Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ГЛАВА 22. Дымясь и шипя, огромный раскаленный кусок железа опустился в чан с холодной водой

 

Дымясь и шипя, огромный раскаленный кусок железа опустился в чан с холодной водой. Красноокая Крегга подождала, пока он окончательно остынет и затвердеет. Потом медленно и осторожно она извлекла его на свет. Это было необычное оружие в форме пики, боевого топора и крюка одновременно, с большим острым наконечником наверху и широким тяжелым обухом сбоку. Обух был с толстой ножкой, но сужался к краю, верхняя часть которого переходила в острый крюк. Настоящая алебарда вместе с топором‑крюком — оружие, которое называется «бердыш».

Барсучиха повернула его так и эдак, поднимая, опуская и взвешивая в лапах. Потом, удовлетворенная полученным результатом, она перешла к следующему этапу. Теперь оружие надо было вновь закалить и сделать острым. Но не заточить, а выковать, да так, чтобы ни один из элементов не сломался и не сточился, налетев на камень.

Она разогнулась, только когда услышала настойчивый стук в дверь, а следом голос Шишечки:

— Скороход Десяти Сезонов явился, чтобы доложить о результатах патрулирования западного берега!

Крегга ждала этого два дня. Она крикнула:

— Ну так не стой там, входи, входи!

Зайчиха стремительно вошла, хлопнув дверью, и энергично отдала честь:

— Патрулировала с севера на запад! Следов врага нет, следов майора Ловкача Леволапа нет. Встретилась пара береговых жаб, они держали дистанцию. Все!

Крегга слушала, на какое‑то время забыв о работе, решительно кивая большой полосатой головой.

— Хорошо, Скороход. Это все, что мне нужно было узнать. Вольно!

Шишечка приняла положение «вольно» и уставилась на оружие, которое Крегга приподняла большими щипцами.

— Ну что, как тебе это нравится? — спросила Крег‑гаю — Теперь я буду сражаться вот этим.

Зайчиха смотрела во все глаза:

— Грозное оружие. Страшное.

Оставив его на наковальне, Крегга искоса взглянула на Шишечку:

— Скажи мне честно, малышка, ты готова стать солдатом Дозорного Отряда?

Зайчиха мигом выпрямилась, выпалив:

— Что?! Ну конечно! То есть да!

Огромная лапа ласково опустилась Шишечке на плечо.

— Да, мне тоже кажется, что ты готова. У тебя есть оружие?

— Оружие? Боюсь, нет. Только праща и небольшой нож. Полковник не советует Скороходам носить тяжелое оружие.

Крегга обвела лапой стены кузницы.

— Ну тогда выбирай. Но не торопись, — приостановила она Шишечку, — помни о том, что от выбора оружия зависит жизнь.

Зайчиха медленно пошла вдоль стены, слегка касаясь лапой то лезвия, то наконечника копья и рассуждая вслух:

— Так, это слишком тяжелое для меня… Я никогда не вырасту такой, как Гром Стальная Челюсть. Мне надо что‑то полегче, чтобы его можно было повсюду носить с собой и быстро доставать в случае необходимости… Ага! Вот эта небольшая сабля, я думаю, в самый раз.

Крегга одобрительно улыбнулась.



— На твоем месте я выбрала бы то же самое. Что ж, снимай ее и попробуй на вес.

Шишечка благоговейно сняла саблю с гвоздя, ощутив приятную легкость длинного, слегка загнутого лезвия. Ручка была удобной, оплетенной мягким плисом, с выгнутым эфесом для защиты лапы. Сабля была так хорошо наточена, что, когда ее счастливая обладательница слегка рассекла воздух, раздался тонкий свист.

Внезапно Крегга выросла совсем рядом, приняв фехтовальную стойку и держа в лапах кочергу вместо шпаги:

— Защищайся!

Шишечка со звоном отразила удар, и поединок начался. По мере фехтования Крегга комментировала выпады Шишечки и подбадривала ее:

— Так, неплохо! Шаг, шаг, пригнись! Шаг, шаг, выпад! Назад, в сторону! Лапу выше! Помни: сабля — продолжение лапы, не держи ее в одном положении, она должна жить! И раз, и два, и выпад, и закрылась! Встречный удар, шаг, шаг, восьмерка на уровне плеча! Лапы не опускать, выше, выше!

