Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Quot;Твой спутник на свадьбе? Неплохо, моя маленькая. Ничего, что я так называю тебя?", - вежливо спросил Олег, - я могу быть напористым, и это не всем по душе". 1 страница

Читайте также:
  1. Contents 1 страница
  2. Contents 10 страница
  3. Contents 11 страница
  4. Contents 12 страница
  5. Contents 13 страница
  6. Contents 14 страница
  7. Contents 15 страница

"Нет, мне нравится...) Это приятно!", - и Надя быстренько написала, Олег должен был приехать к шести часам вечера - а, желательно, на пятнадцать минут раньше, к речному вокзалу, подойти к теплоходу "Оливия", около которого она его и встретит, чтобы провести через охрану при помощи приглашения.

- Все гениальное просто! - сказала Марта, услышав план подруги. Она, действительно, была очень рада за нее. А Юлька только головой покачала. Такие вещи она не одобряла.

Надежда же улыбалась, не веря, что все это происходит с ней.

Она и не знала, что этот парень не чувствует к ней ничего, кроме брезгливости и превосходства. Олегу Алмазову просто нужна была девушка, которая провела бы его на свадьбу, как своего спутника.

Даша это будет или Надя, ему было неважно. Совершенно.

Наверное, самым важным для него человеком в этот момент был Саша - объект его болезненно мести. А на втором месте - его невеста. И все равно, Ника это или Марта.

 

 

Новоиспеченная невеста даже и не подозревала, что можно устраивать церемонии бракосочетания где-то еще, кроме как в зданиях ЗАГСа, пока об этом ей не рассказала Ника. Тогда скрипачка тоже решила для себя, что и ее свадьба будет необычной. И вот, желания, кажется, стали сбываться, правда, не совсем так, как того хотела Марта.

Да, ее личная свадьба - личная, пусть и ненастоящая должна была проводиться довольно-таки необычным способом - на борту шикарного теплохода, вмещающего себя гостей 150, не меньше. В пяти вечера свадебный кортеж приехал к речному вокзалу, около которого его встретили представители свадебного агентства, и вскоре уже Марта и Александр стояли на палубе огромного комфортабельного теплохода "Олимпия" - новенького белоснежного судна с закрытым салоном и застекленной верхней палубой, на которой должна была происходить церемония бракосочетания. Оформители постарались на славу, и выглядела палуба по-праздничному нежно.

Ненастоящие молодожены стояли около арки, похожей на огромную величественно-воздушную букву "П", казавшуюся сплетенной из белых и розовых живых роз. Рядом с ней находился тонконогий столик для росписи новобрачных - тоже белый, как, впрочем, и выставленные в ряды стулья для гостей, на высокой узорчатой спинке каждого из которых были закреплены элегантные бутоньерки из точно таких же цветов, украшавших арку. От нее через всю верхнюю палубу стелилась нежно-лавандовая, усыпанная лепестками белых роз, дорожка, по которой вскоре молодожёны должны были пройти к регистратору - капитану теплохода, облаченному в парадный мундир.

Здесь не было ничего вульгарного, кричащего и лишнего. Никаких бантов, шаров и рюшек. "Изящность, элегантность и лёгкость" - именно это было девизом свадьбы Александра и Ники, вернее, теперь уже Александра и Марты.

- Как тут красиво, - сказала девушка, изумленным взглядом рассматривая палубу. Солнце, просачиваясь сквозь стекло, заливало ее своим теплым светом, растворяясь в белом цвете, и Марте показалось, что солнце - главное украшение этого торжественного, но одновременно легкого, как сливочно-ванильный мусс, места. Она, в своем воздушном платье с корсетом отлично вписывалась в это место, как, впрочем, и Александр, одетый в белый элегантный двубортный*** костюм. Когда Марта увидела Сашу в этом наряде, она засмотрелась на него - таким эффектным парень казался ей. Ни дать, ни взять, аристократ с гордо расплавленными плечами.



