Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Quot;Твой спутник на свадьбе? Неплохо, моя маленькая. Ничего, что я так называю тебя?", - вежливо спросил Олег, - я могу быть напористым, и это не всем по душе". 5 страница

Читайте также:
  1. Contents 1 страница
  2. Contents 10 страница
  3. Contents 11 страница
  4. Contents 12 страница
  5. Contents 13 страница
  6. Contents 14 страница
  7. Contents 15 страница

- Саша, Сашенька, мы должны поговорить! - попыталась поговорить с Дионовым его мать перед тем, как уезжать - на теплоходе она не могла этого сделать поскольку невесту и жениха не отпускали от себя ведущие праздника и другие гости, но Александр мягко улыбнулся ей и сказал:

- Мам, давай завтра поговорим? Сейчас никак, сама ведь видишь, - молодой человек глянул на толпу гостей, которые только что сошли с теплохода на берег под руководством умелых координаторов из свадебного агентства.

- Конечно, дорогой, конечно, - спохватилась та, что сын, как одно из двух основных действующих лиц свадьбы, не может сейчас пускаться в долгие разговоры, как того желала не только его мать, но и другой близкий родственник, садящийся сейчас в машину, чтобы уехать из этого места домой. - Сашенька, отец сказал.... Ну, не то, чтобы просил передать, но имел это в виду. Хотел чтобы ты знал, - вдруг сбивчиво произнесла Дионова-старшая, гладя сына по щеке и с щемящей нежностью глядя на него. Саша даже как-то застеснялся того, что мама обращается с ним, как с ребенком.

- Что он сказал? - устало спросил парень. Ему крайне сложно пришлось, когда он услышал, как его "невеста" громко, звонко, эмоционально, с искренним негодованием, рассказывает родственникам о том, что он не сидел не за свое преступление, а потому, что "задолжал" Марту, избавившему его младшего брата от похитителей, пока отец медлил, не зная, что делать. И, хотя Александр был не склонен к разного рода фантазиям, Марта в тот миг была похожа на праведного, охваченного едва ли не священным гневом ангела. Наверное, с такой силой и женской, какой-то утонченной, хрупкой яростью Сашу до этого защищала лишь его мать.

Сначала Александра это восхитило, а после - разозлило до учащенного сердцебиения и крепко сжатых зубов - в его жизнь никто не имел права и не мог так бесцеремонно влезать и наводить там свои порядки. Дионов с трудом успокоил себя тогда.

- Что не знал, - почти прошептала мать, обнимая сына за шею и прижимая к себе. - Что ничего не знал... мы никто не знал. Они не знали...

- На это и было рассчитано, - глухо отозвался Саша, гладя женщину по спине. Ему вдруг стало тоскливо и захотелось уйти отсюда, подальше от этого цирка, однако парень в момент прогнал от себя подобные мысли, напомнив себе, что уйти отсюда, бросив все, а, самое главное, глупышку Марту, не может. Фотограф продолжающий шнырять вокруг гостей, запечатлел жениха в объятиях матери, и кадр, по его мнению, вышел очень живым и даже "капельку слезливым".

- Ты ведь не сказал, а мы...

Из-за криков гостей Александр почти не слышал голос матери.

- Мам, тут люди, давай после поговорим. Завтра, хорошо?

- Хорошо, Сашенька, хорошо. Стой, когда же завтра, - спохватилась она, - вы же с Мартой уедете в свадебное путешествие?

- Билеты на поздний вечер куплены, утром к вам приедем и поговорим, - неизвестно зачем пообещал Александр, который, в общем-то, не имел привычки говорить не правду.



Мать и сын распрощались.

Оставшиеся в поселке гости переместились в особняк, где их ждал новый фуршет, живая музыка, бассейн, караоке и множество других развлечений. Жених и невеста совсем немного побыли среди гостей, а после впечатляющего фейерверка, под громовые аплодисменты, удалились прочь. Пара села в машину, за рулем которой сидел тот самый мятый усатый субъект, который первым узрел Ника Кларского в аэропорту и доложил об этом Максу. Мужчина вновь был в очередном дорогущем пиджаке, правда, как и всегда, чуток помятом.

- Шеф, - в тридцать два зуба улыбнулся он, увидев Дионова и его хорошенькую невесту. - Я домчу вас до брачного ложа, шеф.

