Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава VI. Стерилизация.

 

Ночь пролетела как одно мгновение. Утром она не вспомнила, как Танечка несколько раз толкала её в бок, пытаясь выбить из периодически захватывавших девушку ночных кошмаров, выплёскивавшихся из царства Морфея в реальность бессвязными эмоциональными выкриками, изобиловавшими отборным матом. Лена ни за что бы в это не поверила, повтори ей кто-нибудь утром те многоэтажные конструкции, которыми изобиловала ночью её бессознательная речь, но эмоции перенасыщенного переживаниями дня, защищая её психику, нашли для себя именно такой выход. Лена проснулась очень рано – она почувствовала это, не смотря на то, что в помещении не было окон. Сова по своей природе, она с детства запомнила это тяжелое ощущение уже кончающейся, но всё ещё полновластно хозяйничающей ночи, давящей и наваливающейся на тебя всей тяжестью непроглядной темноты в предчувствии своего скорого конца. Резко подняв голову, девушка сначала не поняла, где она находится и села, пытаясь оглядеться. Рядом зашевелилась Таня, лишившаяся тёпла подруги под боком:

– Спи ты… рано ещё…

Лена снова легла и, обнятая за талию подругой, быстро задремала. Ей стало сниться, что она убегает от кого-то. Совершено голая, она бежала по незнакомым улицам какого-то старого маленького городка. Покосившиеся одноэтажные частные домики с полисадниками, старые крашенные жестяные крыши, узкие петляющие улочки – всё это было ей не знакомо, но вызывало какое-то тёплое чувство, близкое и родное, похожее на ощущения детства, когда её привозили в гости к бабушке в провинциальный посёлок. Девушка бежала из всех сил. Она не видела своего преследователя, но чувствовала за спиной дыхание то нагонявшего её почти вплотную, то отстающего от неё рыбоподобного зубастого чудовища на тонких длинных ножках. Выпадающая вниз, как у глубоководных хищников, челюсть словно ковш экскаватора пыталась зачерпнуть свою жертву, но каждый раз чуть-чуть недотягивалась до неё. Безлюдные улочки были залиты солнечным светом, пронизывающим зелень вековых деревьев, но спрятаться было негде, и она бежала что есть сил, с трудом переставляя ноги, словно в замедленном кино. Каждый шаг давался ей с неимоверными усилиями, будто колени были спутаны невидимыми веревками, а ноги были ко всему прочему обуты в свинцовые сапоги. Хотя, ощущала себя девушка совершено голой. Вокруг не было ни души и не к кому было обратиться за помощью, но, в тоже время, она больше всего боялась, что её кто-нибудь увидит в таком виде и обо всём догадается – поймёт, кто и почему её преследует, и отвернётся от неё навсегда. Окончательно выбиваясь из сил в попытках превозмочь сковывающий её движения воздух, она раскинула руки и, оторвавшись от земли, понеслась вверх, ускоряясь, словно в падении, и далеко внизу оставляя своего преследователя…



– Сучки! Подъём! – одновременно со вспыхнувшим светом раздалась громкая команда зама. – Строиться на медосмотр!

Вырванная из ярких переживаний своих сновидений, Леночка снова не сразу сообразила, где она находится. Вяло протирая заспанные глазки, она озиралась по сторонам, пытаясь сориентироваться. Зевнув и втянув ноздрями проникший из коридора запах, она очень остро почувствовала, что своё мнимое ощущение усталости можно было нейтрализовать именно чашечкой крепкого кофе, так кстати, ароматно пахнувшего на неё из-за неприкрытой двери. Заметив, как она принюхивается и тянется к запаху, зам улыбнулся и, забрав у повара поднос с кофе, вернулся в комнату. Он поставил поднос на столик и, повернув голову в сторону девушек, удивлённо округлил глаза:

– Я не понял! Команда была строиться!

Леночка, ещё не осознавая, что удивление и гнев вызвала именно она, повернула голову в сторону Танечки, но упёрлась взглядом лишь в её стройные ноги. Девушка стояла, вытянувшись в струнку. Засуетившись, Лена быстро вскочила на ноги, чуть не запутавшись в длинной цепочке, пристёгнутой к натянутой проволоке, и встала рядом.

Загрузка...

