Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

СТАТУСНОЕ ПОВЕДЕНИЕ — Как мы сигнализируем о том, какое место занимаем в социальной иерархии

Читайте также:
  1. C. Поведение
  2. I. Определите, какое из этих высказываний несет психологическую информацию.
  3. II. Группировка месторождений по сложности геологического строения для целей разведки
  4. III. Изучение геологического строения месторождений и вещественного состава руд
  5. III. ИССЛЕДОВАНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ ПРОБЛЕМЫ
  6. III. ПРАВЕДНОЕ ПОВЕДЕНИЕ
  7. IV. Дата и место проведения Форума

Статусное Поведение можно описать как демонстрацию уровня доминирования. В первобытных обществах доминирование достигается проявлением грубой силы. Самый сильный член общины получает кусок мяса первым, самый слабый — последним. В современном человеческом обществе физическую мощь заменили иные формы доминирования. Сила мышц уступила наследственной власти, манипулятивной власти и творческой власти. Силачей на вершине социальной пирамиды сменили Наследники, Руководители и Таланты. Сегодня высоким статусом обладают представители именно этих социальных групп, причём у каждой из них есть свой способ демонстрации доминирования. Они не показывают окружающим вздувшиеся мускулы: Наследники демонстрируют родословную, Руководители — влияние, Таланты — творения.

Иногда мы слышим о том, что в наше время Статусное Поведение связано в основном с деньгами, но это не совсем верно. Аристократ может быть обедневшим, политик может получать скромную зарплату, гений может питаться объедками, и всё-таки эти люди вызывают у нас уважение — благодаря происхождению, умению управлять или творческим способностям. Разумеется, нельзя умолчать о том, что быть богатым и титулованным, богатым и власть имущим, богатым и талантливым — значит получить в гонке за высоким статусом двойное преимущество. Кроме прочего, богатство делает вас объектом зависти и скорее сковывает, чем наоборот. В результате мы наблюдаем Статусное Поведение, которое становится все более изощрённым. В старину правители могли позволить себе демонстрировать превосходство сколь угодно дерзко. Все их наряды, сокровища, дворцы и развлечения были на виду, правители открыто бахвалились своим богатством. Для расправы с несогласными у правителей имелись наготове стражники, пыточных дел мастера и темницы. В каком-то смысле эти правители недалеко ушли от вождей племён, которые все время «играли мускулами». Однако пару сотен лет назад низы обнаружили, что, собравшись вместе, они могут дать верхам достойный отпор. Народные массы живо сталкивали тиранов с их пьедесталов. С тех пор новоявленные хозяева жизни вынуждены вести «высокостатусный» образ жизни куда более хитро и осторожно. Вот почему изучение современного Статусного Поведения — занятие более чем увлекательное.

Наследникам в изменившейся ситуации досталась роскошь без власти, Руководителям — власть без роскоши. Выжившие королевские семьи по-прежнему щеголяют в пышных нарядах и участвуют в ритуалах давно минувших дней, разукрашивая наш серый мир яркими красками и церемониями, однако никакой реальной власти в руках монархов уже нет; в то же время политические лидеры, обладающие огромной властью, ходят большую часть времени в серых фланелевых костюмах. Другими словами, когда демонстрация высокого статуса является не более чем театральным представлением, ей позволено быть претенциозной; но если за высоким статусом стоит реальная власть, поведение носителей статуса меняется соответственно.



Изменившееся Статусное Поведение принимает различные формы. В частности, статус демонстрируется отвлечённо от его носителя. Президент или глава государства одевается незаметно и ездит в чёрном автомобиле. Золотые короны и золочёные экипажи остались в прошлом. Он улыбается простым людям и жмёт им руки. «Господские манеры», поклоны и расшаркивания — тоже в прошлом. При этом, однако, президент окружён великим множеством советников и телохранителей. Полиция расчищает путь перед его кортежем, охранники следят за тем, чтобы никто не мешал ему произносить речи.

