Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Вторая глава. Метафора – стилистический прием выражения экспрессивности в художественной литературе

Читайте также:
  1. I. Резюме и письмо с просьбой о приеме на работу.
  2. II. Вторая половина XIX в.
  3. II. ОРГАНИЗАЦИЯ ПРИЕМА В АКАДЕМИЮ ДЛЯ ОБУЧЕНИЯ ПО ОСНОВНЫМ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫМ ПРОГРАММАМ СПО
  4. II. Прием на программы подготовки магистров
  5. II. ПРИЕМ «зеркало отношения».
  6. III. Особые права при приеме на обучение по программам бакалавриата и программам специалитета
  7. III. Оценка правильности приемки и отчетности о выполненных строительно-монтажных и ремонтных работах.

По результатам нашего исследования одним из мощнейших средств создания экспрессивности в художественном тексте является метафора.

В лингвистике сложились два подхода к описанию эмоций, которые условно можно назвать смысловым и метафорическим. В рамках смыслового подхода могут быть описаны не все эмоции. Ограниченное толкование эмоций в рамках обозначенного подхода вызывает критику у исследователей и является причиной возникновения других способов их толкования.

Наибольшее распространение в современных лингвистических работах получил метафорический способ представления эмоций. Но у данного способа есть недостаток, состоящий в том, что метафора принимается за конечный продукт лингвистического анализа, и собственно семантическая мотивация ассоциативной связи между метафорой и определенной эмоцией, отсутствует.

В лингвистической литературе метафора часто определяется как поэтическое или риторическое выразительное средство, придающее речи экспрессивную окрашенность. Метафора обычно рассматривается исключительно как принадлежность естественного языка, и относятся к сфере лексики, а не к сфере мышления или действия.

В основе метафоры лежит образ, являющийся источником основных семиотических понятий, структура которых создается взаимодействием плана выражения и плана содержания. В метафоре сохраняется целостность образа, который может отойти на задний план, но не распасться. Изменяя повседневный язык, которым мы пользуемся, метафоры меняют способы нашего понимания и восприятия мира. Они создают своеобразную эстетику быта. Ими насыщена производная и прозаическая сфера деятельности.

Изучение метафоры становится все более углубленным и захватывает разные области знания. Истоки исследования интереса к метафоре связывают обычно с именем Аристотеля, которому принадлежит одна из первых классификаций метафор.

Анализ теоретического материала по проблеме метафоры позволил сделать некоторые выводы:

1) Под языковой метафорой понимается самостоятельная лексическая единица, которая свободно вступает в семантические связи и реализуется в разнообразном лексическом окружении.

2) Речевая метафора не имеет такой лексической самостоятельности – она всегда связана с контекстом.

3) Языковая и речевая метафоры различны по своей семантической и коммуникативной сущности.

4) Существенны также их различия с точки зрения лексического статуса.

5) В основе любой метафоры лежит образ.

6) В метафоре сохраняется целостность образа, который может отойти на задний план, но не распасться.

В ходе анализа фактического материала были выявлены некоторые способы передачи метафор с русского на немецкий язык на материале произведения М.А. Булгакова «Дьяволиада».

1) Основным способом выражения метафор у М.А. Булгакова является прием одушевления и, в частности, персонификации, например:



Белые змеи бумаги полезли в пасти машины, стали свиваться, раскраиваться, сшиваться.

[Булгаков 2006: 42].

Лифт остановился и выплюнул человека…

[Булгаков 2006: 22].

В эту же минуту дверь спела визгливо…

[Булгаков 2006: 30].

2) Отметим, что у авторов немецких переводов данный способ передачи метафор также является одним из важнейших средств создания экспрессивности текста.

Например:

Durch die Fenster kroch Angst ins Zimmer

[Michail Bulgakow 1994: 52].

Der Fahrstuhl hielt wieder, spuckte einen Mann mit Aktentaschen aus...

[Michail Bulgakow 1994: 47].

» Der Nächste! « die Tür knarrte

[Michail Bulgakow 2006: 194].

3) Наименее употребительным видом метафор у М.А. Булгакова является антономазия:

А вдруг война с империалистическими хищниками

[Булгаков 2006: 210]

4) В переводах немецких авторов данный вид метафор нами не обнаружен.

Анализ совпадений текстов переводов с оригиналом позволило сделать следующие выводы:

1) Бóльшее процентное совпадение с оригиналом при переводе метафор с русского на немецкий язык наблюдается среди существительных (A.Jais – 86%, Th. Reschke – 91%).

