Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Быть "Драконом" - великая честь. Новый лидер.

Читайте также:
  1. F. Новый максимум цен сопровождается увеличением объема, аналогично точке А. Продолжайте удерживать позицию на повышение.
  2. I. ПРИНЦИПИАЛЬНО НОВЫЙ ФАКТОР: НАУКА И ТЕХНИКА
  3. IV. Новый материал. Определение выпуклых и невыпуклых многоугольников. №284
  4. VIII. Новый язык
  5. Адреналиновый тип
  6. Быть "Драконом" - великая честь. Молодой господин.

Головная боль настигает Тао, когда он пытается открыть глаза. Он слишком много выпил на свадьбе, чтобы утро провести бодрячком. Не с первой попытки разлепив веки, Хуан видит перед собой белую подушку. Это необычно, потому что у него дома черное белье. Кое-как перевернувшись с живота на спину и переждав волну головной боли, Тао осматривает комнату. С трудом, но он понимает, что лежит в своей комнате, но в лидерском доме, который Крис купил для них пятерых. Ощупав себя, китаец обнаруживает, что спал в одежде. Пообещав себе больше никогда не пить на спор с Паком, Тао по стеночке вваливается в ванную.

Освежившись и переодевшись, парень спускается вниз. В обеденной сидит Крис, по виду, собравшийся куда-то ехать — в рубашке и строгих брюках, пиджак висит на спинке стула. На столе рассервирован очень плотный завтрак из ресторана.

— Доброе утро, — бросает Тао и падает напротив босса. — Какой необычный завтрак после пьянки.
— Уже обед, — невозмутимо отвечает Ву.

Хуан ищет глазами часы, а Крис встает и идет к холодильнику. Перед Тао ставится баночка холодного пива и бутылка минералки.

— А как я сюда попал? И почему я спал одетым? — спрашивает он, утолив жажду.
— Водитель привез, а почему ты не разделся — ты сам вспоминай.

Тао прикладывает к голове банку и пытается восстановить ход событий.

Вот он обнимает Бека, нарываясь на ревность мерзкого Пака. Вот они с Чанёлем уже вместе бухают. Вот они связывают Кая и запихивают его в бывшую Бугатти Криса. Кажется, они хотели утопить пленника в озере, но их что-то отвлекло, и жертва была забыта.

Крис фыркает.

— Что смешного? — ворчит Тао.
— У тебя было такое же выражение лица после той недельной вечеринки по случаю моего вхождения в права наследника, — смеется Ву.

Хуан лишь отмахивается. Тогда они скорее старались забыть предшествующие этому событию ужасы. По крайней мере они с Луханом точно набухались до отшиба памяти.

***

Крис сидел в кафе и ждал Лу и Тао. Конечно, заполненный Старбакс не лучшее место, чтобы проводить тайную встречу, но у него все продуманно. То, что за парнем следили сторонники его отца, было ясно как божий день. Ифань и не сомневался, что папаша приказал им убить сынка при удобном случае.

Около недели назад у Лидера Ву случился инфаркт. По завещанию следующим главой должен был стать Крис, но у такого решения появились противники в лице отца Ифаня, Цземина. Дед еще был жив, но ему осталось недолго. Сторонники сына лидера, а не внука, решили помешать Крису принять пост. Что именно собирался сделать отец, Ифань мог только предполагать, но готовился к худшему.

К столику еле пробрались Лухан и Цзытао. Получив относительную свободу благодаря Крису, парни окунулись во все прелести молодежной жизни, экспериментировав с одеждой и прическами. Лохматый черноволосый панк Тао и Лу со светлыми волосами и макияжем глэм-рокера выделялись из толпы. Крис знал, что они появятся именно так, но не опасался привлечь к их столику внимание. Наоборот, оно могло их спасти, следовавший за Ифанем хвост не решился бы на активные действия из-за большого количества народа.



— Тебя пасут, — заметил Лухан, вгрызаясь в купленный сэндвич.
— Знаю. Они в кафе?
— Наших тут точно нет. Можешь спокойно говорить, что за дело.