- Заткнись, - велел ему безгранично добрый шеф.

- Там все в порядке, шеф, - продолжал усатый субъект. - Сам проверял. И это, - он хитро взглянул на Александра, - если вам чего понадобиться, вы меня зовите, без стеснений. - Тут дядька хитро взглянул на Марту и очень корректно сказал. - Ну, если закончатся средства индивидуальной защи...

Загрузка...

- Заткнись! - еще громче рявкнул Дионов.

Марта, которая была погружена в свои думы, не поняла того, что имел в виду водитель, и укоризненно посмотрела на "мужа". Ее глаза явственно спрашивали: "Почему ты такой грубый?". Александр только отмахнулся. Водитель, заметивший это, визгливо похихикал и закончил предложение, словно его и не прерывали. Марта же тотчас вспыхнула, аки маков цвет, вздернула нос и отвернулась, всем своим видом показывая, что ни о чем таком Саша просить не будет. Дионов же мрачно попросил своего помощника закрыть рот, сказав, что иначе это придется сделать ему, Александру, с применением физической силы при этом употребив бранное слово. Впрочем, сказал он это как-то беззлобно, и водитель прокудахтал всю короткую дорогу - он вез парня и девушку на самую окраину коттеджного поселка, где, затерявшись среди высоких елей, располагался огромный двухэтажный новенький особнячок с мансардой, с недавних пор ставший собственностью Александра. Соседние дома располагались на большом отдалении от него, кроме того, на участке присутствовали резная деревянная беседка, несколько небольших строений, как потом выяснила Марта, оказавшихся сауной и летней кухней. Слева от дома, за небольшим юным садом, в котором росли вишни и яблони, находился бассейн. По всей территории петляла выложенная мелким камнем дорожка, вдоль которой росли аккуратные кустики и нераспустившиеся цветы.

- Приятной... бессонной ночи, - пожелал молодоженам их водитель с большим подтекстом, после того, как почтительно отпер им ворота и дверь, ведущую в коттедж. На высоких воротах и двери, между прочим, висели яркие плакаты, в которых желалось молодоженам всего много хорошего.

- Спасибо, до свидания, - отозвалась тихим голосом Марта, тихо обзывая дядьку нехорошими словами. Она-то догадалась уже, что там за бессонные ночи пожелал им водитель. Ее это чуть-чуть смущало - представить себя в объятиях Дионова она могла (все-таки фантазия у скрипачки была развита хорошо), а вот слышать такие намеки ей было в тягость.

- Шеф, не подведите! - заорал усатый тип.

- Я тебя сейчас к берегу подведу. И сброшу, - тихо пообещал Дионов, пропуская вперед Марту, и захлопывая за собой дверь. В этом месте он уже бывал, кроме того, привез сюда одежду - и свою, и Ники. Ведь после брачной ночи они планировали уезжать в медовый месяц, которому уже никогда не суждено было состояться.

Марта с любопытством оглядывалась - она оказалась в просторном холле с высоченным двухуровневым потолком, бревенчатыми стенами, огромными квадратными окнами. Глаз радовали прямые простые линии и прямоугольные формы и господствующие коричневые спокойные и вместе с тем благородные, а также древесные уютные оттенки. Прямо напротив окон, выходящих на реку, располагался большой важный камин, казавшийся хозяином этого дома. Между ними была расставлена кожаная мебель с многочисленными подушками цвета слоновой кости: три дивана, один из которых был угловой, а один без спинки, а также низкий светлый столик и высокие, но мощные торшеры. Справа от камина находилась лестница с высокими перилами, которая вела на второй этаж.

- Ого! Словно охотничий домик какого-нибудь князя или графа, - восторженно произнесла Марта, пока ее "супруг" включал свет. Не смотря на освещение, которое было не слишком ярким, обстановка в холле казалась какой-то интимной.

- Нравится тут?

