Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 9. Люка переодевался к ужину, и вдруг отрывки сна, словно кадры из фильма

 

Люка переодевался к ужину, и вдруг отрывки сна, словно кадры из фильма, возникли у него в голове. София уже давно ему не снилась.

Неужели его мозг так отреагировал из-за того, что он привез сюда Катерину?

Все дело в чувстве вины... Вины из-за того, что у него появилось будущее, а для Софии все уже кончено.

Теперь у него есть надежда на счастье, на то, что и ему суждено самое лучшее: растить своих детей, видеть, как они взрослеют, сделать так, чтобы они выросли достойными людьми...

Уставившись в зеркало, Люка видел вовсе не себя. Его накрыла волна воспоминаний: как счастливых, так и самых мрачных. Последние несколько недель до смерти Софии совместное существование стало невыносимым. Много раз он в отчаянии хотел попросить ее о разводе. И только боль, и осуждение в ее взгляде не давали ему сказать эти слова. Он не мог дать жене того, чего она хотела больше всего на свете, а она во всем винила его. И когда София обнаружила истинную причину, по которой они не могли зачать ребенка, то и вовсе отдалилась от него. Она ушла в себя и никого к себе не подпускала. Люка не мог ничего с этим поделать.

После смерти Софии Люка долго не мог оправиться, но сейчас, получив возможность трезво взглянуть на их отношения, он уже сомневался, что они бы до сих пор были вместе, если бы она не решилась на такой ужасный шаг.

Какое будущее ждало его рядом с женщиной, в глазах которой он не видел ничего, кроме сожаления? С женщиной, для которой счастье было связано только с материнством, и которая эмоционально и физически отдалилась от самого дорогого ей человека. В браке необходимо все препятствия преодолевать вместе, иначе муж и жена становятся чужими друг другу, а их союзу приходит конец.

Внезапно мысли Люки вернулись к Катерине. И от осознания того, что она ждет его на террасе, у него появилось такое теплое и трепетное чувство, какого он уже много лет не испытывал. Она с ним, здесь, в месте, которое он считал своим единственным настоящим домом.

Из спальни Люка вышел уже в более спокойном, если не приподнятом настроении. Когда Катерина спросила его про Софию, в ее темных глазах читались забота и сочувствие, которые его тронули до глубины души. Но он привез ее сюда не для того, чтобы она сочувствовала ему, а чтобы получила положительные эмоции.

Уж об этом он позаботится.

 

Вечер был хоть и теплый, но еще не летний, а на Катерине было лишь легкое льняное платье персикового цвета. Похожее на тунику, с разрезами по бокам, которые так сексуально приоткрывали ее стройные ноги. Обычно она носила его с широким черным поясом, выгодно подчеркивавшим ее тонкую талию, но сегодня она решила, что он будет лишним.

Кейт сидела за столом, накрытым красивой скатертью, и потягивала минеральную воду из бокала, наслаждаясь каждым глотком великолепного воздуха и последними лучами заходящего солнца. Мысль о том, что Люка присоединится к ней с минуты на минуту, заставляла ее нервничать и кружила голову.



Когда он появился, его вид был уже другим. Люка казался отдохнувшим и свежим после душа. Он был в простых, но стильных, чуть поблекших брюках и легкой белой рубашке. Кейт почувствовала непреодолимое желание обнять его. Но было ли у нее на это право?

Даже после того, что произошло вчера, Кейт сомневалась, что Люка правильно воспримет такой жест.

― Орсетта говорит, мы привезли хорошую погоду с собой, — сказал он, садясь рядом с Кейт. — Говорит, дождь лил уже почти две недели и только вчера вечером перестал. Это хороший знак.

― Она верит в знаки? — улыбнулась Кейт.

― А почему бы нет?

Люка пожал плечами.

― А наша встреча у тебя в офисе — когда я понятия не имела, что иду устраиваться на работу к тебе, — это хороший знак?

Сердце Кейт забилось, как только она встретила серьезный взгляд, направленный на нее.

― Надеюсь, что да, — кивнул Люка.

В его ответе не хватало уверенности, и разочарование легло тяжелым камнем на сердце Кейт.

Загрузка...

― Ты выглядишь просто волшебно сегодня, — добавил он, жадным, хищным взглядом, окинув ее с ног до головы.

Кейт словно огнем обожгло, ей понадобилась вся сила воли, чтобы не позволить его откровенному взгляду сбить ее с мыслей.

― Я надеюсь, ты не жалеешь о том, что привез меня сюда.

― Почему я должен жалеть, ведь я сам попросил тебя об этом?

― Ну... после того, что произошло раньше. Ты расстроился. И я решила... может, ты передумал... Вообще-то не в моих привычках расспрашивать о таких вещах...

― Это из-за моего сна?