- Красиво, - согласился Дионов. - Вот здесь ты и станешь моей, - он лукаво взглянул на скрипачку, - женой.

- Так и быть, стану, - улыбнулась молодому человеку она. Он не смог не улыбнуться в ответ. - А почему тут нет столиков, Саш?

- Фуршет будет проходить внизу, в банкетном зале, - ответил тот равнодушно. Ему все равно было, где гости будут есть и пить. Он вообще желал, чтобы весь этот фарс побыстрее закончился. - Кстати, они сейчас уже будут пребывать. - Он поднял руку параллельно полу, согнул ее и глянул на наручные часы. - Я пойду встречать их, Марта.

Загрузка...

- А я? - растерялась та. Ей было страшно. Очень страшно. И хотелось смотреть на Сашу снова и снова, а она не могла себе этого позволить.

- А ты побудешь пока со своей подругой и сестрой в каюте, - Дионов провел рукой по волосам невесты, которые хоть и смотрелись совершенно есетственно, были залиты большим количеством лака.

Девушка, действительно, вскоре оказалась вместе с восторженно оглядывающейся по сторонам Надеждой и молчащей Юлей в ВИП-каюте с иллюминатором, через который виден был другой берег и простирающиеся за ним величественные далекие горы, не острые, а уютно округлые, и оттого кажущиеся безопасными, словно в этих горах жили добрые чародеи и волшебницы. Марта ни с кем не делилась своими личными ассоциациями, но Надя, словно уловив ее настроение, сказала с серьезным лицом, что подруга в ее свадебном наряде похожа на волшебную принцессу из фэнтезийного королевства, где есть магия, диковинные существа и рыцари.

- А кто мой рыцарь? - в шутку спросила Марта, зная, что совсем скоро ей нужно будет согласиться стать женой Дионова перед целой толпой съезжающихся к вокзалу гостей - а их на бракосочетании Александра, даже несмотря на то, что родственники сбежавшей невесты Ники не пришли, было очень много.

- Как кто? Саша, естественно, - отвечала Надя, примеряя на запястье замысловатый браслет свидетельницы из бело-розовых нежных цветов, который заменял традиционную ленту.

- Какой из него рыцарь? - усмехнулась Юля, которой все происходящее очень не нравилось. Она понимала, что Марта "замещает" свою кузину, но Крестова совершенно не понимала, почему это должен делать именно она? Господин Дионов что, не мог найти другую девушку? С деньгами у него, судя по всей этой пышной фигне, полный порядок. Или ее сестричка ему так понравилась? На благородного принца с нимбом вокруг головы Александр, по мнению Крестовой, никак не тянул. И она честно предупредила его наедине, когда приехала в его квартиру к Марте, что если он что-то сделает с ней, то пожалеет. Карловой в это время доделывали макияж, нанося последние штрихи, поэтому она ничего не слышала.

- А это звучит по-пацански, - весело взглянул на Юлю, скрестившую руки на груди, Дионов. Если честно, они сначала даже принял ее за парня и, кажется, где-то в глубине его души шевельнулось что-то, похожее на ревность.

- Это звучит по-пророчески и очень конкретно, - парировала Крестова. - Я своих слов на ветер не бросаю. Мне не нравится, что ты впутываешь мою сестру в свои дела.

- Мне тоже, - согласился вдруг совершенно серьезно Саша, хотя еще минуту назад эта коротко стриженая худая высокая девчонка с мрачным выражением лица с кучей пирсингов его забавляла. - Я предлагал ей уйти, она отказалась.

- Значит, плохо предлагал.

- Слушай, девочка, я не собираясь вредить твоей сестренке. Более того, она мне нравится.

- До-о-о? Нравится? А ты до этого говорил, что просто по-дружески к ней относишься хорошо,- скептически подняла проколотую бровь Юля, похожая сейчас на святую инквизиторшу. Дионов понял, что не так выразился, и это его и рассердило, и рассмешило, но он и вида не подал. У него были куда более важные дела, чем слушать эту соплячку, а он вынужден был делать это.

