Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Осталось 17 учеников. Хироки Сугимура уже начинал уставать

Читайте также:
  1. Вовлечь учеников в критическое оценивание собственных работ.
  2. Все прошло и осталось позади. Забудь.
  3. Но выходит, что Сергий приравнял новомучеников к обычным гражданским преступникам!
  4. Осталось 14 учеников
  5. Осталось 14 учеников
  6. Осталось 14 учеников
  7. Осталось 14 учеников

 

 

Хироки Сугимура уже начинал уставать. С самого начала игры он безостановочно бродил по острову, так что это было вполне естественно. Однако после каждого объявления Сакамоти утомление Хироки резко усиливалось, словно ему пришлось перед этим взбираться по лестнице. Осталось всего лишь двадцать учеников... нет, насколько знал Хироки, это число уже уменьшилось до семнадцати. В это трудно было поверить, но Синдзи Мимура был мертв, а также Ютака Сэто и Кэйта Иидзима.

Покинув засевшую в медпункте компанию Сюи, Хироки направился к северо-западному побережью, которое он еще не обследовал. Однако вскоре после одиннадцати вечера он услышал серьезную перестрелку к востоку от центральной части острова и двинулся туда. Но перестрелка прекратилась, прежде чем Хироки смог туда добраться, и он там никого не обнаружил. Затем прозвучало полуночное объявление и были оглашены новые запретные зоны. Хироки решил прочесать каждую из этих зон. Когда он входил в расположенный к северу от школы сектор Е=7, который должен был в час ночи стать запретной зоной, снова началась стрельба, а затем... затем раздался треск автомата.

Находясь в тот момент на горе над равниной, Хироки увидел вспышки выстрелов на ферме, расположенной к западу от жилого района. Едва он стал спускаться по склону, как прогремел оглушительный взрыв. Ночное небо озарилось светом. Затем снова послышались автоматные очереди.

Уже у подножия горы Хироки обнаружил горящее здание в том месте, где раньше видел вспышки. Он подумал, что автоматчик может быть еще где-то здесь, но, как и в случае с Мэгуми Это, он решил выяснить, что случилось. Тогда Хироки стал осторожно пробираться по полю, приближаясь к тому месту, и наконец...

...наткнулся на труп Синдзи Мимуры. Большой участок земли был объят пламенем. Здание склада (который, должно быть, и взорвался) разлетелось на куски. Обломки большие и малые были рассыпаны, вероятно, по автостоянке. Синдзи лежал ничком у сильно потрепанного автомобиля-универсала. Позднее Хироки обнаружил среди обломков тела Ютаки Сэто и Кэйты Иидзимы.

Автоматчика у горящего склада не было, но Хироки предположил, что тот, кто «играет в игру», скоро здесь покажется, а потому быстро оттуда ушел, и лишь когда он пересек дорогу, ведущую в глубь острова и подошел к подножию южной горы, он подумал о Синдзи. О смерти самого Синдзи Мимуры. Смерть Синдзи казалась чем-то невозможным, потому что Хироки так хорошо его знал. Теперь это звучало нелепо, но ему всегда казалось, что Синдзи бессмертен. Да, Хироки ходил в городскую школу боевых искусств и прилежно там занимался, но в конечном итоге речь шла всего лишь о технике. Что техника по сравнению с врожденной удалью Синдзи! Даже если бы они стали сражаться по всем правилам боевых искусств и даже несмотря на то что Хироки был на десять сантиметров выше, Синдзи все равно бы его одолел. Кроме того, Синдзи был намного умнее его. Даже если бы Синдзи не сумел сбежать с острова (хотя он наверняка такой план обдумывал), Хироки твердо верил в то, что никто не сможет его убить. И все-таки автоматчик сумел это проделать.



Впрочем, Хироки не мог позволить себе долго скорбеть о Синдзи. Сейчас для него самым важным было найти Каёко Котохики. И как можно скорее. Ведь если автоматчик найдет ее раньше Хироки, такая девочка, как Котохики, мгновенно погибнет.

Поскольку сектор Ж=3, которому с трех часов ночи предстояло стать запретной зоной, находился на северном склоне южной горы, Хироки решил направиться туда.

Он уже несколько раз приходил на эту гору. Тело Такако Тигусы по-прежнему лежало в секторе З=4, как раз рядом с сектором Ж=3. Хироки даже не смог похоронить Такако. Лишь закрыл ей глаза и сложил руки на груди. Ее труп все еще находился вне запретных зон.