Лу и Тао нужны Крису, чтобы помочь ему удержать позиции наследника и стать главой. Ифань мог убедить старейшин клана в своей пригодности, но никто не отменял радикалов, с которыми договориться было бы сложно. Задача парней состояла в физическом устранении сторонников Ву Цземина, либо в перетягивании их на свою сторону.

— Я не буду с ним работать, — возмутился Тао, гневно косясь на Лухана.
— Поддерживаю, — закивал Лу. — Мы с Чанни и Бекки сами справимся.
— Их лучше не брать, — поморщился Крис. — Подкидыш с улицы и сын Бёна не вызывают у меня доверия.

Парни уставились на будущего босса с непониманием. Для Тао Бекхён был первым и единственным другом, больше его ничего не связывало с «Драконом». Лухан как постоянный напарник Пака и Бёна верил им больше, чем себе.

Загрузка...

— С трудом, но я могу понять твою точку зрения, — сказал после минуты молчания Лу. — Но они живут и тренируются вместе со мной, в их преданности тебе я уверен. Что за ребяческое отношение к делу?
— Я не хочу видеть их среди своих приближенных. А вы ведь понимаете, что в случае удачи мы окажемся в одной лодке, — ответил Крис, посмотрев на парней тяжелым взглядом. — Рядом со мной будут только проверенные люди. Дурные наклонности старшего Бёна могут проявиться в любой момент, а Пак просто не наш.
— Панда тоже не наш, но это не помешало тебе выбрать его, — возмутился Лухан под активные кивки Тао.
— И мы все китайцы, — сказал Ифань.
— Зашибись логика, — развел руками Лу. — Ну, раз ты так уперт, я, пожалуй, не буду нарушать приказы.

Лухан вытащил Тао из кафе. Им ещё предстояло составить список.

***

Мафия проникает во все сферы жизни, естественно, что политика тоже оказалась затронута. Один из депутатов, Чо Боман, был связан с «Драконом», но не являлся членом семьи. Поддержка в парламенте была не лишней, и с его мнением считались. Чо был сторонником Цземина и открыто высказывался против Криса, считая его слишком молодым и избалованным.

Политиков легко переубедить, важно подобрать правильные слова, но в последнее время он начал выходить из-под контроля, что не нравилось верхушке клана. Чо стал слишком много о себе думать. Поэтому они без зазрения совести решили его устранить.

Тао уже успел проявить себя в делах с убийствами и считался успешным новичком. Пока что лучше всего ему удавались проникновения, над техникой убийств ещё стоило поработать. В офисе Чо всегда толпилось много посторонних, желающих вступить в партию хватало. Хуан сидел в коридоре около кабинета жертвы и изображал заинтересованность в происходящем. На парня не обращали внимания — таких же, как он, было много. Дождавшись, когда Чо пойдет в туалет, Тао проскользнул за ним. Конечно, в здании есть камеры наблюдения, и совершать убийство в офисе просто безрассудно. Но политик умрет не сегодня.

Хуан ловко сделал подножку мужчине и сам же его придержал за грудь. На мечевидном отростке грудины находится смертельная точка, ее повреждение опасно. У Тао в руке была спрятана длинная игла. Чо сильно споткнулся, поэтому удар на точку пришелся значительным.

Тао бесшумной походкой, легко избегая столкновений с людьми, вышел из здания. Дело сделано, мужчина умрет в течение нескольких дней. За углом его ждал Лухан на своем первом мотоцикле — черной Honda CB 400.

В составленном списке осталось шесть имен из семнадцати.

***

Лухан свернул в переулок и остановился у бара. Сидевший сзади Тао быстро спрыгнул, проворчав что-то про неудобный транспорт.