- Она нравится мне, как человек. Марта - хорошая девочка. И ей не в лом было мне помочь. А я ценю помощь. И дорого плачу за поддержку? Уяснила, девочка? - Крестова с ее непроницаемым выражением лица стала ему порядком надоедать.

- Уяснила, ты, мальчик, тоже уясни. Позаботься, чтобы она не расстроилась. - Юлия прекрасно помнила, что Марта сказала о любви к этому типу. И как только умудрилась в него влюбиться? А то, что сводная сестра что-то чувствовала к Дионову, Юля поняла, когда немного понаблюдала за ней. Она видела, как иногда Марта смотрит на парня, и как ведет себя рядом с ним, порою очень неестественно.

- Почему она должна расстроиться? - спросил Саша. Его никто и никогда не называл мальчиком - в таком тоне.

- Ну, может быть, это нормально, если милая маленькая девочка влюбляется во взрослого большого мальчика? - предположила с совершенно серьезным видом Юлия, картинно задрав голову вверх. - А, ну вообще-то она тоже большая, просто немного поменьше мальчика. И наивнее. Мальчик может обнадежить девочку, и девочка станет страдать.

- А кто тебе сказал, что девочка влюбляется в мальчика? - волком глянул на нее Александр. - Юля - тебя ведь так зовут? - давай без намеков. Есть, что сказать, так и говори, не устраивай сцен.

- Без намеков и говорю, - отозвалась лениво Крестова. - Не обижай свою новую невесту, не втягивай ее ни в какие дела. Справили подставную свадьбу - отлично. Больше не играй с ней. Я серьезно тебе это говорю.

- Я тебе еще раз серьезно говорю, что не играю с твоей сестрой. - Наверное, именно в этот момент Дионов понял, что как раз таки и играет. Он вспомнил вдруг, как вчера сестренка решила украдкой сфотографировать его и промахнулась, забыв про вспышку. Вспомнил, как она смотрела на него, когда он потащил ее вон из кабинета Nзапрещено цензуройN, решившего, что она продается. Вспомнил, как она целовала его в ответ, не как маленькая девочка, а как вполне себе взрослая и очень притягательная женщина.

Во взаимоотношениях с противоположным полом Александр был прост - либо он завоевывает понравившуюся девушку, либо она пытается сделать это, а он благосклонно позволяет это. В первом случае отношения будут долгими и серьезными - а такие у него были только с Никой и все, во втором - очень яркими, приятными, но короткими. Таких у него было большое множество.

С Мартой, которую сестренкой называть перехотелось, все было вроде бы понятно: он не завоевывает ее, она не оказывает знаков внимания ему. Они - параллельные прямые. Но если подумать, ему рядом со скрипачкой всегда очень комфортно находиться, она действует на него успокаивающе и Саше хочется стать старым самим собой - шутить, дерзить, вести себя, как мальчишка, у которого проколото одно ухо, костяшки разбиты после драки, а за спиной - гитара.

Эта мысль показалась Дионову забавной. И он вдруг провел четкую аналогию между Никой семнадцати-восемнадцати лет и ее кузиной. Когда он влюбился в Нику в далеком прошлом, ему тоже хотелось рядом с ней быть беззаботным, шутить и смеяться, доставать ее глупыми шуточками, как сейчас Марту.

Вполне возможно, что и эта малышка сама себе что-то напридумывала насчет него и что-то чувствует. Думает, что чувствует. Потому что молодая еще, глупая. Не знает, кто ей нужен. Ей нужен такой, с которым он видел ее в аэропорту - творческий тип, который о бизнесе и разборках знает из кино и книжек.

- Загрузился? - усмехнулась Крестова, интуитивно угадав его состояние. Они оба были чем-то похожи, а потому Юля более менее понимала этого человека и его мотивы.

Саша же глянул на нее, как на разговаривающую салфетку - с долей превосходства, но с недоумением - и чего она пищит, не останавливаясь?

- Будь скромнее, Юля. Не все любят девочек с характерами.

