Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ГЛАВА 7. Никогда за всю свою недолгую жизнь Таммо так не уставал

 

Никогда за всю свою недолгую жизнь Таммо так не уставал. Солнце взошло три часа назад, а они все бежали. Лапы ломило, словно к ним подвесили гири; рюкзак, казавшийся поначалу таким легким, похоже, сейчас весил больше самого зайчонка.

А равнины, лишь слегка волнистые издалека, что стало с ними? Они превратились в высокие холмы и глубокие низины. В траве прятались острые камни, колючий чертополох норовил удержать в цепких объятиях, склоны предательски осыпались под лапами скрипучим щебнем. Солнце, которого он так ждал, теперь только слепило глаза и утраивало усталость.

Взлетев на вершину очередного холма, Таммо пошатнулся и, задыхаясь, повалился на землю. Русса Бездома тут же оказалась рядом, все такая же подтянутая, дыша ровно и пристально вглядываясь в горизонт. Краем глаза она с восторгом и изумлением поглядывала на Таммо.

— Что‑то ты неважно выглядишь, малыш. Как самочувствие?

Опустившись на все четыре лапы и низко наклонив голову, Таммо пытался отдышаться. Но не смог даже обернуться, чтобы ответить Руссе, и он отрывисто заговорил, глядя в землю:

— Не так чтоб… шибко бодро, госпожа… Пить, есть, спать… вот то… о чем я сейчас думаю.

Русса склонилась над ним.

— Послушай, малыш. Ты можешь звать меня Руссой, подругой, другом — как угодно. Но прекрати называть меня госпожой, я чувствую себя старой гусыней!

Таммо искоса взглянул на нее, и в его глазах заплясали чертики.

— Ладно, подружка, но и ты прекрати называть меня малышом, а то я начну обращаться к тебе «старая гусыня»!

Русса незаметно усмехнулась, снимая с него рюкзак. Вопреки желанию, ей начинало нравиться общество Таммо.

— Давай‑ка снимем с тебя эту тяжесть, Тамм. Здесь никак нельзя останавливаться, мы сделаем привал чуть позже.

Таммо слегка размял спину и поинтересовался:

— А почему? Нормальное место. Белка указала на два далеких холма.

— Нам надо уйти за них до полудня. Ладно, давай‑ка подзаймемся твоим образованием, мал… ммм… приятель. Подумай сам, почему лучше разбить лагерь там, а не здесь?

— Понятия не имею, подружка. Объясни. Русса надела рюкзак.

— Ну, для начала, это слишком открытое место, здесь нас видно за много миль. Хороший лагерь должен укрывать от непогоды и от посторонних глаз. Незачем всем и каждому знать, где мы.

Зайчонок слушал, открыв рот.

— Да, пожалуй, ты права.

— Могу поклясться, что права, — подмигнула белка, — но прежде, чем мы двинемся дальше, хочу объяснить тебе еще кое‑что. Днем будет жарко, и лучше будет поспать пару‑тройку часов, чтобы восстановить силы. Перекусить мы сможем перед сном, это полезно для пищеварения. А вот если бы мы поели и попили сейчас, то потом, на сытый желудок, мы добирались бы в два раза дольше. Ну а теперь — в путь, приятель. Я понесу рюкзак, это будет по‑честному.

Таммо заскользил вниз по глинистому склону. После недолгого отдыха он чувствовал себя намного лучше, да и бежать без рюкзака было легче.



— Конечно, по‑честному, — крикнул он Руссе, — учитывая вес твоих тридцати блинков!

Русса оценила шутку, но молниеносно отреагировала:

— Эй, потише там, на ослабевшем фронте! А то сейчас так припущу, что будешь целый день пыль глотать. Пользуясь тем, что находится у нее за спиной, Таммо состроил белке рожицу.

— Нет проблем, подружка Русса, беги впереди, да только не слишком быстро.

Русса тряхнула головой, задев высокую траву, еще мокрую от утренней росы:

— Закрой рот и работай лапами, Тамм! За всю свою жизнь я не трепала языком столько, сколько с тобой. Экономь дыхание, не трать его попусту, — это еще один урок выживания, который ты пока не усвоил.

— О, как ты права, мудрейшая из белок! Отныне мой непослушный рот на замке, слушаюсь и повинуюсь!

— Очень хорошо, молчи и не отставай.