Быстрым встречным ударом барсучиха обезоружила ученицу; сабля отлетела, вонзившись в дверной косяк.

— Довольно, довольно! Где ты научилась так хорошо фехтовать? Ты меня удивила!

Загрузка...

— У лейтенанта Мориона, моего дяди. Но, как видно, не так уж хорошо.

Крегга вытащила саблю и протянула ее Шишечке эфесом вперед:

— Брось! Если бы ты фехтовала лучше, я бы уже была убита. Ты что, хотела в первом же поединке победить саму правительницу Саламандастрона?

Зайчиха приняла саблю с широкой благодарной улыбкой.

— Ну что Вы. Спасибо Вам за оружие и за урок.

В ту же ночь список рекрутов Дозорного Отряда был вывешен на дверях Большой Столовой. Все толпились тут же, шумя и проталкиваясь вперед в надежде найти свое имя. Сержант строевой подготовки Удар Булава, отвечающий за подготовку и дисциплину новобранцев, сидел в офицерской Столовой рядом с полковником Ясноглазом и посматривал через дверной проем в соседний зал. Он и полковник были старыми друзьями, ровесниками, отслужившими бок о бок не один сезон.

Ясноглаз слегка постукивал тростью об угол стола.

— Лучше бы уж Госпожа Крегга поручила составлять этот список кому‑нибудь другому, а не мне. У меня сердце кровью обливается, когда я смотрю на этих зеленых юнцов, рвущихся в бой. Наслушались историй, а жизни не представляют.

Сержант понимающе кивнул, потягивая пиво.

— Да, в наше время все было не так. Надо было вырасти, а уж потом служить. Помнится, отец говорил: «Вот когда будешь наклонять голову, входя в дверь, тогда и пойдешь в рекруты». Этим ребятам надо расти еще сезон, а то и два, прежде чем они начнут нагибать головы. Да…

Полковник указал глазами наверх, туда, где была кузница:

— Это все Госпожа Крегга. В жизни не видел никого, более одержимого местью. Она мне лично призналась, что не успокоится до тех пор, пока не уничтожит Гормада Тунна и армию Бродяг. Она готова идти за ними хоть на край света. Слыханное ли дело: правительница Саламандастрона покидает свою гору, чтобы сражаться неизвестно где. Хорошо, что она берет только часть гарнизона. Если бы не я, она всех заставила бы идти за собой.

Сержант допил пиво и решительно поднялся.

— Простите, полковник, но мне пора. Надо построить их перед ужином. Ох, смотрите‑ка, малышка Чива рыдает… Понятно, ее, видимо, не включили в список.

— Я в курсе. Мы с ее отцом решили, что она еще слишком мала для этого. Лучше Чива поплачет сейчас, чем мы будем оплакивать ее потом. Идите, сержант, и не волнуйтесь. Я поговорю с ней.

Сержант строевой подготовки Удар Булава вошел в Большую Столовую, громко скомандовав:

— Внимание, новобранцы! Все, включенные в список, стано‑вись! Пойдете со мной. Я представлю вас Госпоже Крегге и подберу оружие каждому. Вести себя прилично, отставить разговоры! Особенно это относится к тебе, Словохот. А теперь внимание! Шагом марш!

Когда зал опустел, полковник Ясноглаз подошел к Чиве, захлебывающейся от слез в уголке. Старый воин протянул ей большой носовой платок в красную крапинку.

— Ну‑ну, успокойся, не надо так убиваться… Хватит, ты затопишь слезами весь зал. Давай‑ка высморкайся и расскажи спокойно, в чем дело.

Чива раскачивалась взад‑вперед, всем телом сотрясаясь от рыданий.

— Ву‑у‑ху‑ху‑ху… Ммм… меня… ннн… не внесли… в… в… в список…. Ву‑у‑ху‑ху‑ху!

Ясноглаз выпрямился и сказал как можно строже:

— Естественно, не внесли! Мы совершенно сознательно решили оставить тебя здесь. Хочешь узнать почему?

— Ппп… потому что… я еще очень… ммм… маленькая… Ву‑у‑ху‑ху‑ху!

Коротко подстриженные усы полковника ощетинились.

— Кто сказал тебе такую нелепость?! Мы решили оставить тебя потому, что в крепости тоже нужны воины, смелые и отважные, как ты. Что если нападут Морские Крысы или пираты? Госпожи Крегги и Дозорного Отряда не будет, кто же защитит крепость, а? Чтобы быть воином и защитником, не обязательно патрулировать с Дозорным Отрядом. Шишечка, ты согласна? Полковник незаметно подмигнул Шишечке, сидящей неподалеку и полирующей саблю.

