Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 20. Старательно прислушиваясь к ощущениям в собственном теле

 

Старательно прислушиваясь к ощущениям в собственном теле, я дошла до метро, увидела круглосуточную аптеку и без всяких проблем приобрела в ней десяток флаконов, набитых большими светло-розовыми таблетками, и гору пакетиков, в которых противно поскрипывал какой-то порошок. Как и обещал Раджив, провизор абсолютно не удивилась, услыхав слова "раствор Редигера", просто уточнила:

- У нас есть разные упаковки. Вам какую?

- Самую большую, - храбро ответила я, и беседа завершилась.

Слопанная энергетическая таблетка никак себя не проявляла, мне только невероятно захотелось есть. Но, могу признаться честно, после десяти вечера я всегда ощущаю здоровый аппетит, поскольку, увы, принадлежу к несчастной категории людей, до отвала наедающихся на ночь.

Сжав зубы и опустив глаза, я стрелой пронеслась мимо супермаркета, из дверей которого выплывал аромат кур-гриль. Поднявшись в свою квартиру, я встала перед большим зеркалом (муж не так давно повесил его в холле) и громко сказала собственному изображению:

- Татьяна, будь честна сама с собой! Если не сбросишь лишний вес, можешь потерять Гри!

Мне стало холодно, по спине пробежали мурашки. Мне очень повезло - я стала супругой самого лучшего человека на свете. Гри красив, умен, талантлив, благороден, а еще он моложе спутницы жизни, которая к тому же не представляет собой ничего особенного. Господи, что же удерживает милого рядом со мной? Уж явно не моя неземная красота!

Озноб сменился жаром, я дошла до ванной, умылась и встала на весы. Стрелку неудержимо поволокло вправо. Так, главное - не впадать в панику, лучше спокойно обдумаем неприятную ситуацию. Еще два килограмма прибавки! И это при том, что я не обедала и не ужинала. Просто выпила чайку с небольшим кусочком торта. Ну ладно, скажем честно, кусочков было два. Или три? Не помню! И еще шаурма. Татьяна, ты неукротимая обжора! Нет, нет, я не стану себя корить, самобичевание - верный способ заработать нервное расстройство. Но ведь я очень хотела отыскать правильную, здоровую пищу! Не моя вина, что в Москве в зоне доступности находятся лишь пельмени с майонезом и макароны с хлебом. А кроме того, проверять вес вечером полнейший идиотизм, заниматься измерениями нужно утром. И на мне сейчас халат!

Я быстро скинула ситцевое одеяние и не устояла перед искушением вновь взгромоздиться на весы. Вот черт! В окошечке появилась та же цифра, что и пару минут назад. Как же так? Халатик небось тянет граммов на пятьсот! Ой, я ж в тапках! Долой их… Сколько там? По-прежнему два лишних килограмма. Весы заклинило! Агрегат сломан!

Я мучила прибор, вставая на площадку то с левой, то с правой ноги, сбросила с себя все, но черная стрелочка не желала сдвинуться к цифре "80". Настала пора решительных действий. С этой секунды полноте объявлен бой! Энергетическая таблетка съедена, следующий этап - целлюлоза и раствор. Сколько пилюль надо слопать? Раджив говорил - одну штуку на пять кило веса.



Первую порцию я проглотила легко, вторую тоже, третья показалась мне слегка противной, четвертая мерзко скрипела на зубах, пятая отчего-то имела привкус рыбы, шестая отдавала железом, седьмая застряла в горле, восьмая прилипла к небу, девятая выглядела до такой степени отвратительно, что у меня заболела голова, десятая вызвала приступ икоты, а одиннадцатая - тошноту. Двенадцатая, тринадцатая, четырнадцатая и пятнадцатая таблетки были мною слопаны в сомнамбулическом состоянии. Куда делось оставшееся количество, не помню, очевидно, я сумела-таки все проглотить и теперь ощущала себя как человек, который сжевал большую картонную коробку вроде тех, в которые упаковывают в магазинах сапоги. Литр раствора будет в данной ситуации как нельзя кстати!

