Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Вклады в государственных сберегательных кассах возросли с трехсот миллионов в 1894 до двух миллиардов рублей в 1913 годах.

Читайте также:
  1. Анализ степени достижения цели и решения основных задач деятельности по улучшению качества государственных услуг.
  2. В 1980-е годы наблюдается последовательный и стабильный подъем отрасли. К 1990 году количество коз в СССР достигает 7 миллионов.
  3. ВВЕДЕНИЕ К УЛОЖЕНИЮ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАКОНОВ
  4. Виды государственных решений, принимаемых президентом РФ.
  5. Виды рисков при принятии государственных решений
  6. Гарантии социально-экономических прав работников при проведении приватизации и преобразования государственных унитарных предприятий в открытые акционерные общества

За двадцать лет правления Николая II население империи возросло на пятьдесят миллионов человек — на 40%; естественный прирост населения превысил три миллиона в год. Наряду с естественным приростом заметно повысился общий уровень благосостояния.

Так, потребление сахара с 25 млн. пудов в год (8 фунтов на душу в 1894 году) превысило 80 млн. пудов (18 фунтов на душу) в 1913. Увеличилось и потребление чая (75 млн. кг в 1913; 40 млн. в 1890).

Благодаря росту сельскохозяйственного производства, развитию путей сообщения, целесообразной поставке продовольственной помощи, «голодные годы» в начале ХХ века уже отошли в прошлое. Неурожай более не означал голода: недород в отдельных местностях покрывался производством других районов.

Урожай хлебных злаков (ржи, пшеницы и ячменя), достигавший в начале царствования, в среднем, немногим более двух миллиардов пудов, превысил в 1913—1914 гг. четыре миллиарда.

Удвоилось количество мануфактуры, приходящейся на голову населения: несмотря на то, что производство русской текстильной промышленности увеличилось процентов на сто, ввоз тканей из-за границы также увеличился в несколько раз.

Вклады в государственных сберегательных кассах возросли с трехсот миллионов в 1894 до двух миллиардов рублей в 1913 годах.


Добыча каменного угля увеличивалась непрерывно. Донецкий бассейн, дававший в 1894 году меньше 300 млн. пудов, в 1913 давал уже свыше полутора миллиарда. За последние годы началась разработка новых мощных залежей Кузнецкого бассейна в Западной Сибири. Добыча угля по всей империи за двадцать лет возросла более чем вчетверо. В 1913 году добыча нефти приблизилась к 600 млн. пудов в год (на две трети больше, чем в начале царствования).

В России быстро вырастала металлургическая промышленность. Выплавка чугуна увеличилась за двадцать лет почти вчетверо; выплавка меди — впятеро; добыча марганцевой руды также в пять раз. В области машиностроения за самые последние годы проявился быстрый рост: основной капитал главных русских машинных заводов за три года (1911—1914) возрос с 120 до 220 млн. рублей. Производство хлопчатобумажных тканей с 10,5 млн. пудов в 1894 году удвоилось к 1911 и продолжало возрастать далее. Общее число рабочих за двадцать лет с двух миллионов приблизилось к пяти.

С 1 200 млн. в начале царствования бюджет достиг 3,5 миллиардов. Год за годом сумма поступлений превышала сметные исчисления; государство все время располагало свободной наличностью. За десять лет (1904—1913) превышение обыкновенных доходов над расходами составило свыше двух миллиардов рублей. Золотой запас госбанка с 648 млн. (1894 год) возрос до 1604 млн. (1914). Бюджет возрастал без введения новых налогов, без повышения старых, отражая рост народного хозяйства.

Протяжение железных дорог, как и телеграфных проводов, более чем удвоилось. Увеличился и речной флот — самый крупный в мире. (Пароходов в 1895 году было 2 539, в 1906 — 4 317.)
Русская армия возросла приблизительно в той же пропорции, как и население: к 1914 году она насчитывала 37 корпусов (не считая казаков и нерегулярных частей), с составом мирного времени свыше 1 300 000 человек. После японской войны армия была основательно реорганизована. Русский флот, так жестоко пострадавший в японскую войну, возродился к новой жизни, и в этом была огромная личная заслуга Государя, дважды преодолевшего упорное сопротивление думских кругов.



О росте народного образования свидетельствуют следующие цифры: к 1914 году расходы государства, земства и городов на народное образование составили 300 млн. рублей (в начале царствования — около 40 млн.).

О числе книг и периодических изданий в России за 1908 год имеются следующие данные: периодических изданий было 2 028, в том числе 440 ежедневных. Книг и брошюр издано 23 852 названия, 70 841 000 экземпляров, на сумму 25 млн. рублей.

Хозяйственная самодеятельность широких масс выразилась в беспримерно быстром развитии кооперации. До 1897 года в России было всего около сотни потребительских обществ с небольшим числом участников и несколько сот мелких ссудо-сберегательных товариществ… Уже к 1 января 1912 года число потребительских обществ приближалось к семи тысячам… Кредитные кооперативы в 1914 увеличили в семь раз свой основной капитал по сравнению с 1905 годом и насчитывали до девяти миллионов членов.

Загрузка...

На фоне общей картины могучего роста Российской империи особо выделялось развитие ее азиатских владений. За двадцать лет около 4 миллионов переселенцев из внутренних губерний нашли себе место в Сибири.

На двадцатом году царствования императора Николая II Россия достигла еще невиданного в ней уровня материального преуспеяния… Происходящую в России перемену отмечали иностранцы. В конце 1913 г. редактор «Economist Europeen», Эдмон Тэри, произвел по поручению двух французских министров обследование русского хозяйства. Отмечая поразительные успехи во всех областях, Тэри заключил: «Если дела европейских наций будут с 1912 по 1950 года идти так же, как они шли с 1900 по 1912, Россия к середине текущего века будет господствовать над Европой как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении».