- Они их просто боятся.

Дальше их разговор прервался - в комнате, шурша юбками, появилась Марта в свадебном платье, которое они с Сашей выбирали вчера вместе, с естественно-неброским макияжем, который подчеркивал прелесть и молодость ее лица, и с высокой изящной прической, которая делала образ завершенным.

Александр оценил свою вторую невесту на десять баллов из десяти. Он даже и не думал, что она может быть такой. Такой... притягивающей внимание. Она даже голову склонил, разглядывая девушку, а та, увидев это, немного засмущалась, а потом, по настойчивым просьбам ее смеющейся подруги, несколько раз покрутилась по комнате

Уже в машине, после того, как Карлова была посажена в "Хаммер", Александр, к своему недоумению, понял, что в вереницу мыслей, пытающихся решить кучу навалившихся на него проблем, вплелась еще и мысль о том, что, возможно, девчонка что-то чувствует к нему. Как назло, вспомнился осенний неприятный эпизод, когда Марта стала невольной свидетельницей перестрелки с его участием. Тогда она жутко рассердила его тем, что не осталась лежать на асфальте или прятаться в каком-нибудь укрытии, как все нормальные люди, а побежала к нему.

 

- Что ты тут делала?

- Я... я в магазине была. Потом вышла и... и услышала выстрелы... Тебя увидела. Та машина... из которой стреляли... она уехала, и я встала... Пошла к тебе.

- Зачем ты ко мне пошла?

- Чтобы узнать, не ранен ли ты.

 

Она хотела узнать, не ранен ли он? Смешная. Боялась за него? Лучше бы за себя испугалась. Не только смешная, но еще и очень, очень глупая.

И то, что малышка согласилась на его аферу с подставной невестой, доказывает ее глупость. Хотя ему, Дионову, от ее глупости намного легче живется.

Именно с такими мыслями Саша встречал гостей, приехавших на его свадьбу - в том числе и тех, кто использовал его бракосочетание, как предлог для сходки. Макс, конечно же, уже пару раз звонил, интересовался, как и что проходит. Как понял Александр, его дела были не очень хороши - у прокуратуры оказались такие доказательства участия Макса в самых разных противозаконных сделках, что тому реально грозило тюремное заключение. И не только ему, но и куче пристанских пацанов. Да и у Даниила Юрьевича Смерчинского, у внука которого, кстати говоря, тоже вскоре должна была состояться свадьба, тоже все было далеко не хорошо. Дионов понимал, что Смерчинский, скорее всего, отмажется, но множество неприятных дней ему обеспеченно. А все благодаря архиву Андрея Марта, который внезапно оказался в руках органов правопорядка, которым его, скорее всего, передал Никки. Когда Саша думал об этом, ему становилось смешно - ведь урод Кларский был у него почти в руках. Был - но был вместе с Никой, которая, как оказалось, давно любит этого придурка.

Только из-за нее Александр отпустил Никки и не стал ничего делать, хотя мог, с одной стороны терзаемый чувством долга перед иерархией Пристанских, куда сам частично входил, с другой - жесткой ревностью, которая наравне со злостью съедала его из-за поступка невесты. И, наверное, делала это до сих пор, хотя эти чувства, если честно, сейчас перекрывались и многими другими.

А Марта, пока ее лже жених вместе со свидетелем и координаторами из агентства встречал гостей, в некотором ошалелом недоумении стояла в ВИП-каюте, пялясь на себя-невесту. Раньше, в подростковом возрасте, она часто представляла себя свою свадьбу, но реальность превзошла ее мечты. Платье, место свадьбы, жених - все это было таким чудесным, что от восторга земля уходила из-под ног, но в то же время одна мысль отравляла любое проявление радости.

Все это ненастоящее.

Это подделка.

Фальшивка.

Это не свадьба, это всего лишь ее имитация.

Марта старалась не думать о том, что она - всего-навсего замена Ники, давая себе установки наслаждаться моментом, но полностью выбросить эту противную мысль из головы все же не могла.