«Какой же я негодяй, — проклял себя Хироки, осторожно двигаясь во тьме, — я даже не смог остаться рядом с лучшей подругой детства». Да, направляясь к сектору Ж=3, он прошел совсем недалеко от нее.

Загрузка...

«Прости, Такако, — подумал Хироки, — но мне нужно кое о ком позаботиться. Я должен как можно скорее увидеться с Каёко Котохики. Пожалуйста, прости...»

Но тут он вспомнил еще кое-что. Это касалось Ютаки Сэто.

Номер Ютаки следующий за его номером, так что Ютака покинул школу почти сразу же после Хироки. Но Хироки в то время лихорадочно подыскивал себе укрытие, откуда был бы хорошо виден выход из школы, так что, когда ему наконец удалось хорошенько оглядеться, Ютака уже ускользнул. Хироки решил сделать ставку на Такако, а потому сознательно пропустить Харуку Танидзаву (ученицу номер 12) и Юитиро Такигути (ученика номер 13). (Однако, несмотря на предельную осторожность, неожиданное появление Ёсио Акамацу привело к тому, что Хироки задергался и проворонил Такако.) Ютака же сумел в итоге объединиться со своими друзьями Синдзи Мимурой и Кэйтой Иидзимой. Но Ютака был теперь мертв — как и Синдзи.

«Я должен спешить, — подумал Хироки. — Я не могу допустить, чтобы Котохики погибла».

Остановившись у сухого дерева, он снова сверился с радаром. Поскольку единственным источником света служила луна, неосвещенный жидкокристаллический дисплей казался мутным, но Хироки, прищурившись, все же сумел разобрать все, что нужно.

Впрочем, никаких существенных изменений экран не показывал. Там была лишь одна звездочка, указывающая его местоположение. Хироки вздохнул.

Быть может, ему просто следовало покричать Котохики? Хироки уже несколько раз думал так сделать, но все не решался. Когда он нашел Такако, было уже слишком поздно. Он не хотел, чтобы подобное повторилось.

Нет. Ничего бы не получилось. Он так не мог. Во-первых, Котохики совсем не обязательно откликнулась бы на его зов. Пожалуй, она бы, скорее всего, убежала. И хотя Хироки не слишком беспокоился о том, что кто-то нападет на него, когда он станет кричать, напасть могли и на Котохики, если бы она все-таки к нему пришла.

По крайней мере, Хироки мог положиться на выданный ему властями радар. Без этого приспособления ему было бы совсем туго. Он ненавидел власти за то, что они бросили их в эту дурацкую игру, но вынужден был признать, что с экипировкой ему очень повезло. Как там это называлось? Соломинка утопающему? Или свет в конце тоннеля?

Хироки поднялся по невысокому утесу, а затем спустился, и вышел на покатый лесистый склон. Он знал, что входит в сектор З=4, где лежала мертвая Такако. Хироки поднял радар, подставляя жидкокристаллический дисплей под лунный свет.

Когда Хироки снова взглянул на звездочку в центре дисплея, обозначающую его положение, она показалась ему расплывчатой. «Проклятье, — подумал он, — я совсем устал. Даже зрение отказывает».

Не отрывая взгляда от дисплея, Хироки вдруг понял, что со зрением у него все нормально, в тот же миг он резко развернулся и взмахнул зажатой в правой руке палкой. Палка по всем правилам боевых искусств, которые Хироки так усердно изучал, очертила изящную дугу...

...и опустилась прямо на руку человеку, притаившемуся у него за спиной. Тотчас послышался стон, и человек выронил из руки пистолет: кто-то сумел подкрасться к Хироки сзади, когда он потерял бдительность.

Человек метнулся к лежащему на земле пистолету. Тогда Хироки снова взмахнул палкой. Человек замер и отшатнулся...

В первый момент Хироки разглядел только матроску. А потом — прекрасное лицо, ярко освещенное луной. Это ангельское личико могло принадлежать только одной девочке. И после начала игры он ее уже видел. Это было когда Хироки только-только вышел из школы и притаился в углу спортивного поля, подыскивая себе укрытие... именно тогда он увидел лицо Мицуко Сомы (ученицы номер 11), которая появилась из школы следом за ним.

Подняв обе руки, Мицуко отступила.

— Не убивай! Пожалуйста, не надо! — вскрикнула она, зашаталась и упала на идеально округлую попку, обнажая белые ляжки под плиссированной юбкой. В бледно-голубом лунном свете Мицуко продолжала кокетливо отползать от Хироки.