1. ДЕМОГРАФИЯ И ФИНАНСЫ. Известный экономист Edmond Trey справедливо утверждал: "Если у больших европейских наций события между 1912 и 1950 годами будут протекать так же, как они развивались между 1900 и 1912 годами, то к середине настоящего века Россия станет выше всех в Европе, как в отношении политическом, так и в области финансово-экономической . Вот несколько цифровых данных. В 1894 году, в начале царствования Императора Николая II, в России насчитывалось 122 миллиона жителей. 20 лет спустя, накануне 1-ой Мировой войны, народонаселение её увеличилось на 50-60 миллионов; таким образом в Царской России народонаселение возрастало на 2.400.000 в год. Императорская Россия строила свою политику не только на бездефицитных бюджетах, но и на принципе значительного накопления золотого запаса. Несмотря на это, государственные доходы с 1.410.000.000 рублей в 1897 году, без малейшего увеличения налогового бремени неуклонно росли, тогда как расходы государства оставались более или менее на одном и том же уровне, что и видно из нижеприведенной таблицы (в миллионах золотых рублей): 1908 1909 1910 1911 1912 Обыкнов. доходы 2.418 2.526 2.781 2.952 3.104 Обыкнов. расходы 2.388 2.451 2.473 2.536 2.669 Превыш. доход. над расх. 30 75 308 416 335 За последние 10 лет до Первой Мировой войны превышение государственных доходов над расходами выразилось в сумме 2.400.000.000 рублей. Эта цифра представляется тем более внушительной, что в царствование Императора Николая II были понижены железнодорожные тарифы иотменены выкупные платежи за земли, отошедшие в 1861 году к крестьянам от их бывших помещиков, а в 1914 году, с началом войны, и все виды питейных налогов. В царствование Императора Николая II, законом 1896 года, в России была введена золотая валюта, причём Государственному Банку было предоставлено выпускать 300.000.000 рублей кредитными билетами не обеспеченными золотым запасам. Но правительство не только никогда не воспользовалось этим правом, но, наоборот, обеспечило бумажное обращение, золотой наличностью более, чем на 100%, а именно: к концу июля 1914 года кредитных билетов было в обращении на сумму 1.633.000.000 рублей, тогда как золотой запас в России равнялся 1.604.000.000 рублей, а в заграничных банках 141.000.000 р. Устойчивость денежного обращения была такова, что даже во время русско-японской войны, сопровождавшейся повсеместными революционными беспорядками внутри страны, размен кредитных билетов на золото не был приостановлен. В России налоги, до первой мировой войны, были самыми низкими во всём свете:Налоги прямые на 1 жителя в рублях: Россия - 3.11 Франция - 12.25 Австрия - 10.9 Германия - 12.97 Англия - 26.75 Налоги косвенные на 1 жителя в рублях: Россия -5.98 Франция -10.00 Австрия -11.28 Германия -9.64 Англия -15.86 Иначе говоря, бремя прямых налогов в России было почти в четыре раза меньше, чем во Франции, более чем в 4 раза меньше, чем в Германии и в 8,5 раз меньше, чем в Англии. Бремя же косвенных налогов в России было в среднем вдвое меньше, чем в Австрии, Франции, Германии и Англии. Из таблицы, приведенной ниже, явствует, что общая сумма налогов на одного жителя в России была более, чем вдвое меньше, нежели в Австрии, Франции и Германии и более, чем в четыре раза меньше, чем в Англии. Общая сумма налогов (на одного жителя в рублях; 1 золотой рубль равен 2,67 зол. франкам или 51 американскому зол. центу): Россия -- 9,09 Австрия -- 21,47 Франция -- 22,25 Германия -- 22,26 Англия -- 42,61 2. ПРОМЫШЛЕННОСТЬ И ЭКОНОМИКА. В период между 1890 и 1913 гг. русская промышленность учетверила свою производительность. Её доход не только почти сравнялся с поступлениями, получавшимися от земледелия, но товары покрывали почти 4/5 внутреннего спроса на мануфактурные изделия. За последнее четырёхлетие до 1-ой Мировой войны количество вновь учреждавшихся акционерных обществ возросло на 132%, а вложенный в них капитал почти учетверился. Это видно из следующей таблицы. год число новых акцион. обществ капитал (в млн.руб) 1910 104 119,3 1911 166 185,3 1912 202 233,5 1913 240 403,1 Прогрессивный рост благосостояния населения наглядно доказывается следующей таблицей вкладов в государственные сберегательные кассы: Примечания: 1. Спад в 1905 г. – результат русско-японской войны и бунта. 2. Данные таблицы из "The Russia Year Book," 1911. Compiled and edited by Howard P. Kennard, Eyre and Spottiswood Ltd, London, 1912. В 1914 году в Государственной Сберегательной Кассе было вкладов на 2.236.000.000 рублей. Сумма вкладов и собственных капиталов в мелких кредитных учреждениях (на кооперативных началах) составляла в 1894 году около 70.000.000 рублей; в 1913 году -- около 620.000.000 рублей (увеличение на 800%), а к 1 января 1917 года -- 1.200.000.000 руб.
 