У Лу была назначена встреча с одним из колеблющихся сторонников Криса. Хэ Фэншань был одной из ключевых фигур в автобизнесе клана. Он занимался контрабандой и доставлял машины в салоны, с которыми был заключен контракт. Центры продаж, к сожалению, не были собственностью семьи, но защиту они получали как и другой клановый бизнес. Господин Хэ был предан Лидеру Ву, поэтому Цземин не сильно старался перетянуть его на свою сторону. А зря, потому что контрабандист рассматривал предательство завещания старика Ву. Из личного разговора Криса и Хэ, Лухан знал, что Фэншань в открытую сказал Ифаню про недоверие к его кандидатуре. Но до конца отбросить вариант с Крисом во главе Хэ не спешил — хотел посмотреть, что может сделать молодой наследник. Лу надеялся на свое красноречие и на веру Фэншаня в слухи, гуляющие в семье. Осталось четыре имени в списке.

Лухан ухмыльнулся, глядя на чопперы Ямахи, на которых приехала свита Хэ. Скоро все мотоциклы мира будут у него. Он приказал Тао остаться снаружи, а сам зашел в бар. Там его отвели в вип комнату, которая оказалась бильярдной. Хэ уже играл с кем-то, хотя Лу приехал вовремя. Он сел следить за игрой, дожидаясь первого слова Фэншаня.

— Так значит, Ифань выбрал тебя своим приближенным? — спросил Хэ, примеряясь сделать удар.
— Я всегда был его приближенным, — ответил Лухан, прикуривая сигарету.
— Детям курить нельзя.
— Вы видите в комнате детей? — махнул рукой с сигаретой Лу.

Мужчина хмыкнул и все-таки сделал удар. Шар отскочил от борта и остановился у самой лузы. Ход перешел противнику.

— Про тебя ходят слухи определенного характера, неужели Ифань тебе доверяет? — Хэ присел рядом.

Лухан вскину бровь, делая вид, что совершенно не понимает, о чем вопрос. Начало не очень хорошее, мужчина настроен иронично и явно не собирается принимать молодняк в серьез.

— Все, что вы хотели сказать Крису, — выделил имя Лу, — можете сказать мне. Ваши слова будут переданы в той же форме и с той же интонацией.
— Сопляки не будут стоять во главе «Дракона».

Хэ вернулся к партии, оставив Лухана давиться от бешенства. Слишком наглые слова нельзя было спустить с рук. Он достал новую сигарету и повертел в пальцах. Да, для старших они выглядят слишком вызывающе, поэтому такое отношение. Что к Ифаню, спустившему в свое время кучу бабла на разную ерунду, что к Лу, пользовавшемуся положением своего отца и дружбой с Крисом, чтобы развлекаться в перерывах между заданиями. Их же обвиняли в развращении Тао, потому что без них парень не был столь непослушен и вызывающ. Нужно было что-то менять, чтобы старшие начали воспринимать их как самостоятельную силу, а не только как «мальчиков для не важных заданий».

Хэ выиграл. Возможно, его люди просто подыграли, потому что на взгляд Лухана ни один из ударов не был профессиональным.

— Передай Ифаню, что меня не запугать пустыми слухами, — бросил парню Фэншань. — И перебежчика Сяобо Цземин не собирается прощать, когда станет главой.
— Значит, вы определились со стороной.
— Да, — ухмыляется Хэ, — с нейтральной.
— А давайте сыграем. — Лу все же прикурил сигарету и с вызовом посмотрел на соперника. — Притворимся, что я не слышал, как вы высказались в пользу господина Ву. Но, раз вам все равно, кто станет главой, то вы можете уделить мне время на одну партию.
— Хочешь поставить обещание на кон? — заинтересованно прищурился мужчина.
— Именно. Если я выиграю, вы поддержите Криса прямо сейчас.
— А если выиграю я?
— От лица Криса я могу пообещать, что когда он станет главой, то вы сможете попросить что-нибудь, — сказал Лухан, пристально глядя на Хэ.
— Какая самонадеянность! — хохотнул мужчина. — И это я про твою уверенность в выигрыше Ифаня.

Лу выдохнул дым колечком, он только этому научился и считал, что это выглядит пафосно и круто.