- Гости собрались и уже на местах. Через три минуты мы отплываем. Через десять минут начнется церемония, - вежливо предупредила Марту одна из организаторов свадьбы, у которой была рация, чтобы связываться с коллегами и капитаном судна, а также охраной. Это торжество было на высшем уровне.

Карлова кивнула. Надя тоже. Она только что вернулась - встречала Олега, который приехал в строгом костюме и с подарком в руках - большой коробкой в красно-белой упаковке.

- Я же не могу приехать без ничего на свадьбу твоей подруги, - прошептал он в волосы девушки, обнимая ее одной рукой. Надя чуть не растаяла.

- Не стоило, - прошептала она, отчего-то чувствуя какое-то родство между собой и этим высоким худощавым молодым человеком. Надежда девушкой была очень разборчивой в парнях и мало кому разрешала обнимать себя после нескольких свиданий, а не то, чтобы на следующий день после знакомства.

- Стоило.

- Я должна идти, - грустно сказала девушка, глядя в прозрачно-голубые холодные глаза Олега. - Я же свидетельница, - гордо добавила она и подняла вверх руку с цветочным браслетом.

- Конечно, иди, крошка. Не забудь найти меня. И на затми невесту, - напутствовал ее Олег, вдруг поймав ее руку поцеловав в кончики слабых пальцев.

Надя, чувствуя себя дурочкой, кивнула и, оглядываясь, пошла обратно.

- Что, нашла дружка? - ехидно спросил нахальный грубый голос прямо над ухом девушки. Надя чуть не подпрыгнула от неожиданности. Прямо за ее спиной возвышался накаченный Миха - друг Дионова со шрамом на лице. Он же был свидетелем на этом торжестве, и в черном классического покроя костюме с белой сорочкой смотрелся не так по-бандитски, а довольно-таки импозантно.

- А тебе какое дело? - смело огрызнулась девушка.

- Большое, - пожал широкими плечами молодой человек. - Я, может быть, за тобой приударить хотел сегодня. - И он одарил весьма красноречивым взглядом ее длинные ноги. Надя вспыхнула, подумав, что этот Миха - дурак и мерзавец, совсем не такой милый и утонченный, как Олег, а друг Саши заржал, радуясь, что смутил девчонку. Он приметил ее еще осенью, когда дебил Дионов ездил к консерватории, чтобы что-то там перетереть с Мартой, играющей сегодня его невестушку.

- Большая фигура, да дура, - пробурчала под нос Надя, услышав веселый смех Михаила. Она нажаловалась на парня Марте, и та сказала, что поговорит с Александром, дабы он усмирил своего буйного дружка.

Как свидетельнице, Надежде нужно было вместе с подругой выходить к свадебной арке, у которой и должна была пройти регистрация, правда, неофициальная. Она одновременно чувствовала и волнение, и восхищение. Если честно, все происходящее ей нравилось - вся эта свадебная суматоха, роскошь, необычность празднования, большое количество гостей, которые после церемонии должны были отправиться в небольшое путешествие вдоль по широкой реке на большом теплоходе, который должен был примерно к полуночи доставить их до элитного коттеджного поселка, в котором находился особняк, принадлежавший Александру - это был щедрый подарок Макса. Молодожены должны были остаться в коттедже на ночь, чтобы утром улететь в свадебное путешествие. Правда, Марта и Саша никуда не должны были летать, и вся эта хитрая схема была придумана организаторами из свадебного агентства. По их же идее, гости после прогулки на теплоходе препровождались в другой особняк, для продолжения вечера, а те самые серьезные люди (это уже по задумке все того же Макса, старающегося контролировать все), которые использовались свадьбы Дионова, как предлог, чтобы встретиться, уезжали совершенно в другое место, дабы обсудить все то, что им нужно.

Ну а еще, конечно, Надежда была сама не своя от того, что тут, на борту, ее ждет Олег, и она сможет провести с ним один чудесный романтический вечер на шикарном борту теплохода.