— Слышу, следовательно, подчиняюсь, о благоразумнейшая из белок!

— Любишь, чтобы последнее слово оставалось за тобой, да?

Загрузка...

— Только потому, что вы так молчаливы, о проницательнейшая из белок!

— Ах ты, насмешливый негодник! Между прочим, здесь я командую!

— Нехорошо оскорблять низших по званию, пользуясь своим положением. Ой! Ай!

Не глядя под лапы, Таммо поскользнулся на мокрой траве и опрокинулся на спину. А так как они бежали по склону, он покатился вниз и остановился, лишь ткнувшись о камень.

Русса пронеслась мимо, глядя вперед и победоносно улыбаясь.

— Я же говорила, у нас пока нет времени на привал, так что не залеживайся тут!

Многому научился Таммо в это утро. А днем они остановились на вершине, еще недавно казавшейся такой далекой, и Русса указала место для лагеря. Внизу, у подножия холма, бежал по камушкам прозрачный ручей, с журчанием спотыкаясь о небольшой водопад. Заросли дикой бирючины и кизила на берегу могли послужить хорошим укрытием от посторонних глаз и солнца.

Весь в пыли, разгоряченный бегом, Таммо аж облизнулся при виде холодной воды. Он ловко отдал честь Руссе и по‑военному отчеканил:

— Разрешите погрузиться в холодную воду! Невозмутимая белка лишь передернула плечами:

— Как хочешь, приятель.

Взвизгнув от восторга, зайчонок скатился вниз по склону.

Русса немного отступила назад и, срезав угол, направилась к месту привала с другой стороны.

Сбросив портупею и кинжал на берегу, Таммо с разбегу кинулся в воду. Она оказалась такой ледяной, что у бедного зайца аж дух захватило, — он закричал и быстро заработал лапами. Да, хорошо снова почувствовать себя живым в такой день! Раскрыв пошире рот, Таммо встал под водопад, жадно глотая вкусную холодную воду. На миг он застыл, потом опрокинулся на спину и с восторгом забарабанил по воде всеми четырьмя лапами.

— О‑ла‑ла! Вот это мне нравится! Лентяйка, ты только посмотри: юное создание вкушает радости жизни ранней весенней порой.

Таммо быстро встал в воде, отфыркиваясь и протирая глаза, чтобы разглядеть, кто это говорит.

Два хорька, высоких и тощих, облаченных в лохмотья, стояли на берегу. У той, к кому была обращена речь, в лапах был лук со стрелой, а у другого ‑

дротик, воткнутый пока что в землю, потому что он примерял портупею Таммо.

Зайчонок понял, что влип. Озираясь по сторонам в поисках Руссы и никого не увидев, он указал на свое снаряжение:

— Э, друзья, я что хочу сказать… это мои вещи… да‑да, те, что вы сейчас так здорово примеряете! Лентяйка наставила стрелу на Таммо и недобро улыбнулась, обнажив ряд кривых серых зубов.

— Фа‑фа‑фа! Большеплох, ты только послушай, какие мы манерные. Может, ты просто не подумал о том, что это чужие вещи, а?

Большеплох как раз застегнул портупею и теперь помахивал кинжалом, с восхищением рассматривая лезвие.

— Вот как он ставит вопрос! Интересно. А мне, Лентяйка, все представляется несколько иначе: этот зверь пришел неизвестно откуда и стал купаться в нашей воде. Он расплескивал ее, пил и ничуть не церемонился. Взгляни на него! Он вовсе не чувствует себя виноватым, хотя это именно он воспользовался чужим добром!

Таммо неподвижно стоял в воде. Он постарался улыбнуться как можно добрее и сказал, обращаясь к коварной парочке:

— Ребята, я правда извиняюсь. Я и понятия не имел, что ручей принадлежит вам. Я немедленно выпрыгиваю!

Большеплох выдернул из земли дротик.

— Вот‑вот, о том и речь, мой юный друг. Выпрыгивай и расплатись за пользование нашей водой. А если у тебя нет больше ничего ценного, кроме этого снаряжения, побудешь рабом, пока не отработаешь украденное. Лентяйка, пристрели его, если вздумает рыпаться!

