Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

И тебе привет, ковбой. Я уже говорила Пенни, что не могу. Работаю.

Читайте также:
  1. Виплати на медичну та соціальну допомогу.
  2. КОГДА ОНА ГОВОРИЛА...
  3. Привет, - как бы надменно сказал полководец, а затем обратился к подчиненным: - Готовьте шприц.
  4. Привет, мамуля.
  5. Привет, — откликнулась я, надеясь скрыть свою настороженность.
  6. Тот человек, о котором Ла Мартен говорила 20 января и которому нравилось пускать кровь женщинам, убивая их путем постоянного повторения кровопусканий.

Да, я в курсе. Но я все равно думаю, что ты должна поехать. Оставь свой магазин хотя бы на выходные. Закроешься пораньше в пятницу и потеряешь только субботу.

В субботу больше всех покупателей. Я потеряю кучу денег.

Нельзя все время думать только о деньгах. Жить тоже когда-то нужно.

Легко тебе говорить, думаю я.

Я знаю, но это то, на что я сама подписалась. Я знала, что мне придется идти на жертвы.

Ты сведешь себя в могилу со своей работой, Стеф. Пожалуйста. Я беспокоюсь за тебя. Ты должна отдохнуть, сделай себе чертов перерыв.

Повисает пауза и я вижу, что он пишет что-то еще. Я задерживаю дыхание и жду.

Я буду счастлив, если ты поедешь. Пожалуйста. Я скучаю по тебе.

Дыхание застревает у меня в горле. Обычно, Линден не такой. Он довольно бесстрастный и не особо сентиментальный, просто кремень. Он не из тех, кто говорит «я скучаю» кому бы то ни было.

Он ничего не пишет, и я знаю, что он ждет моего ответа. У меня не остается выбора.

Хорошо,пишу я в ответ. Я закрою магазин на выходные. Только потому что ты прав, мне нужен перерыв.

Это все, что я хотел услышать.

Я медленно выдыхаю и смотрю как последний покупатель покидает мой магазин с пустыми руками. Конечно, обидно закрыть его на целый день, но думаю, будет еще хуже, если я собственноручно загоню себя в могилу. Если отбросить чувство вины, то, возможно, перерыв окажется именно тем, что мне нужно.

Быстро написав Арону, я сообщаю ему о наших планах на выходные. Я даже не спрашиваю, сможет ли он оставить работу. Конечно, сможет. Ему всего лишь придется отказаться от очередной вечеринки. Бедный мальчик.

Итак, я иду в поход. Парами. Комок нервов формируется в глубине моего живота, и я понимаю, что мои отговорки не имеют ничего общего с закрытием магазина, здесь есть что-то еще.

Словно эта поездка нечто гораздо большее. Я чувствую, что в эти выходные абсолютно все может измениться.


 

ГЛАВА 9

ЛИНДЕН

 

- Мы уже приехали? Мы приехали?

- Боже, тут так красиво!

- Черт, мы должны остановиться, ребята. Эй! Устрицы! Нам нужны устрицы! Джеймс, почему мы не остановились?

- Линден, напомни мне еще раз, почему ты не отвез всех нас на вертолете? Мы могли бы избежать этой адски долгой дороги. Я чувствую себя Чеви Чейзом из «Каникул» (прим. «Каникулы» (англ. National Lampoon's Vacation) — художественный фильм, комедия режиссёра Харольда Рэмиса, снятый в США в 1983 году. Картина положила начало успешной серии фильмов National Lampoon's «Каникулы», «Европейские каникулы», «Рождественские Каникулы» и «Каникулы в Вегасе»).

Арон, Надин, Стефани и Джеймс вопят друг на друга, пока мы едем по побережью на «Sea Ranch». До сих пор дорога была невероятно красивой, пожалуй, даже лучше, чем вид сверху, который я наблюдал, пролетая над этим местом. Но вмсете с тем наш путь получился довольно долгим и утомительным, дорога то и дело петляла, и к тому моменту, как Тихий океан цвета лазури встретил нас порывом холодного ветра, все шестеро из нас до смерти хотели выбраться из шевроле Джеймса.