Олег Алмазов, наверное, тоже сам не свой - от предвкушения совершенно другого рода. Хотя, нет, он все-таки оставался самим собой.

 

 

Когда наступил час икс, у Марты сердце бешено билось где-то в районе горла - так страшно ей стало. Девушке казалось, что у нее дрожат даже волосы, куда там пальцы! По сценарию, разработанному свадебным агентством, невеста под руку со своим отцом должна была под звуки живой музыки появиться на верхней палубе, на которой находились уже рассаженные гости, а после медленно и степенно пройти по усыпанному белоснежными лепестками роз лавандовому ковру к арке, около которой ее поджидал жених и свидетели, а также капитан судна, облаченный в парадную военно-морскую форму, чтобы, выступив в роли регистратора и сказав проникновенную торжественную, но не пафосную речь, сделать любящие сердца мужем и женой.

Отца Марты, Константина Власовича, естественно, на только что отплывшей "Олимпии" никак не могло оказаться, поэтому Саша решил проблему по-своему - сказал до сих пор недоумевающим от смены невесты организаторам, что сам выйдет вместе со своей будущей супругой и сам проведет ее к свадебной арке, оплетенной бело-розовыми благородными цветами. Организаторам, которым Дионов платил большие деньги, естественно, согласились, предложив, правда, идею, чтобы вперед невесты и жениха шли свидетель и свидетельница.

- Классно было бы, если бы вы согласились на то, чтобы впереди вас шли за руку детки, мальчик и девочка, похожие на ангелов, и бросали по сторонам лепестки роз, - вздохнула мечтательно представительница агентства, самая главная и отвечающая за все. А после она добавила что-то о белых голубях и единороге, на котором могла бы приехать невеста. Услышав это, Александр, которому уже буквально через минуту нужно было вести за собой к своеобразному алтарю стоявшую чуть поодаль Марту, поморщился.

- Глупости, - бросил он с пренебрежением. - Что за слюни?

Надя, стоявшая вместе с Мартой и тоже волновавшаяся, кинула на Дионова удивленный взгляд - в этот момент он показался похожим ей на Крестову, которая всю ее романтическое знакомство с Олегом охарактеризовала емким словом "сопли".

- Александр, это не слюни, это то, о чем мечтает каждая невеста, - горячо возразила женщина.

- Дети, голуби и единорог? - скептически поднял темную бровь Саша. - Марта, ты хотела бы детей, голубей и единорога?

"Я хотела бы в туалет, - мрачно подумала Карлова, которая даже не понимала, почему ее так трясет - свадьба-то ненастоящая. - И закрыться там от всех".

Вместо ответа она помотала головой в разные стороны.

- Видите, она не хочет, - сказал Саша организатору. Она печально вздохнула, а после наклонилась к молодому человеку и зашептала:

- Я, наверное, лезу не в свое дело, но, кажется, первоначально невеста была другая?

- Ага, - усмехнулся Дионов, которого упоминание Ники резануло по самому сердцу. - А это ее сестра.

Глаза женщины округлились. Она явно ничего не понимала или понимала совсем иначе, не так, как было на самом деле.

- Не получилось с одной сестрой, получилось со второй, - весело и негромко продолжал жених. - Люблю разнообразие.

"Он перекрытый, что ли?", - подумала женщина, подумав, что этот богатенький типчик бросил первую невесту по имени Ника ради ее молоденькой сестренки, и бросила на обоих неприязненный взгляд, но все же профессионализм взял вверх и вскоре она уверенно руководила чуть видоизменившимся свадебным процессом.