Лентяйка натянула лук и направила стрелу прямо в лоб Таммо. Вдруг просвистел деревянный посох, стрела сломалась ровно пополам, а лук упал на землю. Русса вылетела из зарослей словно молния, столкнула Лентяйку в воду и бросилась на Большеплоха. От удара в живот он согнулся пополам и принялся хватать ртом воздух. Таммо перебежал ручей вброд и, когда Лентяйка попыталась выбраться, нанес ей сокрушительный уда}), лягнув задними лапами. Та снова упала в воду, и Таммо навалился сверху всем своим весом.

Русса стащила портупею с Большеплоха, подняла свой посох и распрямилась, глядя, как хорек медленно приходит в себя. Наконец он вскочил, схватился за дротик, но Русса сделала маленький шажок в сторону и быстро нанесла ему три удара по затылку, от которых хорек распластался на земле.

Даже не глядя больше в его сторону, белка обратилась к Таммо:

— Лучше поставь ее вертикально, приятель, пока вы оба не утонули.

Таммо вытащил брыкавшуюся Лентяйку из воды, потом протер глаза и с негодованием посмотрел на Руссу:

— Почему ты не сказала о них? Зачем ты отпустила меня купаться?

Русса наотмашь ударила Лентяйку и придавила горло посохом, а потом безразлично передернула плечами:

— Да я и сама не знала о них. Ты, кстати, тоже мог бы не прыгать в воду как оголтелый. Я привыкла сперва проверять место, а уж потом отдыхать, что и тебе советую.

Таммо вздохнул с облегчением, взяв в лапы портупею, которой чуть было не лишился.

— Еще один урок, да?

Русса дружески похлопала его по спине.

— Зришь в корень, приятель.

Хорьки сидели на берегу, тряся головами и пытаясь понять, что произошло. Русса обошла вокруг них, поглядывая на Таммо, который вытащил из кустов припрятанный белкой рюкзак.

— Что скажешь? Убить нам этих обманщиков или отпустить?

Таммо поразило то, каким ледяным тоном были произнесены жестокие слова.

— Русса Бездома! — воскликнул он, и голос его задрожал от возмущения. — Ты же не собираешь и вправду убить их?!

Но Русса осталась невозмутима.

— Ты знаешь, почему я до сих пор жива? Потому что все мои враги мертвы. Можешь не сомневаться, Таммо, эта парочка убила бы тебя — просто так, для забавы, — если б я вовремя не подоспела.

Хорьки жалобно заскулили:

— Нет‑нет, господин, не слушайте ее, мы просто шутили!

— Мы не убийцы, господин, мы просто очень бедны, у нас ничегошеньки нет!

Русса скривилась, глядя на них.

— Ага, а я — маленькая певчая птичка с лягушонком для дяди.

Таммо встал между белкой и хорьками.

— Нет, Русса, я не дам тебе убить их!

Белка присела, развязала рюкзак и достала несколько блинчиков, испеченных Мудрой Дум.

— Ха, да пожалуйста! Охота была руки марать об эдакую пакость. Делай с ними что хочешь.

Таммо бросил в воду оружие хорьков и вытащил кинжал, глядя на дрожащую парочку.

— Поднимайтесь и валите отсюда, ребята. Я не хочу больше видеть вас — никогда, слышите? Пошли вон, быстро! А то отдам вас на растерзание Руссе!

Лентяйка и Большеплох рванули без оглядки, словно на них охотилась стая орлов. Таммо поднял вверх кинжал.

— Так‑то, будете бояться настоящего оружия! Русса набрала в кружку воды из ручья.

— Это было твое решение, приятель.

— Что значит «мое решение»?

— Скоро узнаешь. Ладно, помнится, ты был голоден? Иди‑ка приложись как следует к этим лакомствам.

Они съели по нескольку блинчиков с медом, по куску холодного морковного пирога и выпили по большой кружке воды. Солнце припекало не по‑весеннему жарко, и после всего пережитого Таммо потянуло в сон. Выбрав подходящее местечко в тени кустарника, он прикорнул. Русса села, опершись спиной о ствол дерева, и тоже задремала, но сон ее был чутким.

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 101 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ГЛАВА 1 | ГЛАВА 2 | ГЛАВА 3 | ГЛАВА 4 | ГЛАВА 5 | ГЛАВА 9 | ГЛАВА 10 | ГЛАВА 11 | ГЛАВА 12 | ГЛАВА 13 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ГЛАВА 6| ГЛАВА 8

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.018 сек.)