- Очень! - Марта босыми ногами ступила на мягкий и очень-очень пушистый ковер цвета экрю с брызгами дорогого виски по краям и центру -таким диковинным казался узор ковра. Кстати говоря, девушка очень устала от всего происходящего, и ей хотелось завалиться куда-нибудь и заснуть, обнимая при этом Сашу. Марта и не думала, что свадьба, даже без таких традиционно-обязательных вещей, как выкуп, ЗАГС и поездка по городу с целью фотографирования новобрачных на фоне местных памятников архитектуры или природы, может оказаться таким муторным делом. К тому же у девушки болели ноги, которые полдня провели на высоких каблуках, да и платье ей, честно говоря, надоело ужасно - в нем было жарко и почти все время неудобно. Однако ради Саши Марта терпела, хотя происходящее ей и самой было в кайф, так что жаловаться она не собиралась. Девушка просто уселась на диванчик, который мог похвастаться отсутствием спинки и глубоко вздохнула

- Устала?

- Есть немного.

- Переоденься, - велел Марте Дионов.

- Во что? - хмыкнула та. О том, чтобы взять одежду, она и не подумала (ее джинсы и майка остались в квартире молодого человека, где она переодевалась), а Саша ничего не сказал ей.

Скрипачке показалось вдруг, что сейчас Александр, как это бывает в фильмах, предложит ей свою одежду. Но он обломал мечтательную девушку.

- На втором этаже есть вещи Ники. - Имя бывшей невесты далось ему с трудом. - Подойдет?

- Подойдет... Мы утром уедем, да?

- Да.

- Ты на меня злишься еще? - чутко прислушивалась к каждой его интонации Карлова, чувствуя себя виноватой после того, как выдала Сашин секрет его родителям - все-таки взгляд у его, казалось бы, непроницаемого отца был офигевший - по-другому и не скажешь. Константин Вячеславович такого поворота событий никак не ожидал, да и никто не ожидал.

- Нет, - продолжал односложно отвечать парень. - Иди за мной.

Дионов повел вздохнувшую девушку за собой и даже взял за руку, чтобы она, не дай Бог, не упала на лестнице, запутавшись в своих юбках. Хозяин коттеджа отвел девушку в одну из комнат и предоставил в распоряжение целый чемодан вещей ее кузины, которая та планировала взять с собой, но о которых даже и не вспомнила, поглощённая своим Ником.

- Переоденешься и иди вниз. Я сделаю тебе кофе. Ты весь день ничего не ела, - внимательно глянул на Марту Саша, который отличался природной наблюдательностью.

- У меня кусок в горло не лез, - призналась она, и, чуть подумав, добавила. - От страха.

- От страха решила, что ты очень взрослая? - вдруг спросил черноволосый парень.

- М? В смысле?

Вместо ответа Дионов указал сначала на свои, а потом на ее губы, внимательно глядя на скрипачку. Та несколько смутилась, но посмотрела Саше прямо в глаза.

- А что? Не понравилось? - вдруг сказала она с вызовом, находясь еще под властью шампанского, и только уже после своих слов, поняла какую глупость ляпнула.

- Отнюдь, - отозвался Александр, глядя ей прямо в глаза. - Мне понравилось. Только вот ты не думала, девочка, что мне захочется... продолжения банкета?

"Ну, так продолжай, чего стоишь и смотри, как идиот?!", - нечаянно подумала девушка, но вместо ответа отрицательно покачала головой. Дионов усмехнулся, словно знал, о чем она думает, и вышел.

- Стой! - крикнула ему вслед Марта.

- Что?

- Фото.

- Что?

- Я хочу фото.

- Какое еще фото? - не понял Саша.

- Вместе с тобой.

- Их будет много, не печалься, все тебе отдам, - успокоил девушку Дионов.

Он ушел, а расстроившаяся Марта минут пятнадцать снимала с себя свадебное платье - делалось это с большим трудом, и вообще невероятно злило. Залитые лаком волосы, в которых, казалась, была тысяча и одна шпилька, а также красивый и до сих пор отлично держащийся макияж она решила не трогать, просто переоделась в длинную свободную ярко-малиновую футболку, принадлежащую Нике и оголяющую одно плечо, и ее же черные короткие шортики, а после спустилась вниз, к Саше, который за это время тоже успел переодеться в простые джинсы и темно-бордовую приталенную футболку с треугольным вырезом, облегающую его торс - на него Марте все время хотелось пялиться, как дурочке. Рядом с Сашей она вообще ловила себя на каких-то извращенских, как ей казалось, мыслях.

