Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Вступительная статья

Читайте также:
  1. Анализ общей суммы затрат на производство продукции в целом, по экономическим элементам и статьям калькуляции
  2. Анализ себестоимости продукции по прямым статьям затрат
  3. В законе-2009 статья 6, часть 4
  4. Вопрос 8. Приостановление, возобновление, прекращение и восстановление выплаты страховой пенсии (Статья 24).
  5. Вступительная молитва
  6. Вступительная отчетность
Помощь ✍️ в написании учебных работ
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Книга К. Рудестама — известного американского психолога, члена Американской психологической ассоциации и Американской академии психотерапевтов — впервые предоставляет нашему читателю возможность познакомиться с широким спектром средств, которыми располагает сегодня практическая психология — область, ориентированная на оказание психологической помощи.

В условиях становления системы практического психологического обслуживания населения у нас в стране сложилась своеобразная ситуация несоответствия между развитием отечественной психологии в традиционном академическом исследовательском ключе и актуальными запросами практики на "психологическую технологию". Книга К. Рудестама весьма интересна как раз изложением сложившегося на Западе опыта развития психологии в новом, нетрадиционном направлении, опыта "наведения мостов" между психологией исследующей, объясняющей и психологией воздействующей, вмешивающейся в развитие реальных процессов — психотерапией в широком смысле слова.

Основной объект внимания автора — групповые формы психологической работы, как они представлены и отчасти осмыслены в различных теоретических традициях. В последнее время эти формы стали подлинным знамением времени как в силу экономичности, так и в силу своей эффективности, в ряде случаев более высокой по сравнению с индивидуальной работой. В книге идет речь о групповых моделях, достаточно известных нашему читателю по другим публикациям,— это прежде всего Т-группы и группы встреч,— а также о менее известном групповом опыте — например, телесной терапии, танцевальной терапии и т. д.

Вряд ли есть необходимость предварять знакомство с книгой какой-либо формой пересказа ее содержания. Хотелось бы поделиться лишь некоторыми соображениями, возникающими при освоении средств психологического воздействия.

Прежде всего замечания терминологического характера. Становление новой области обычно сопровождается появлением новых понятий. Это имеет место и в данном случае. Так, название книги К. Рудестама на русском языке "Групповая психотерапия" не является вполне эквивалентным переводом английского варианта ее названия "Experiential Groups in Theory and Practice". В русском языке не удается найти единственного полноценного аналога термину "experiential". Это слово, как отмечает автор, "широко используется по отношению к групповым моделям, которые акцентируют создание непосредственного жизненного опыта для обучения и личностного роста" (с. 14). В данном определении подчеркиваются необходимые характеристики, составляющие сущность всего многообразия указанного типа групп. Речь идет о специально создаваемых малых группах, участники которых при содействии ведущего-психолога включаются в своеобразный опыт интенсивного общения, ориентированный на оказание помощи в самосовершенствовании, в преодолении преград на этом пути.

Другой возможный перевод авторского названия книги, близкий к буквальному,— "Группы опыта". При этом можно предполагать и достигаемый результат — обогащение опыта участников, и основное используемое средство — опыт переживания. Все это различные грани емкого, многозначного понятия "опыт". Совершенствование опыта, внутреннего и внешнего, как правило, включает процесс перестройки, коррекции уже сложившегося, наличного потенциала. Именно этот необходимый момент акцентируется в еще одном возможном варианте названия — "Психокоррекционные группы". Так что трудность перевода связана и с многогранностью описываемого опыта. Контингент возможных участников подобных групп — самый широкий. Часто обращаются к этому опыту представители так называемых коммуникативных профессий (руководители, преподаватели, тренеры и т. п.), люди, испытывающие психологические затруднения. Данные методы используются в решении психотерапевтических задач и в работе с больными людьми (имеются в виду и психические, и соматические заболевания). Однако, по замыслу самого автора, этот медико-психо логический аспект (психотерапия в узком смысле слова) незначительно представлен в работе. Кстати, раздел о групповом психоанализе автором опущен именно в силу обращенности этого подхода прежде всего к контингенту участников-невротиков. В целом, однако, изложение материала обнаруживает глубокое влияние психоанализа, базовой психотерапевтической школы, практически на все виды психологического воздействия. Оно проявляется в различных формах — прямого следования, противостояния или развития, дополнения психоанализа. В книге представлена панорама из девяти видов групповой психокоррекционной работы Относительно каждой ориентации даны краткие исторические сведения, основные понятия и процедуры, оценка и резюме, представлен список литературы, который позволяет углубить знакомство с особо заинтересовавшим, привлекающим подходом. Несомненный интерес представляют "живые" иллюстрации группового опыта общения в виде фрагментов стенограмм и описанные в 10-й главе конкретные психотехнические приемы, которые могут служить иллюстрацией каждого из рассматриваемых методов. Так что с точки зрения структуры книга весьма стройна и "прозрачна", и это поможет читателю в освоении материала.