– Вот так, сучка. Привыкай к дисциплине! – хохотнул зам, явно сменив гнев на милость. В его руках неожиданно появилась плеть, блеск в глазах выдавал возбуждение. – На колени! Обе…

Танечка послушно опустилась на колени, глядя на своего Господина. Помедлив лишь мгновение, Лена сделала то же самое.

– Ко мне! – похлопывая плетью по своей ладони, не унимался зам. Он плюхнулся на диван, широко разбросав ноги.

Танечка опустилась на карачки и поползла на четырёх в сторону зама, игриво покручивая задницей. «Вот ведь сучка!» – мелькнуло в сознании Лены, но она тут же поспешила последовать примеру подруги, лишь двигаясь несколько скромнее.

– Сидеть! – прихлопнул плетью по ладони зам, лишь Танечка подползла к нему.

Танечка подсела поближе к столику, скрестив по-турецки ноги. Лена на всякий случай обошла подругу и тоже села поближе к столику, но так чтобы тот отделял её от зама и он не смог до неё дотянуться своей плетью. Ноги скрещивать она не стала, напротив, настороженно присела на них в готовности вскочить в любой момент. Почему-то ей казалось, что плеть с утра приготовили именно для неё. Воспоминания первого опыта общения с этим кожаным приспособлением не вызывали в ней никаких положительных эмоций и она решила подстраховаться, понимая, в тоже время, что неизбежного ей не миновать.

– Можно! – скомандовал зам и первым взял с подноса чашечку.

Леночка не торопилась, хоть кофе и щекотал её ноздри бодрящим ароматом. Она посматривала на Таню, чтобы больше не допустить ошибок и делать только то и только так, как было дозволенно не оглашёнными правилами этой игры. Она ещё не догадывалась, что «правила» эти меняются и переписываются на ходу, всецело завися от настроения и сиюминутного желания или нежелания доминирующей стороны. И, уж тем более, она ещё не успела овладеть даже азами искусства формирования этого самого настроения, когда, дразня и провоцируя своего покровителя, а порой и разыгрывая перед ним целый спектакль, рабыня пробуждает к себе интерес своего Господина. Всё это у неё было ещё впереди.

Шумно отхлебнув кофе, зам достал из нагрудного кармана сигареты, одной рукой открыл пачку и, вытянув губами сигарету, небрежно бросил пачку на столик, похлопывая себя по карманам в поисках огня. Танечка тут же отставила на поднос свою надпитую чашку и, не спрашивая разрешения, взяла из пачки сигарету. Зажигалка, наконец, нашлась в том же нагрудном кармане и зам, прикурив, бросил её на столик. Танечка тут же её подхватила и, жадно втягивая в себя табачный дым, раскурила сигарету. Осмелев, Лена сделала то же самое и теперь наслаждалась своим любимым завтраком – кофе с сигаретой. Чрезвычайно вредно, как говорили в один голос все врачи, но чертовски приятно! Кофеин действовал быстро и, ещё не допив свой кофе, девушки ощутили бодрость.

– Встать! – гаркнул зам, как только Леночка поставила на поднос пустую чашку.

Торопливо затушив сигареты, девушки поднялись.

– Марш в туалет – умываться-подмываться… Доктор уже заждался…

Зам не торопился уходить и продолжал медленно потягивать из чашки, развалившись на диване и поглаживая своё пивное пузо. Леночка густо покраснела: «Чёрт… снова придётся это делать в присутствии мужчины…». Танечка же напротив, заулыбалась и подкручивая задницей, двинулась прямиком к унитазу. Она влезла на него верхом на корточках и, вульгарно расставив ноги пошире, раздвинула пальчиками губки и, сразу зажурчала струйкой, томно поглядывая в сторону зама. Встав к нему спиной, Лена открыла теплую воду и, лишь слегка смочила глаза. Здесь не было привычного набора косметических средств, а водой Леночка категорически не умывалась уже несколько лет. Она набрала воду в рот и наскоро принялась чистить зубы, управившись с этой процедурой достаточно быстро. Танечка всё ещё восседала верхом на унитазе, периодически сжимая и разжимая пальчиками губки. Лишь Леночка отошла за полотенцем, Танечка встала в полный рост и, задрав ногу над рукомойником, стала подмываться. Она раздвинула губки очень широко и, зачёрпывая ладонью воду, стала промывать свои гениталии, всё больше и больше изгибаясь при этом в такт своим движениям. Неизвестно, чем закончилась бы эта провокация, если бы не настойчивый стук в дверь.

