Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Глава 1 - Сбывшаяся мечта, или занавес открыт

Читайте также:
  1. II Философская концепция Э.Фромма: основные позиции, критика и переосмысление источников, открытия.
  2. А. Расчетная глубина распространения облака на открытой местности
  3. Акция V на открытии: там, где я хочу быть
  4. Алкоголь, наркотики, блудные грехи делают человека открытым для демонического воздействия
  5. Бронек хочет открыть дверь.
  6. Будьте объективными и открытыми для новых идей
  7. БУДЬТЕ ОБЪЕКТИВНЫМИ И ОТКРЫТЫМИ ДЛЯ НОВЫХ ИДЕЙ.

Жизнь – это больница, где каждый пациент мечтает перебраться на другую кровать.(c) Шарль Бодлер

Почему так темно и одиноко? Может, я просто сплю? Такое странное чувство, будто кто-то ждёт меня...

Нет! Я не хочу снова чувствовать боль, ложь, обман и ненависть людей! Я не хочу больше переживать их страдания!

- Ты должна вернуться, – послышался чей-то голос, и эхо повторило его слова совсем близко от меня.

- Кто ты? Зачем возвращаться туда? И самое главное - я не помню, кто я! – возмутившись, ответила я.

-Ты вспомнишь, не бойся. Твои близкие волнуются, поспеши. Поcлушай, ты найдёшь ответы на все свои вопросы. Просто верь в себя.

- Подожди, но кто ты? – запаниковала я, услышав, что голос отдаляется.

-Узнаешь, мы с тобой скоро встретимся. А теперь открой глаза, – приказал он мне.

Очнувшись, я хотела увидеть человека, говорившего со мной. Но меня ждало разочарование: все вокруг было скрыто густой и тёмной завесой тумана. И никого вокруг, ни единой живой души. Мне стало грустно и страшно. Непонятно, где нахожусь и как тут оказалась. Я ощутила дрожь в коленках. Что же делать? Я аккуратно шагнула вперёд - ничего не произошло. Под ногами ощущалась сырость. Фу, противно. Но, постояв немного, я решилась всё же пойти дальше. В эту минуту я почувствовала биение своего сердца, оно словно желало выпрыгнуть из груди. От волнения стучало в ушах. Страх - ужасная штука. К этому звуку прибавились другие: стук падающих капель, стон ветра, исходящие непонятно откуда, и тяжёлое дыхание. Не сразу я поняла, что оно моё. Через какое-то время туман исчез и я смогла разглядеть детали. Как оказалось, я шла под мостом, который был весьма длинный. Мне было не по себе: одна в темноте - это немного жутковато. Я то и дело потирала руки. А теперь и зубы стали стучать. Не то от страха, не то от влаги, которая пропитала все вокруг и заставляла сжаться в комок. Когда я совсем отчаялась, то увидела неясный свет впереди. Вот оно, моё спасение из этого страшного места. Скорее, скорее надо выбираться отсюда! Я прибавила шаг, стараясь как можно быстрее достичь света. Наконец, я вышла из–под моста. Летний тёплый ветер подул мне в лицо, растрепав длинные волосы. Под ногами я ощутила траву. Она была такой мягкой, словно коврик, ярко-зелёной, а значит свежей. Я поняла, что стою на огромном поле, которое простиралось на многие километры.

- И куда мне идти? Что делать? - спрашивала я вслух, надеясь на ответ. Но так и ничего не услышала, кроме тишины. Внезапно раздался крик:

- Ей, Кэтлин, Кэтлин! Проснись, дорогая, пожалуйста, очнись! Вернись ко мне, Кэтлин!

Секунда-другая - и я медленно открываю глаза. Яркий свет ослепил меня, в глазах было мутно, а голова жутко трещала. Губы высохли, было такое ощущение, как будто мне их склеили! Помутнение постепенно уходило, и я смогла разглядеть обладателя этого громкого голоса. Это была девушка лет двадцати двух-двадцати трёх с короткими русыми волосами, зелёными глазами и смуглой кожей.



-Мм... - протянула я, зевнув, - кто вы?

Девушка накинулась на меня с крепкими объятиями, чуть не задушив.

- Очнулась, ты очнулась. О господи, я так волновалась, слава Богу, всё обошлось!

Она отпустила меня из объятий и теперь просто поглаживала по руке. Мой вопрос она как будто и не слышала.

- Простите, но кто вы? И кто я? Где я? – спрашивала я, озираясь по сторонам.