По вкусу жидкость напоминала рассол. Первый стакан я опустошила легко, со вторым мне пришлось повозиться, третий я влила в горло с невероятным трудом, а перед четвертым спасовала. Скажи мне кто-нибудь, что я не смогу проглотить простую воду, я бы не поверила. Ну разве это трудно? Ан нет, оказывается, бывают случаи, когда организм отказывается принимать жидкость.

Загрузка...

Очень медленно, стараясь не совершать резких движений, я поползла в спальню, делая по пути удивительные открытия. Вы знаете, что при каждом шаге желудок колышется? Я об этом и не подозревала, хоть живу на свете не первый год. А еще, оказывается, лечь с животом, набитым целлюлозой, очень сложно. Как ни устраивайся, покоя нет - свинцовая тяжесть в том месте, где заканчиваются ребра, мешает дышать, свернуться калачиком невозможно, умоститься лицом вниз не получается. Оставалась поза мумии: на спине, с вытянутыми вдоль туловища руками. К тому же на меня напала икота! Одна радость - разыгравшийся было аппетит неожиданно исчез. Кажется, впервые в жизни мне удалось лечь в постель, не слопав перед этим тарелку каши с сыром. А я очень люблю овсянку, сваренную на молоке. Ее надо сдобрить куском сливочного масла и бросить граммов сто пятьдесят эдама, нарезанного маленькими кусочками. Понимаю, на первый взгляд рецепт кажется вам странноватым, но так делала моя бабушка, и поверьте, вкуснее, чем она, геркулес никто не варил.

Из глубины коридора вышла курица.

- Таня! - строго сказала она. - Неужели тебе меня не жаль? Дети останутся сиротами!

Я вздрогнула.

- Вы кто?

- Цыпа-гриль, - грустно ответила гостья, - твой будущий обед. Из-за того, что на свете живут гнусные обжоры, мы погибаем!

По моим щекам покатились крупные слезы, несушка принялась сама себя ощипывать, вместо крыльев у наседки оказались руки с пальцами. Я заорала от ужаса и… проснулась.

Лишь через пару минут изучения собственной спальни я поняла: мне привиделся кошмар. Но, похоже, жареной курочки мне долго не захочется. И завтракать не я стану. Раджив велел перед каждым приемом пищи непременно глотать целлюлозу, а у меня сейчас не хватит духа опять запихивать в себя таблетки. Пора заняться делом! Приведу себя в порядок и позвоню в банк…

- Приемная главного управляющего, - бойко сказал девичий голос.

- Позовите Олега Михайловича, - попросила я.

- Господин Ефремов в отпуске, - последовал бесстрастный ответ. - Могу вам чем-нибудь помочь?

- Нет, дело личное. Когда он вернется?

- Мы не сообщаем частной информации о сотрудниках, - не меняя тона, сказала секретарь.

Я набрала другой номер. Снова отозвалась женщина, на сей раз, похоже, немолодая.

- Да? - проскрипела она. - Вы кто?

- Можно поговорить с Олегом Михайловичем?

- Нет!

- Простите, а…

Из трубки полетели частые гудки, я удивилась и повторила попытку. Услышав то же скрипучее "Да?", я спросила:

- Господин Ефремов дома?

- Нет!

И нас опять разъединили.

Если вы хотите добиться успеха, главное - не сдаваться. Первые неудачи не должны вас смущать, повторяйте попытки до упора.

- Да?

- Домоуправление! - заорала я.

- Ась?

- Из жилконторы беспокоят! Когда с коммунальными услугами разберетесь? Долг висит! И вам не стыдно? Зима на носу, а у вас еще март не оплачен, - загудела я. - В суд подадим, стребуем в двадцатикратном размере!

- У нас нет задолжности, - вступила в беседу грубиянка.

- Не врите! Квартира сорок два?

- Она самая.

- По прописке в ней Ефремовы?

- Верно.

- Олег Михайлович и Екатерина Николаевна?

- Точно.

- А вы кто? Он или она?

- Галина, - растерянно представилась тетка.

- Еще одно нарушение, - обрадовалась я. - Вода, газ, отопление и мусор на двоих рассчитаны, а вас там трое!

- Я домработница.