К тому же, нам, кажется, не так повезло с погодой, как мы рассчитывали. В конце октября погода на побережье может приподнести неприятный сюрприз. Мы выгружаем наши вещи из машины, занося их в скромные апартаменты с двумя спальнями. Дом расположен внизу утеса, и густой, словно рагу моей бабушки, туман окутывает все вокруг, так что дальше двух шагов не видно ни зги.

- Черт! Как же холодно, - возмущается Стефани, пока влажный ледяной бриз развивает волосы вокруг ее лица. Ее носик слегка покраснел, и это выглядит чертовски мило.

- Радуйся, что мы не отправились в настоящий поход! - кричит Пенни и, закутавшись плотнее в свою куртку, идет назад к машине забрать еще кое-что.

Моя кожаная куртка, спасибо Стефани, отлично сохраняет тепло, хотя здесь реально чертовски холодно, словно зимой. У меня возникает желание снять куртку и накинуть ее на плечи Стефани, но тут из дома выходит Арон и говорит ей, что все готово. Должен признаться, я впечатлен, потому что это должно быть самый джентльменский поступок, который этот маленький хрен совершил для неё в моем присутствии, но я не позволяю себе зацикливаться на этом.

Загрузка...

Я до сих пор думаю, что он ей не подходит, и думаю, что после этого уик-энда у меня не останется никаких сомнений на этот счет.

Я не знаю, почему меня это заботит. Но в данный момент, я не могу ничего с этим поделать.

Как только мы заносим внутрь все наши вещи, начинается дележка спален. Арон не медлит и забирает одну им со Стеф, и я собираюсь занять другую, но решаю, что Пенни и Джеймс заслуживают одну из спален, ведь именно Пенни организовала все это. Я говорю про коттедж, где мы смогли бесплатно провести выходные.

Надин недовольно стонет рядом со мной.

- Я не могу спать на диване, - бормочет она, указывая на отличный выдвижной диван возле окна, за которым простирался туман над океаном. - Моя спина.

У нее иногда бывают проблемы со спиной. Кажется, это началось после того, как ей удалили аппендицит, поэтому у меня нет оснований ей не доверять, когда она пытается соскочить. Ну вы понимаете, о чем я, то ей не хочется мыть посуду и выносить мусор, то не хочется ехать на работу. Я не могу посчитать, сколько раз я оставлял её в собственной постели и уходил на работу, в то время как она оставалась дома. В компании уже давно идут разговоры о том, что она моя подруга, и что теперь они должны нанять другого секретаря, чтобы её заменить.

Надин даже сюда не хотела ехать. Когда мы только начали встречаться, она была очень смелой и энергичной. Мы часто выезжали куда-то, ходили вместе в поход, плавали на байдарках, мы даже занимались скалолазанием в спортзале. Но за последние несколько месяцев она как-то изменилась.

Хотел бы я сказать, что к лучшему... но это не так. Она стала более подозрительно относится ко мне и к тому, что я делаю, особенно когда дело касалось других женщин, и в частности Стефани. Тут уровень её ворчливости взлетал к одиннадцати из десяти. Она все чаще намекала мне на будущее, и чем чаще она это делала, тем меньше я в нем был уверен.

Я хотел сделать правильный выбор. Не хочу, чтобы наши отношения и то время, что мы провели вместе, пошло коту под хвост. В моем возрасте уже пора задумываться о будущем. Черт, кроме тех, кто сейчас здесь, большинство людей, которых я знаю, уже давно женаты и имеют детей.

Я не хочу портить отношения с Надин, чтобы потом внезапно понять, что у нас все могло получится. Возможно, это всего лишь черная полоса и вскоре она сменится белой, снова принеся нам счастье и дни, наполненные замечательным сексом, который у нас раньше был. Я не хочу сдаваться.

И у меня есть на то причины.

Мои глаза находят Стефани, и я понимаю, что она собирается сделать. Я хочу сказать ей нет, ей не нужно этого делать.