Сам автор адресует свой труд прежде всего студентам и специалистам-практикам — психологам, психиатрам, социальным работникам, "желающим" совершенствовать свои профессиональные знания и умения" (с. 15). Естественно, книга окажется полезной читателям, заинтересованным в развитии психологической культуры, а опыт показывает, что таковых сегодня немало. В этой связи хотелось бы предостеречь от возможной иллюзии, будто лишь на основе книжной подготовки можно приобрести квалификацию психолога-практика, профессионально оказывающего помощь другим людям. Информированность, эрудиция — действительно важная предпосылка, звено в системе обучения практического психолога-профессионала, но именно

В русском переводе опущены разделы "Центрированное на теме взаимодействие" и "Трансакционный анализ". С концепцией Э. Берна, основателя трансакционного анализа, читатель может познакомиться, по книге Э. Берна "Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры", изданной издательством "Прогресс" в 1988 г.— Прим ред лишь ггоедпосылка, только одно звено разветвленной системы теоретической и практической подготовки. Целенаправленное приобретение профессионального практического опыта — фактор, не заменяемый никакими формами теоретической подготовки и включающий в себя такие основные стадии, как реальный опыт участника группы, опыт наблюдателя, практика ассистента квалифицированного ведущего, практика самостоятельного проведения групповой работы. Существенно, конечно, овладение психотехникой, однако, пожалуй, значительно важнее более общие и менее операциональные моменты. К их числу принадлежат потенциал ценностей ведущего, реализуемая им концепция общения, соответствующая ей концепция метода воздействия.

Специального внимания заслуживает вопрос о некоторых важных различиях в позициях психолога-исследователя и практического психолога. В частности, это проявляется в тенденции к своего рода плюрализму, характерному и в определенной мере естественному для психолога-практика. Чем это вызвано и в чем состоит подобный плюрализм?

Известно, что в современной психологии нет единой картины человека. Обращаясь к изучению, объяснению мира человека, психолог-исследователь обычно локализует объект своего внимания, интереса, и это отражено, например, в обозначении классических психологических направлений — глубинная психология, когнитивная психология, поведенческий подход и т. д. Соответственно в каждой традиции вырабатывается свой монистический подход к построению программ психологического воздействия, его принципов и технологии. Под монизмом мы имеем в виду и сосредоточение внимания преимущественно на одной сфере психологической реальности, и следование одному исходному принципу. В результате человек как единая психологическая реальность оказывается как бы поделенным между различными психологическими ориентациями, в ведении и компетенции которых находятся разные виды этой реальности: поведение — у бихевиористов, ментальные образования — у когнитивистов, экзистенциальные ценности — у гуманистических психологов и т. п.

Если же обратиться к ситуации оказания психологической помощи, то здесь человек предстает перед психологом целостно, в единстве своего поведения, ког-ниций, мотивации и т. д. Это предъявляет особые тре бования к психологической компетентности практика. Он порой не может ограничиться строгими рамками одного подхода. И дело отнюдь не в методологической беспринципности. Психолог здесь объективно нуждается в задействовании комплекса подходов и средств. Возможный выход — в обращении ко всему накопленному, но достаточно разрозненному потенциалу.