Дионов, сидя на диване, пил из бокала легкое вино - бутылка стояла прямо перед ним на низком столике. На свадьбе, кстати говоря, парень выпил лишь несколько бокалов шампанского, а потому был трезв, и теперь позволил себя еще немного алкоголя.

Марта опустилась на диван рядом с ним - осторожно, как молодая кошечка белого окраса рядом с недавно приобретенным хозяином, от которого хотела получить ласки, которым интересовалась, но которого шугалась. Она даже уставилась на Сашу так же, как это сделало бы животное, гуляющее само по себе: круглыми глазами с расширенными зрачками.

- Что ты на меня так смотришь? - устало спросил ее Александр.

- Просто так.

- Просто так ничего не бывает.

- Ну-у-у-у... - протянула Карлова, отчетливо понимая, что хочет коснуться плеч или груди Дионова, провести по ним ладонью, а после прижаться к нему и почувствовать на себе его руки. Девушке даже картинка такая представилась, где Саша ее обнимает, и она с трудом прогнала ее из головы.

- Что ну?

- Ты на меня злишься, да? - не выдержала скрипачка. - Слушай, я, правда, правда, виновата. Я знаю. Но я так хотела сказать им, что ты не такой что хороший! Я так хотела, чтобы они замолчали... Я...

- Ты защищала меня, как мамочка сыночка, - вдруг сказал Саша и залпом допил все, что было в бокале.

- А ты говорил мне, что я ребенок и просил снять розовые очки. Сам бы свои черные очки снял, дурак, - смело фыркнула Марта, вспомнив прошлое.

- Как ты меня назвала? - прищурил зелёные глаза Александр и шумно поставил бокал на столик.

- Дурак.

- Марта, - резким изменившимся голосом сказал Дионов строго. - Никогда меня так не называй.

- М?

- Никогда не называй меня дураком.

- Хорошо, прости. А дурачком? Или дурашкой? - совсем осмелела девушка, хотя по идее, должна была испугаться его тона и взгляда, когда обозвала парня вроде бы совершенно безобидным словом.

- Можно, - разрешил, чуть подумав, Саша. Если честно, он был в некоторой растерянности. Предательство Ники, скотина Кларский, фиктивная свадьба, девчонка в роли невесты, придурок-нарик, который пытался его зарезать, правда, ставшая известной его семье - все это свалилось на Дионова неожиданно, за какие-то там сутки. Ему казалось, что с момента, когда он узнал о том, что Ника бросает его, прошло уже минимум, полгода.

- Запомнила. Я не кинула букет, - пожаловалась Карлова.

- Куда?

- Девушкам. По традиции же невеста должна кидать свой букет толпе незамужних девушек, а та, кто первой поймает его, та первой и выйдет замуж.

- И зачем тебе это? - лениво спросила Дионов.

- Это традиция! И это классно!

Для молодого человека эти слова аргументами не были, о чем он и сообщил девушке. Она принялась с ним спорить, постепенно пододвигаясь к Саше все ближе и ближе и сама этого не замечая.

Через минут десять Марта расхрабрилась настолько, что положила голову на плечо своему лже супругу. Александр удивился, но отстраняться не стал.

- Зачем ты все это делаешь? - спросил он просто, а скрипачка кошкой потерлась о его плечо.

- Догадайся, - Марту обуяла смелость - отчаянная, решительная. Нет, ну, в самом деле, чего ей терять-то теперь? Столько уже всего произошло.... Если Александр узнает, что чувства Марты оказали ему честь и сделали его первый возлюбленным, ничего страшного не произойдет, правда? К тому же Ника уже с другим и не нужно притворяться из-за сестры.

- Догадаться? - переспросил Саша. Он, как и Никита, да и вообще, как и многие мужчины не любил намеков.

- Ну, ты же взрослый мальчик. Большой. Должен... должен сам все понимать.