- Все хорошо, - говорит Стефани, улыбаясь Надин. - Арон и я можем поспать на диване, мы не против.

И даже при том, что Арон был первым, кто забил комнату, очевидно, его это действительно не заботит. Он пожимает плечами и спокойно говорит,

- Да, не переживай.

- Спасибо, - быстро говорит Надин, даже не посмотрев в сторону Стеф. Стефани знает, что Надин недолюбливает ее, и изо все сил старается это исправить. Я хочу сказать, что ей не стоит заморачиваться на счет того, что Надин ревнует к нашим отношениям, и как бы Стеф не пыталась быть милой и угодить Надин – это не поможет.

Самое смешное, что Стеф и не пытается делать что-то специально. Она правда милая и просто хочет нравиться людям. Наблюдая за ней все эти годы, я пришел к выводу, что она так и не выросла. Стефани продолжает верить во всякую чушь и постоянно ждет одобрения. Иногда мне хочется отозвать ее в сторонку и сказать, что она не обязана быть дочерью, которая заполнит собой пустоту, оставшуюся в жизни родителей после смерти её брата. Она не должна из кожи вон лезть на работе или пытаться быть самой привлекательной девушкой в комнате. В первую очередь она сама должна в себя верить.

Я пытаюсь поймать взгляд Стеф, но она занята своей сумкой, которую пытается затащить на диван. Она шлепается на подушки и подпрыгивает вверх и вниз, улыбаясь Арону и как бы говоря, что диван это лучший вариант. Ее грудь, которая с каждым днем выглядит все лучше и лучше, покачивается вверх-вниз, и я отвожу взгляд, прежде чем кто-то поймает меня. Это более завораживающее зрелище чем лавовая лампа.

После того, как все наконец расселились и разобрали вещи, мы собираемся вокруг обеденного стола и открываем пиво с вином. За окном уже давно стемнело, нам пришлось выехать из города в пять тридцать вечера, сразу после того, как Стеф закрыла свой магазин. Ближайший супермаркет находится в Гвалала, до которого было минут десять езды, но никто из нас не хотел выходить наружу в такой туман и холод.

К счастью, мы заехали перекусить по пути сюда, так что нам вполне хватило банки сальсы, которую приготовила Надин, и упаковки чипсов.

Мы не часто вот так, тремя парами, собираемся вместе, поэтому было как-то неловко просто сидеть за столом и пить. Обычно Джеймс или я стараемся снять напряжение, но сегодня он какой-то странный и тихий. Может, он просто устал и волнуется. Он редко оставляет свой бар на все выходные, и я знаю, что он думает о сотрудниках, которых он там оставил.

- Как на счет покера на раздевание? - предлагаю я.

Надин закатывает глаза.

- Никто не хочет видеть тебя голым.

- Прости? – Я удивленно приподнимаю брови. Это что-то новенькое.

- Я согласна, - быстро говорит Пенни.

Я усмехаюсь и чокаюсь с ней пивом. – Хоть один нормальный человек нашелся, спасибо Пенни.

- Тебе не о чем беспокоиться, - говорит Стефани Надин, улыбаясь. - Линден мастер по покеру. Он в два счета заполучит твою одежду.

Надин похоже рассердилась. Она считает, что должна знать меня лучше, чем Стеф.

- Я за картами, - говорит Джеймс, и он направляется к стопке игр, которые стоят возле камина. - Или может в монополию?

- Только если мы будем играть друг против друга, - говорит Пенни, вызывая шквал одобрения. Что как ни монополия проверяет дружбу на прочность?

Я смотрю на Стеф и поднимаю брови. - Жаль, что нет игры Счастливые Дни, - говорю я ей, и она хихикает в ответ. Когда нам было по двадцать три или двадцать четыре, она сломала лодыжку и была вынуждена поддерживать постельный режим. Несколько ночей в неделю я проводил вместе с ней и Джеймсом, мы выпивали и пересматривали все сезоны «Друзей», хоть уже и смотрели их, когда были подростками. Один из наших любимых эпизодов ( с «Pivot» и Росс в кожаных штанах), это когда Джо предложил поиграть в Счастливые Дни на раздевания, потому что у них не было карт.