Отвлёкшись от королей и президентов и спустившись на ступеньку-другую по социальной лестнице, мы обнаружим ещё одну форму Статусного Поведения. Важную роль тут играет понятие «элитарный». Им обозначается действие или предмет, которые демонстрируют высокий статус просто потому, что производятся индивидом с высоким статусом (или принадлежат ему). Элитарные вещи могут быть недорогими, но они неизменно относятся к модным. Элитарный напиток, элитарный ресторан, элитарная машина, элитарный пляж, элитарный стиль одежды... Элитарными вещами пользуются исключительно индивиды с высоким статусом. Эту модель поведения чаще прочих реализуют наследники фамильных состояний, «богатые детки» и «важные персоны», в роду которых не было аристократов. Таков мир сливок общества, представители которого, как и дворяне, не обладают реальной властью — у них есть лишь социальные блага. Однако, в отличие от современной аристократии, золотая молодёжь чужда формальных ритуалов и публичных церемоний. Суть их мира состоит в том, что он эксклюзивен, исключителен, иначе говоря, он исключает внешний мир и ограничивает Статусное Поведение сферой чётко определённых действий. Крайности в этом мире приглушены — они стали личным делом каждого. Статусное Поведение «работает» в определённых социальных рамках, элитарные вещи производят впечатление на тех, кто «в курсе дела», и этого вполне достаточно. Разумеется, обитатели этого мира были бы польщены, если бы их статусное поведение впечатлило и более широкие слои населения, однако подобное вторжение может быть опасно. Зависть может привести к новым смертям на гильотине, как это уже было однажды, пусть роль гильотины и сыграет иное орудие казни.

Загрузка...

Но проблемы все равно возникают, ибо другое, более добродушное лицо зависти — это подражание. Обычные люди начинают подражать элите. В полуосвещённом подвале бывшей скотобойни (элитарном ресторане) сидят два обладателя высокого статуса. Они пьют джин из оленьих рогов (новейший элитарный напиток), на шеях у них — суданские бусы (новейшее элитарное украшение). Они одеты в чёрные комбинезоны (новейший элитный костюм). О последнем писке моды знают лишь представители элиты, однако рядом сидит репортёр, ведущий колонку светских сплетен и описывающий в подробностях, как именно элита проводит время. Назавтра он растрезвонит о новой моде всему миру — и бывшую скотобойню заполонят подражатели. Элита перемещается в другое место, цикл повторяется заново.

Конечно, было бы наивно считать, что элита не стремится к известности. Дело в другом: элита делает вид, что не стремится к известности, и превращает «бегство от известности» в шоу. Разумеется, цель такого шоу — стать известным. Элита жалуется на то, что её хобби, став слишком популярным, теряет былое очарование, а дорогие модные наряды обесцениваются из-за массы дешёвых подделок. Так представители элиты становятся законодателями мод, притворяясь при этом, что они не хотят ими быть. А значит, никто не может обвинить элиту в том, что она, не зная стыда, всячески демонстрирует свой высокий статус тем, кто им не обладает.

Переходя от Наследников к Руководителям, мы обнаружим, что они действуют схожим образом — постоянно «держат себя в рамках». Руководители рангом ниже президентов и премьер-министров — это магнаты и импресарио, администраторы и высокопоставленные менеджеры, профсоюзные вожди и финансисты. Вместе они — настоящая армия серых, скромно держащихся людей, наделённых фантастической властью. Их Статусное Поведение могут наблюдать лишь непосредственные подчинённые. В тиши офисов власть Руководителей проявляется сотнями различных изощрённых способов. Для внешнего мира большая часть этих проявлений не имеет никакого смысла, однако те, кто приближен к высшим сферам бизнеса, опознают каждый знак и реагируют соответственно.

Приведём несколько примеров. Вот первый: Статусное Поведение, связанное с обувью. Ботинки обладающих высоким статусом Руководителей всегда начищены до блеска, и любой специалист сразу скажет вам, что изготовлены эти ботинки ведущими обувными фабриками мира. Как и все доминирующие приматы, Руководители хотят выглядеть максимально ухоженными, потому они обращают внимание на детали, которые их подчинённые выпускают из вида. Второй пример — Статусное Поведение, проявляющееся в выборе телефона. На столах Руководителей стоит не один телефон, а столько, сколько им совсем не нужно, включая особый телефонный аппарат, отличающийся по цвету и соединяющий Руководителя только с высоким начальством. Руководители никогда не набирают телефонные номера сами — за них это делает секретарь, даже если инструктаж секретаря отнимает у Руководителя больше времени, чем набор телефонного номера. Любое механическое действие, включая прикосновение к наборному устройству телефона, есть «физический труд», который ассоциируется с низким статусом. Когда два секретаря устанавливают связь между кабинетами, начинается битва за право не начинать разговор. Высокий статус требует, чтобы первым заговорил ваш абонент, поскольку говорить он будет с вашим секретарём, а вы с его секретарём говорить не должны ни в коем случае.

