Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Журнал боевых действий 9-го Финляндского стрелкового полка.

Читайте также:
  1. I Журнал боевых действий 9-го Финляндского стрелкового полка.
  2. II Оперативные донесения в штаб 9-го Фин. стр. полка.
  3. II. Технология подготовки журналистских произведений
  4. LI. Правила действий воздушного судна-перехватчика и воздушного судна-нарушителя
  5. Quot;Метод физических действий" Станиславского и "биомеханика" Мейерхольда
  6. V. Досудебный (внесудебный) порядок обжалования решений и действий (бездействия) исполнительного органа, предоставляющего услугу, а также должностных лиц, государственных служащих
  7. Алгоритм действий при преждевременных родах.

Документы о действиях 9-го Финляндского стрелкового полка в бою под деревней Рабалин 14-го октября 1914 года

Публикация студентов 2-го курса 2-й группы д/о

 

Москва 2012

Оглавление.

Историческое предисловие 3

 

Археографическое предисловие 6

 

Выписки из журнала боевых действий 7

 

Оперативные донесения в штаб 9-го Ф. с. п. 10

 

Реляции о действиях 3-го Ф. с. артиллерийского дивизиона 14 октября 1914 года. 13

Потери полка в бою 14 октября. 16

 

Именной указатель 17

 

Краткие биографические сведения о лицах упоминаемых в документах 18

 

Географический указатель 21

 

Список сокращений

 

Список использованных источников и литературы

 

 

Историческое предисловие.

 

Первая Мировая война началась в 1914 году и продолжалась до 1918 , когда 11 ноября 1918 г. в Компьенском лесу было подписано соглашение о перемирии, которое окончательно закрепил Версальский мирный договор. В нее в нее было вовлечено 33 страны, в том числе самые индустриально развитые страны, что не могло не привести к значительным людским потерям, которых еще не приносила ни одна война на земле[1].

 

Россия вступила в Первую Мировую войну 1 августа 1914 г. и ставила перед собой задачи ослабить гегемонию Германии в Восточной Европе [2] и оказать помощь сербам в борьбе с Австро-Венгрией.

Однако результатом этой войны для России стали две революции, крушение самодержавия, полная смена политического строя и в итоге Гражданская война.

Но в августе 1914 г. все виделось иначе, в стране царил патриотический подъём. Практически всё русское общество поддерживало вступление России в войну, считая участие её в ней справедливым и правильным, «В этом стихийном порыве звучал гнев на германское нападение вместе с пламенной любовью к России и жалостью к униженному сербскому брату.».[3] Однако очень скоро выяснилась, что эта война в корне отличается от всех прошлых. Все прогнозы, и планы, оказались иллюзиями, европейское общество испытало первый шок.

Благодаря развитию технического прогресса, полностью изменилась стратегия и тактика ведения войны. В прошлое ушли лихие кавалерийские атаки, и марш строевым шагом по полю боя, вместо этого армии начали зарываться в землю и ощетиниваться колючей проволокой и пулемётами. Помимо этого значительно выросли возможности артиллерии, она превратилась в «Бога войны»! С самых первых дней боёв активно применялись гаубицы калибра 420 мм, представлявшие собой первый тактический сюрприз мировой войны[4]. Но самое главное было в том, что значительно выросли людские потери, теперь, попав под артиллерийский обстрел подразделение, могло быть уничтожено за считанные минуты, а пулемёты косили наступающие цепи как траву. Для того чтобы победить в войне, нужно было задействовать людские, экономические и технические ресурсы всей страны, всё это делало войну «тотальной», ни государство, ни общество не было готово к этому.



 

Наше внимание привлекала история одного боя 9-го Финляндского стрелкового полка 3 Финляндской стрелковой бригады 22 корпуса 10 армии Северо-западного фронта, который произошел 14 октября, боя достаточно типичного и характерного для 1914 года.

Развернутая между 1-й и 2-й армиями при проведении Восточно-Прусской операции 4 августа - 2 сентября 1914 года, 10-я армия (командующий генерал от инфантерии В. Е. Флуг) совместно со 2-й прикрывала левый фланг 1-й. В период отхода русских войск из Восточной Пруссии держала оборону по р. Бобру и прикрывала направление на Августов и Гродно.

Совместно с 1-й армией войска 10-й (командующий генерал от инфантерии Ф. В. Сивере) обеспечивали проведение Варшавско-Ивангородской операции 15 сентября-26 октября 1914 года на правом фланге Северо-Западного фронта.[5]

В Лодзинской операции 29 октября-11 ноября 1914 года войска 10-й во взаимодействии с 1-й прикрывали на правом берегу Вислы млавское направление. Предприняв в последующем наступление в Восточную Пруссию, армия встретила упорное сопротивление противника на сильно укрепленных позициях в районе Мазурских озер, и овладеть ими не смогла.

Загрузка...

Можно сказать, что армия находилась на фланге крупных наступательных операций, и её основной целью было удержание фронта.