Увы, у Джеймса карты были, но когда он бросил их на стол, то едва не опрокинул собственное пиво. Тогда он обвел всех нас взглядом и сказал, - У нас и правда сейчас ситуация складывается как и в «Друзьях». Три девушки, три парня. И большинство из нас хорошие друзья.

- Ну мы все знаем, что у Джеймса и Стефани была маленькая интрижка, когда они были молодыми и глупыми, - говорит Пенни, но видно, что это ее не особо волнует. Она улыбается им своей фирменной улыбкой, а затем поворачивается и смотрит на меня. - А что на счет тебя Линден? Ты тоже отличился?

Обычно, когда кто-то задает мне вопросы о моих платонических отношениях со Стеф, то я как правило отшучиваюсь. Но сейчас это чертовски неудобно. Я чувствую на себе взгляд Надин, Стеф краснеет и отводит взгляд, а на лице Джеймса появляется то же самое убийственное выражение, когда он застукал меня и Стеф на вечеринке по случаю её дня рождения.

- Ты имеешь в виду Джеймса, да? – стараюсь я все же отшутиться. Это безопасная шутка.

Но Пенни это не впечатлило.

- Нет. Хотя я иногда удивляюсь твоим ночным разговорам, - говорит она, указывая на Джеймса, прежде чем повернуться ко мне. - У тебя было что-то со Стефани?

- Нет, - говорю я, а затем прижимаю ладони к лицу. - Она толстая.

- Заткнись, - кричит на меня Стефани. - У тебя бы ничего не получилось, даже если бы ты попытался.

Так, ладно, на это я не могу не ответить.

- Серьезно?

Стеф приподнимает свой подбородок и смотрит на Пенни.

- У нас ничего не было. У меня, знаешь ли, есть свои собственные стандарты.

- Ой. - Я резко хватаюсь за грудь. - Режешь прям без ножа.

- Я люблю Брайана Адамса, - вставляет Арон свои пять копеек.

- Может, ты просто не его тип, никогда об этом не думала? – пренебрежительно замечает Надин. Рот Стефани открывается, но надо отдать ей должное, она быстро берет себя в руки. Я на многое готов ради Надин, но в её словах был определенный подтекст, который мне не понравился.

- Я совершенно не его тип, - спокойно говорит Стеф, прежде чем сделать большой глоток вина, как будто старается запить те слова, которые не стоит произносить.

Я на мгновение ловлю ее взгляд, и что-то проходит между нами, я молча извиняюсь перед ней за Надин, и она понимает. Я хочу сказать ей, что она мой тип. Мой единственный тип. Но вместо этого я переключаю свое внимание на колоду карт. – Ладно, сейчас и правда было неловко. - Джеймс фыркает, но я не обращаю на это внимание. - Так почему бы нам все не усугубить и не сыграть в покер на раздевание?

- Черт, нет, - говорит Надин. - Мы взрослые люди, и мы не будем играть в покер на раздевание.

- Если мы "взрослые", - Стеф говорит и показывает в воздухе кавычки, - то это вовсе не значит, что мы больше не можем получать удовольствие, дурачась. Черт, я вообще не чувствую, что мне тридцать. Конечно, день рождения был у меня не так давно, но все же. Я чувствую себя на двадцать пять. Или скорее как женщина неопределенного возраста. И это прекрасно. Я не хочу чувствовать себя на тридцать, если это значит, что я больше не могу веселится.

- Ты бы запела по-другому, будь у тебя ребенок, - говорит Надин, наклоняя голову.

Стеф смеется.

- Не думаю. То, что я единственная среди своих подруг не имею ребенка, вовсе не значит, что я менее-или более – зрелая, чем они. В любом случае, сегодня возраст ничего не значит. Тридцать - это еще раз двадцать, а сорок это тридцать и так далее. Все мы просто люди, живые существа в бесконечном эксперименте вселенной. - Она делает паузу, переводя дыхание. - Я уже не та, какой была десять лет назад, но многое во мне осталось неизменным. Мой мозг все еще тот же, как и мысли. Уверена, что лет через двадцать, я оглянусь на свой третий десяток и пойму, что в чем-то я действительно выросла, а где-то по-прежнему остаюсь ребенком.