- Это не смешно, Кэтлин. Не шути так. Я, конечно, понимаю, ты соскучилась, но сейчас не та ситуация, над которой можно подшучивать, – сказала девушка.

- Но я не знаю вас. Я не вру, – возразила я.

- Ты правда ничего не помнишь? - ив глазах девушки появились искорки страха.

- Нет, совсем ничего. А вы знаете, кто я такая?

- Тебя зовут Кэтлин Строутер, я твоя старшая сестра Эмма. Тебе шестнадцать лет. Сегодня утром мне сообщили, что тебя нашли на улице в переулке избитой почти до смерти. Твоя сумка была в сохранности, почему-то содержимое осталось на месте, но это не суть. Самое главное, что с тобой сейчас всё в порядке.

Загрузка...

- А что я там делала? Почему там оказалась? – поинтересовалась я.

- Я не знаю, Кэтлин, не знаю, – убирая слезинку с глаз, ответила Эмма. - Я так рада, что всё обошлось, девочка моя! Я так волновалась, не представляешь!

- А меня скоро выпишут отсюда? Я чувствую себя вполне нормально.

- Если будут хорошие показатели, то через месяц, - ответила медсестра, стоявшая у другого больного, который, похоже, тоже был без сознания.

- О, это замечательно! - обрадовалась Эмма. Кэтлин, ты скоро вернёшься домой, Эрик по тебе очень соскучился.

- Эрик? А кто это?

- Ах да, ты ведь не помнишь...

Девушка достала из сумки фотографию. Я посмотрела на снимок, на котором был изображён ребёнок примерно семи-восьми лет.

- Это Эрик, наш младший братик. Вы с ним не разлей вода, всегда вместе шалите, а я потом должна прибирать за вами, - слегка улыбнулась Эмма.

- Как здорово! У нас большая семья! – радостно воскликнула я. – Но где мама с папой?

- Кэтлин, давай о них попозже поговорим, ладно? Мне не хочется сейчас это обсуждать, – с грустным лицом ответила Эмма.

- Хорошо, как скажешь, – ответила я, поняв, что это неприятная тема и спросила: - Что будем делать?

- Может, устроим экскурсию по больнице? Как тебе? – улыбнулась она.

- Мисс Кэтлин пока не стоит вставать с кровати, она только что очнулась. Ей сейчас нужен отдых, приходите завтра, - сказала медсестра.

- Да, простите. Кэтлин, поправляйся! Я завтра к тебе днём приду! - напоследок крикнула Эмма, и вышла из палаты.

За ней следом вышла медсестра.

- Почему вы лжёте своей сестре? – напрямую спросила медсестра Эмму.

- Если бы ваша сестра пролежала в коме такое долгое время и очнулась с полной потерей памяти, что бы вы сделали на моём месте? – ответила та, развернувшись к собеседнице.

- Я бы рассказала ей правду. Чем дольше вы будете от неё это скрывать, тем больнее ей будет потом. Подумайте об этом, мисс Строутер. Я понимаю, что она ещё мала, но вы же любите её, не причиняйте Кэтлин боль после того, что она пережила. А теперь простите, мне нужно ещё обойти три палаты, - с этими словами девушка удалилась.

Эмма всё ещё стояла и размышляла над словами женщины. Но потом опомнилась и пошла дальше: сейчас ей нужно было поговорить с другим человеком. Завернув за угол, Эмма окликнула врача, который разговаривал со своими коллегами.

- Говорю вам, девочка полностью здорова, – напоследок произнёс мужчина и подошёл к девушке: – Как Кэтлин, мисс Строутер?

- Если не исходить из того, что моя младшая сестра полностью потеряла память, едва оставшись в живых, то прекрасно. И что же вы можете сказать о её состоянии? Почему вдруг сегодня улучшились показатели и она проснулась? Сможет ли она вернуть себе память, профессор?

- В этом нет ничего необычного, в коме люди лежали и больше, чем ваша сестра, и ничего, возвращались. Понимаете, кома - совершенно необъяснимое состояние, мы не можем ничего прогнозировать. Вашей семье очень повезло, многие люди так и не приходили в себя. А что касается возвращения памяти, то всё зависит от неё самой. У девочки большая психологическая травма и она пролежала в коме пять лет, это очень тяжело, – ответил мужчина, поправив очки, съехавшие на горбатый нос.

- То есть вы думаете, что она не сможет вернуть свои воспоминания, себя и нас в свою жизнь?