— Пожалуйста! Я просто хотела с тобой поговорить! Мне бы и в голову не пришло кого-то убить! Пожалуйста, помоги мне! Помоги!

Судя по всему, Мицуко приняла молчание Хироки за признак того, что он не желает ей никакого вреда, и медленно опустила руки. У нее был взгляд испуганной мышки, и в глазах поблескивали слезы.

— Ведь ты веришь мне, правда? — спросила Мицуко.

Лунный свет упал на ее заплаканное лицо. И в глазах у девочки заиграла легкая улыбка.

— Я... я... — стала запинаться Мицуко, а затем натянула юбку на ляжки, словно бы наконец-то сообразив, что они обнажены. — Я подумала, что смогла бы тебе довериться... и я... я была так напугана... все время одна... это так ужасно... я страшно испугалась...

Не говоря ни слова, Хироки поднял пистолет, который выронила Мицуко. Заметив, что курок взведен, он одной рукой поставил пистолет на предохранитель, подошел к девочке и протянул ей кольт рукояткой вперед.

— С-спасибо... — Мицуко протянула руку.

Но пистолет застыл в воздухе.

А потом Хироки ловко перебросил его в ладони. Теперь дуло смотрело Мицуко точно между бровей.

— Х-хироки... что ты делаешь?

На лице Мицуко мгновенно отразились ужас и отчаяние — или, по крайней мере, оно вполне правдоподобно исказилось. Да, она была блестящей актрисой. Сколько бы грязных слухов о Мицуко Соме ни ходило, большинство людей (особенно парней) мгновенно ей верили, как только это ангельское лицо просило о пощаде. Или, даже если кто-то ей не верил, он в конечном итоге все равно делал для нее все, что мог. Разумеется, Хироки не составлял исключения. И все же у него были особые обстоятельства.

— Брось, Мицуко, — сказал Хироки, покачивая пистолетом и выпрямляясь. — Я виделся с Такако перед тем, как она умерла.

— Ах-х...

Мицуко смотрела на Хироки, и ее идеально очерченные глаза подрагивали. Даже если она внутренне сожалела о том, что не прикончила Такако, внешне это никак не выражалось. Мицуко лишь старательно сохраняла этот напуганный вид... девочки, ищущей понимания и защиты.

— Нет! Это была случайность. Конечно, я встречала кое-кого из остальных. Но когда... когда я повстречалась с Такако... это она... она попыталась меня убить... этот пистолет на самом деле принадлежал Такако... а я... я...

Хироки со щелчком взвел курок кольта. Мицуко мгновенно прищурилась.

— Я знаю Такако, — проговорил Хироки. — Такако никогда бы не попыталась кого-то убить. Она никогда бы не запаниковала и не принялась стрелять в кого попало. Даже в этой дурацкой игре.

Мицуко поджала губы. Затем посмотрела на Хироки и попыталась улыбнуться. Хотя от этой улыбки и мурашки бежали по спине, с ней Мицуко казалась еще прекраснее.

— А я думала, она сразу загнулась, — с усмешкой процедила девочка.

Хироки молча продолжал целиться в нее из пистолета.

По-прежнему сидя на земле, Мицуко большим и указательным пальцами ухватила край юбки и, медленно ее поднимая, снова открыла соблазнительные ляжки.

Хироки отвел взгляд.

— Ну что, Хироки? Если ты мне поможешь, делай со мной, что захочешь. Сам видишь, я очень даже ничего.

Хироки оставался недвижен. И пистолета не опускал. Теперь он смотрел ей в лицо.

— Похоже, ничего у нас с тобой не получится, — сказала Мицуко. — Конечно же нет. Понятное дело, как только ты потерял бы бдительность, я бы тут же тебя прикончила. Да и как ты смог бы трахаться с девочкой, которая убила твою возлюбленную...

— Такако не была моей возлюбленной...

Мицуко молча на него взглянула.

— Но она была моей лучшей подругой, — продолжил Хироки.

— В самом деле? — Мицуко недоуменно подняла брови. А затем спросила: — Тогда почему ты меня не пристрелишь? Ты что, феминист? Не можешь в женщин стрелять?

Ее самоуверенное лицо по-прежнему было прекрасно. Теперь же перед Хироки стояла девочка-колдунья. Очаровательная, невинная, сущий ангел — но с холодными глазами убийцы. Под лунным светом эти глаза сверкали как лед. Голова у Хироки совсем закружилась.

