Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ГЛАВА 37

 

Майор Ловкач Леволап и Валери Валериана провожали трех друзей — Миджа, Таммо и Грома — у восточного выхода. Майор был задумчив и время от времени хмурился невеселым мыслям.

— Удачи вам, ребята, — сказал он напоследок. — Будьте осторожны, не высовывайтесь и старайтесь не привлекать к себе излишнего внимания в лагере врага. Эх, Таммо, если бы не слова Мартина Воителя, я ни за что не отпустил бы тебя. Но твое имя названо, так что иди. Докладывай обо всем Грому, не теряйся. Как только сержант Ястреб и лейтенант Морион сообщат нам о месте предстоящего сражения, мы передадим это вам. Гром, береги их. Я на тебя надеюсь.

Гром отдал честь:

— Обещаю, майор. Можешь на меня рассчитывать. Ласковые карие глаза Валери были полны слез.

Таммо подмигнул ей, как мог, под гримом:

— Не волнуйся, Лерюша, я вернусь так быстро, что ты и соскучиться не успеешь. Эй, я прошу тебя… не волнуйся.

Майор и Валери еще долго стояли у ворот и глядели вслед трем удаляющимся фигурам. Потом майор медленно затворил ворота, тщательно проверил замки и обернулся к Валери.

— Мисс, если вы будете смотреть на мир такими глазами, вы разжалобите природу и пойдет дождь! — Он потрепал ее по плечу. — Не грусти, Валери. Вернется твой Таммо целым и невредимым. Еще и надоест тебе историями про свои похождения! Выше нос, считай, что это приказ!

Мидж придал Таммо поистине устрашающий вид, превратив почти в старика. Глаза были скрыты густыми бровями, мордочку прикрывала потрепанная борода. На лоб была надвинута засаленная шляпа, а поверх клетчатого пледа, тщательно вывалянного в рэдволльской помойке и накинутого в качестве плаща, болтались, позвякивая, медные цепи и цепочки. Таммо не только выглядел отвратительным зверем, от него еще и омерзитительно пахло.

Когда, устав от быстрой ходьбы в душных одеждах, Мидж и Таммо привалились к дереву, чтобы немного передохнуть, Гром даже отошел в сторону, поморщившись.

— Извините, ребята, я встану подальше и против ветра, а то от вас так несет!

Таммо решил ответить так, как, по его мнению, говорят Бродяги:

— Ты, это… браток… рот закрой, пожалуйста! Но Мидж прервал его:

— Нет, Таммик, ты лучше помалкивай, а то тебя сразу раскусят. Давай так: ты будешь моим немым помощником. Как будто ты совсем‑совсем не можешь говорить, идет?

— Мидж прав, — согласился Гром. — Если ты заговоришь, ты сразу себя выдашь. Видимо, ты слишком хорошо воспитан, чтобы говорить, как Бродяги. Брякнешь свое «пожалуйста» или еще, чего доброго, «извините» — и дело провалено!

Днем поваренок Пончик достал большой поднос, поставил на него столько еды, сколько смог унести, и, покачиваясь, направился в домик привратника. Пижма и Краклин были там с самого утра и не собирались выходить, они не пришли даже на обед. Все окна в домике оказались открыты нараспашку, чтобы пыль не стояла в воздухе. Войдя вовнутрь, Пончик захлопал глазами в поисках хоть какого‑нибудь свободного местечка. Все было завалено старыми и не очень старыми книгами. Пижма и Краклин вопросительно посмотрели на него.



— Я беспокоился, как вы тут без еды, и решил, что вам не помешает немного подкрепиться. Вот, здесь морковный салат, тушеные овощи, немного тыквенных оладий, черносмородиновый пудинг и мятный чай. Да, еще фруктовый салат с клубникой — это я специально для вас сделал. Пижма благодарно улыбнулась:

— Спасибо, Пончик. Ты это замечательно придумал, мы действительно чуть не забыли о еде. Краклин, отвлекись ненадолго, давай перекусим.

Краклин с удовольствием согласилась. За едой она рассказала Пончику:

— Ты и представить себе не можешь, сколько здесь всего интересного. Есть и поваренные книги с древними рецептами, можешь взять их и использовать для приготовления новых блюд.

Однако Пончик заинтересовался совсем другим. Уставившись на последнее послание Мартина‑Воителя, полученное посредством Таммо и лежащее тут же на столе, он прочел:

Загрузка...

 

Барсучья прозорливость нам поможет,

Но глаз барсучий видеть уж не сможет.

Седой горой во мраке отдохнет,

А юный — солнцем над горой изойдет!

 

Пижма удивленно взглянула на него поверх очков:

— Почему ты выбрал именно это четверостишие, дружок?