Первыми под звуки умиротворяющей нежной мелодии Рихарда Вагнера на верхней палубе, в стеклянную крышу которого били яркие солнечные лучи, появились свидетель и свидетельница в черных официально-торжественных одеждах: оба высокие, яркие, привлекающие взгляды и почему-то смотрящиеся вместе очень мило. На тонком запястье Нади виднелся цветочный браслет, и такие же цветы были в бутоньерке у Михаила. И хотя темноволосая девушка и улыбалась, как положено, многочисленным гостям, рассевшимся на стулья с высокими спинками, ей хотелось выдернуть руку из лап идиота Михи и побежать вперед. Этот дурак ей совершенно не нравился и вообще раздражал своими выходками. Ведь нужно было ему перед тем, как оказаться на верхней палубе, сказать ей пару скабрезных шуточек, а потом еще и хлопнуть легонько чуть пониже спины, заставив злобно выругаться. Причем то, как он позволил себе такое фривольное действо, никто не видел, зато вопли Нади слышали все просто замечательно. Даже Марта с большим недоумением покосилась на подругу.

- Поехали после свадьбы ко мне домой? - склонившись к уху девушки, шепотом предложил Миха Наде. Он явно понимал, что злит ее, пока они, не спеша, шагали к арке под музыку и аплодисменты гостей. Около них скакали на пару фотограф и оператор, и девушка старалась красиво улыбаться, а вот ее спутник, казалось, совершенно забил на них.

- Не поеду я с тобой никуда, - Надя грозно взглянула на парня, проклиная его в душе.

- А зря. Тебе бы понравилось, - покачал тот гладко выбритой головой, широко улыбаясь близко подскочившему фотографу, которого заинтересовала парочка свидетелей.

- Мне бы понравилось выбросить тебя за борт, - пробурчала Надежда, но так, чтобы этот грозный с виду парень со шрамом на лице ее не расслышал.

- Может, хотя бы согласишься встретиться со мной, киска-ириска? - продолжал Михаил, ничуть не смущаясь того, что они идут по ковровой дорожке под пристальными взглядами многочисленных людей. - Я хороший.

- Отстань от меня, пожалуйста, - рассердилась вконец Надежда. Она повернула голову и совершенно случайно обнаружила среди сидящих гостей Олега. Правда, он не смотрел на свидетельницу, опустив взгляд то ли на свои руки, то ли в пол.

Наконец, свидетели подошли к арке, около которой уже стоял статный высокий человек лет сорока пяти в синей форме - капитан теплохода, мужчина очень видный и интересный - половина женщин самых разных возрастов заглядывались на него, а чуть позже самые смелые из них даже просили капитана пофотографироваться с ними на память - таким ярким и благородным мужчиной он им казался.

- Ты горячая, недаром музыканточка, - подмигнул Надежде свидетель. - У меня еще не было музыканточек.

- А у меня неотесанных мужланов, - ощетинилась девушка. - Они меня не привлекают.

- Я тебя привлеку, не бойся, - улыбнулся друг Дионова со шрамом на лице.

Надя и Миха встали слева от арки - справа находился столик для росписи молодоженов и подушечка, на которой лежали два обручальных кольца, выбранных Мартой вчера в ювелирном салоне. Почти сразу же появились главные герои этого теплого погожего вечера - невеста и жених. В отличие от пары свидетелей, они оба были в чистом белом цвете. Гости зааплодировали еще сильнее, с эмоциями, кто-то даже что-то радостно прокричал.

Александр, у которого на душе из-за этого глупого фарса на душе было мрачно, как в грозовом небе, все же широко улыбался широко, шагая целеустремленно и уверенно, и никто не мог заподозрить парня в том, что он сейчас не самый счастливый человек в этом торжественном месте.

Марта, которая держала своего жениха под руку - крепко, чтобы вдруг не упасть, тоже старалась улыбаться, но выходило это у нее куда хуже, чем у Дионова. Ее неуверенность и даже растерянность на лице отметили многие гости, в том числе и многочисленные родственники Александра, съехавшиеся на торжество чуть ли не со всей страны и даже из-за границы. Правда, всем им показалось, что эта неуверенность очень милая, ведь совершенно понятно, что эта юная хорошенькая блондиночка боится сегодняшнего события, волнуется из-за него.

- Какая прелесть, - наблюдая на Мартой, проговорила негромко одна из пожилых родственниц семейства Дионовых, приходящаяся матери Саши родной теткой. - Очень хорошая девочка.