— Хотите уйти просто так? Не показав зазнавшемуся пацану его место?
— Какая самокритика. Черт с тобой, играю. Разрешаю разбить пирамиду.

Лухан взял протянутый кий и потушил сигарету в пепельнице. Он долго примеривался к битку, пока Хэ не начал торопить парня, намекая, что партию они сыграют только одну, без повторов. Лу ухмыльнулся и под нудежку мужчины с блеском разбил пирамиду. В лузу закатилась четверка.

Игриво посматривая на собравшихся в зале людей, Лухан обошел стол в поисках удачного места. Примериваясь забить пятерку в угловую лузу, Лу выгнулся так, что его пятая точка оказалась перед глазами Хэ. Задравшаяся футболка открыла ремень с кобурой, в которой был Глок 26 — единственный подарок отца Лухана, сделанный без намеков.

— Не то, чтобы я верил во все эти слухи, просто интересно — попытался отвлечь его Фэншань, — Ким Интэ вы убили?

Ким Интэ — один из лучших киллеров клана. Он никогда не получал ранения на заданиях, всегда выполнял работу четко, без изъянов, и обладал непререкаемым авторитетом. Лу пытался склонить его на сторону Криса, но Ким оказался крепким орешком. Он тоже считал, что дети не достойны управлять «Драконом». Уговоры не помогли, пришлось отвлекать его, пока Тао подкрадывался со спины.

— Кто знает, — Лухан загнал следующий шар в лузу, — но он даже дома не снимает бронежилет.

В отражении зеркальной лампы Лу отметил, что Хэ перекосило от этого замечания. Ещё бы, откуда Лухану знать подробности про бронежилет. А вот оттуда, что попытка достать печень стилетом обломалась об титановую пластину.

Лу по очереди забил все свои шары, ни разу не сделав фола. Фэншань так и метал молнии, с неприязнью смотря на парня. Загнав восьмерку в центральную лузу, Лухан выпрямился и откинул челку со лба.

— Я выиграл, — сказал Лу.

Хэ так и не подошел к столу.

— Поздравляю, — процедил он.
— У нас был уговор. Когда вы выступите с заявлением?

Фэншань недобро оскалился и щелкнул пальцами. Двое его подчиненных взяли Лухана на мушку.

— Никогда я перед детьми преклоняться не буду. И никто не будет. Цземин узнает, как вы смешно пытаетесь убедить всех вокруг, что чего-то стоите.

Он развернулся и вышел, подчиненные последовали за ним, кроме тех двоих.

— Я убил Бён Ёнхо! — крикнул Лу в попытке остановить Хэ.

Мужчина даже не обернулся. Лухан бросился на пол, перекатываясь под стол, и выхватил пистолет. Сделав пару точных выстрелов в ноги, он побежал к двери, пока парни не очухались. На улице он столкнулся с озабоченным Тао, пытающимся узнать, что делать дальше.

— Некогда объяснять, он отказался! — крикнул Лухан, седлая байк.

Крис приказывал всех отказавшихся устранить в назидание остальным.

Он стартанул сразу же, не дожидаясь напарника — Хэ уже успел отдалиться на своем Ламборгини. Краем глаза Лу отметил, что Тао не постеснялся взять один из чопперов оставшихся в баре парней.

Лухан разогнался почти сразу же до максимума. Вечерняя трасса не была оживленной, но Лу все равно приходилось лавировать, чтобы догнать спорткар. Да и куда ему на четырехсоткубовой Хонде угнаться. Мимо промчался Тао с трудом удерживая руль: тяжеловат мотоцикл для подростка.

Рядом появились шестерки Хэ на своих Ямахах. Они взяли их в полукруг, стараясь сместить к обочине. Ламборгини все отдалялась и отдалялась, оставляя парней в отчаянии придумывать, как выходить из ситуации. Единственного провала допускать не хотелось, тем более, что тогда все их усилия пойдут прахом — Фэншань сумеет убедить старейшин клана выбрать Цземина.