— Совершенно согласна, господин! Я была бы вне себя от радости, если бы меня оставили охранять крепость.

Чива наконец‑то подняла заплаканную мордочку.

— Ппп… правда?

Шишечка хмыкнула так, словно ответ подразумевался сам собой.

— Еще бы! Радовалась бы вовсю! Чем скакать с места на место с Дозорным Отрядом, лучше уж тренироваться здесь. Может, оставите и меня, а, полковник?

— Извини, Шишечка, приказ есть приказ. Вот отправлю вас, новобранцев, и начну делать из Чивы настоящего офицера. Итак, Чива, вот тебе первое задание: иди и умойся холодной водой. Вовсе не обязательно, чтобы каждый видел будущего офицера, заливающего зал горючими слезами. Ты согласна со мной?

Окрыленная Чива быстро вскочила, скомкала платок и, чуть ли не смеясь от радости, побежала умываться. Полковник благодарно улыбнулся Шишечке.

— Спасибо, деточка, ты мне очень помогла. Удачи тебе, да смотри — не протри свою саблю до дыр, уж больно усердно ты ее чистишь!

После ужина все рекруты положили лапы на стол и принялись так громко стучать, что столовая задрожала. Так традиционно начиналось веселое посвящение в рекруты Дозорного Отряда.

Полковник Ясноглаз исполнял свою роль превосходно. Решительно выйдя из офицерской столовой, он поднял трость вверх, призывая всех к тишине. Когда зайцы смолкли, он произнес, и это тоже была часть традиции:

 

Что за странные ребята здесь, в Большой столовой,

Сотрясающие воздух шумно и упорно?

 

Пушистик встал и продекламировал в ответ:

 

Мы не странные ребята, мы служить готовы

И в Отряд Дозорный рвемся, грозны и суровы.

 

Полковник кивнул и ушел обратно в офицерскую столовую, откуда донесся его зычный голос, обращенный к ожидавшему сержанту:

 

Просыпайтесь‑ка, сержант.

Ваши рекруты спешат!

 

Появление сержанта Удара Булавы в дверях столовой было встречено всеобщим ликованием. Он вылетел, изображая свирепость и непреклонность, — настоящий сержант строевой подготовки из детского кошмара! Сержанты всегда одевались как‑нибудь особенно по такому случаю, и Удар Булава не был исключением. Его талию украшал широкий пояс со свисающими пучками сушеного щавеля — эти пучки были как бы ушами рекрутов, которые он отрубил за неподчинение. Вокруг задних лап обвивались длинные белые коренья, символизирующие выпотрошенные внутренности новобранцев, а через плечо свисали шарики хлопка — «хвосты». Вся форма сержанта была обильно украшена образцами флоры и фауны, и каждый элемент символизировал рекрутское наказание.

Но вот дикое поведение сержанта Удара Булавы резко прекратилось, и уже в следующую минуту он сердечно пожимал лапы обступившим его зайцам, тепло приветствуя их:

— Добро пожаловать в Дозорный Отряд, ребятки! Надеюсь, вы нас не посрамите!

Красноокая Крегга нашла древко для нового наконечника. Это древко было толстым, крепким и высоким — выше самой барсучихи. Из темной гладкой древесной породы, наподобие той, из которой был посох Руссы Бездомы, это древко было выброшено на берег волнами много сезонов назад. Все это время оно хранилось в кузнице и вот теперь пригодилось. Крегга заработалась за полночь, прилаживая, подгоняя и прибивая устрашающий наконечник к древку и приговаривая:

— Спи‑спи, Гормад Тунн. Спите и вы, Дамуг, и Бирл, и все Бродяги. Недолго вам осталось, потому что я уже иду и несу вам сон, от которого вы никогда не проснетесь, разорви меня горностай!

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 106 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ГЛАВА 11 | ГЛАВА 12 | ГЛАВА 13 | ГЛАВА 14 | ГЛАВА 15 | ГЛАВА 16 | ГЛАВА 17 | ГЛАВА 18 | ГЛАВА 19 | ГЛАВА 20 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ГЛАВА 21| ГЛАВА 23

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.018 сек.)