- И чего? Вы руки моете, в отапливаемой квартире сидите - платите за комфорт, - наехала я танком на женщину. - А ну, зовите хозяев!

- Их нету.

- В суд подадим! Тогда поздно будет!

- Послушай, - просительно сказала Галина, - не шуми. Горе тут.

- Ну люди… - продолжала я исполнять роль домоуправши. - Кому ни позвоню, у всех неприятности! Вот и бедствуют в комнатах с хорошими условиями! Платить когда станете?

- Хозяин умер!

- Кто?

- Олег Михайлович.

- Вау! Простите, нехорошо вышло.

- Мне он человек посторонний, - вздохнула Галина. - Екатерина Николаевна в больнице. Хозяину стало плохо, его на улице нашли. Сижу тут теперь, собак сторожу. Слушайте, у вас же там небось все жильцы зарегистрированы?

- Конечно, полный порядок, - заверила я.

- Не слышали, может, кто прислугу ищет? Думаю, меня скоро уволят.

- Рекомендацию тебе дадут?

- Ну… надеюсь.

- Считай, повезло! - воскликнула я. - Только-только я беседовала со своей двоюродной сестрой, Татьяной Сергеевой. Она жена актера, ищет домработницу.

- Сделай доброе дело, - заныла Галина, - дай ее телефончик!

- Пиши, - воскликнула я и продиктовала цифры своего сотового, решив: подожду полчасика, а если Галина не позвонит, сама к ней обращусь.

Но домработница Ефремовых не задержалась - мобильный запрыгал через минуту после того, как я опустила трубку стационарного аппарата.

- Алло, - пропищала я. К моим немногочисленным талантам принадлежит умение изменять голос, что, кстати, нетрудно.

- Сделайте одолжение, позовите Татьяну, отчество, извините, не знаю, - сладко пропела Галина.

Удивительно, до чего вежливой способна стать хамка, если она вознамерилась устроиться на работу с хорошим окладом!

- Слушаю.

- Ваш телефончик мне дала… э… домуправ… э… э…

- Наверное, моя двоюродная сестра Маша, - пришла я на помощь бабе. - Она обещала помочь мне с домработницей. Вы ищете место?

- Точно!

- Убирать нужно раз в неделю, просто мыть полы. Гладить, стирать, готовить не надо, Зарплата тысяча долларов. Пойдет?

- Конечно! - заорала Галина.

Никто и не сомневался. Я бы тоже не отказалась от такой службы.

- У меня много кандидатов на эту должность, с каждым я провожу собеседование. Через час можете приехать?

- Ой, нет!

- Не совсем хорошее начало, - протянула я. - Если человек хочет работать, он мгновенно помчится на край света.

- Понимаете… собаки… их нельзя оставить…

- Отлично, - похвалила я. - Любовь к животным характеризует вас с лучшей стороны. Вы мне подходите.

- О!

- Однако я должна посмотреть на будущую работницу. Прямо сейчас.

- Чес слово, я не могу выйти!

- К вам приедут. Через полтора часа, идет?

- Да! Отлично! Спасибо! Супер! - обрадовалась Галина.

- Ждите! - гаркнула я, отсоединилась и побежала одеваться.

Лишь очутившись в пафосном, отделанном мрамором подъезде, я сообразила, что не спросила у Галины адрес Ефремовых. И как отреагировать, когда тетка с изумлением поинтересуется: "Где вы взяли наши координаты?"

Но домработница не проявила любопытства.

- Вы Татьяна? - она начала кланяться. - Входите, ботиночки не снимайте, мне совсем не трудно лишний разок пол помыть… Сюда, пожалуйста, в гостиную… Фу, Лорд! Маркиза, отстань!

- Собаки больные? - поежилась я.

- Здоровее многих, все прививки сделаны.

- Почему они лысые? - удивилась я.

- Порода такая, называются "голая мексиканская". Ох и забот с ними! Зимой одень, летом кремом от солнца намажь… - запричитала Галина. - Хуже детей! Екатерина Николаевна вместо детей псов и завела. Чай, кофе? Пообедать хотите?

В моем желудке началось шевеление.