3. ЗЕМЛЕДЕЛИЕ. Накануне революции русское земледелие было в полном расцвете. В течение двух десятилетий, предшествовавших войне 1914-18 гг., сбор урожая хлебов удвоился. В частности, сбор ржи в 1894 году дал 2 миллиарда пудов, а в 1913 -- 4 миллиарда пудов. В царствование Императора Николая II Россия была главной кормилицей Западной Европы.При этом обращает на себя особое внимание феноменальный рост вывоза земледельческих продуктов из России в Англию (зерна и муки, в миллионах фунтов; русский фунт -- 0,4 кг): 1908 г. -- 858.279.000 1909 г. -- 1.784.288.000 1910 г. -- 2.820.049.000 Россия поставляла 50% мирового ввоза яиц. В 1908 году из России их было вывезено 2.589.000.000 штук стоимостью в 54.850.000 р., а в 1909 г. -- 2.845.000.000 стоимостью в 62.212.000 р. Рожь: в 1894 г.: -- 2 миллиарда пудов, в 1913 г.: -- 4 миллиарда пудов Сахар -- в этот же период времени потребление сахара на каждого жителя повысилось с 4 до 9 кг. в год. Чай -- потребление в 1890 г. -- 40 миллионов кг; в 1913 г. -- 75 миллионов кг. Лён -- накануне 1-й Мировой войны Россия производила 80% мировой добычи льна. Хлопок -- повышение на 388%. Благодаря большим работам по орошению в Туркестане, предпринятым ещё в царствование Императора Александра III, урожай хлопка в 1913 г. покрывал все годичные потребности русской текстильной промышленности. Последняя удвоила своё производство между 1894 и 1911 гг. 4. ЖЕЛЕЗНЫЕ ДОРОГИ. Сеть железных дорог в России покрывала 74.000 вёрст (одна верста равняется 1,067 км), из которых Великий Сибирский Путь (8.000 вёрст) был самым длинным в мире. В 1916 г., т.е. в самый разгар войны, было построено более 2.000 вёрст железных дорог, которые соединили Северный Ледовитый Океан (порт Романовск) с центром России. К 1917 г. в России находилось в эксплуатации 81.116 км. железной дороги и 15.000 км было в постройке. В Царской России в период с 1880 по 1917 гг., т.е. за 37 лет, было построено 58.251 км., что даёт средний годовой прирост в 1.575 км. За 38 лет советской власти, т.е. к концу 1956 г., было построено всего лишь 36.250 км., что даёт годовой прирост лишь в 955 км. Постройка одного километра железной дороги в Царской России обходилась в 74.000 р., а при советской власти в 790.000 р., исходя из расчёта одинаковой покупной способности рубля. Накануне войны 1914-18 гг. чистый доход государственных железных дорог покрывал 83% годичных процентов и амортизации государственного долга. Иными словами, выплачивание долгов, как внутренних, так и внешних, было обеспечено в пропорции более чем на 4/5 одними доходами, которые получало русское государство от эксплоатации своих железных дорог. Надо добавить, что русские железные дороги, по сравнению с другими, для пассажиров были самыми дешёвыми и самыми комфортабельными в Европе. 5. РАБОЧЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО.Промышленное развитие в Российской Империи естественно сопровождалось значительным увеличением количества фабрично-заводских рабочих, экономическое благосостояние которых, равно как и охрана их жизни и здоровья, составляли предмет особых забот Императорского правительства. Необходимо отметить, что именно в Императорской России, и при том в XVIII веке, в царствование Императрицы Екатерины II (1762-1796), в первый раз во всём мире, были изданы законы касательно условий труда: был запрещён труд женщин и детей, на заводах был установлен 10-часовой рабочий день и т.д. Характерно, что кодекс Императрицы Екатерины, регулировавший детский и женский труд, отпечатанный на французском и латинском языках, был запрещён для обнародования во Франции и Англии, как "крамольный”. В царствование Императора Николая II, до созыва 1-ой Государственной Думы, были изданы специальные законы для обеспечения безопасности рабочих в горно-заводской промышленности, на железных дорогах и в предприятиях, особо опасных для жизни и здоровья рабочих, как-то: на пороховых заводах, в Экспедиции по заготовлению государственных бумаг и т.п. Детский труд до 12-летнего возраста был запрещён, а несовершеннолетние и лица женского пола не могли быть нанимаемы на фабричную работу между 9-ю часами вечера и 5-ю часами утра. Размер штрафных вычетов не мог превышать одной трети заработной платы, причём каждый штраф должен был быть утверждаем фабричным инспектором. Штрафные деньги поступали в особый фонд, предназначенный для удовлетворения нужд самих рабочих. В 1882 году специальный закон урегулировал работу детей от 12 до 15 лет. В 1903 году были введены рабочие старосты, избиравшиеся фабрично-заводскими рабочими соответствующих цехов. Существование рабочих союзов было признано законом в 1906 году. Но превосходство над марксистской системой заключалось, главным образом, в возможности рабочим защищать свои права "классическим оружием рабочего класса”: в Царской России -- можно было прибегать к забастовкам, тогда как в Хрущёвской России забастовки невозможны, так же, как они были невозможны при Сталине и при Ленине. На заводах, контролируемых Инспекцией Труда -- таковая существовала,-- было 68 забастовок в 1893 г., 118 -- в 1896 г., 145 -- в 1897 г., 189 -- 1899 г. и 125 -- в 1900 г. Что же касается социального страхования, таковое было установлено уже в 1912 г. По тому времени Императорское социальное законодательство было несомненно самым прогрессивным в мире. Это заставило Тафта, тогдашнего Президента Соед. Штатов, за два года до 1-ой Мировой войны публично заявить, в присутствии нескольких русских высокопоставленных лиц: "Ваш Император создал такое совершенное рабочее законодательство, каким ни одно демократическое государство похвастаться не может ". 6. НАРОДНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ. Одним из трафаретных клеветнических выпадов против правительства Императора Николая II, особенно в американской печати, является утверждение, что оно не только не заботилось о народном образовании, но сознательно поощряло безграмотность широких слоёв населения. В действительности же, в царствование Императора Николая II народное образование достигло необыкновенного развития. Менее чем в 20 лет кредиты, ассигнованные Министерству Народного Просвещения, с 25,2 мил. рублей возрасли до 161,2 мил. Сюда не входили бюджеты школ, черпавших свои кредиты из других источников (школы военные, технические), или содержавшиеся местными органами самоуправления (земствами, городами), кредиты которых на народное образование возрасли с 70.000.000 р. в 1894 г. до 300.000.000 р. в 1913 г. В начале 1913 г. общий бюджет народного просвещенияв России достиг по тому времени колоссальной цифры, а именно 1/2 миллиарда рублей золотом. Далее: Первоначальное обучение было бесплатное по закону, а с 1908 г. оно сделалось обязательным. С этого года ежегодно открывалось около 10.000 школ. В 1913 г. число их превысило 130.000. Если бы не вспыхнула революция, то обязательное первоначальное обучение было бы уже давно совершившимся фактом на всей территории Царской России. Впрочем, Россия и так почти достигла этого результата. Анкета, произведенная советами в 1920 г. установила, что 86% молодёжи от 12 до 16 лет умели писать и читать. Несомненно, что они обучались грамоте при дореволюционном режиме. По количеству женщин, обучавшихся в высших учебных заведениях, Россия занимала в ХХ веке первое место в Европе, если не во всём мире. Следует также отметить, что в то время, как в демократиях, особенно в США и в Англии, плата за правоучение в высших учебных заведениях колеблется от 750 до 1.250 долл. в год, в Царской России студенты платили от 50 до 150 р. в год, т.е. от 25 до 75 долл. в год. При этом неимущие студенты очень часто освобождались от какой-либо платы за правоучение.
 

