднялся на холм, откуда его было хорошо видно и слышно. Вытянув вперед меч, символ власти, он громко крикнул:

— Бродяги мои! Вы наелись? Вы отдохнули?

— Да, Острейший! — грянуло в ответ.



Дамуг довольно улыбнулся. Наконец‑то его армия выглядела угрожающе. Как мало напоминала она сейчас скопище жалких, дрожащих существ, которых он вывел с побережья! Дамуг набрал побольше воздуха и крикнул еще громче:

— Готовы ли вы грабить и убивать во главе со мной, Острейшим Мечом всех Бродяг?

И вновь дружное согласие, от которого закладывало уши, было ему ответом. Дамуг выдержал паузу и приказал:

— Предателей сюда!

Застучал барабан, послышался звон оков, и вот появились они — три сгорбленные фигуры, покрытые синяками и царапинами от побоев, прикованные друг к другу за шеи и задние лапы цепями, толкающиеся и спотыкающиеся. Это были Бор, Сиг и Длинношей. Их подтолкнули копьями, и они шмякнулись о землю перед Острейшим, а армия подалась вперед, чтобы расслышать приговор Вождя:

— Пусть эти трое послужат уроком всем, кто считает, будто меня можно обмануть. Они трусы и предатели, но я не приговорю их к смерти. Нет! Я дам им возможность искупить вину передо мной и перед вами, мои Бродяги. В первом же бою они докажут нам свою преданность, выступив первым флангом и сражаясь с врагом вот этими цепями. Цепи будут на них до тех пор, пока смерть не освободит их. А пока я запрещаю снимать с них оковы даже на время сна, равно как кормить их и поить. Чтоб ни один из вас не смел даже разговаривать с этой троицей! Это приказ Дамуга Клыка, Острейшего Меча всех Бродяг!

Загрузка...

Предателям было велено поблагодарить его за спасение жизни и поцеловать лапу. Когда с церемонией было покончено, Дамуг произвольно ткнул концом меча в направлении солдат:

— Ты и ты, подойдите сюда.

Чихун подтолкнул локтем медлительного Чесуна:

— Иди, не видишь, что ли, Острейший показывает на тебя, не на меня!

Чесун подошел к основанию холма, на котором стоял Дамуг, и Чихун вздохнул с облегчением: что бы там ни было, отдуваться теперь будет не он. Другим зверем, на которого указал меч, был тот самый толстый горностай, которого Чесун и Чихун так не любили.

Острейший обвел их мечом:

— Назовите мне ваши имена!

— Шашлык, господин. Все зовут меня Шашлыком, — ответил горностай.

— А я… а я… Чесун, Ваше Ос… Острейшество! Дамуг пристально посмотрел на них:

— Шашлык и Чесун, я назначаю вас офицерами разведки вместо Бора и Сига. У каждого из вас будет по сорок солдат в подчинении. Идите с ними на север и докладывайте мне каждые два дня, что ожидает нас впереди.

Чихун был вне себя от злости. Подпрыгивая, он бежал рядом с Чесуном, крича во все горло:

— Это неправда! Лорд Дамуг показал на меня, а не на тебя! Как мог Острейший назначить тебя, скудоумного, офицером разведки! Он меня имел в виду, увалень!

Чесун приосанился и расправил плечи.

— Ты это… потише, приятель. Я никакой не скудоумный, я теперь важный чин, вот… Так что не дразнись больше. Лорд Дамуг указал на меня, ты сам сказал и сам меня подтолкнул.

Чихун побагровел от ярости и завизжал:

— Ничего я тебя не толкал! Я хотел отодвинуть тебя в сторону, чтобы пройти, а ты и не понял, потому что у тебя мозгов совсем нет! Вот я тебе покажу!

Но Чесун, слишком неповоротливый, чтобы драться, лишь выставил вперед лапу, загораживаясь:

— Ну‑у, ты чего! Тебе нельзя теперь меня бить, я — офицер!

Но Чихун упорно шел на него, угрожающе ухмыляясь:

— Да что ты говоришь? Нельзя бить? А кто меня остановит, а, болван?

Чесун схватил бывшего приятеля за шкирку и приподнял:

— Ты, это… зря так сказал. Это плохое слово, кто хочешь обидится… Я знаю, кто тебя остановит. Эй, Шашлык! Вот этот дразнит офицеров и обзывает их!

Толстый горностай подошел и с размаху пнул Чи‑хуна в живот.

— Слушай меня, мусороед, не смей больше обзывать офицеров, если не хочешь съесть собственные слова! А ты, нытик, не давай ему больше дразниться!

Шашлык звонко стукнул крыс лбами друг о друга и ушел, оставив их потирать ушибленные места. Чесун очумело посмотрел на Чихуна.

— Тебе, это… урок впредь, вот… — пробормотал он.

Через некоторое время офицеры разведки с отрядами двинулись в путь; огромная армия выступила следом. Били барабаны, печатали шаг Бродяги, и долго еще стояла в воздухе пыль, поднятая тысячами лап всего в трех днях пути от южной границы Страны Цветущих Мхов

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 104 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ГЛАВА 4 | ГЛАВА 5 | ГЛАВА 6 | ГЛАВА 7 | ГЛАВА 8 | ГЛАВА 9 | ГЛАВА 10 | ГЛАВА 11 | ГЛАВА 12 | ГЛАВА 13 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ГЛАВА 14| ГЛАВА 16

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.009 сек.)