Существенно обратить внимание читателя на то, что в большинстве своем представленные в книге К. Руде-стама методы связаны отношением взаимодополнения. Следует остерегаться в пылу увлечений ошибочной позиции, будто какой-либо из методов может абстрактно рассматриваться в качестве лучшего, единственного либо всеохватывающего. Вот что на этот счет замечает, например, сам автор: "Наивные ожидания, что группа встреч есть единственный источник постоянных изменений, представляют собой большую опасность, чем небольшой и неизбежный риск негативного результата" (с. 129).

Установление соразмерности, определение границ продуктивного использования того или иного метода воздействия, как и в случае исследовательских методов,— вопрос весьма непростой и, естественно, не чисто методический. Он с необходимостью сопрягается с мировоззренческой позицией специалиста и в широком смысле слова, когда речь идет о философской ориентации, и в более узком — о специальной, в нашем случае психологической, направленности. Выбор адекватного метода или сочетания методов — это в большой мере и дело, так сказать, личного вкуса, опоры на непосредственный собственный опыт. В ситуации психологического воздействия, группового в частности, многое определяется потенциалом личностных возможностей конкретного специалиста, ведущего групповую работу, его собственной зоной развития.

Конечно, перед специалистом встает задача интеграции заимствуемых и, возможно, самостоятельно изобретаемых средств в некую целостность, кстати, не обязательно непротиворечивую. Эта большая работа может выполняться стихийно, на эмпирическом уровне. Однако, наверное лучше для дела, если она происходит не только исподволь, не вполне осознанно, но и рефлек-сируется самим специалистом-психологом, профессионально прилагающим к этому усилия.

В контексте указанной работы и как составная ее часть с необходимостью встает вопрос о формировании определенного отношения, в том числе оценочного, ко всему открывающемуся спектру идей, принципов, методических средств группового психологического воздействия. Вопрос многогранный и весьма принципиальный для современного этапа развития всех областей обществознания и человековедения в нашей стране.

Прежде всего выделим две возможные позиции в оценочном подходе — внешнюю, как бы со стороны оценивающую сам исходный принцип, и внутреннюю, не столько подвергающую сомнению исходный принцип, сколько анализирующую полноту, последовательность, эффективность его реализации, трудности на этом пути. Иллюстрацией внутренней позиции являются, например, оценочные комментарии автора "Групповой психотерапии" в конце каждой главы, в которых кратко или развернуто выражено отношение к рассмотренному конкретному подходу. Обычно они сосредоточены на достижениях, достоинствах метода и касаются, в частности, обнаруживаемых в исследовании реальных трудностей. Вот характерный фрагмент, завершающий раздел, посвященный психодраме: "Между различными практическими способами ведения групп в рамках одного группового подхода существуют столь же сильные различия, что и между групповыми подходами, которые считаются уникальными и сильно отличающимися друг от друга. Возникают трудности при определении типа руководителя конкретной группы, и вряд ли можно быть уверенным, что выявленный тип позволит предположить характеристики того опыта, который получат члены данной группы" (с. 204).

Для стиля научной критики в нашем недавнем прошлом наиболее характерна, конечно, упомянутая первая оценочная позиция — позиция внешнего судейства, обычно сурового и категоричного, а самое печальное — априорного. Мы имеем в виду, что читатель нередко приобщался к критике до и вне ознакомления с содержанием критикуемого текста, подхода. В случае интересующего нас сюжета — методов групповой психологической коррекции — ситуация оказалась именно таковой Подобный внешний критический контекст правомерен. Но, во-первых, вызывает сомнение и возражение тот факт, что он не был сопряжен с возможностью для читателя ознакомиться со сложной критикуемой реальностью, понять ее, с тем чтобы на этой основе строить собственное отношение, присоединяться к высказываемой оценке. Во-вторых, на наш взгляд, в подходе названного автора не учитывается вся сложность механизмов связи психологического метода и концептуальных конструктов — философских, психологических и пр.

 

См., например, книгу Дж. Наэма "Психология и психиатрия в США". М, "Прогресс", 1984.— Прим. ред.