- Мы все чувствуем это, - заверяет ее Пенни. - Мне тридцать три, и я не чувствую себя на собственный возраст. Пусть так оно и будет. И это не имеет ничего общего с тем, есть ли у меня дети и муж.

- И не похоже, чтобы у тебя были дети, - говорю я Надин, потому что она снова необоснованно придирается к Стеф.

Она награждает меня твердым взглядом.

- Пока нет.

Ох, черт.

- Ладно, это действительно было неловко, - радостно говорит Джеймс.

Я не мог не согласиться. Мы все тянемся к своим напиткам, и тут на сцену выходит Арон ( который не перестает напевать "Режешь без ножа"), пытаясь разрядить обстановку, он говорит, - Ну что, мы играем в монополию или как?

На этот раз я говорю, что монополия - превосходная идея, и вскоре мы все становимся похожи на жадных магнатов, которые бьются за недвижимость. Как и большинство игр, монополия длится довольно долго. Пенни первая, кто все теряет, она возвращается к выпивке и пытается выработать стратегию для каждого из нас.

Надин сдается следующей.

- Я собираюсь спать, уже поздно, - говорит она, подавляя зевок, и встает с кресла.

Я перевожу взгляд на здания, которые выстроились в ровную линию, и на большую пачку разноцветных купюр. - Но ты побеждала. Ты как Дональд Трампинг.

- Я устала, - резко говорит она, снова зевая. Она действительно выглядит уставшей, ее волосы кажутся медно-красными на фоне бледного лица, думаю сейчас уже около одиннадцати.

- Могу я захватить твои активы? Я имею в виду, если бы это было в реальной жизни...

- Это и есть реальная жизнь. Ты тоже идешь спать, Линден. Сейчас же, - она стреляет взглядом в Стеф, подчеркивая каждое свое слово.

Меня все еще беспокоит, что она помыкает мной, особенно перед моими друзьями. Порой её поведение смахивает на поведение пещерного человека. Но может я просто придираюсь к мелочам и не надо цепляться к словам? По-моему кое-что я все таки унаследовал от своего отца.

Все смотрят на меня в ожидании реакции – уйду я вместе с ней или нет? Я жестко сглатываю и смотрю на Надин. - Я не устал. Думаю, задержусь еще ненадолго.

Я продолжаю смотреть ей в глаза, давая понять, что я не тот человек, кто отступает от своих слов. Должен сказать, это чертовски трудно. Ее нижняя челюсть так напряжена, что она вот-вот начнет скрипеть зубами от злости, уверен, она собирается загрызть меня позже.

- Хорошо, - говорит она, после чего разворачивается и уходит в спальню. Даже дверью не хлопнула.

Джеймс смотрит на меня, словно спрашивая «В чем ее проблема?». В последнее время мы с Надин не выставляли напоказ наши проблемы, и он не был свидетелем наших терок.

Это полный провал, да? Хрен с ним, я больше ничего не понимаю. Положив голову на руки, я жду, когда возобновится игра, и пытаюсь заставить себя думать.

Проблема в том, что я слишком пьян, чтобы думать.

Когда я оглядываюсь назад, то вижу, как Стеф смотрит на меня. Она не отвидит взгляд. Я не могу прочесть в её взгляде, о чем она думает, а эти огромные голубые глаза продолжают меня умолять понять её. Возможно, она жалеет меня, видя в каком я сейчас настроении и как все это раздражает меня.

Или здесь что-то еще. Может, она сожалеет о нас с ней?

Знаю, я воспринимаю желаемое за действительно, но мне хочется в это верить.

Я хочу, чтобы она поняла, что мы оба теряем время не с теми людьми.

И я хочу чтобы она знала, все еще можно изменить.

Или уже слишком поздно?

 

***

На следующее утро нас встретило солнце, день обещал быть теплым.