– Да! – резко развернувшись к двери, выкрикнул зам.

– Извините, но у меня так мало времени сегодня, а сделать нужно ещё так много… – пролепетала просунувшаяся в щель бледная физиономия в круглых очках. – Мне сказали, что сегодня нужно поработать с новой девочкой, а это займёт дополнительное время…

– Твоё «дополнительное время» оплачено! Даже дважды… – заулыбавшись чему-то, прервал незнакомца зам. – Сейчас будут тебе девочки…

– Да-да, хорошо… – быстро кивая головой, очкарик поспешил удалиться, затворив за собой дверь.

– Поторопитесь, сучки! – недовольно буркнул зам.

Лена быстренько присела на унитаз и, пока Танечка умывалась, брызгаясь ледяной водой, сделала свои дела, не привлекая внимания зама. Затем, воспользовавшись моментом, когда Танечка, размахивая полотенцем, вытиралась и загораживала её собой от зама, подмылась и встала рядом.

– Марш на медосмотр, сучки! – скомандовал зам, закуривая новую сигарету. В руках он держал пульт, щелкая каналами камер наблюдения.

– А что за медосмотр? – поинтересовалась Лена, когда они вышли из комнаты.

– Обычный… ну… почти обычный медосмотр. После каждой сессии, Хозяева приглашают этого очкарика-гинеколога. Ну, мало ли что может случиться в запале… – улыбнулась Танечка. – Он, конечно, похотливый сучёнок, этот доктор, но, дело своё знает хорошо, так что не бойся.

– А зам… он что, будет смотреть на это? – Лена немного забеспокоилась.

– Конечно! – рассмеялась Танечка. – Раньше он вообще всегда сам присутствовал. Сейчас – обленился, по телевизору наблюдает. Да и каждый раз одно и то же – наскучит любому.

– Я здесь подожду… – Замешкалась Леночка у двери. Она почувствовала себя как-то неуютно, да и присутствовать при гинекологическом осмотре ей было не интересно.

– Ну, как знаешь. – Танечка открыла дверь и скрылась за ней.

В коридоре не на что было присесть и, прижавшись попкой к прохладной стене, Лена заняла позицию в ожидании своей очереди. Ждать ей пришлось не долго, Танечка вернулась через пару минут:

– Иди, – девушка оставила открытой дверь и пошлёпала по коридору обратно.

Залитая ярким белым светом, большая комната представляла собой практически полный медицинский комплекс. Здесь было всё – и настоящее гинекологическое кресло, и место для работы стоматолога, и несколько шкафов со стеклянными дверцами для инструментов и другого медицинского инвентаря, и автоклав для стерилизации, и множество других медицинских приспособлений и приборов. Запах здесь тоже стоял больничный. Вдохнув его, Лена немного успокоилась.

– Прошу! – приподняв и без того узкие плечи, доктор протянул в сторону кресла, как бы подсаживая, свои тонкие ручки, обтянутые тонким латексом. Его уменьшенные толстыми линзами очков глазки похотливо бегали и блестели.

Чуть помешкав, Лена влезла на гинекологическое кресло и заняла хорошо знакомую позу.

– Какая хорошенькая… – сжимая и разжимая пальцы, доктор тут же уставился на её гениталии. – Как тебя зовут?

– Лена. – Неохотно ответила девушка. Ни энтузиазма, ни особого желания общаться с этим доктором она не испытывала.

– Ну, что ж, Леночка… приступим-с, – доктор стал застёгивать ремни, фиксируя ноги девушки.

– А… а это обязательно? – немного испугалась Лена.

– Да-а-а… – нараспев ответил доктор и, закончив затягивать ремни, похлопал её по промежности. – Прелесть!

Затем, он распечатал одноразовый шприц и взял резиновый жгут:

– Работаем кулачком, Леночка – гадко улыбаясь, он подошёл к девушке сбоку и, перетянув жгутом руку выше локтя, стал набирать кровь из вены. Девушка не противилась. Надо – значит надо. К своему здоровью она относилась ответственно, и все медицинские процедуры привыкла терпеть как вынужденную необходимость. Но общаться с мужчиной-гинекологом Лене ещё не доводилось, и некоторая скованность ощущалась во всём её теле. Отложив на столик шприц и жгут, доктор принялся ощупывать её груди. Сначала это напоминало стандартную процедуру, но чем больше он тискал её, тем больше блестели его глаза и отчетливее слышалось сопение. «Вот ведь, и, правда, сучёнок!» – подумала Леночка, когда доктор стал дёргать по очереди за её соски.