― Да. Тебе снилась твоя жена, Люка. Очевидно, ты с ней жил здесь раньше. И я подумала, тебе неприятно, что чужая женщина находится в этом доме. Не она. Я чувствую себя очень неуютно из-за этого.

― Ты делаешь неправильные выводы! — Он опустил взгляд, пытаясь справиться с сильными эмоциями и обрести контроль над собой. — Что произошло — то произошло, все в прошлом. Кроме того, я предпочитаю не думать о той части своей жизни. Особенно сегодня. Вместо этого, я хочу тебя попросить о чем-то очень важном, Катерина.

― Важном? — эхом отозвалась она, и тут же заерзала на стуле от нетерпения и волнения.

― Да. Я считаю, нам надо пожениться. Думаю, это будет правильно, учитывая обстоятельства.

― Правильно...

― Да, я прошу тебя стать моей женой, Катерина.

Сейчас он смотрел на нее с надеждой. От прежних эмоций не осталось и следа.

Кейт же была повержена в смятение. Она сама не понимала, что именно испытывает: в первый момент ее охватила радость, но почти моментально она сменилась злостью и разочарованием. Не так она себе все представляла... Это неправильно, ведь Люка делал предложение, исходя из того, что «так должно быть», а не из желания стать ее мужем.

― Хочешь сказать, мы должны пожениться только из-за ребенка?

Ее руки сжимали чугунные ручки стула.

― Не только из-за ребенка. Я верю — между нами есть что-то, и это чувство крепнет с каждым днем. Ты не согласна?

― И что же это за чувство?

Кейт была в негодовании. Звучит так, словно он говорит об очередном проекте.

Нет, это вовсе не те слова, которые она надеялась услышать.

― К тому же, — он пожал плечами, словно не понимая причин ее раздражения, — разве того, что ты ждешь ребенка, недостаточно, чтобы я желал жениться на тебе? Это честное решение.

― Забудь о чести на минуту! Давай мыслить реалистично. — Ноги Кейт задрожали, и она положила ладони на них. — Ты просишь меня выйти за тебя замуж, но тебя не интересуют ни мои чувства, ни мое мнение! Я не просто ношу твоего ребенка! Я еще и женщина! Женщина со своими надеждами и мечтами, и брак ради удобства вовсе не входит в мои планы! Как мы будем растить ребенка вместе, Люка, если ты держишь меня на расстоянии? Эмоционально, по крайней мере. Ты даже не хочешь рассказать о своей жизни, о вещах, которые сделали тебя таким, какой ты есть. О Софии, например. С утра ты шокировал меня рассказом о том, что произошло с твоей женой... Но когда я задала вопрос, ты ушел от ответа. Ты просто ставишь стену между нами. И если я не узнаю, чем ты живешь, о чем переживаешь, как я буду жить с тобой? Как можно выйти замуж за человека, который не хочет делиться с тобой своим внутренним миром? За человека, которого ты не знаешь? Из этого ведь и состоит брак — из того, чтобы вместе быть и в счастье и в горе, делить мечты и надежду на двоих, а не просто спать в одной кровати! Этого недостаточно для счастливого брака, а брак без счастья ни к чему хорошему не приведет, а только причинит страдания ребенку... Даже большие, чем если он будет с самого начала расти без отца.

Люка был ошеломлен такой эмоциональной реакцией. Он даже не подозревал, что в душе Кейт бурлят такие эмоции. Он перевел дух и покачал головой.

Кейт сняла руки с коленей, поняв, что ей все равно не справиться с дрожью. Сейчас на кону слишком многое, чтобы она могла оставаться спокойной. А Люка не торопится отвечать на ее гневную речь. Кейт почувствовала, как надежда в ее душе гаснет, сменяясь опустошенностью. Он не станет реагировать на ее обвинения.

Слезы начали подступать к ее огромным испуганным глазам.

― Мы отдыхали с друзьями, — медленно начал Люка. — Катались на яхте вдоль южного берега... Амальфи, если быть точным.

Кейт откинулась на спинку стула, внимательно слушая каждое его слово.