От Тао стали шарахаться, уж очень сильно он вилял. Лу даже не был уверен, умел ли Хуан управлять мотоциклом. Понимая, что нужно как-то отвлечь противника, Лухан скрепя сердце решил пожертвовать своим первым любимцем. Лу свистнул Тао и кивнул в сторону, мол, дави их. Парень послушался и кое-как повернул руль.

Мотоциклы перед ним расступились, водители матерились на парня. Лухан воспользовался моментом и подъехал вплотную к Тао. Вырвавшись из полукруга, Лу перепрыгнул на чоппер, толкнув Хонду назад. Кто-то столкнулся с мотоциклом, кто-то не справился с управлением, но противников стало меньше.

Лухан перехватил руль. За ними гнались оставшиеся парни, но Хэ мог и не заметить, что на Ямахе его шестерки был кто-то другой. Ламборгини не ускорялась, а даже сбавила скорость. Видимо, Фэншань их перепутал. Лу поехал быстрее, пока Хэ не прозрел. Нужно было приблизиться и снова передать руль Тао — тот пока стрелял плохо. Придерживая левую руку Хуана, Лухан целился одной рукой, молясь всем богам, чтобы пуля попала. Он выстрелил в заднюю шину, машина завиляла. На большой скорости Ламборгини сильно занесло, она развернулась почти перпендикулярно дороге. Лу выстрелил в тонированное стекло наугад. Они еле избежали столкновения с машиной. Проехав немного, Лухан обернулся посмотреть, что там. Ламборгини потеряла управление и выехала на встречку, на полном ходу врезавшись в лесовоз.

***

В списке осталось двое. Это отец Криса и учитель по стрельбе. Последний поддерживал Цземина только из-за возраста официального наследника.

Старшего Ву было бесполезно просить уступить дорогу. Крис даже и не стремился это сделать. Цземин не упустил бы потом случая насолить сыну, так что Ифань просто предупреждал неприятное стечение обстоятельств.

Лухан уже имел некоторое количество преданных ушей, через них он узнал адрес тайного логова Ву. Они пошли втроем. Крис едва заметно нервничал, все-таки уважение перед родителями в нем воспитали. Тао волновался ещё больше, причем непонятно почему — он убил достаточно влиятельных людей, чтобы перестать нервничать. Один Лу был спокоен. Он просто верил в Криса.

Свет в квартире горел только в одной комнате. Тао взобрался по пожарной лестнице и залез в другое окно. Сориентировавшись, что Цземин как обычно в это время в душе, он открыл входную дверь ожидавшим его парням.

Когда мужчина вышел, Лу и Тао скрутили его сразу же и отволокли к сидевшему в полумраке Крису.

— Ты рано, — усмехнулся Цземин.
— В самый раз. — Ифань наклонил голову, рассматривая стоящего на коленях мужчину.
— Я надеялся нанести ответный удар. Фэншань, увы, не справился.

Крис бросил взгляд на Лухана. Тот ему не рассказывал о том, что они были в опасной ситуации.

— Тогда ты должен понимать, что мои парни так просто не сдаются, — сказал наследник, перекладывая себе на колени пистолет.

Тао толкнул голову Цземина ниже, чтобы тот не вел себя настолько вызывающе.

— Сколько вас? — спрашивает мужчина, будто надеясь на отсрочку неминуемого. — И десять наших парней не смогли бы убрать Интэ. Хотя, если один Лухан смог подбить Фэншаня…
— Я был с Лу! — возмутился Хуан, снова ударяя Цземина.
— Кроме меня, Лухана и Цзытао никого нет, — с улыбкой сказал Крис.

Мужчина в шоке уставился на Ифаня, пытаясь осмыслить услышанное. По всем канонам и схемам в таком масштабном деле нужно очень много людей — координаторы, киллеры, компьютерщики, переговорщики. Это целый клан внутри клана, и чтобы всех этих людей заменили два парня, которые и план продумать нормально не могут.