– Что Вы делаете?! – Лена гневно отбросила его руки от своей груди.

– Тихо-тихо-тихо… – поймав руку девушки, доктор с силой прижал её к подлокотнику и затянул на ней ремень. Дотянуться до опущенной руки Лена уже не смогла и попыталась сопротивляться привязыванию второй руки, но безуспешно: навалившись всем телом на её грудь, доктор легко затянул и этот ремень.

– Ай-яй-яй… а с виду – такая послушная девочка! – Отрицательно мотая головой и прицокивая языком, наигранно сокрушался доктор. – Не надо так нервничать, Леночка…

Девушка демонстративно отвернула голову, не желая больше видеть доктора-извращенца. Но, ему, похоже, было до этого мало дела. Включив яркую лампу, доктор взял стул и поудобнее расположился поближе к промежности девушки, поправляя на голове зеркало. Профессиональным движением он опёрся ладонью ей на лобок и раздвинул щёлку. Помогая второй рукой, он осмотрел её губки, трогая и поворачивая их со всех сторон, задрал клитор и провёл по нему пальцем.

– Да, досталось вчера маленькой. – Бормотал доктор себе под нос. – Потрепали девочку… Здесь болит? – спросил он, надавливая пальцем и прощупывая. – А здесь?

– Нет… почти, – неохотно ответила Лена.

– Ну, ничего страшного, нигде не порвалась, только лёгкие ссадины… – Не отпуская раскрытые губки, врач взял со стеклянного столика гинекологическое зеркало. – Ну-с, посмотрим, что у тебя в нутрé…

Покрутив немного зеркало на входе, он вдавил его в девушку и сразу сильно открыл, растягивая вагину сверху вниз.

– Когда были месячные? – Подсвечивая себе зеркалом, врач рассматривал девушку изнутри.

– Давно… через неделю жду… хотя, может, сегодня или завтра… после такого-то… – неуверенно ответила девушка. – Ой! – Врач сильно нажал на низ живота и девушка вскрикнула.

– Давай, давай, подставляй сюда маточку… – продолжал надавливать доктор.

Он ещё сильнее раздвинул гинекологическое зеркало и неожиданно вытащил его, не сводя вместе. Отложив зеркало на столик, врач залез в не успевшую закрыться вагину сразу тремя пальцами и, шевеля ими, словно спрут, стал ощупывать Леночку изнутри. Его глазёнки всё больше сверкали похотливыми искорками. Громко сопя, он залазил во все её уголки и, надавив на живот ещё сильнее, добрался до шейки матки. Закусив губу, Лена терпела.

– Да, скоро-скоро потечёт самка… – приговаривал доктор, трогая и рисуя пальцами вокруг шейки матки. Надавив ещё сильнее на низ живота, он, как бы направляя пальцами изнутри, слегка зажал шейку матки и подвёл её к самому входу, по пути извлекая руку из девушки. Ловко подхватив со столика ещё один расширитель, он тут же ввёл его в девушку и, широко раскрыв, зафиксировал его в этом положении. Лена чувствовала себя вывернутой наизнанку, но, до боли сжав кулаки, старалась терпеть. Она закинула голову назад и издавала лишь громкие резкие серии вдохов и выдохов, чередовавшихся с длинными паузами, как вдруг почувствовала резкую острую боль, словно пронзившую её изнутри.

– А-ай! – только и успела вскрикнуть девушка, как боль сразу стихла. Но что-то инородное она продолжала ощущать в себе.

– Тихо-тихо-тихо… – опять повторил доктор.

– Что это? – Лена всерьёз забеспокоилась. Её голос задрожал.

– Это всего лишь… – врач что-то ещё раз пошевелил, на секунду усилив дискомфорт, – …спиралька… – полюбовавшись своей работой, он отпустил руку, удерживавшую живот и, ослабив зеркало, вынул его из девушки. – Теперь беременности можно не опасаться. Спиралька в Леночке платиновая, английская, самая лучшая и надёжная! – приговаривал доктор, явно нахваливая себя.