- Нет, - резко ответила я, - лучше приступим к делу. Хочу задать вам пару вопросов. Отвечайте честно, иначе вас не возьмут в дом!

Галина согласно закивала.

- Почему вы увольняетесь от Ефремовых?

- Олег Михайлович умер, - сообщила прислуга. - Он в банке работал, имел денег кучу! Хозяйственный мужчина, все в дом нес. Екатерина Николаевна при нем как кот в сметане купалась, любой ее каприз выполнялся.

- Ну и по какой причине вы решили уйти?

- Так помер Олег Михайлович!

- И что? Его жена осталась.

- У нее денег скоро не будет, - заговорщически подмигнула Галина.

- Думаете? - нахмурилась я.

- Зуб даю, - воскликнула Галина. - В семье Олег Михайлович был добытчик.

- Вот, значит, почему вы решили сменить место службы… - изобразила я понимание. - Это единственная причина?

- Ну… да, - без особой уверенности ответила домработница.

Я подняла одну бровь, Галина заерзала.

- Тут дурдом, - неожиданно заявила она. - С виду приличные люди, богатые, а внутри… Ой, беда, какие жадные! Платят копейки, еду считают, если больше двух чашек кофе выпьешь, стоимость третьей из получки вычтут. Красиво?

- Не особенно, - признала я. - Может, вы преувеличиваете размер состояния хозяев? Встречаются люди, пускающие пыль в глаза: одеваются роскошно, ездят на элитных иномарках, живут в особняке, а на поверку оказывается, что шуба чужая, авто взято напрокат, а дом съемный.

- Ефремовы другие, - заблестела глазами Галина, - у них все ихнее, свое. Послушайте, уж извините, конечно, но вы не похожи на жену известного артиста.

- А кто тебе сказал, что я замужем за лицедеем? - усмехнулась я.

- Но ведь… звонили по телефону…

- Верно. Ты разговаривала с моей хозяйкой. Еще та фря! - скорчила я гримасу. - Она лично сюда не покатила бы, прислала меня, старшую горничную. Разреши представиться, Таня. Мы с хозяйкой тезки.

- Так ты своя! - обрадовалась Галина. - Скажи, у вас хорошо?

- Супер, - заверила я. - Чашки кофе и бутерброды с икрой никто не считает, зарплата отличная.

- Даже не верится в такое. Ну и повезло мне! - пришла в полный восторг дуреха.

- Бывают сладкие места, - закивала я. - Но тут небольшая проблемка: у хозяев есть служба безопасности.

- Вау! И чего?

- Проверят тебя под лупой.

- Мне скрывать нечего! - заголосила Галина. - Я москвичка коренная, комнату имею, хоть и небольшую, в коммуналке. Образование медицинское, среднее. Меня из-за него сюда и взяли. Говорила же, Ефремовы жадные, вот они и подумали: лучше одной платить, чем двоих нанимать. Нас сюда несколько человек приходило, я на кастинге победила, потому что уколы хорошо делаю. Удивляться не стоит, я в больнице отпахала десять лет. Знаешь, как тяжело с больными? Капризы, скандалы, истерики…

- Зато, когда человек выздоравливает, испытываешь, наверное, чувство удовлетворения? - предположила я.

- У нас все на тот свет отправлялись, - отмахнулась Галина. - Я в хосписе работала. А туда лишь доходяг привозят.

- У Ефремовых дома был умирающий? - спросила я.

- Так ведь Олег Михайлович, он… того-самого… Ку-ку! Прощай, крыша! - мигом выдала хозяйскую тайну прислуга.

- Хочешь сказать, что хозяин - психически нестабильный человек? - поразилась я.

- Ваще сумасшедший, - заговорщически зашептала домработница. - Просто идиот!

- Навряд ли мужику с таким диагнозом доверили бы управлять банком, - не подумав, пробормотала я, - а Ефремов третий человек в офисе.

 

 


Дата добавления: 2015-08-18; просмотров: 54 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Глава 11 | Глава 12 | Глава 13 | Глава 14 | Глава 15 | Глава 16 | Глава 17 | Глава 18 | Глава 22 | Глава 23 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Глава 19| Глава 21

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.02 сек.)