В середине XX века признаком высокого статуса были телефоны в автомобилях: Руководитель демонстрировал, что он очень занят, совершая звонки на ходу. Элитарные автомобильные телефоны требовали установки специальной антенны, которая, украшая машину Руководителя, стала очередным атрибутом власти. Дошло до того, что в США некая компания разбогатела на изготовлении бутафорских антенн для машин, в которых никаких телефонов не было.

Ближе к концу XX века антенны исчезли, поскольку были изобретены мобильные телефоны, и началась новая эра высокостатусной телефонии. Первые переносные телефоны являли собой громоздкие объекты размером с кирпич. Магнаты, владевшие футбольными клубами, прижимали эти аппараты к ушам во время матчей, демонстрируя окружающим, что они управляют мировыми финансовыми рынками, не отрываясь от созерцания подвигов любимой команды.

В самом конце столетия мобильные телефоны настолько уменьшились в размерах, что их стали носить в кармане пиджака, откуда когда-то высовывались уголки носовых платков — ещё один признак высокого статуса, потерявший актуальность. Сотовые телефоны стремительно дешевели, вместе с размером и ценой падала и их статусная ценность. Вскоре мобильники распространились повсеместно, и индивиды, обременённые высоким статусом, стали их чураться, либо отказываясь от мини-телефонов вообще, либо пользуясь ими только в случае крайней необходимости.

То же самое произошло с высокостатусными автомобилями: когда подражатели обесценивали очередную модель машины, Руководители неизменно переходили к следующей. В конце концов «шикарная машина» перестала быть признаком высокого статуса, и элита менеджмента сменила приоритеты: теперь таким признаком стала максимальная роскошь, которую может позволить себе Руководитель в изнывающем от пробок городе, — личный шофёр.

Весьма любопытно Статусное Поведение, связанное с портфелями. Управленцы с низким статусом вынуждены обращать внимание на детали (невнимание к деталям — признак, свойственный поведению топ-менеджеров) и обязаны таскать с собой огромные портфели, набитые бумагами. Чем выше статус Руководителя, тем тоньше его портфель; тем самым он показывает, что носит с собой лишь самые необходимые документы. Управленцы, обосновавшиеся на самом верху, не носят вообще ничего. В мире, где господствуют Руководители, портфели в руках индивидов, обладающих высоким статусом, — это табу. Кто-то верно подметил, что в бизнес-вселенной люди с портфелями по статусу равны копьеносцам. Они защищают полководцев; сами они полководцами не являются.

Ещё одно поле, на котором разыгрываются битвы за статус, — это стулья и кресла в офисах. Якобы заботясь о том, чтобы посетителей встречали недешёвые и чрезвычайно удобные сиденья, топ-менеджеры предлагают им очень низкие и мягкие кресла, в которых те утопают, «опускаясь» практически на уровень пола. Когда хозяин кабинета и его гость садятся, оказывается, что менеджер с высоким статусом взирает на посетителя сверху вниз. В древности эквивалентом такому поведению Руководителей служило требование пасть ниц перед важной персоной. В наше время это требование замаскировано под заботу о посетителе.

Сегодняшние Руководители демонстрируют свой статус множеством разных способов. Для тех, кто не принимает участия в офисных баталиях, нюансы их проведения могут не иметь никакого смысла, да и внутри бизнес-вселенной существуют различия как между компаниями, так и между странами. Статусное Поведение, исключённое из сферы общественного внимания благодаря давлению современных культурных установок, становится все более локализованным и специфичным. Многие элементы этого поведения абсолютно произвольны и не стали бы частью управленческой субкультуры, если бы того не желали конкретные высокопоставленные Руководители. Тем не менее, существуют общие принципы, играющие в лабиринте сигналов превосходства роль нити Ариадны. Это, в частности, «время» и «служба».