Загрузка...

Дверь в кабинет взвыла и проглотила неизвестного

[Булгаков 2006: 13].

Die Tür des Arbeitszimmers verschluckte quietschend den Unbekannten

[Michail Bulgakow 1994: 39].

Die Tür zum Arbeitszimmer knarrte und verschlang den Unbekannten

[Michail Bulgakow 2006: 162].

2) Некоторые существительные невозможно передать на немецкий язык, не сохранив самобытности слова, например:

Муть заходила в комнаты, и окна стали качаться.

[Булгаков 2006: 42].

Nebel (туман) drang ins Zimmer, und Fenster begannen zu schlenkern.

[Michail Bulgakow 1994: 69].

3) Соотношение переводов некоторых имен существительных в составе метафор в текстах переводов разных авторов составляет 77% совпадений, но это не свидетельствует о том, что один из переводов является донором для другого.

Hoffnung versengte ihm das Herz

[Michail Bulgakow 1994: 45].

Hoffnung durchglühte sein Herz

[Michail Bulgakow 2006: 169].

4) Одинаково равное процентное соотношение выявлено при переводе метафор, одним из компонентов которых является глагол, текста оригинала М.А. Булгакова «Дьяволиада» на немецкий язык – 77% - у A.Jais к 77% - у Th. Reschke.

Кальсонер бородатый вырос из мостовой…

[Булгаков 2006: 32].

Der bärtige Unterhoser war neben der Droschke aus dem Pflaster gewachsen

[Michail Bulgakow 1994: 58].

Unterhöser, bebartet, tauchte auf dem Fahrdamm

[Michail Bulgakow 2006: 184].

5) Процентное соотношение совпадений переводов метафор, одним из компонентов которых является глагол, у авторов немецких переводов составляет 52%. Данный процент совпадений объясняется тем, что глагол имеет бóльшие возможности в плане сочетаемости.

Подумав немного, он полетел налево, ища лестницы вниз.

[Булгаков 2006: 35].

Nach kurzem Überlegen sauste er nach links…

[Michail Bulgakow 1994: 62].

Nach kurzer Überlegung rannte er nach links…

[Michail Bulgakow 2006: 184].

6) Наименьшее процентное соотношение выявлено при переводе наречий в составе метафор с языка оригинала на немецкий язык. В переводе у A.Jais всего лишь 30% совпадений с оригиналом, а в переводе у Th. Reschke данное совпадение составляет 38%.

Канцелярия тотчас зашумела и разлетелась

[Булгаков 2006: 15].

Die Kanzlei füllte sich sogleich mit Lärm und lief auseinander

[Michail Bulgakow 1994: 41].

In der Kanzlei begann alles sofort zu lärmen und auseinanderzurennen

[Michail Bulgakow 2006: 164].

7) При сравнении текстов двух авторов (A.Jais и Th. Reschke) мы получили 33% совпадений при переводе наречий в составе метафор. Это, на наш взгляд, объясняется тем фактом, что поле значений наречий в немецком языке более ограничено, чем в русском языке.

Сопоставительный анализ текста оригинала и текстов переводов немецких авторов дает основание считать:

1. Переводы оригинала на немецкий язык воссоздают в точности его структуру. В частности, переводчики соблюдают авторское деление текста на абзацы.

2. Все основные языковые способы и стилистические приемы, используемые при передаче выразительных средств в произведении М.А. Булгакова «Дьяволиада», находят в текстах переводов немецких авторов эквивалентное отражение.

3. Сопоставительный анализ переводов немецких авторов показал, на наш взгляд, что оба перевода являются вполне самостоятельными, поскольку в текстах данных переводов если и есть совпадения отдельных моментов, то они весьма незначительны.

4. Результат лингвистического и статистического анализа произведения М.А. Булгакова «Дьяволиада» на предмет употребления метафор, убедительно показывает, что метафоры были виртуозно переданы на немецкий язык, и текст-перевод приобрел ту же экспрессивность и эмоциональную окрашенность, что и оригинал.

5. Сравнение двух переводов «Дьяволиады» М.А. Булгакова, принадлежащих перу A.Jais и Th. Reschke, позволяет утверждать, что ни один из авторов перевода не использовал материал другого.

 


Дата добавления: 2015-07-18; просмотров: 304 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Общая характеристика работы| Глава третья. Повтор как одно из стилистических выразительных средств языка

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.028 сек.)