 

Действительно, метод вряд ли представляет собой лишь набор операций и совокупность технических приемов. Уже использование тех или иных понятий означает фиксирование соответствующих этим понятиям свойств реального объекта, определенную их иерархию и отражает исходную позицию. Это своего рода система координат. Она может быть развернутой, отрефлексиро-ванной и осознанно включаемой в конструируемый метод. Яркий пример тому — Я. Морено, К. Роджерс. В других случаях подобное теоретическое влияние может обнаруживаться в меньшей мере, и опыт предстает скорее как разветвленная эмпирическая практика. С этой точки зрения обращает на себя внимание неоднородность групповых подходов к психологическому воздействию, освещаемых в книге К. Рудестама.

Вместе с тем опыт развития психологии и социологии, например, свидетельствует о возможной неоднозначности и отсутствии жесткости в системе связей метода и теоретических конструктов. Это делает возможным и реальным перенесение того или иного метода из одного теоретического контекста в другой. Данное обстоятельство отмечал В. И Ленин, подчеркивая, что задача "уметь вести свою линию" включает решение задачи "суметь усвоить себе и переработать те завоевания" ', которые есть в работах авторов иных ориентации.

Уместно напомнить в этой связи историю становления социометрического метода исследования в социальной психологии. Известно, что в свое время он появился в схеме специфических концептов Я. Морено (центральный среди них — "теле") и в сопровождении так называемой теории социометрической революции. Последняя сегодня практически предана забвению — она была результатом экстраполяции психологического метода на объекты и задачи неадекватного ему социального уровня. Социометрическая же методика прочно заняла место в арсенале средств эмпирического исследования малой группы, будучи интегрируемой в различные интерпретативные теоретические системы. Подобных примеров можно привести немало.

 

Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 18, с. 364.

 

В области методов психологического воздействия яркий пример — история с ролевой игрой, занимающей первоначально центральное место лишь в психодраме Я. Морено. В настоящее время ролевая игра широко используется "...в различных терапевтических подходах, особенно интенсивно в гештальттерапии и поведенческой терапии..." (с. 178),—следует заметить, весьма различных, а порой и полярных с точки зрения объяснительной теоретической модели подходах.

Особо следует коснуться характера связи психологической ориентации, в частности, в области методов воздействия и философии. Для этого уместно обратиться, например, к взаимосвязи западной гуманистической психологии и философии экзистенциализма. Проблематика этих течений во многом схожая, перекликающаяся, однако ее "звучание", осмысление далеко не всегда идентично. Широко пересекается набор используемых категорий, однако то, как они раскрываются, вносит значимые различия. В частности, это можно видеть на примере оптимистического пафоса гуманистической психологии по сравнению с общей пессимистической тональностью экзистенциализма. Поэтому следует осмотрительно относиться к часто подчеркиваемому привязыванию гуманистической психологии к этой философии — данная связь отнюдь не линейна и не однозначна. Требуется ее специальный и обстоятельный анализ.

Однако и случаи принципиального отмежевания от философской, методологической ориентации того или иного подхода к психологическому воздействию не могут сопровождаться огульным негативизмом в отношении наработанных методических приемов, опирающихся, в конце концов, на реальные психологические механизмы. Их интерпретация и обоснование — это вопрос особый. Как показывает опыт, ответ на него вполне может быть не единственным.

В целом задача глубокой компетентной оценки представленной в книге К. Рудестама панорамы групповых форм психокоррекционной работы столь объемна и ответственна, что вряд ли выполнима и потому вряд ли уместна в рамках предисловия. Ее решение предполагает глубокий и тщательный анализ каждого из представленных подходов. К тому же практические средства для полноты оценки требуют и практической апробации. В условиях активно развивающейся в стране психологической службы эта работа уже началась. Но торопливость здесь неоправданна.

Книга К. Рудестама, по существу, впервые дает возможность нашему читателю-специалисту познакомиться с систематическим изложением особого класса психологических методов — методов группового психологического воздействия. Эта книга предстает как бы продолжением, дополнением изданной издательством "Прогресс" в 1978 г. книги Р. Пэнто и М. Гравитц "Методы социальных наук", последняя часть которой была посвящена именно методам активного психологического вмешательства, в то время интенсивно формировавшимся. Искренне радует, что сегодня мы можем столь полно познакомиться с реальными достижениями новой, активно развивающейся области — практической психологии. Л. А. Петровская, доктор психологических наук.