Времени всегда должно быть меньше, чем нужно, а работы — больше, чем нужно. Руководитель обязан казаться ужасно занятым человеком. Подчинённые должны его дожидаться, собеседования — сокращаться, расписание должно быть забито до отказа. Вне работы менеджер может бить баклуши и расслабляться, но на работе он вечно должен куда-то бежать и что-то делать. Вести себя иным образом — значит показать, что ты зря просиживаешь штаны. То же относится и к Наследникам — они должны постоянно кружиться в «светском водовороте», ослепляя всех вокруг своим блеском.

Что касается службы, она для доминирующего индивида важна даже больше, чем время. Он не работает — он служит кому-то или чему-то. Служители такого рода всегда занимали особое положение в обществе, но в прошлом они появлялись как в средней, так и в высшей части социальной лестницы. Сейчас их стало куда меньше, соответственно, нынешние служители обладают куда более высоким статусом. Как уже упоминалось, одним из способов демонстрации реальной власти и авторитета стала машина с собственным шофёром. Не так давно высшие круги Лондона сильно забеспокоились, когда некий мужчина, обладающий особенно высоким статусом, принялся разъезжать по городу на велосипеде в знак протеста против загрязнения окружающей среды. Начинание, казалось бы, похвальное, однако другие топ-менеджеры не могли принять мысль о демонстрации статуса посредством велосипеда и предпочли поднять «отщепенца» на смех. Другой высокопоставленный Руководитель, учёный, переквалифицировавшийся в управленца, завёл привычку ходить на работу и с работы пешком, что немедленно вызвало недоверчивую, даже враждебную реакцию у его коллег — невзирая на то, что в центре Лондона добраться до места на своих двоих можно быстрее, чем на машине, часами стоящей в пробках. Эта реакция объяснима именно с позиции статуса: одного пешехода не отличить от другого, а значит, теряется возможность демонстрировать высокое служение, восседая в автомобиле позади шофёра и то открывая, то закрывая окно.

В начале мы выделили три категории людей с высоким статусом: Наследники, Руководители и Таланты. До сих пор Таланты не упоминались, поскольку они — случай особенный. Их Статусное Поведение связано с трудами на той или иной ниве: композитор демонстрирует свой статус посредством музыки, учёный — посредством открытий, скульптор — посредством статуй, архитектор — посредством зданий и так далее. Таланты ранжируются по результатам своей работы, а не по внешним признакам. Как правило, Наследники и Руководители не создают вообще ничего. Когда они умирают, их светские мероприятия и коммерческие сделки уходят в небытие вместе с ними, между тем творческие люди продолжают жить в памяти поколений благодаря их великим творениям. С позиции статуса Таланты обладают столь огромным преимуществом, что их редко заботят иные, внешние проявления Статусного Поведения. Более того: их пренебрежение Статусным Поведением само по себе превратилось в своего рода Статусное Поведение. Эксцентричное поведение и странная манера одеваться для Талантов — общее место, ибо они наслаждаются социальной свободой, незнакомой другим участникам «крысиных бегов». За Талантов говорят их творения.

Наконец, что можно сказать о людях, которые стоят на более низких ступенях социальной лестницы? Отличительные черты статуса тех, кто находится не на самом дне, могут проявляться несколькими характерными способами. Есть, например, Подражатели. Мы уже встречались с ними — это люди, которые получают наслаждение, участвуя в Мимикрии Доминирования. Подражатель копирует, пусть и не на должном уровне, действия индивида с высоким статусом. В частности, если он не может позволить себе приобрести дорогую картину, он покупает репродукцию дорогой картины и вешает её на стену своего жилища. Если он не может купить настоящие жемчужины, он купит жене искусственные. Дом Подражателя полон мебели «под старину», искусственной кожи и пластика, имитирующего дерево. Простым и настоящим вещам он предпочтёт дешёвые подделки. Кроме того, есть Хвастуны. Открытое бахвальство — типичная черта Статусного Поведения маленького мальчика: «Я делаю это лучше тебя!» и «Это не ты сделал, это я сделал!» Взрослея, мы перестаём вести себя подобным образом. Взрослые, остающиеся в глубине души хвастунами, хвастаются куда изощрённее. Они бахвалятся своими связями и вставляют в любой разговор упоминания о своих достижениях. Носители высокого статуса, разумеется, тоже могут хвастаться, но обычно они предпочитают, чтобы их прославлял кто-нибудь другой, и тем самым создают социальную нишу для ещё одной категории людей — Лизоблюдов. Доминирующие индивиды обожают иметь под боком пару-тройку льстецов, которые поют им дифирамбы, и подхалимы вполне могут повысить собственный социальный статус с низкого до среднего, если возьмут за правило хвалить начальство.