— Как... — хрипло вымолвил он, — как ты могла так легко кого-то убить?

— Дурак, — отозвалась Мицуко. Похоже, направленный ей в лоб пистолет меньше всего ее заботил. — Таковы правила.

Хироки прищурился и покачал головой.

— Не все по ним играют.

Мицуко снова наклонила голову. А затем, по-прежнему тепло улыбаясь, позвала Хироки по имени. Все прозвучало так просто и дружелюбно, как будто эта девочка (якобы влюбленная в него по уши) подсела к нему до начала занятий, мучительно придумывая, о чем бы заговорить.

— Знаешь, Хироки, — сказала Мицуко, — пожалуй, ты хороший человек.

Хироки непонимающе сдвинул брови. Но рот у него удивленно раскрылся.

— Хорошие люди — они хорошие, — певуче продолжила Мицуко. — В некоторых отношениях. Но даже некоторые хорошие люди могут стать плохими. Или они так и подохнут хорошими. Пожалуй, ты один из таких.

Отвернувшись от Хироки, Мицуко покачала головой.

— Хотя нет, я не о том. Я вот о чем. Я решила брать сама вместо того, чтобы меня брали. Это не имеет отношения к добру или к злу, правде или неправде. Я просто так хочу.

Губы Хироки задрожали. Совершенно неуправляемо.

— ...А почему все-таки?

Мицуко опять улыбнулась:

— Не знаю. Но если бы пришлось придумать какое-то объяснение... скажем, для начала... — Она заглянула Хироки в глаза, а затем продолжила: — В девять лет меня изнасиловали. Три мужика брали меня по очереди, и у каждого вышло по три раза... хотя, нет, кажется, у одного вышло четыре. Такие здоровилы — вроде тебя. Правда, это были взрослые мужики. А я была тощая девочка. Грудей у меня вообще не было, ноги были как спички, но именно этого им и хотелось. А когда я стала кричать, им еще больше понравилось. Возбуждаются они от этого, понимаешь? Так что даже теперь, когда я с такими извращенцами трахаюсь, я всегда прикидываюсь, что кричу.

Хироки стоял столбом, немо глазея на Мицуко, на лице у которой после таких откровений по-прежнему играла милая улыбка. Ужасная история привела его в шок.

Однако Хироки быстро вышел из этого шока и даже собрался что-то такое сказать, но тут из рук Мицуко вырвалось что-то ярко-серебристое. Только тогда Хироки понял, что Мицуко успела сунуть правую руку себе за спину, но к тому времени обоюдоострый нож ныряльщика (прежнее оружие Мэгуми Это) уже вонзился ему в правое плечо. Пистолета Хироки из рук не выпустил, но невольно застонал и покачнулся от боли.

Мицуко мгновенно вскочила, метнулась и скрылась в лесу за спиной у Хироки.

Быстро обернувшись, Хироки успел заметить, как она исчезает во мраке.

Хироки понимал, что если он сейчас не убьет Мицуко Сому, то следующей ее жертвой вполне может стать Каёко Котохики. И все же не мог заставить себя это сделать. Вместо этого он прижимал ладонь к правому плечу. Кровь из ножевой раны уже начала просачиваться сквозь школьный пиджак Хироки, а он смотрел во тьму, где исчезла Мицуко.

Да, конечно... Мицуко могла просто выдумать эту историю, чтобы его ошарашить. Но Хироки так не думал. Гораздо вероятнее, что Мицуко Сома рассказала ему правду. Причем услышал он лишь малую часть этой правды. До сих пор Хироки просто не понимал, как ученица третьего класса младшей средней школы может быть так безжалостна. И теперь оказалось, что эта девочка давным-давно стала взрослой женщиной. Испорченной женщиной... или у нее все же была испорченная детская душа?

Кровь, стекавшая по рукаву Хироки, а затем по стволу кольта, тонкой струйкой беззвучно терялась в кучке прелой листвы у него под ногами.


Дата добавления: 2015-08-10; просмотров: 101 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Осталось 22 ученика | Осталось 22 ученика | Осталось 22 ученика | Остался 21 ученик | Остался 21 ученик | Осталось 20 учеников | Осталось 20 учеников | Осталось 20 учеников | Осталось 20 учеников | Осталось 20 учеников |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Осталось 17 учеников| Осталось 17 учеников

mybiblioteka.su - 2015-2019 год. (0.011 сек.)