Саше этот тон и эти слова напомнили сестру Марты, Юлю, которая, кстати говоря, осталась в коттеджном поселке вместе со своими друзьями и Джимми, которые весьма быстро нашли общий язык. Младший брат Александра, если честно, до сих пор не отошел от слов Марты о том, что брат ради него ходил к местному пугалу - Андрею Марту, про которого едва ли не легенды складывали, и просил за него. А потом еще и в тюрягу сел, потому что был должен авторитету. Василия мать хотела увести домой, но он вдруг воспротивился и остался, хотя отец был не склишком недоволен этим, однако ничего младшему отпрыску не сказал. А остался Джимми не потом, что хотел веселиться дальше - сил, чтобы смеяться и прыгать под музыку крутого клубного ди-джея у обычно энергичного скейтбордиста после услышанного не осталось. Парень остался банально ради того, чтобы пойти и напиться. Просто напиться. До потери сознания, до полной отключки. Потому что Васе было стыдно - не неловко или страшно - а именно стыдно перед старшим братом, который пострадал из-за него. А вот на мнение отца - рад он там будет или не рад, что Джимми не поехал с ним и матерью домой, парню стало по фиг, как будто бы и вовсе никакого отца рядом не было. Надо сказать, напиться этой ночью ему удалось - Крис здорово помог Джимми, и Стас про этих двух парней, впоследствии даже подружившихся, говорил, что на свадьбе они "упоролись до состояния невменяшек".

- Что я должен понимать? Объясни? - спокойно спросил Саша. Марта гневно на него взглянула.

"Нет, ты все же дурак! Тебе непонятно, что ты мне нравишься, тормоз зеленоглазый?". Марте вспомнилась известная песня "Зеленоглазое такси", и она игриво заиграла в ее голове, только вместо слова "такси", в этой песне пелось слово "тормозок". "О-о-о-о, зеленоглазый тормозок", - вот что стало нагло играть в ее голове.

- Ты все же такой ребенок, - фыркнула Марта, откровенно разглядывая Сашу. Того такое внимание даже несколько рассмешило, но и заинтриговало.

- Ребенок? - поднял вопросительно бровь Дионов. Он догадывался, что глупая и напившаяся шампанского девчонка сейчас признается ему в каких-нибудь чувствах, и это вызывало в нем двойственную реакцию. С одной стороны он не прочь был прямо сейчас принять эти самые чувства и провести с малышкой ночь - это реально расслабило бы его, а с другой, совершенно не желал этого делать, чтобы не рушить их хрупкие отношения, которые казались Дионову чистыми - в противовес ему самому.

Поэтому он пошел на попятную.

- Это ты ребенок. Мамочке-то позвонила, взрослая моя? - напомнил он совершенно забывшей обо всем на свете Карловой про то, что она так и не дозвонилась до родительницы и не сказала, что сегодня ночует не дома.

- Блин!! - похолодев, вскочила на ноги Марта, понявшая, что мама, наверное, уже стоит на ушах - время позднее, а она где-то пропадает. И ни слуху от нее, ни духу. - Ты почему раньше молчал?!

- Ну, у меня же черные очки, - пожал плечами Дионов. - Я ничего не вижу. Кстати, ночи прохладные. Было бы неплохо разжечь камин. Хотя, зачем? - добавил он, словно сам себе. - Тут хорошая система отопления.

- Я хочу камин! - заявила тут же девушка. - Пожалуйста. Можешь разжигать, а я пока маме позвоню - мобильник наверху оставила! И ты со мной все-таки сфотаешься! - и она с топотом умчалась, перед этим все-таки быстро, легко и неожиданно поцеловав Сашу в уголок губ. Он даже не успел отстраниться, а ругаться девчонке вслед уже не стал.

Дионов проводил ее долгим хмурым взглядом. Он твердо решил, как только девушка вернется, нужно будет доходчиво растолковать ей, что он для нее - не пара. Он - взрослый и ему не нужна подружка-малышка, с которой нужно возиться. К тому же, кузина Ники.

"Пусть ищет себе подходящего. Музыкантика пусть ищет, творческого паренька", - подумал он, прежде, чем направиться к камину.

Марта дозвонилась до матери быстро. Понимая, что ей сейчас влетит - она внутренне приготовилась к самозащите, на ходу придумав целую легенду про то, что ее мобильник остался в машине у друга подруги, но тон матери с ходу сильно напугал ее, а слова о том, что ее видели в лимузине в платье невесты, просто-напросто ошеломили. А уж когда вдруг трубку взял отец и стал с ней разговаривать, у Марты в голове начало звенеть, а в горле собираться противный ком. Когда Константин Вячеславович добрался в своем разговоре о том, что хотел бы подарить ей и Юле квартиры на замужество, у девушки вдруг побежали слезы - сами по себе, очень привольно, хоть и не в три ручья, но в два, точно. Марта совершенно не ожидала этого, она не была даже готова к подобного рода беседам и не знала, как себя вести, молчать или кричать, рассказывая отцу обо всех своих обидах, сидевших в ней с самого раннего детства.