— Невозможно! Я думал ты действительно нашел преданных сторонников, поэтому смирился… Они сожрут тебя с потрохами без преданного внутреннего круга! — воскликнул Цземин. — Старейшины не упустят возможности прибрать управление кланом и сделать тебя марионеткой.
— А кто сказал, что я позволю собой управлять? — возразил Крис. — Выбранный тобой учитель научил меня, как бороться с системой. Став главой, мне ничто не будет мешать изменить некоторые правила под себя. Старейшины могут лишиться права голоса, если не будут слушаться.

Выбирая только Тао и Лу на это сложное дело, Ифань руководствовался не только вопросами доверия, но и личной приязни. Бекхён был ему неприятен как память о Бён Ёнхо, а Чанёль не соответствовал стандартам клана. Лухан был почти как брат, они вытаскивали друг друга из немалого количества передряг. Тао был личной мечтой, которую хотелось иметь поближе к себе, чтобы никуда не исчезла. Больше никто не вызывал в нем теплые чувства, кроме деда.

Крис поднял пистолет. Desert Eagle сорок четвертого калибра, личное оружие старого Лидера Ву.

— Возможно, это будет слишком поздно, но… Прости меня?

Крис ничего не ответил. Он кивнул парням, и те отошли. Цземин не двигался, опустив глаза в пол, но держа спину ровно. Для Ифаня эти извинения были пустым звуком. Слишком много между ними стояло. Выстрел слышали все в округе.

Они действовали на чистом везении, иногда без четкой схемы, на одной лишь интуиции. Они были молоды и могли позволить себе неоправданный риск.

***

В зале совещаний собрались все шишки «Дракона». Стоял оглушительный гул, никто не понимал, что будет дальше. Лидер умер в больнице, а его сына нашли убитым. Внук, он же официальный наследник, был где-то в Сеуле, причем никто не знал, где именно.

С мнением Лидера Ву всегда считались, и его решение сделать наследником великого клана своего внука было принято как и подобает — с уважением и твердыми намерениями исполнить волю босса. К тому же воспитание Ифаня было на порядок лучше, чем у безответственного и импульсивного Цземина. Сомнение вызывал только возраст Криса. Но старейшины собирались это исправить — помогать ему, подсказывать решения, оставаясь в тени. Сделать из него марионетку.

Двери распахнулись, и в комнату уверенной походкой вошел Ифань в сопровождении Лухана и Тао. Гул постепенно сошел на нет, пока они шли к свободному месту главы.

— Почему сидим? Лидер уже пришел, — грозно спросил Крис так, что все тут же вскочили.

Они еще никогда не видели Ифаня таким властным и уверенным в себе.

— Мой дед мертв. Следуя его последней воле, я принимаю на себя роль вашего лидера и клянусь следовать Кодексу до конца своих дней, — стандартное обещание в устах Криса звучало как вызов.

Он сел в кресло деда, Лу и Тао заняли места по обе руки, и только тогда собравшиеся отмерли и вернулись на свои места.

— Господин, позвольте предложить вам помощника, который… — начал было один из старейшин, но был прерван.
— Представляю вам мою правую руку — Лухана. Это решение не обсуждается.

Гул вернулся на свое место. Старики были возмущены, что им отрубили возможность повлиять на нового лидера. И на каждое высказывание Криса об изменениях шум поднимался все больше и больше. В конце концов им пришлось сдаться, потому что слухи про действия Ифаня перестали казаться им пустой болтовней. Пойдешь против Лидера, а на следующее утро не проснешься.

И только отец Лухана втихаря показал мальчишкам большой палец. Он гордился сыном.


Дата добавления: 2015-08-21; просмотров: 105 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Дама червей | Раз, два, три, четыре, пять. | Дело чести. Олений рай. | Дело чести. Спасение утопающих. | Враги, трепещите! | Непростое решение. | Опрометчивый поступок. | Крах системы. | Театр абсурда. | Без лидерских замашек. Игра на выживание. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Бонус на годовщину. Месть страшна.| Каждому по заслугам. Часть 1.

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.019 сек.)