Лена попыталась прислушаться к своим ощущениям, но последствия давления на живот и сильной растяжки гениталий отвлекали её.

– Ну-с, опробуем… – доктор резко поднялся, опрокинув позади себя стул, с грохотом перевернувшийся на пол. Лена ещё соображала, что означает это «опробуем», когда доктор, распахнув свой халат и спустив брюки, уже стал прилаживать в неё свой член.

– Мерзавец! – Бросила она ему в лицо. – Извращенец! Подлец! Ублюдок!.. – продолжала отвечать девушка на каждое проникновение в неё.

– Да… говори… говори мне это… – закатив глаза, с придыханием повторял доктор, продолжая двигаться в обездвиженной девушке. – О… как хорошо…

– …мерзкий червяк… – выдавила из себя Лена, чувствуя, как наполняется спермой.

– Да-а-а… – трясясь от наслаждения, доктор вытащил из неё член и тут же вставил во влагалище толстую резиновую пробку. Он взглянул на часы и стал торопливо подтягивать брюки. Застегнувшись, доктор взял с нижней полки полуторалитровую клизму, проверил пальцем температуру и, вставив конец шланга Лене в попку, поднял её над головой.

Тёплая вода стала наполнять девушку, противно распирая живот. Со звуком втянувшейся воронки, напор иссяк. Доктор извлёк конец шланга и тут же вставил в попку ещё одну резиновую пробку и, лишь после этого, положил клизму на столик. Он ещё раз взглянул на часы и, поставив стул чуть подальше напротив неё, сел на него и, улыбаясь, закурил, держа сигарету медицинским пинцетом. Леночке хотелось, чтобы всё это побыстрее закончилось, и частые поглядывания доктора на часы позволяли ей на это надеяться. Она попыталась тужиться, чтобы выдавить из себя пробки, но это ей не удалось, они были слишком большие и держались плотно. Бросив взгляд в сторону доктора, она представила как нижняя пробка, вырвавшись, ударит его по лбу, обливая нечистотами, и мстительно улыбнулась. Её потуги не прошли бесследно и в кишечнике что-то заурчало, забулькало, добавляя к распираемому животу неприятные покалывания. Не спеша докурив, доктор затушил сигарету и принялся отвязывать девушку. Леночка попыталась ускорить этот процесс, но руки затекли и не слушались и желание отвесить мерзавцу пощёчину так и осталось нереализованным. Встав на ноги, она сразу потянулась негнущимися пальцами к пробкам, но врач остановил её:

– Нет! За ширмой, Леночка… – и, взяв под локоть, направил её в угол, где за ширмой стояла небольшая сидячая ванна с душем.

Присев в ванной, Лена немедленно, хоть и не без усилий, вытащила из себя пробки и долго полоскала свои дырочки, выдавливая из себя всё, что залил в неё врач-извращенец.

Выйдя из-за ширмы, она уже не застала доктора, и, наскоро вытершись полотенцем, пошлёпала по пустому коридору в свою комнату, не придав значения окружившей её тишине. В комнате тоже было пусто. Задержавшись на несколько секунд в дверях, девушка растерянно осмотрелась и присела на край кожаного дивана. В тишине комнаты можно было услышать только стук её сердца. Закурив сигарету из оставленной на столике хозяйской пачки, Леночка отрешённо смотрела сквозь пустой экран. Она почувствовала себя сейчас выпотрошенной сукой. От прежней горделивой и надменной стервы не осталось и следа. Нет, она ещё не стала безропотной сучкой своего Хозяина, но чётко осознавала, что психологически она уже переступила ту черту, за которой была готова служить своему Господину ради Его благосклонности подарить ей новое удовольствие.

 


Дата добавления: 2015-10-13; просмотров: 216 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава II. Доминант. | Глава III. Дуплет[1]. | Глава IV. Экзекуция. | Глава V. Пытка наслаждением. | Глава VI. Танечка. | Глава VII. Попытка к бегству. | Глава I. Новый дом. | Глава II. Прессинг. | Глава III. Затмение. | Глава IV. Сон разума. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава V. Расплата.| Глава I. Господин Председатель.

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.03 сек.)