- Я не говорил этого. Послушайте, сейчас вам надо уделять ей как можно больше времени, чтобы помочь справиться с травмой. Это очень важно для вашей сестры в данной ситуации. Если вы запишете её на приём к психологу, это может облегчить состояние Кэтлин. Так к ней, возможно, потихоньку начнут возвращаться воспоминания.

- Спасибо, доктор, я последую вашему совету, – сказала Эмма и направилась к выходу.

- "Я последую вашему совету", – сердито повторил профессор. - С неохотой вы это говорите, милочка.

***

Конечно, я помнила о предупреждении медсестры, но собиралась его нарушить, потому что лежать было безумно скучно. Я решила встать и посмотреть в окно: может, там что-нибудь интересное происходит. Это мне далось ­нелегко: без долгого движения ноги и руки затекли. Но после долгих и упорных усилий я опустила босые ноги на пол. Голова правда сильно кружилась, а ноги подкашивались. Теперь я смогла получше рассмотреть себя. Из одежды на мне была только светлая ночная рубашка. Длинные русые волосы рассыпались по спине. Некоторое время я просто сидела на краю больничной койки и пыталась справиться с внезапным головокружением. Наконец, я смогла сделать первый шаг, придерживаясь одной рукой за кровать, а другой - за стену. Еле-еле дойдя до открытого окна, выглянула на улицу. В лицо сразу подул тёплый и свежий ветер. Я стала рассматривать двор клиники. К моему сожалению, ничего интересного там не происходило: по аллее прогуливались пациенты и их посетители. Тут я заметила мужчину, стоявшего у угла здания. Ему было около тридцати, одет он был в чёрные брюки, белую рубашку и кожаную чёрную куртку. Его сложно было полностью рассмотреть, так как он выглядывал наполовину. И он смотрел в мою сторону. Поймав мой взгляд, он быстро что-то спрятал в карман куртки и ушёл. Мне это показалось весьма странным, хотя мне могло просто показаться, не так ли? Всё так запутано. Почему я оказалась в больнице? Точнее, нет. Почему я была одна ночью на улице? Хотя, разве там не было других людей? Они ведь должны были заметить, как меня избивают? Или же они испугались? Неужели те, кто меня избивали, были настолько страшными? Что сложного в том, чтобы помочь человеку, которого калечат? На это приятно смотреть? Я не понимаю. Я сделала что – то плохое? Из–за этого меня наказали? Почувствовав, что от вопросов скоро распухнет голова, я остановила себя. Всё, хватит занимать голову плохими мыслями. Что случилось, то случилось. Главное - я в порядке. Да, это самое важное. Я осторожно вернулась к своей кровати. Странно, прогулка до окна отняла все мои силы. Наверно, надо вздремнуть. Как жаль, что на тот момент я не вспомнила, что произошло на самом деле в ту ночь.
*Из дневника Кэтлин Строутер 07. 04. 2011

***

« Мне так много хотелось сказать тебе…

Мысли переполняют меня, с каждым днём их всё больше и больше. Это нехорошо, да? Мне плохо, мне так плохо, что хочется кричать об этом, рвать на себе волосы, помоги! Так страшно, так страшно, что хочется спрятаться в углу комнаты или под кроватью и больше не вылезать оттуда. Так одиноко, так одиноко, что хочется выть от горя. Кошмары не покидают меня, они приходят ко мне каждую ночь. Всё происходит, как наяву, это пугает. Я несу бред, да? Меня не покидает чувство, что кто – то смотрит на меня. Я пытаюсь найти этот взгляд, но никак, никак не могу его увидеть. Но я точно знаю, что чувствую его на себе. При этой мысли по коже бегут мурашки. Я сошёл с ума, да? Если бы ты был здесь, со мной, что бы ты сказал мне в утешенье? Нелепо звучит, правда? Я тоже так думаю. Но, знаешь, я никогда не откажусь от этих слов. Они до сих пор грели моё грешное сердце…»

Его нашли рано утром застрелившимся в собственной ванне. Это невинное, хрупкое, молодое тело юноши так и притягивало к себе слёзы людей. Он покончил с собой, так и не отправив письмо…

И птицы распевали прощальную песню в путь бедняге сошедшего с ума…


Дата добавления: 2015-07-11; просмотров: 93 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Карта чувств.| Итого по объекту: 222502 (Двести двадцать две тысячи пятьсот два) рубля 53 копейки.

mybiblioteka.su - 2015-2020 год. (0.012 сек.)