 

Предисловие автора

Подобно многим авторам учебников, я решился написать "Experiential Groups in Theory and Practice" ("Групповая психотерапия. Психокоррекционные группы: теория и практика") потому, что не мог найти подходящую книгу для курса, который преподавал. Мой подход к этому предмету, называемому по-разному — "Психология малых групп", "Процессы малой группы", "Групповая психотерапия",— базируется на стремлении объединить теоретическое изучение и обучение на практике. Я стараюсь дать своим студентам когнитивное понимание группового поведения, раскрывая перед ними разные теории и методики разных подходов, и в то же время предлагаю им приобрести личный опыт участия в группе. Моей целью стало создание такой книги, в которой бы сочетались эти два вида обучения применительно к большому числу современных моделей группового процесса и терапии.

Название книги отражает намерение соединить теорию и практику. Слово "experiential" широко используется по отношению к групповым моделям, которые акцентируют создание непосредственного жизненного опыта для обучения и личностного роста. Книга начинается с вопросов, общих для всех подобных психокоррек-ционных групп: отбор кандидатов в группу, лидерство, цели, содержание, развитие и этика. Далее рассматриваются групповые модели: Т-группы (группы тренинга), группы встреч, широко известные гештальтгруп пы, психодрама, менее известные — группы телесной те рапии, группы танцевальной терапии, группы терапии ис кусством, группы тренинга умений.

В каждой главе даются фундаментальные понятия 14 подхода, на примерах рассматриваются основные процедуры и в заключение оценивается подход в целом. В заключительной главе предлагается детальное описание примерных упражнений, которые могут служить иллюстрацией каждого из рассмотренных групповых методов.

Предлагаемая вниманию читателей книга предназначается для студентов и специалистов в области клинической и социальной психологии, имеющих дело с изучением малых групп, консультированием и психотерапией; она может быть также полезна практикам, желающим совершенствовать свои профессиональные знания и умения. Наконец, книга предназначена для каждого, кто интересуется тем, что происходит, когда люди собираются в малые группы для того, чтобы изучить свои отношения друг с другом и расширить знания о себе.

Теперь мне осталось выразить признательность тем, кто внес свой вклад в подготовку этой книги. Я приношу глубокую благодарность сотням студентов и участникам групп, которые помогли автору многое понять в феномене групп и в себе самом. Большое содействие мне оказали Норин Нискер, Хони Розенбаум, Бренда Гейл, Говард Фромкин, Рут Кон, Эвелинна Чаллис, Кристина Пуффер, Мартин Раппепорт, Велло Сермат и Хезер Уайт. Конструктивные предложения сделали рецензенты Роберт У. Каш (Калифорнийский государственный университет в Лонг-Биче), Роберт К. Конин (университет в Цинциннати) и Деннис Дж. Хоубрич (Риерсонский политехнический институт), Жозе Георг Иглесьяс (общинный колледж в Пиме), Марва Дж. Ларраби (университет Южной Каролины).

Ценю поддержку сотрудников издательства "Брукс— Коул", в частности веру Клер Вердуин в мою работу и полезные предложения Дэна Брекке и Джона Берджеза. Я в долгу перед моими машинистками Максин Уассер-ман и Дульцис Прендергаст за их добросовестную работу и за терпение к моей нетерпеливости. Наконец, я в особом долгу перед моей женой и лучшим другом Дже-нис Рубин за ее редакторское мастерство и заботу об авторе в периоды его стрессовых и даже панических состояний. Къелл Эрик Рудестам

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

Дата добавления: 2015-07-11; просмотров: 211 | Нарушение авторских прав


 

 

Читайте в этой же книге: Мигель де Унамуно 2 страница | Мигель де Унамуно 3 страница | Мигель де Унамуно 4 страница | Мигель де Унамуно 5 страница | Основные процедуры | Группы встреч |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Психокоррекционные группы: теория и практика| Мигель де Унамуно 1 страница

mybiblioteka.su - 2015-2022 год. (0.046 сек.)