Пончик потер лоб:

— Ну, понимаете, просто все сразу обратили внимание на первые два четверостишия — про то, что сражение будет не в аббатстве, и про Миджа с Таммо, а на третье никто не обратил внимания. Ведь оно тоже, наверное, что‑то значит?

— Пончик прав, — задумчиво сказала Краклин. — Мы обратили внимание только на то, что касалось предстоящего сражения. Последнее четверостишие, конечно, очень загадочно и, безусловно, что‑то значит.

Думаю, однажды мы это поймем. Но придется подождать, пока само время подскажет нам ответ.

Пончик подошел к ближайшей полке и снял с нее увесистый том.

— Вы правы, время само подсказывает ответы рано или поздно. Возможно, оно раскроет какой‑нибудь секрет и этого старинного тома?

Пижме нравился Пончик, он был очень смышленый.

— Открой первую страницу, — посоветовала она, — и посмотри, кто автор этого труда. Обычно имя пишется на титульном листе.

Сдув с книги облачко пыли, Пончик открыл ее и громко прочел:

— Летопись настоятельницы Герани.

Краклин рванулась вперед, расплескав мятный чай:

— Герань — Архитектор аббатства! Да это же именно то, что мы ищем! Вот спасибо, Пончик, вот угодил — так угодил!

Они поспешили выйти из пыльной комнаты на свежий воздух и уселись на солнышке на теплых каменных ступенях. Краклин бережно перевернула первую страницу.

— Я думаю, — сказала она, — в этой книге мы найдем ответ на вопрос, что же это за яма там, под южной стеной.

Как только четыре лодки вернулись в аббатство, все гребцы бегом бросились на кухню. Командор громко крикнул:

— Эй, Пончик! Есть тут что‑нибудь для голодных, усталых зверей, честно исполнивших свой долг?

Из угла ему навстречу метнулась Матушка Хлопотунья с поварешкой в лапах:

— Тише, тише! Пончика нет, вы что, ослепли? Так что давайте‑ка уходите и не шумите здесь: разбудите совят — а они только что уснули!

Гургун Гарпун деликатно поклонился, войдя следом за командором:

— Пусть госпожа простит громкие голоса. Гургун и его друзья подождут в столовой, пока их обслужит кто‑нибудь такой же милый, как вы.

Застигнутая такой галантностью врасплох, Матушка Хлопотунья широко улыбнулась и тут же, всплеснув лапами, засуетилась у печи:

— Вы как раз вовремя. Обед еще не успел остыть. Я только немного подогрею запеканку и суп и тут же принесу. Будете крыжовенный морс?

Водноеж еще раз поклонился, проникновенно сказав:

— Это даже больше того, на что я смел рассчитывать, особенно если госпожа сама накроет.

Улыбаясь, белка бросилась греть еду. Лог‑а‑Лог подтолкнул локтем Гургуна:

— Ах ты, старый плут! Как тебе это удалось? Самое большее, что нам здесь светило, — это получить поварешкой по лбу, а ты уговорил ее на настоящий обед!

Гургун усмехнулся, садясь за стол:

— Иногда и ложка меду может изменить содержимое бочки дегтя, не только наоборот.

Тут его взгляд упал на Шэда.

— Неужели это Шэд? Что сталось с его носом?! Шэд качал колыбель Руссано. На носу у Хранителя ворот был приклеен лист подорожника.

— Никогда не наклоняйтесь слишком близко к совятам, — грустно посоветовал он, — они могут принять ваш нос за один из сахарных орешков, которые они так любят. А клювики у них, должен заметить, как ножнички, — чик, — и можно вообще без носа остаться!

Командор засмеялся.

— Ну а как наш маленький Руссано? — спросил он. — Он‑то не клюется?

— О нет. Он только что выучил новое слово. Смотрите!

Шэд поднял над барсучонком орех в сахаре, и тот четко сказал:

— О‑рех!

Все захлопали в лапы и окружили колыбель, каждый норовил сам протянуть орешек Руссано, а тот с удовольствием громко повторял:

— О‑рех! О‑рех! О‑рех!

Из кухни вылетели недовольные Орокка и Таунок.

— Это кто тут затеял всю эту орехоманию? — возмутились они. — Вы же перебудите совят!

С непроницаемыми серьезными мордами выдры расступились, указывая на Руссано:

— Мы тут ни при чем! Это все он!

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 94 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ГЛАВА 26 | ГЛАВА 27 | ГЛАВА 28 | ГЛАВА 29 | ГЛАВА 30 | ГЛАВА 31 | ГЛАВА 32 | ГЛАВА 33 | ГЛАВА 34 | ГЛАВА 35 |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
ГЛАВА 36| ГЛАВА 38

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.017 сек.)