Для меня это утро было многообещающим, особенно когда Надин разбудила меня утренним минетом и сказала, что сожалеет о своем вчерашнем поведении. Сложно отказаться от такого чертовски приятного минета и уж тем более не принять извинений, когда они кажутся действительно искренними. Да, Надин вела себя вчера не очень-то вежливо, но у всех свои недостатки и порой непросто побороть собственную гордость.

Вчерашний туман полностью рассеялся, и к полудню солнце во всей красе сверкало над водной гладью Тихого океана. Но не смотря на это, хорошая атмосфера продлилась не долго. Стефани и Пенни хотели съездить в Гвалала за продуктами, и я напросился с ними. Отчасти я беспокоился за них, хоть и не следовало, кроме того, приятная поездка в обществе двух девушек, что может быть лучше.

Надин наотрез отказалась ехать и тут начались проблемы. Ей казалось, что если не едет она, то и мне тоже не следует ехать.

- Почему ты постоянно крутишься возле нее? – спросила она, едва сдерживаясь от крика, когда Стеф и Пенни выглянули из-за двери.

- Это не так, - говорю я, игнорируя чувство вины. Это как удар по почкам.

- Знаешь, большинство парней не дружат с девушками так, как это делаешь ты.

Я прищурившись, смотрю на неё.

- Так как я? Что это значит?

Она смотрит на меня в ответ, после чего отводит взгляд.

- Ничего. Давай, езжай, веселись.

Я сажусь за руль, так как именно я чаще всего вожу машину Джеймса. Стеф запрыгивает на переднее сидение, а Пенни садится назад и высовывает голову в открытое окно, нежась в лучах утреннего солнца.

Я смотрю на Стеф и в какой-то момент мне кажется, что мы вдвоем против целого мира. Я забываю, что сейчас с нами Пенни. Невероятно прекрасное лицо Стеф занимает все мои мысли, в то время как в её огромных глазах отражается красота проносящихся мимо холмов. В другой жизни, или во сне, я бы остановил машину и трахнул Стеф прямо здесь, позволив этой дикой прибрежной красоте захватить нас и воплотив все наши тайные желания.

Но это не сон, а всего лишь моя фантазия, которая таковой и останется.

Мы задержались в Гвалала дольше, чем планировали. Город оказался довольно непримечательным, просто куча зданий по обе стороны от шоссе, но было в нем что-то особенное, своеобразный шарм, который присущ небольшим прибрежным городкам. Мы купили достаточно продуктов для ужина, завтрака и парочки ланчей, плюс ко всему затарились пивом и закусками. В оставшееся время мы просто бродили по магазинам, хотя большинство из них уже закрылись к зимнему сезону.

Я почти ничего не ел на завтрак, с учетом того, что у нас была одна буханка хлеба и немного масла на всех. Поэтому когда Пенни заявила, что она чертовски проголодалась, мы все вместе отправились в ресторан «Bones», чтобы по-быстрому перекусить. Грудинка с дымком, кружечка пива, то что нужно. Даже сквозь заляпанные окна ресторана вид на город и скалы, спускающиеся к океану, просто завораживает. К сожалению, у нас слишком мало времени, чтобы насладиться этим.

Когда мы вернулись в дом, я сразу почувствовал, что атмосфера немного изменилась. Мы выгрузили сумки с продуктами и выпивкой на кухонный стол, чем несказанно обрадовали Арона, который тут же зарылся в них словно голодная белка. Джеймс и Надин пребывали явно не в духе.

- Почему вы так долго? - спросил Джеймс. Я подумал, что он обращается к Пенни, но он в упор смотрел именно на меня.

- Зашли перекусить, - сказал я, пожимая плечами. Не могу понять, почему он злится? Неужели это из-за того, что я взял с собой его девушку и машину?

- Мог бы позвонить, - замечает он и смотрит на меня так, словно подозревает во лжи.

- Хорошо, мамочка, - отвечаю я. - На кассе было полно народу. Иисусе, Джеймс. Мы притащили вам еду и напитки, как на счет того, чтобы ты немного остыл.