Трудно сказать, что бы случилось во время этого странного разговора между отцом и дочерью, поскольку он был неожиданно - так же неожиданно, как и начался - прерван. Марта, услышав какие-то подозрительные звуки, оставила включённый мобильник на постели в полутемной комнате с открытым окном, и поспешила к лестнице, на ходу вытирая слезы, чтобы Дионов не видел, что она плакала. Тушь и тени, между прочим, были такие хорошие и такие устойчивые к влаге, что даже не потекли, как это обычно бывает.

Девушка, подумав, что Александр что-то уронил (например, себе на ногу) осторожно стала спускаться вниз. В голову лезли нехорошие мысли. А, может быть, ему стало плохо, и он упал?

- Саша? - тихо и несмело позвала она, стоя на втором этаже перед лестницей, опустив ногу на первую ступеньку, и только тишина была Марте ответом. Ей вдруг стало страшно - так страшно как никогда еще не было. Совершенно без причины. Захотелось превратиться в маленький невесомый комочек и улететь в окно, чтобы спрятаться в листве яблонь.

- Са-а-аш? - позвала она Дионова вновь, став спускаться вниз. И опять он ничего не ответил ей. Девушка сглотнула - нет, а вдруг Дионову плохо стало? Нет, он вроде бы здоровый парень. Но всякое может случиться. А, может быть, он так шутит, так прикалывается над ней? Или же просто не слышит? А что, вставил наушники в уши, и все.

Марта почти спустилась в холл, который теперь не восхищал, а пугал ее зловредной тишиной - Саши в нем не было. Лишь где-то вдалеке была слышна музыка и крики веселящихся на пол посёлка гостей. Скрипачка вдруг подумала, что даже если будет громко кричать, ее не услышат - коттедж Дионова находился достаточно далеко от других домов, да и музыка с воплями гостей заглушат совершенно все.

- Дионов! - жалобно крикнула девушка, остановившись на предпоследней ступени лестницы. Ее вдруг стало потряхивать.

"Беги наверх, - зашептало сердце, которое тряслось в груди, как груша на ветке, раскачиваемой сильнейшим ветром, вот-вот грозившим перерасти в смерч. - Наверх беги! К папе беги! Пусть он поможет!".

Марта, не слушая сердце, в нерешительности сделал еще один шаг, и теперь стояла на последней ступени.

"Ищи Сашу! - скомандовал рациональный разум. - Вдруг ему, действительно, плохо, а ты застыла столбом! Ищи его! А если боишься чего-то, возьми бутылку с вином - отмахиваться ею будешь о непонятно кого",

Марта послушалась разума и спрыгнула с последней ступени на пол. Она сделала несколько широких шагов, схватила бутылку - зачем, и сама не понимала - а после поспешила на кухню, где, возможно, мог быть ее Александр. Девушка даже не успела дойти до арки, ведущей на кухню, как просто-напросто потеряла сознание, даже не поняв, что ее ударили по голове.

Бутылка ее не спасала. Ее бы мало что спасло в ту минуту.

На несколько минут девушка очутилась в мрачном царстве темноты, в которой время было ничтожной мерой движения материи, и год казался крошечной долей секунды.

Когда Марта очнулась - с трудом, словно вынырнула из грязной вязкой воды, то поняла, что лежит на полу, прижимаясь щекой к полу около самого камина, с туго завязанными ногами и руками, заведенными за спину. Перед глазами у скрипачки все плыло, ужасно болел затылок, и разрывалось на части сердце, но она отлично поняла, что прямо перед ней, около дивана, сидит Александр, также крепко, как и она, привязанный к стулу - он даже пошевелиться не мог. По лбу и скуле его текла струйка крови, и губы и подбородок тоже были в крови - как будто бы Сашу несколько раз ударили. Ничего не понимающая и пока что считающая все происходящее сном Марта прищурилась и поняла, что на футболке Дионова, со стороны правого плеча, виднеются какие-то темные пятна, а ткань порвана, будто бы ее изрезали чем-то острым. Например, ножом.