― София загорала на лежаке. Она попросила меня принести ей книгу, хотела попытаться отвлечься от мрачных мыслей. — Люка посмотрел на Кейт и сглотнул комок, подступивший к горлу. — Мы переживали тяжелый момент в жизни... На протяжении трех лет у нас не получалось зачать ребенка. И решили провести полное обследование, найти причину. Оказалось, дело было в Софии... В общем, мы не могли иметь детей. Она была подавлена. А ведь мы с первых дней нашей совместной жизни хотели детей, хотели полноценную семью. Я был один у родителей, и они оба умерли, едва мне исполнилось двадцать один год. Мне хотелось, чтобы эта красивая вилла, которую они мне оставили в наследство, была наполнена детским смехом. София же была одной из шестерых девочек, еще у нее был брат, который умер младенцем. Она мечтала подарить родителям внука. Но родись у нее дочка, она и тогда была бы счастливейшей женщиной на земле. Все три года мы надеялись, ждали... Я говорил ей об усыновлении, я был бы рад этому так же, как и рождению своего собственного ребенка. И я, правда, так считал. Но София была не согласна. Она каждый день просыпалась и засыпала в слезах. Затем она стала все больше и больше отдаляться и, в конце концов, уже едва разговаривала со мной. Мы перестали спать вместе, перестали разговаривать, смеяться. Она уходила в другую комнату и почти все время предавалась унынию. — Люка потер лицо ладонями — было видно, что каждое слово ему дается нелегко. — В то утро, — продолжил он, — где-то через полчаса после того, как я оставил ее с книгой на палубе, я вернулся... и обнаружил, что ее нет. Я решил, она пошла в каюту, проверил, но и там ее не было. Тут меня охватила паника, я побежал к друзьям, попросил, чтобы они помогли мне найти ее... С каждой секундой становилось все страшнее и страшнее. Вскоре всем стало ясно, что Софии больше нет. — Он нахмурился — все словно случилось вчера. Люка сделал глоток воды. — Тело нашла позже береговая охрана... Там, где она находилась, были высокие перила. Она никак не могла упасть за борт случайно. Полиция провела расследование и сделала заключение, что смерть наступила вследствие суицида. Она так решила... решила, что будет проще распрощаться с жизнью, чем дальше влачить существование без смысла. Она не подумала ни о родителях, ни обо мне, ни о себе. Кто знает, может, со временем врачи бы смогли ей помочь... — Люка провел рукой по подбородку и пристально посмотрел на Кейт. — Знаешь, что мне не дает покоя все эти три года, что я действительно хочу знать? Была ли в этом моя вина? Не я ли подвел ее к этому решению тем, как сильно хотел иметь ребенка? Может, я слишком давил на нее?

— Не похоже, чтобы это было так... — Ее сердце щемило от того, каким страшным способом жена Люки ушла из жизни. А еще ее пугало, как Люка мог столько лет жить с пониманием того, что он, вероятно, подтолкнул другого человека к такому решению. Она протянула руку и крепко сжала его пальцы. — София хотела детей не меньше твоего, а, похоже, даже больше. Для некоторых женщин это самое важное в жизни — стать мамой. У меня была подруга Дебора. У нее был очень заботливый, замечательный муж, но она не могла забеременеть. И в итоге мысли о беременности настолько ее поглотили, что их брак распался. Вскоре, после их развода, я встретила ее уже бывшего мужа, и он сказал мне, что был вынужден покинуть ее, потому что у него пропало ощущение того, что он живет. Моя подруга больше хотела ребенка, чем его. Дебору больше ничего не интересовало. С ней было невозможно поговорить о чем-то другом. Но, несмотря ни на что, в браке надо заботиться друг о друге... Тогда все переживания делятся на два. Когда тебя поддерживают, становится легче... это уже не только твоя проблема, но и твоей половинки. А еще надо быть открытыми друг с другом. Я, конечно, могу говорить так потому, что не была в подобной ситуации, но именно так я представляю себе брак. — Сочувствующе улыбнувшись, Кейт провела по его ладони рукой. — Как бы там ни было, София сделала то, что сделала, — продолжила она. — Видимо, ее страдания уже стали невыносимы для нее самой. Они перешли все границы, и уже никто не мог помочь ей. Даже любящий муж. Я сожалею о том, что вам пришлось пережить в стремлении иметь собственного ребенка. Но больше сожалею о том, что ты себя винишь в смерти Софии.

Люка не знал, что ответить. Еще никто не относился к нему с такой добротой и пониманием. Обычно люди выражали свое сочувствие и старались сменить тему. Им было неудобно, они не знали, как вести себя.

Но сейчас он позволил себе помечтать, что жизнь может быть совсем другой рядом с ней. И он этого хотел больше всего на свете! Люка подумал, что история, которую описала Кейт, вполне могла быть его. София даже не смотрела на него последние недели своей жизни. Может, он рассуждает эгоистично, но понять насколько — способен только человек, оказавшийся в подобной ситуации.

Только сейчас Люка осознал, насколько отвергнутым чувствовал себя тогда. Были моменты, когда он не знал, куда деваться от одиночества.

После смерти Софии он не открывался никому. Он не позволял ни единой душе посочувствовать ему, не позволял себе быть слабым. Люка добровольно посадил себя в темную пещеру недоверия, в то время, как остро нуждался в чьей-то поддержке. В то время ему казалось, что в жизни для него ничего не осталось, кроме боли. Но рядом с Кейт все по-другому. Почему-то сейчас, искренность не казалась ему проявлением слабости.

― Я бы хотел кое-чего, — сказал Люка, встав.