7. ЗЕМЕЛЬНЫЙ ВОПРОС.
История русского крестьянства, со времени революции, была, и продолжает быть, Голгофой. Мы ограничимся воспроизведением нескольких строчек, написанных V. Francois de Romainville:
"Крестьяне ожесточённо сопротивляются коллективизации. Первым результатом последней было массовое уничтожение скота. Численность его упала с 270.200.000 голов в 1929 г. до 118.000.000 в 1933. Но что ещё страшнее, это количество человеческих жертв. Крестьян депортировали целыми семьями в арктические области, или в пустынные степи Азии. С 1928 до 1934 гг. погибло 5 миллионов крестьянских семей, иначе говоря, до 20 миллионов душ".
Аграрный вопрос, который продолжает быть главной заботой многих государств, однако же нашёл счастливое разрешение в царствовании Императора Николая II.
В 1861 г., после отмены крепостного права Императором Александром II, русские крестьяне получили, за небольшую плату, земли, добровольно уступленные помещиками, по большей части, дворянами. Однако крестьяне не делались индивидуальными собственниками этих земель, так как эти последние фактически принадлежали общинам (Communes des Villages), которые отдавали земельные участки в пользование членам общины. Проводя в жизнь подобного рода аграрную политику, законодатель придерживался древнего русского крестьянского обычая, управления миром, стремясь, таким путём, удерживать земледельцев от искушения продать свой надел. Действительно, если бы крестьянин обменил причитающуюся ему часть земли на деньги, то он очень скоро остался бы без всяких средств к существованию и без сомнения превратился бы в безземельного пролетария .
Но, несмотря на положительные стороны этой аграрной политики, в ней были и существенные недостатки. Крестьянин, не чувствуя себя полным хозяином земли и не будучи уверен, что тот же участок попадёт к нему и в следующий передел, относился к своей работе небрежно и терял чувство ответственности. Не имея собственности, которую надо было бы защищать, он так же небрежно относился и к чужой собственности.
Наконец, увеличение крестьянского народонаселения в Европейской России, уменьшало при каждом переделе площадь земельных участков. К концу XIX века в наиболее населённых губерниях недостаток земли начал серьёзно ощущаться. Революционеры широко использовали это положение, превратив этот вопрос чисто экономического характера в вопрос политический. Пользуясь недовольством крестьян, социалисты разных оттенков возбуждали крестьянские массы и толкали их на требование экспроприации частновладельческих земель. Ввиду создавшегося положения, которое прогрессивно обострялось, Председатель Совета Министров П. А. Столыпин, немедленно прибегнул к мерам чрезвычайной важности, которые, будучи доведены до конца, несомненно пресекли бы распространение марксистской пропаганды.
1. Столыпин решил широко использовать переселенческое движение крестьянских масс из Европейской России в Сибирь, начавшееся после окончания Великого Сибирского Пути.
Выразивший желание выехать из Европейской России, избавлялся на долгое время от всяких налогов. Государство помогало ему деньгами и он получал в полную собственность участок земли в 15 гектаров, т.е. около 37 акров на душу и 45 гектаров на семью. При этом каждой семье выдавалось пособие в 200 р., и она перевозилась со всем имуществом на казённый счёт до места поселения. [200 рублей -- не малая сумма, учитывая, что фунт хлеба стоил 1 копейку, сахар -- 7 копеек, мясо -- 12 копеек и т.д. П. Б.]
В Сибири были устроены казённые склады земледельческих машин, снабжавших население сельскохозяйственными орудиями по крайне низким ценам.
Эта мера имела огромный успех. В короткий срок Сибирское земледелие достигло своего расцвета, позволившего ввозить в Европейскую Россию и вывозить заграницу большое количество сельских продуктов, особенно масла и яиц.
2. Правительство Столыпина уполномочило Государственный Крестьянский Банк (созданный в царствование Императора Александра III) скупать помещичьи земли и перепродавать их крестьянам на исключительно льготных условиях.Предоставлялся долголетний кредит, доходивший до 90% стоимости земли при очень низком проценте (4,5%, включая погашение).
Результатом этой меры было то, что в 1914 г. более 80% пахотной земли в Европейской России оказалось в руках крестьян. К этому следует прибавить 40.000.000 десятин (около 100.000.000 акров), лично принадлежавших Императору Николаю II в Сибири, которые он, не колеблясь, передал в крестьянский земельный фонд
. На личные же средства Государя в уступленных им областях, были проведены дороги, построены школы, церкви и больницы.
Государственный Крестьянский Земельный Банк, считавшийся, и совершенно справедливо, самым крупным в мире учреждением земельного кредита, выдавал крестьянам ссуды, каковых было разрешено 222 миллиона рублей в 1901 г., а в 1912 г. он выдал до 1.168.000.000 рублей, т.е., примерно, на 600% больше.
Ходячее мнение, издавна пущенное в оборот социалистами всех толков, будто крестьяне были "обездолены землёю”, ни на чём не основано. В действительности, Царское Правительство систематически стремилось увеличить площадь крестьянского землевладения, причём эта аграрная политика получила особенное развитие в царствование Императора Николая II

К 1916 г. в руках крестьян и казаков в 50 губерниях Европейской России (кроме Кавказа и Царства Польского) было около 172.000.000 десятин собственной земли. Гражданам же всех других сословий принадлежало лишь около 85.000.000 десятин, из которых 18.000.000 десятин принадлежали мелким собственникам. обрабатывавшим землю личным трудом, без помощи наёмной силы. Большая часть остальных 67.000.000 десятин были или под лесом, или в аренде у крестьян.
Таким образом, накануне февральской революции крестьянам на началах собственности и аренды принадлежали: 100% пахотной земли в Азиатской России и около 90% всей площади Европейской России.

3. Изданный 9 ноября 1906 г., так называемый "Столыпинский закон”, позволял крестьянину выходить из общины и делаться индивидуальным и наследственным собственником земли, которую он обрабатывал.
Закон этот имел огромный успех. Тотчас же было подано 2,5 миллионов прошений о выходе на отруба от семейных крестьян в 463 срециальные комиссии, занятые проведением этой реформы.
В 1913 г. 2 миллиона семейств получили наделы. Для этой сложной работы была мобилизована целая армия (более 7.000 человек) геодезистов и землемеров.
За несколько месяцев до 1-ой Мировой войны 13% земель, принадлежащих общинам, перешли в индивидуальную собственность крестьян. Накануне революции Россия была готова превратиться в страну маленьких собственников, которые быстро обогащались
Прав был бывший Министр Земледелия Кривошеин, заявив немецкому профессору Зеерингу, приехавшему в 1912 г. в Москву во главе комиссии, которой было поручено ознакомиться с результатами Столыпинской реформы: "России необходимы 30 лет спокойствия, чтобы сделаться наиболее богатой и процветающей страной во всём мире".