Он поднимает вверх руки и берет себе пива из коробки. - Я просто спросил.

Надин молчит, и это не к добру. Я знаю, что она в любую минуту взорвется. Но я так же знаю, что этого не произойдет, пока вокруг нас кто-то есть. Поэтому я тоже беру себе пива и подтягиваю барный стул, планируя просидеть тут до конца своих дней.

Я терпел ее тишину весь следующий час, в то время как Арон жарил хот-доги для себя и Джеймса, но в какой-то момент я понял, что без похода в ванную не обойтись. Как никак во мне целых два литра пива, и я уже на пределе. Я смотрю на Надин, разговаривающую с Пенни в патио снаружи, на их лица, повернутые к солнцу, и встаю, чтобы уйти.

Я действительно способен мочиться с невероятной скоростью. Вы бы тоже открыли в себе дополнительные таланты, если бы росли с таким братом как Брэм. Он просиживал в ванной часами и специально закрывался в туалете, стоило мне только собраться туда.

Я застегиваю ширинку и стоит мне выйти из ванной, как Надин тут как тут. Она стоит, положив руку на бедро, её розовая рубашка в белую клетку завязана на талии, рыжие волосы убраны от лица, демонстрируя складку между бровей и еле заметную насмешку на ее губах.

- Привет, детка, - говорю я, слегка улыбаясь.

Это разозлило её еще сильнее. Она довольно громко отчитывает меня, говоря, что я избегаю ее, будто она – тяжелое бремя, что я не замечаю её и не проявляю должного уважения. Большая часть из этого неправда, но где-то она попадает в точку. И из-за этого я чувствую себя полным ослом. Я даже не особо пытаюсь протестовать.

- Когда мы вернемся домой, нам нужно будет серьезно поговорить, - говорит она, прежде чем развернутся, да так быстро, что кончик её хвоста бьет меня по лицу.

Не спорю, она права. Нам нужно поговорить, но я действительно не знаю, как все это пройдет и что я собираюсь сказать. Интересно, сколько еще я продержусь, продолжая все отрицать.

Единственное, что я точно знаю, мне нужно уйти прямо сейчас. Я беру пиво и выхожу за дверь, мои ноги ведут меня вниз по дорожке из гравия, через выцветшее поле с засохшими цветами. Я иду до тех пор, пока не оказываюсь на песчанной дюне, по колено в траве. Сильный прибрежный ветер буквально сбивает с ног. Вокруг меня, куда ни глянь, бесконечный пустынный пляж, исчезающий в тумане над океаном, точно приведение.

Я сажусь на бревно и открываю бутылку пива. Мой разум погружается в квази-медитативное состояние, пока я молча смотрю на волны и пляж. Звук и сила, с которой вода бьется о берег, приводят меня в некое оцепенение, и это именно то, что мне нужно.

- У меня будут проблемы, если я поговорю с тобой? - знакомый голос вырывает меня из размышлений.

Я поднимаю взгляд и вижу Стефани, которая стоит сбоку от меня. Лучи садящегося за её спиной солнца делают ее похожим на ангела, и я не могу не улыбнуться.

- Возможно, - говорю я ей, а затем киваю на бревно. - Присаживайся. Что ты здесь делаешь?

Она поднимает руку и я замечаю в ней телефон.

- Фотографирую. Решила сделать парочку фото для заставки на телефон или еще чего-нибудь. - Она садится рядом со мной и листает картинки в телефоне. Я смотрю на экран и вижу вычурные снимки - поток воды в бассейне, бревно, выкинутое на берег. Я перевожу взгляд на её идеальный профиль. Пряди волос ласкают её лицо, и мне ужасно хочется протянуть руку и коснутся ее, заправить волосы ей за ушко, и наконец-то увидеть её лицо.

Она невероятно красивая женщина. Да она просто невероятная женщина. В некотором смысле странно, что я так думаю, ведь мы познакомились когда нам было всего двадцать один. Тогда мы были просто детьми, она ходила с синими волосами, а я вел себя как полный придурок. Теперь она шикарная штучка с формами, за которые так и хочется ухватиться, а её лицо стало более утонченным, чем когда-либо. Каждый день, каждый год проносится перед моими глазами, и я замечаю, как женщина, сидящая рядом со мной, изменилась за это время, тем более если вспомнить с чего все началось.