Но больше девушку пугало другое. Перед Дионовым, спиной к скрипачке, стоял какой-то мужчина и что-то говорил.

Марта легонько отрясла головой, которую тут же пронзила острая боль, мечтая, чтобы кошмар кончился, а она проснулась бы дома, в своей уютной кроватке, но, увы, этого не происходило.

Девушка с трудом вслушалась в речь незнакомого молодого мужчины со светло-русыми короткими волосами, худого и высокого, одетого во все темное.

- Ты меня помнишь? - высокомерно спрашивал он, стоя напротив Александра с пистолетом в руке. Было видно, что оружие комфортно чувствует себя в его ладони. До этого там так же комфортно чувствовал себя нож, сейчас валяющийся на полу и испачканный в крови.

- Не помню, - хмуро отвечал Дионов, тоже недавно пришедший в себя, и этими словами он поразил Олега в самое сердце. Алмазов, живущий местью, отлично помнил лицо и имя того, кто, по его мнению, сломал ему жизнь. А Дионов его совершенно не помнил. Совершенно! Это не могло не бесить.

- Не помнишь? - прищурился псих - а кем еще мог быть этот человек. - Совсем?

- Совсем, - процедил сквозь зубы Дионов, понимавший, что ему не освободиться от веревки. Александр не успел поставить дом на сигнализацию, и теперь проклинал себя за это.

- Я тот, из-за кого ты сидел, - как бы между прочим сообщил Олег.

- Да ты что? - еле слышно выдавил Александр и закашлялся. Алмазов, не понятно как проникнув в дом, как и Марту, ударил Сашу по голове, а после связал и избил, не забыв пару раз аккуратно и неспешно провести по груди, плечам, спине ножом, разрезая ткань футболки и доставляя резкую сильную боль. Когда сумасшедший, помешанный на мести, это делал, Александр был уже в сознании.

- Ну что, сука, готов ответить за все, что сделал? - зло спросил он хозяина дома.

Дионов молчал. В глазах у него разгоралась все ярче и ярче ярость, и кровь в его жилах стала похожа на раскаленную магму.

- Готов?

Саша посмотрел на незнакомца так уничтожающе, что тот еще раз ударил его по лицу, с силой, так, что голова парня откинулась назад.

- Отвечай! Отвечай мне. Отвечай! - упрямый Дионов получил еще один удар - теперь под дых - и закашлялся, все так же не произнося ни слова.

Скрипачка, пытающаяся проснуться, с ужасом, который медленно стал впитываться в ее кожу, словно холодный пот, поняла, что не спит. И что то, что происходит в холле симпатичного особняка - реальность.

Страшная реальностью. Жуткая реальность.

Но все же реальность.

Саша вдруг увидел, что лежащая на полу Марта очнулась. Зеленые немигающие глаза смотрели прямо на нее, и девушке вдруг показалось даже, что в них застыли слезы яростной боли. Она не могла отвести зачарованно-испуганного взгляда от лица любимого человека, которое все было в крови. Страх пульсирующими толчками нарастал во всем теле девушки - наверное, никогда еще Марта не чувствовала такого животного, первобытного ужаса.

Надо было кричать, звать на помощь, пытаться хоть как-то помочь Саше, но девушка и губ раскрыть не могла, да и что она, связанная, могла сделать?

Олег Алмазов - а это был именно он, поймав взгляд Дионова, резко повернулся и заметил, что Марта очнулась. Он, оставив в покое зарычавшего Сашу, заспешил к ней.

- Проснулась, маленькая невеста? А ты мне нравишься больше предыдущей, - он ласково провел сухой холодной ладонью по лицу Марты. Она в ужасе попыталась отпрянуть. Но у нее этого не получилось.

- Тише-тише, не бойся меня, - улыбнулся ей Олег, и его улыбка даже показалась девушке обаятельной. От осознания того, что перед ней ненормальный, заключенный в оболочку совершенно обычного, даже симпатичного человека, Марту затрясло мелкой дрожью, которую Алмазов воспринял благосклонно.