 

В заключение :
Таковы беспристрастные цифры и таковы неоспоримые факты. Ознакомившись с ними, каждый непредубеждённый читатель не может не прийти к заключению, что вопреки систематической клевете революционеров всех толков и заядлых русофобов -- "самостийников" и невежественных иностранцев,Россия в царствование Императора Николая II достигла высокой степени благосостояния, и это несмотря на неудачную для неё русско-японскую войну и революционные безобразия 1905 г. Более того, даже 1-я Мировая война, потребовавшая огромного напряжения народных сил и сопровождавшаяся колоссальными потерями в армии, не остановила поступательного развития экономической мощи Российского Государства. Мудрая и бережливая финансовая политика дала возможность скопить в Государственном Казначействе полуторамиллиардный золотой запас, который и обеспечил устойчивость рубля, как расчётной единицы, не только внутри Империи, но и на международном денежном рынке.А это, в свою очередь, позволило разместить заграницей многомиллионные заказы на предметы снабжения армии и в то же время явилось гигантским стимулом развития отечественной промышленности именно в трудные годы войны.


Теперь смешно говорить о каких-то "достижениях революции" и "завоеваниях октября". Отречение Государя Николая II от Прародительского Престола явилось величайшей трагедией в тысячелетней истории России. Но не он, Царь-Мученик, был виновен в этом несчастье, а те, кто обманом и изменой вырвали из рук Его власть. Вероломно составленный ими же, этими политическими проходимцами и клятвопреступниками, акт отречения, ознаменовавший начало "великой и бескровной", с фатальной неизбежностью завершился кровавой вакханалией октября, торжеством сатанинского Интернационала, развалом дотоле доблестной и грозной Русской Императорской Армии, позорным Брест-Литовским миром, беспримерным злодеянием Цареубийства, порабощением многомиллионного народа и гибелью величайшей в мире Российской Империи, самое существование которой было залогом всемирного политического равновесия.

Предвоенное пятилетие - особая веха в истории дореволюционной России. Казалось бы, еще сравнительно недавно, воспевая успехи социалистического строительства в нашей стране, журналисты, писатели да и ученые в поисках достойного и наиболее показательного критерия достижений социализма непременно обращались к цифровым показателям 1913 года - последнего года в преддверии первой мировой войны, ставшего кульминацией, высшим рубежом в многовековой истории Российской империи. Предполагалось, что такое сравнение наполнит читателя гордостью за достижения "первой страны победившего социализма": по всем важнейшим показателям оно должно было оказаться не в пользу царской России. Исследователи, находившиеся под давлением идеологического пресса, оказывались перед неразрешимой дилеммой: с одной стороны, обязанные доказывать готовность России к построению социализма, они в чем-то склонны были завышать уровень развития страны; с другой стороны, показывая преимущества нового строя перед капитализмом, преуменьшать успехи предреволюционного периода. Все это обусловило, по крайней мере, "вольное обращение" с источником. Сегодня ситуация парадоксальным образом повторяется. Оказавшись перед лицом кризиса, остро ощутив дефицит во всех сферах нашей жизни, мы вновь обращаемся к тому же самому 1913 году, стремясь более четко представить и осмыслить наши исходные рубежи. При этом нередко часть искателей "новой истины", обращаясь к анализу прошлого и рассматривая российские достижения того времени через призму доказательств упущенных возможностей эволюционного пути развития страны, альтернативного революционным потрясениям 1917 года, склонна абсолютизировать эти успехи. Документальная база фактически не пополнилась за счет каких-либо новых открытий. Заключения же и выводы, сделанные на ее основе, теперь порой кардинально расходятся как с прежними общими представлениями об уровне социально-экономического развития предреволюционной России, так и между современными авторскими трактовками. И чаще всего дело здесь не в применении новых методов работы с источниками (например, математического анализа и обработки массовых данных с использованием ЭВМ). Если исключить попытки искусственного жонглирования цифровыми показателями, обусловленные сознательной тенденциозностью их подбора и интерпретации в угоду тем или иным предвзятым соображениям, то, видимо, немалая часть фактических ошибок, которые, к сожалению, нередко наличествуют в нашей литературе по этому вопросу, особенно в публицистике, обусловливается как неоднозначностью и противоречивостью процесса социально-экономического и политического развития предреволюционной России, так и сложностью и трудоемкостью работы с источниковой базой по интересующим нас проблемам Действительно, предвоенное пятилетие - время наивысшего, последнего взлета дореволюционной России, затронувшего все важнейшие стороны жизни страны. Демографическая ситуация в империи была вполне благоприятна, хотя средний ежегодный прирост населения несколько сокращался (в 1897-1901 гг. он составлял 1,7%, в 1902-1906 гг. - 1,68%, в 1907-1911 гг. - 1,65%), что, впрочем, характерно для всех урбанизирующихся стран. В связи с быстрым ростом городов удельный вес горожан заметно увеличивался, составив, однако, к кануну войны всего около 15% населения. Высокими темпами шло развитие промышленности. Преодолев последствия тяжелого экономического кризиса 1900-1903 гг. и последовавшую за ним депрессию, она за годы предвоенного экономического подъема (1909-1913 гг.) почти в 1,5 раза увеличила объем производства. Причем, отражая продолжавшийся процесс индустриализации страны, тяжелая промышленность по темпам роста заметно превосходила легкую (174,5% против 137,7%). По общему объему промышлен ного производства Россия занимала 5-6-е место в мире, почти сравнявшись с Францией и превзойдя ее по ряду важнейших показателей тяжелой промышленности Заметно выросло производство сельскохозяйственной продукции, прежде всего зерновых и картофеля, а также ряда технических культур: хлопка, сахарной свеклы, табака. Достигнуто это было, в основном, за счет увеличения площади обрабатываемых земель на окраинах империи - Сибири, Средней Азии, но в какой-то мере и за счет повышения урожайности, более широкого использова ния машин, усовершенствован ных орудий, удобрений и т.д. Увеличилось в абсолютном выражении поголовье скота, хотя показатели на душу населения продолжали устойчиво сокращаться. Продолжалось формирование современной и нфраструктуры - путей сообщения, средств связи, кредитной системы. Русский рубль считался одной из твердых конвертируемых валют, его золотое обеспечение было одним из самых прочных в Европе. Наконец, в сфере культуры правительство прилагало большие усилия к преодолению тяжелого недуга российского общества - низкого уровня грамотности: расходы по министерству народного просвещения возросли с 1900 года почти в 5 раз, составив в 1913 году 14,6% бюджетных расходов. Темпы экономического и культурного развития страны, структурные изменения в народном хозяйстве казались столь впечатляющими, что председатель синдикальной палаты парижских биржевых маклеров М. Вернайль, приезжавший летом 1913 года в Петербург для выяснения условий предоставления России очередного займа, предсказывал неизбежный, как ему казалось, в течение ближайших 30 лет громадный подъем российской промышленности, который можно будет сравнивать с колоссальными сдвигами в экономике США в последней трети XIX века. С ним фактически солидаризировался французский экономический обозреватель Э. Тэри, также знакомившийся по заданию своего правительства с состоянием российской экономики. Его заключение, сдела нное в книге "Россия в 1914 году. Экономический обзор", гласило: "... Экономическое и финансовое положение России в настоящий момент превосходно, ... от правительства зависит сделать его еще лучше". Более того, он предупреждал: "Если у большинства европейских народов дела пойдут таким же образом между 1912 и 1950 годами, как они шли между 1900 и 1912, то к середине настоящего столетия Россия будет доминировать в Европе как в политическом, так и в экономическом и финансовом отношении ". Профессор Берлинской сельскохозяйственной академии Аухаген, обследовавший в 1912 - 1913 годах ряд губерний центральной России на предмет изучения хода аграрной реформы, завершал свой анализ так: "Я заканчиваю изложение своего мнения о вероятном успехе предпринятого правительством дела, соглашаясь с мнением выдающегося сельского хозяина, уроженца Швейцарии, управляющего около 40 лет одним из круп нейших имений России в Харьковской губернии, о том, что "еще 25 лет мира и 25 лет землеустройства - тогда Россия сделается другой страной". доктор исторических наук А. М. АНФИМОВ доктор исторических наук А. П. КОРЕЛИН
 