Не могу поверить, что я так долго был частью ее жизни.

Она смотрит на меня и щурится от солнца. - Что думаешь?

Я знаю, что она говорит о фотографиях, но я отвечаю,

- Думаю, мне чертовски повезло, что я знаю тебя так давно.

Она откидывает голову назад и слегка улыбается.

- Серьезно?

- Серьезно.

- Вот это сюрприз, - говорит она.

- Почему?

Она пожимает плечами. - Не знаю. Иногда я задаюсь вопросом, знаешь ли ты на самом деле, как тебе повезло. - Я хмурюсь и смотрю на неё в недоумении, а она продолжает. - Я не имею в виду себя. Я имею ввиду, ну знаешь, твою жизнь. Все в ней.

- И девушку? - спрашиваю я.

Она вытирает свои руки и наклоняется, играя с песком. Пропуская его сквозь пальцы, Стефани отвечает, - Возможно. Если ты счастлив, то тогда да, с девушкой тебе повезло.

- А если нет?

Она замолкает, обдумывая мои слова.

- Ну тогда ты можешь это изменить.

- Я не уверен, что могу с этим сделать.

Она смотрит на меня.

- Я знаю, что Надин недолюбливает меня. Но еще я знаю, что довольно редко вижу вас вместе. Ты и я...ну я была несвободна. Так же, как и ты. Я понятия не имею о том, что происходит в твоей жизни. Я не знаю, как она относится к тебе. Мы привыкли говорить о таких вещах...но сейчас я не знаю ровным счетом ничего о твоих отношениях. Но я уверена, что не стоит делать поспешных выводов о ком бы то ни было. Некоторые ведут себя как настоящие суки, но в то же время они могут быть чрезвычайно сострадательны, добры и лояльны к тем, кого они любят. Если Надин именно тот случай, то я не в праве её судить, и это объясняет, почему ты до сих пор с ней.

Сказав это, она быстро переводит взгляд на океан. – Или, возможно, это всего лишь бред.

- Нет, - говорю я. – В этом определенно есть смысл. Но...я действительно не знаю что сказать. Я просто надеюсь, что все дело в её тараканах, ты понимаешь о чем я? Черная полоса. Надеюсь, вскоре мы это преодолеем. Я просто чувствую...что в моей жизни настал момент, когда пора заканчивать всякие игры и уже начинать всерьез думать о будущем. Кто бы не появился в твоей жизни, ты должен сам для себя решить, останется он в ней надолго или же нет.

Стеф застывает.

- Ты серьезно настроен на счет нее? Брак и все такое? - спрашивает она осторожно.

- Нет, - быстро отвечаю я. И не собираюсь забирать свои слова назад, потому что это чистая правда.

- Даже если ты уверен, что это всего лишь черная полоса?

Я делаю глубокий вздох, чувствуя, как все проблемы разом навалились на мои плечи. - Не знаю, - говорю я ей. Я встаю, чувствуя что наш разговор заходит не совсем туда, куда нужно, и мне лучше уйти. - Но я точно знаю, что будет лучше во всем разобраться. – Сглотнув, я смотрю ей в глаза. – Лучше для нас обоих.

После чего я ухожу, оставив ее одну на этом бревне, с ветром, гулящим в ее волосах, прежде чем я сделаю что-то, о чем потом пожалею.


 


Дата добавления: 2015-08-09; просмотров: 87 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ГЛАВА 1 | ГЛАВА 2 | ГЛАВА 3 | Я в курсе. Похоже, я слишком устал. Так что лучше я просто останусь дома, посмотрю фильм и немного отдохну. | СТЕФАНИ | ГЛАВА 5 | ГЛАВА 6 | ГЛАВА 7 | СТЕФАНИ | Пошел на хрен. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ГЛАВА 8| СТЕФАНИ

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.108 сек.)