Есть ещё Шутники, носители низкого статуса, которые несколько повышают его, развлекая собеседников, — и вот уже те стремятся чаще бывать в обществе Шутника. Будучи неспособными завоевать уважение всерьёз, Шутники завоёвывают его шутками.

Мы видим также Говорунов, которые говорят без умолку всегда и везде и неизбежно оказываются в центре внимания. Наконец, есть Спорщики, рыщущие в поисках жертвы, с которой можно вступить в словесную схватку. Внося смуту в плавное течение коммуникации, они приковывают внимание к себе и в процессе спора постепенно повышают свой статус.

Встречая людей всех этих типов на своём пути почти каждый день, мы узнаем их, и нам повезёт, если мы не столкнёмся с ещё одним проявлением Статусного Поведения, которое встречается за границей повседневного общения: когда неопримитивный тип, отчаявшийся повысить свой статус другими средствами, прибегает к первобытной мышечной силе и доказывает ею своё превосходство. Такой человек может ограбить, изнасиловать или убить, но грабит он не потому, что ему нужны деньги, и насилует не потому, что сексуально озабочен; он просто хочет ощутить восторг от доминирования над другим человеком. Тот факт, что доминирование достигается грубейшими методами, его не останавливает. Обычно это все, чего он способен достичь.

Основным мотивом насильников чаще всего является именно подавленная потребность добиться превосходства хоть над кем-то. Мужчина, изголодавшийся по сексу, может, в конце концов, найти проститутку и удовлетворить с ней свою страсть без лишних проблем. Насильник желает не столько получить сексуальное удовольствие, сколько полностью подавить жертву, унизить её и оскорбить. Лишь такой результат даёт ему на время почувствовать себя «на коне». Это Статусный Секс, и он присущ поведению не только людей. Секс как метод демонстрации доминирования можно наблюдать и у представителей многих других видов приматов, но у них подобное действие сводится зачастую лишь к внешней имитации процесса: доминирующее животное совершает несколько тычков тазом, даже не утруждая себя проникновением. «Насильник» из числа мартышек или других обезьян может быть как самцом, так и самкой, и его жертва может быть любого пола. Важно лишь одно: доминирующее животное находится сверху, подчиняющееся — снизу. Увы, у людей насилие остаётся насилием. Действие, которое по существу становится проявлением звериного инстинкта, превращается в травматический и очень жестокий акт. К счастью для большинства людей, демонстрация мускулов остаётся за рамками повседневного Статусного Поведения, которое проявляется в утончённой вербальной коммуникации и визуальных ритуалах.

 

 


Дата добавления: 2015-08-21; просмотров: 72 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: СИГНАЛЫ «ДА»/«НЕТ» — Как мы сообщаем о согласии и одобрении или об отказе и возражении | СИГНАЛЫ, ПОДАВАЕМЫЕ ВЗГЛЯДОМ — Пристальный взгляд и быстрый взгляд: как мы смотрим друг на друга | ПРИВЕТСТВЕННЫЕ СИГНАЛЫ — «Здравствуй и прощай» — что мы делаем, когда встречаемся и расходимся | ПОДРАЖАТЕЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ — Почему друзья неосознанно копируют телодвижения и позы друг друга | ЗНАКИ СВЯЗИ — Сигналы, сообщающие о личных отношениях | ЗНАК СВЯЗИ «ПРИКОСНОВЕНИЕ» — Как мы касаемся друг друга при посторонних | АУТОКОНТАКТНОЕ ПОВЕДЕНИЕ — Самоуспокоение: как и почему мы прикасаемся к собственному телу | НЕВЕРБАЛЬНАЯ УТЕЧКА ИНФОРМАЦИИ — Как наше тело «проговаривается» о том, что мы хотим скрыть | ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ СИГНАЛЫ — Когда мы подаем два несочетаемых сигнала одновременно | НЕДОСТАТОЧНЫЕ СИГНАЛЫ — Когда мы реагируем более вяло, чем следует |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ИЗБЫТОЧНЫЕ СИГНАЛЫ — Когда мы реагируем слишком остро| ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ — Защита ограниченного пространства

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.01 сек.)