НЕЗАВИСИМЫЕ ОЦЕНКИ ЭКОНОМИЧЕСКОГО ПОЛОЖЕНИЯ РОССИИ В 1913 ГОДУ Темпы экономического и культурного развития России к 1913 году были впечатляющими. Однако, об этом нам трудно судить из нашего издалека. Особенно если учесть, что рост ВВП съедался почти такими же темпами роста населения. Однако есть мнения незаинтересованных людей. Послушаем же, что они думали в то время. Председатель синдикальной палаты парижских биржевых маклеров М. Вернейль, приезжавший летом 1913 года в С. Петербург для выяснения условий предоставления России очередного займа, предсказывал громадный подъем российской промышленности в ближайшие 30 лет, сравнимый со сдвигами в экономике США последней трети XIX века [104]. К такому же выводу пришел и французский экономический обозреватель Э. Тэри, по заданию своего правительства знакомившийся с состоянием российской экономики. Его заключение гласило. "Экономическое и финансовое положение в России превосходно... от правительства зависит сделать его еще лучше... Если у большинства европейских народов дела пойдут таким же образом между 1912 и 1950 годами, как они шли между 1900 и 1912, то к середине настоящего столетия Россия будет доминировать в Европе как в политическом, так и в экономическом отношении" [105]. Профессор Берлинской сельскохозяйственной академии Аухаген, проанализировавший в 1912-1913 годах состояние сельского хозяйства России, завершил свой анализ так. "Я заканчиваю изложение своего мнения о вероятном успехе предпринятого правительством дела, соглашаясь с мнением выдающегося сельского хозяина, уроженца Швейцарии, управляющего 40 лет одним из крупнейших имений России в Харьковской губернии, о том, что еще 25 лет мира и 25 лет землеустройства - тогда Россия сделается совсем другой страной" [106]. Английский ученый П. Гетрелл писал - "Ясно, что в среднем в 1914 году подданные царя питались и одевались лучше, чем их непосредственные предшественники" [107]. По воспоминаниям Д.Н. Любимова (управляющего делами Главного комитета по землеустройству) комиссия, возглавляемая проф. Аугагеном, "была поражена" итогами работы столыпинских землеустроительных комитетов. В отчете комиссии говорилось, что "если реформа будет продолжаться при не нарушении порядка в империи еще десять лет, то Россия превратиться в сильнейшую страну в Европе. Этим... сильно обеспокоилось германское правительство и особенно император Вильгельм II" [108]. "Мое заключительное мнение, - подчеркивал Аугаген, - я выражу словами одного швейцарца, выдающегося сельского хозяина Харьковской губернии: "Еще 25 лет мира России и 25 лет землеустройства - тогда Россия сделается другой страною" [109]. Непримиримый критик любых правительственных начинаний, будущий "вождь мирового пролетариата" В.И. Ленин признавался, что в случае успеха столыпинской реформы революционерам в России нечего делать и можно смириться с мыслью о пожизненной эмиграции. На Лондонском съезде партии эсеров (сентябрь 1908 года) отмечалось: "...Правительство, подавив попытку открытого восстания и захвата земель в деревне, поставило себе целью распылить крестьянство усиленным насаждением личной частной собственности или хуторским хозяйством. Всякий успех правительства в этом направлении наносит серьезный ущерб делу революции... С этой точки зрения современное положение деревни прежде всего требует со стороны партии неуклонной критики частной собственности на землю, критики, чуждой компромиссов со всякими индивидуалистическими тяготениями" [110]. "Одним из глубоких и важнейших явлений переживаемой нами эпохи в истории России, - писал в 1916 году известный русский экономист проф. А.В. Чаянов, - является мощное, полное юной энергии возрождение русской деревни... Никогда раньше наша деревня не испытывала такого мощного просветительного воздействия, какое испытывает теперь..." [111]. По его же оценке и в 1917 году, в году традиционно считающимся началом "второй русской смуты", крестьянин-собственник доминировал в деревне: "...Крестьянское хозяйство 1917 года не то, каким было крестьянское хозяйство 1905 года... иначе обрабатываются поля, иначе содержится скот, крестьяне больше продают, больше покупают. Крестьянская кооперация покрыла собой нашу деревню и переродила ее. Стал развитее и культурнее наш крестьянин..." [112]. А вот как описывал в своих воспоминаниях села Московской губернии (губернии центра России, всегда страдавшего от малоземелья, чересполосицы, скудного инвентаря и др.) известный писатель русской эмиграции Ф. Степун: "... У нас в Московской губернии шло быстрое перераспределение земли между помещиками и крестьянством. Подмосковные помещики... беднели и разорялись с невероятною быстротою; умные же и работоспособные крестьяне, даже не выходя на отруба, быстро шли в гору, смекалисто сочетая сельское хозяйство со всяким промыслом: многие извозничали в Москве, многие жгли уголь, большинство же зимою подрабатывало на фабриках. Большой новый дом под железною крышею, две, а то и три хорошие лошади, две-три коровы - становилось не редкостью. Дельно работала кооперация, снабжая маломочных крестьян всем необходимым, от гвоздя до сельскохозяйственной машины. Под влиянием духа времени и помещики все реже разрешали себе отказывать крестьянам в пользовании своими молотилками и веялками. Ширилась земская деятельность. Начинала постепенно заменяться хорошею лошадью мелкая, малосильная лошаденка - главный строитель крестьянского хозяйства. Улучшались больницы и школы, налаживались кое-где губернские и уездные учительские курсы. Росла и грамотность..." [113]. Ссылки: 104. Ананьич Б.В. 1970. Россия и международный капитал. 1897-1914 гг. Л. С. 272. 105. Тэри Э. 1986. Россия в 1914 г. Экономический обзор. Париж. С. 13, 157. 106. Аухаген. 1914. Критика русской земельной реформы. СПб. С. 32. Цит. по Российские самодержцы. М. Международные отношения. 1994. С. 5. 108. Кривошеин К.А. 1993. Александр Васильевич Кривошеин. Судьба российского реформатора. М. С. 111. 109. РГИА, Ф. 408, Оп.1.,Д. 1628, Лл. 1,24 Цит. по Кривошеин 1993. 110. Из речи П.А. Столыпина о земельном законопроекте и землеустройстве в Государственной Думе 5 декабря 1908 года. 111. Чаянов А.В. 1916. Методы изложения предметов. М. С. 1-2. 112. Чаянов А.В. 1917. Что такое аграрный вопрос? М. С. 9. 113. Степун Ф.А. 1991. Россия в канун первой мировой войны. //Вестник Академии наук СССР. 1991. С. 115.
 