Он подал руку Кейт и помог ей подняться. Теперь она была так близко, что он ощутил нежный аромат, исходящий от ее кожи, и этот аромат моментально вскружил ему голову.

― Все что угодно, — ответила она.

― Поцелуй.

Он наклонился и нежно прикоснулся губами к ее губам. Он погладил ее подбородок и шею. Обхватив девушку за талию, он снова приник к ее устам, и этот поцелуй был словно глоток свежего воздуха, словно возвращение к жизни. Желание перерастало в почти хищное нетерпение. Все, чего он сейчас хотел, — взять ее на руки и отнести в свою спальню, чтобы там заняться любовью при свете луны.

Но прежде, чем Люка поддался такому искушению, он вспомнил события сегодняшнего утра: ее визит к врачу и то, как он с ума чуть не сошел, думая о самом страшном. Люке пришлось унять этот порыв. Он не позволит своей страсти ставить под угрозу здоровье Катерины и их ребенка. Ему надо держать себя в руках, как бы сложно это ни было!

Сладкий эротический поцелуй был прерван прежде, чем Люка окончательно потерял рассудок. Он позволил великолепным волосам Катерины рассыпаться по плечам и взял ее нежное личико в свои ладони.

— Ты целуешься, как ангел. Ты могла бы поработить любого мужчину одним лишь поцелуем! И он был бы вечно благодарен тебе за это.

― Но мне не нужен «любой» мужчина, Люка.

― Нет? — поддразнил он.

Обещание в ее глазах только усугубляло ситуацию — он еле сдерживал себя... Все его тело уже ныло от желания.

― Разве ты не знаешь? — сказала она. — Разве не знаешь, как сильно я...

― Scusi, синьор Ди Росси, синьорина...

В дверях появилась, вечно улыбающаяся, домработница Люки. Она несла напитки на маленьком круглом подносе.

Выругавшись про себя в досаде на то, что их прервали, Люка посмотрел в лицо женщине, которую он, до сих пор, держал в своих объятиях, и с большим сожалением отпустил ее.

Что же Катерина хотела сказать ему?

Он сказал что-то Орсетте по-итальянски по поводу ее несвоевременного прихода и засмеялся. Пожилая женщина тоже засмеялась и пожала плечами, словно извиняясь. Но Люка никогда не мог злиться на это милое создание. Орсетта всю жизнь прожила рядом с ним. Эта женщина была самым близким ему человеком, практически членом семьи. Но даже она не знала о том, что было у него на душе.

― Ужин будет готов через несколько минут.

Как всегда широко улыбнувшись, Орсетта удалилась, оставляя Люку наедине с Катериной.

― В ту ночь, когда мы впервые встретились, ты говорил, что чувствовал себя потерянным. — Кейт пододвинула стул обратно к столу и нахмурилась. — Ты думал тогда о жене?

К чему она ведет?

Люка подошел к Кейт и положил руки ей на плечи. Она задрожала от его прикосновения, заставив его тихо порадоваться такой реакции.

― Я о ней тогда целый день думал — это правда, — признался он. — Но только потому, что нашел книгу, которую она читала на яхте в тот злополучный день. Конечно, это меня привело в уныние, снова нахлынула волна воспоминаний... Но я очень тебя прошу, хватит о ней. Я бы с большим удовольствием поговорил о нас с тобой.

― Хорошо.

― Так... И на чем же мы остановились, когда Орсетта зашла? Ах да! Ты хотела что-то сказать мне. Так что же, Катерина?

― Знаешь, — она взглянула в его глаза, — давай поговорим потом? Я бы хотела пойти прилечь. Этот перелет явно сказывается на мне. Ты не против, если я оставлю тебя одного ужинать сегодня? Мне совсем не хочется есть.

― Я не против, Катерина. Но ты себя хорошо чувствуешь? Что-то не так?

Голос Люки стал взволнованным: ему не нравились ее слова и то, что Катерина избегала смотреть ему в глаза.

— Я в полном порядке, только немного устала.

― Уверена? Ты ничего от меня не скрываешь?

― Нет, Люка, — усмехнулась она.

Разочарованный тем, что она не может остаться с ним, Люка старался не показывать своего сожаления.

― Тогда иди, отдыхай, я потом загляну к тебе.

― Ты, правда, не против?

― Конечно, нет. С чего я стану возражать против того, чтобы ты отдыхала, если это единственная причина, по которой я тебя привез сюда?

Его взгляд был мягким и добрым.

Катерину тронула его заботливость.

― Тогда увидимся позже.

Она поспешила в дом.

И в ту же секунду, как она скрылась из вида, Люка понял, что уже скучает по ней...


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 86 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 1 | Глава 2 | Глава 3 | Глава 4 | Глава 5 | Глава 6 | Глава 7 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 8| Глава 10

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.017 сек.)