Она все же попыталась закричать, зная, что ее не услышат, но Олег погрозил ей пальцем.

- Один твой крик может убить его, - он глянул на Дионова, сходящего с ума от того, что в лапы к уроду попался не только он, но и эта не в чем не виноватая девчонка.

- Что... вам... нужно? - с трудом прошептала девушка, все сильнее понимая, что никогда не проснется.

- Да так, мелочь, в общем-то.

- Эй, ты, - раздался дрожащий голос Саши, который девушка с трудом узнала. - Я готов отвечать за все. Отпусти ее, отвечу.

- Ты и так ответишь, - живо возразил Олег Алмазов, разглядывая сжавшуюся скрипачку, в глазах которой стояли новые слезы - слезы невыносимого страха, от которого гудело в ушах, сводил живот, и ломило в каждом суставе. - У-у-у, ну почему же она не в белом платье? Я думал, если честно, - повернувшись, доверительным шёпотом сообщил он Саше, с яростью взирающего на сумасшедшего, - что вы будете в своей спальне, вдвоем, на белых простынях... А вы глупо переоделись и прохлаждаетесь по дому, как дураки. Ну, кто так поступает в первую брачную ночь, а? - пожурил он молодоженов голосом святого отца. Олегу хотелось, чтобы план "Красное на белом" все же был осуществлен. Очень хотелось. А тут сплошное разочарование.

- Отпусти ее, - вновь начал Дионов, но ему велели замолчать в очень резкой форме.

- Какая ты милая, - продолжал Олег разглядывать Марту. Его внимание было приковано к ее обнаженному плечу - он даже провел пару раз по нему пальцами, едва касаясь кожи. - Ты напоминаешь мне мою Василису. Знаешь, кто то?

Марта замотала головой.

- Это моя девушка. Моя первая и любимая девушка, - принялся объяснять Олег. Он буквально чувствовал запах мести в этом особняке, и это срывало ему крышу все сильнее и сильнее. Он словно наяву видел людей из прошлого, которое было не вернуть. Никогда не вернуть. Но Олег все же пытался сделать это. В последнее время его болезнь - а по-другому его психическое состояние было нельзя назвать - прогрессировала все сильнее, и парню казалось, что отомстив, он попадет в прошлое, чтобы стать тем, кем был, и быть с той, кого любил. - Мы встречались с ней несколько лет. А потом ее отец и мой тренер запретил мне встречаться с ней. Потому что нашел моей Василисе отличную партию - богатенького щенка. Ты знаешь, крошка, - он провел пальцем по полураскрытым от страха губам Марты, и она тут же плотно сжала их, - я ведь занимался спортом. Биатлоном. Они говорили мне, что я талантлив. Что я многого добьюсь. Что я стану вторым Бьёрндаленом. Ты знаешь, кто это? Не молчи. Отвечай.


Дата добавления: 2015-09-06; просмотров: 137 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Если тебе больно - просто плачь 26 страница | Если тебе больно - просто плачь 27 страница | Если тебе больно - просто плачь 28 страница | Если тебе больно - просто плачь 29 страница | Если тебе больно - просто плачь 30 страница | Если тебе больно - просто плачь 31 страница | Если тебе больно - просто плачь 32 страница | Quot;Твой спутник на свадьбе? Неплохо, моя маленькая. Ничего, что я так называю тебя?", - вежливо спросил Олег, - я могу быть напористым, и это не всем по душе". 1 страница | Quot;Твой спутник на свадьбе? Неплохо, моя маленькая. Ничего, что я так называю тебя?", - вежливо спросил Олег, - я могу быть напористым, и это не всем по душе". 2 страница | Quot;Твой спутник на свадьбе? Неплохо, моя маленькая. Ничего, что я так называю тебя?", - вежливо спросил Олег, - я могу быть напористым, и это не всем по душе". 3 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Quot;Твой спутник на свадьбе? Неплохо, моя маленькая. Ничего, что я так называю тебя?", - вежливо спросил Олег, - я могу быть напористым, и это не всем по душе". 4 страница| Quot;Твой спутник на свадьбе? Неплохо, моя маленькая. Ничего, что я так называю тебя?", - вежливо спросил Олег, - я могу быть напористым, и это не всем по душе". 6 страница

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.037 сек.)