Великая Княжна Анастасия Николаевна -"сорванец" и утешительница
Самая младшая из Великих Княжон, Анастасия Николаевна, казалось, была из ртути, а не из плоти и крови. Она была очень, чрезвычайно остроумна и обладала несомненным даром мима. Во всем умела находить забавную сторону... Думаю, из нее вышла бы превосходная комедийная актриса. Она то и дело проказничала, это был настоящий сорванец, но я бы не посмела сказать, что Она отставала в Своем развитии, как однажды заявил месье Жильяр, наставник Цесаревича.
Во время революции Анастасии исполнилось всего шестнадцать - в конце концов не ахти какой преклонный возраст! Она была хорошенькой, но лицо у нее было смышленое, и в глазах светился недюжинный ум». (ЮлияДен).
Кто сказал, что юная девушка должна ходить всегда, опустив очи в землю, поступью плавной и неспешной? А что, если Господь даровал совершенно другую натуру?
Девочка-«сорванец», «Швибз», как называли Ее родные, может быть, и хотела бы соответствовать домостроевскому идеалу девушки, да не могла. Но, скорее всего, Она об этом просто не задумывалась, потому что основной чертой Ее не до конца раскрывшегося характера была веселая ребячливость.
А А. Танеева: «Все эти три Великие Княжны (кроме Татьяны) шалили и резвились, как мальчики, и манерами напоминали Романовых. Анастасия Николаевна всегда шалила, лазила, пряталась, смешила всех Своими выходками, и усмотреть за ней было нелегко».
Т. Е. Мельник-Боткина: «Больше всего мы видели Анастасию Николаевну. Она приходила и садилась в ногах дивана, на котором лежал Отец, а вечером, когда при закате солнца должна была стрелять пушка, Она всегда делала вид, что страшно боится, и забивалась в самый дальний уголок, затыкая уши и смотря большими деланно-испуганными глазками. Иногда, чинно разговаривая, Она, если мы вставали за чем-либо, незаметно подставляла нам ножку».
М. К Дитерихс «Великая Княжна Анастасия Николаевна, несмотря на Свои семнадцать лет, была еще совершенным ребенком. Такое впечатление Она производила главным образом Своей внешностью и Своим веселым характером. Она была низенькая, очень плотная, - "кубышка", как дразнили Ее сестры. Ее отличительной чертой было подмечать слабые стороны людей и талантливо имитировать их. Это был природный, даровитый комик. Вечно, бывало, Она всех смешила, сохраняя деланно-серьезный вид».
Что же, Родители потворствовали шалостям Дочери? Отнюдь. Государыня-мать прекрасно понимала, что ради пользы ребенка время от времени нужно сдерживать Ее неуемную энергию. Но еще раз повторим: в отличие от многих и многих современных нам матерей мудрая Государыня Александра Феодоровна вовсе не желала переделывать натуру ребенка на собственный вкус, ломать Ее.Она позволяла Дочерям, опираясь на привитые правила христианского благочестия, развиваться в зависимости от богоданных качеств. В результате шаловливость - качество, которое могло бы переродиться в нечто малопривлекательное, у Великой Княжны Анастасии превратилось в достоинство: веселость юной девушки не только радовала, но и утешала окружающих.
«Все любили Анастасию, так как Своим очарованием каждое серое мгновение Она умела претворить в радость и рассеять всякую заботу Своей девичьей веселостью. Мать Анастасии, человек суровый, не раз пробовала выговаривать Дочери, но эти выговоры обыкновенно кончались смехом и поцелуями. Отец, Брат, старшие сестры, учительница, француз и домашний врач, преподаватель музыки, горничная, лакей - все домашние обожали Анастасию.
В России гремит революция... Семья Анастасии занимает отдельный дом, окруженный стражей. Разрешается выходить в сад, но не разрешается выходить в город. Перевозят всех в Тобольск. Там тоже запрещено выходить из дому.Анастасия остается веселой.Однажды устроили любительский спектакль. Сама играла главную роль и в самых чувствительных сценах выказала столько комизма, что даже суровая Мать Анастасии "умирала со смеху", как записал в своем дневнике домашний врач доктор Боткин» (В. Грубинский. «Анастасия»).
«Анастасия Николаевна была... большая шалунья, и не без лукавства. Она во всем быстро схватывала смешные стороны; против Ее выпадов трудно было бороться. Она была баловница - недостаток, от которого Она исправилась с годами. Очень ленивая, как это бывает иногда с очень способными детьми, Она обладала прекрасным произношением французского языка и разыгрывала маленькие театральные сцены с настоящим талантом. Она была так весела и так умела разогнать морщины у всякого, кто был не в духе, что некоторые из окружаюищх стали, вспоминая прозвище, данное Ее Матери при английском дворе, звать Ее "Солнечный луч"» (П. Жильяр).
Можно ли сказать, что Анастасия Николаевна не соответствовала словам апостола Павла: «Да будет украшением вашим не внешнее плетение волос, не золотые уборы или нарядность в одежде, но сокровенный сердца человек в нетленной красоте кроткого и молчаливого духа, что драгоценно пред Богом»? (1 Пет. 3, 3-4).Вовсе нет. Анастасия была послушна Родителям и старшим Сестрам. Кроткий и молчаливый дух внутренне, а не внешне был присущ и ей, потому что Анастасия была смиренна. Именно смиренна, поскольку слою «смирение» так и притягивает скрытым в нем словосочетанием «с миром». Принимать все с миром. Даже издевательства красных «товарищей».
Невозможно оторвать взгляд от фотографии Царской Семьи. Самые младшие, Алексей и Анастасия, стоят рядом, младшая Царевна дружески обнимает любимого Брата. Наверное, Брат понимал Ее больше старших Сестер - сближали юный возраст и любовь к проказам. Когда Царевичу не хватало мальчишеского общества, «постреленок» Анастасия успешно заменяла его. Офросимова писала: «Когда приходили Княжны, в особенности Великая Княжна Анастасия Николаевна, начинались страшная возня и шалости. Великая Княжна Анастасия Николаевна была отчаянной шалуньей и верным другом во всех приказаниях Цесаревича...» Она же вспоминает про Анастасию: «Две старшие Великие Княжны были настоящими окончившими курс сестрами милосердия. Две младшие: Мария и Анастасия Николаевны - работали на раненых шитьем белья для солдат и их семей, приготовлением бинтов и корпии; Они очень сокрушались, что, будучи слишком юны, не могли стать настоящими сестрами милосердия, как Великие Княжны Ольга и Татьяна Николаевны...»
Так что маленькая Царевна умела не только шалить. Правда, работа давалась ей труднее, чем старшим сеcтрам. «Напротив меня сидит Великая Княжна Анастасия Николаевна. Ее хорошенькое личико полно жизни и лукавства. Ее быстрые глазки всегда сверкают неудержимым весельем и задором, они неустанно зорко высматривают, где бы ей нашалить.. Острый, подчас беспощадный язычок рассказывает о всем виденном. Всюду, где Она появляется, загорается неудержимая жизнь и звучит веселый смех. При ней "даже раненые пляшут", по собственному Ее выражению.Как ей не сидится за шитьем! Но бледные, тонкие руки Татьяны Николаевны быстро вяжут рукавицу, Ольга Николаевна еще ниже склонила голову над шитьем, а Мария Николаевна выбирает новую работу. Надо сидеть и работать... И Ее быстрая ручка берет первую попавшуюся детскую рубашонку» (С. Я. Офросимова).
Вот как! При Анастасии даже раненые пляшут. Воистину Она была не только проказницей, но и утешительницей. Ее живость и быстроту использовала Александра Феодоровна, когда Сама из-за болезни вынуждена была сидеть без движения. «Мои ноги», - говорила Государыня про младшую Дочь. И в заключении Анастасия осталась веселой. Про Ее дальнейшую возможную судьбу гадать труднее всего. Такие натуры, как Великая Княжна Анастасия, малопредсказуемы. Ей было всего семнадцать лет, когда Ее настиг конец земной жизни в подвале Ипатьевского дома. Анастасия умерла не от пули, Ее докалывали штыками, смерть Ее была мучительной. Успела ли понять эта Девочка, видевшая в жизни столько радости и столько радости людям дарившая, что вообще происходит? Можно с уверенностью сказать лишь то, что ни капли ненависти не смутило в последний миг Ее чистую душу.