- И очень ему подходит, - с одобрением кивнул Сашин дядя с маминой стороны, наблюдая за тем, как племянник ведет будущую жену к своеобразному прямоугольному алтарю из живых цветов. - Жаль, что мы раньше ее не видели, но после регистрации, думаю, познакомимся поближе.

- Утонченная девочка, и смущается так мило, - закивала еще одна женщина из клана Дионовых - бизнес-леди, тоже прибывшая из другого города. Александру она приходилось родной тетей. - Утонченная, - повторила она, - не вульгарная. - И бизнес-леди покосилась на некровную родственницу, маму Ларисы, которая на все происходящее смотрела со скепсисом. Хоть ее дочь и очень любила двоюродного брата, сама женщина племянника не жаловала, потому как не могла простить Саше того, что он запятнал честь их славной семьи отсидкой в тюрьме. Эта суровая женщина, как и ее брат, отец Александра, думала, что после нескольких лет, проведенных в местах не столь отдаленных, племянник превратиться в существо безнравственное и навсегда привязанное к тюрьме и к ее законам, однако к ее удивлению Сашка стал бизнесменом и бизнесменом успешным, о прошлом которого, видимо, партнеры не интересовались. Если честно, она была удивлена, что дела племянничка пошли в гору, и преступником-рецидивистом он не стал. Если честно, так думала не только она - все родственники со стороны отца Саши, за исключением, наверное, Ларисы, которая сейчас сидела рядом с матерью, считали точно так же. Для них Александр после совершения преступления и ареста стал кем-то вроде отброса, внезапно прогнившего кушанья с королевского стола, которое пришлось выбросить. Папа парня, Вячеслав Сергеевич не просто так имел непростой характер - им славились многие представители семейства Дионовых, для которых поступок Саши стал непростительным.

Родня же со стороны матери Сашу хоть и осуждала в какой-то степени, но относилась к нему куда более по-человечески и почти так же тепло, как и прежде.

- И намека на вульгарность и распутность нет, - повторила бизнес-леди чуть громче. Мама Ларисы, услышав это, повернулась к родственнице. Знала, что та намекает на дочь. Сама Лариса вообще не обращала ни на кого внимания - смотрела на идущих под музыку брата и его невесту. Она ничего не понимала.

- Всегда считала, что лучше быть вульгарной стервой, чем утонченной дурочкой, которую обмануть могут все, кому не лень, - усмехнулась тетка Саши. Эти две женщины много лет терпеть друг друга не могли, впрочем, родственники родителей Александра вообще друг друга с трудом признавали. В свое время мама и папа жениха вообще едва-едва смогли сыграть собственную свадьбу, ибо их семьи были против. Они до сих пор конфликтовали.

- Можно быть утонченной, но очень умной, - повела плечом родственница Саши со стороны матери. Тетка со стороны отца насмешливо усмехнулась - она явно собиралась ответить что-то крайне колкое.

- Дамы, - вклинился кто-то еще из родственников мужского пола, - можно чуть потише, мы же на свадьбе, как-никак.

Женщинам пришлось замолчать. Они вновь стали наблюдать за тем, что происходило в начале палубы.


Дата добавления: 2015-09-06; просмотров: 149 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Если тебе больно - просто плачь 22 страница | Если тебе больно - просто плачь 23 страница | Если тебе больно - просто плачь 24 страница | Если тебе больно - просто плачь 25 страница | Если тебе больно - просто плачь 26 страница | Если тебе больно - просто плачь 27 страница | Если тебе больно - просто плачь 28 страница | Если тебе больно - просто плачь 29 страница | Если тебе больно - просто плачь 30 страница | Если тебе больно - просто плачь 31 страница |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Если тебе больно - просто плачь 32 страница| Quot;Твой спутник на свадьбе? Неплохо, моя маленькая. Ничего, что я так называю тебя?", - вежливо спросил Олег, - я могу быть напористым, и это не всем по душе". 2 страница

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.068 сек.)