 

Образование.

Одним из трафаретных клеветнических выпадов против Николая II является утверждение, что оно не заботилось о народном образовании. В действительности же, в царствование Императора Николая II народное образование достигло необыкновенного развития. Менее чем в 20 лет кредиты, ассигнованные Министерству Народного Просвещения, с 25,2 мил. рублей возрасли до 161,2 мил. Сюда не входили бюджеты школ, черпавших свои кредиты из других источников (школы военные, технические), или содержавшиеся местными органами самоуправления (земствами, городами), кредиты которых на народное образование возрасли с 70.000.000 р. в 1894 г. до 300.000.000 р. в 1913 г. В начале 1913 г. общий бюджет народного просвещенияв России достиг по тому времени колоссальной цифры, а именно 1/2 миллиарда рублей золотом. Первоначальное обучение было бесплатное по закону с самого начала правления Николая, а с 1908 г. оно сделалось обязательным. С этого года ежегодно открывалось около 10.000 школ. В 1913 г. число их превысило 130.000. На 1918 год планировалось ввести обязательное бесплатное среднее образование. В 1916 году уже 80% призывников были грамотными. Анкета, произведенная советами в 1920 г. установила, что 86% молодёжи от 12 до 16 лет умели писать и читать. Очевидно, что они обучались грамоте еще и до 1917 года. Слава о николаевских гимназиях была жива еще до конца 20 века, пока живы были их выпускники. Университеты при Николае II имели такую свободу, какую они уже никогда не имели при советской власти (и до сих пор). По количеству женщин, обучавшихся в высших учебных заведениях, Россия занимала еще до 1917 года первое место в Европе, если не во всём мире. Следует также отметить, в Царской России студенты платили от 50 до 150 р. в год, т.е. от 25 до 75 долл. в год (курс царского рубля был 2 доллара) - эта плата была меньше, чем в США или Англии в то время. При этом в царской России неимущие студенты очень часто освобождались от какой-либо платы за обучение. см, например, http://ricolor.org/history/mn/nv/22/
_________________

 


Дата добавления: 2015-07-26; просмотров: 170 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Тенденции развития кредитных операций в российских коммерческих банка| Фильмы о Николае Втором

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.025 сек.)