В ночь с 13 на 14 октября полк стоял в обороне. Его правый фланг (8 рота) был атакован неприятелем, который подошёл под прикрытием тумана и ударил в штыки. Однако 1-й батальон достаточно быстро понял, что произошло, и сильным ружейным огнём выбил противника из окопов 8-й роты. После чего германские войска отошли и начали сильный артиллерийский обстрел из тяжёлых орудий, что соответствовало принятой в Германской армии практики. Практически сразу было ранена и убита большая часть офицерского состава, в числе убитых был и командир батальона Алексеев, командование на себя взял молодой поручик Мартьянов, который сам к этому времени был навылет ранен в ногу, он своей «своей энергией и распорядительностью поддерживал в течение всего боя полный порядок и руководил действиями всего батальона»[6].

Также показательны и действия в этом бою другого офицера - штабс-капитана Мелентьева. Этот старый кадровый военный отказался брать на себя командование батальоном сославшись на то, что «находится в состоянии сильного нервного потрясения и лихорадочного состояния»[7], трудно сказать, что с ним произошло, то ли сказалась усталость от «перенесенного несколько дней т.н. острого желудочно-кишечного катара и последующих бессонных ночей»[8], то ли это была обычная трусость, но, судя по всему, он был на хорошем счету у командования и это дело попытались замять, сначала оформив его бегство как выполнение приказа командира полка, а уже через год, как выход из боя в результате контузии.

В результате этого боя батальон лишился всех офицеров и понёс огромные потери, около 350-ти человек только безвозвратными потерями[9], фактически перестал существовать, но удержал позиции. Этот бой наглядно показывает особенности позиционной войны первой половины Первой Мировой войны, когда даже небольшое количество солдат могло удержать позиции, но очень трудно было прорвать фронт даже при поддержке тяжёлой артиллерии и имея значительный перевес.

 

Археографическое предисловие

 

Материалы о боевом пути 9-го Фин. стр. полка, его офицерах, солдатах отложились в Российском военно-историческом архиве (РГВИА), в таких фондах как «Коллекция послужных списков»(ф. 409), фонд 3 Фин. стр. полка (ф. 3323), фонд Главного штаба (ф.400), фонд 3 Фин. стр. див (ф. 2537) и в «Рукописных списках по старшинству» (ф. 407). Среди этих документов в первую очередь нас интересовали Реляции (донесения), Списки чинов по старшинству, Оперативные донесения и Журналы боевых действий

Эти в большинстве своем рукописные источники дают ценнейшие сведения о ходе боевых действий, и о потерях среди солдат и офицеров 9-го Финляндского стрелкового полка.

В данной публикации документы разделены на несколько разделов, внутри которых расположены по хронологическому порядку.

Археографическая подготовка документов проведена в соответствии с «Правилами издания исторических документов» (М., 1990)

Документы имеют разною информативность об авторе, месте и времени создания, так, например, не указанно в каком конкретно месте был написан ЖБД, предполагается, что в районе штаба полка, который находился в небольшом удалении от передовой. Также неизвестным может быть время создания некоторых реляций, которые писались уже по итогам боя, предполагается, что документы созданные непосредственно в части 9-го Фин. стр. полка, были написаны непосредственно в районе боевых действий (деревня Рабалин, деревня Сидоры и т.д.)

Научно справочный аппарат работы представлен историческим и археографическим введение, подстрочными примечаниями, кратким биографическим указателем, географическим указателем и списком сокращений.

 

 

Журнал боевых действий 9-го Финляндского стрелкового полка.

 

(29 сентября 1914) Донесение 2 роты.

В 1ч. 30 м. ночи 1й батальон прибыл в д. Рабалин и ввиду темноты сразу не мог занять позицию и выставить лагерь сторожевого охранения, а посему позиция была занята двумя ротами боевым порядком, вставшими фронтами на д. Бакаларциво отдельно застав, силой каждая в 1 взвод, остальные в 1 ½ роты были размещены на ночлег в северной части д. Рабалин.

 

[Приказ на 3 ф.с. бр. №15 а]

 

В 4 ч. ночи получен приказ по бригаде с выяснением обстановки и указанием о занятием частями бригады позиции. На полк возложена задача, укрепить и оборонять левый боевой участок (1 батальон 4 пулемета) на высотах восточной д. Рабалин фронтом на деревню Бакаларжево, и выставить охранную заставу силою в 1 батальон на левом берегу против деревни Мазуры. Позиция д. Рабалин в 6 ч. утра [непонятное слово, возможно «занята»] и разбита на ротные участки.

Ф.3323.0.1.0.16 л. 25-26

 

В ночь с 13 на 14 октября полк занимал позицию: второй батальон на восточных высотах д. Рабалин, а 1й батальон – высоты южнее Рабалинского леса, между оз. Ролесин и дорогой в деревню Рабалин, выставив сторожевые охранения 2й батальон 3 заставы от деревни Подвысокое до Рабалинского леса и на ½ версты вперед окопов, а 1й батальон по рабалинскому лесу до оз. Ролесин. Сторожевое охранение соприкасалось с таковым же 12 ф.с. полка. Ночная разведка обнаружила, что фоль. Волька и северная часть Рабалинского леса занята противником, причем его сторожевые охранения находились от наших полевых караулов всего в нескольких стах шагов. С вечера густой туман спустился на землю и не давал возможности видеть чего – либо, и на солнце близкие расстояния. Около 3х часов ночи загорелся дом в фольварке Вольке и в 6 ч. утра зарево от пожара осветило правофланговую заставу (сторожевую) нашу. Противник открыл по ней огонь и начальник заставы в 6 ч. 30 м. получил приказание от командира 5 роты Поручик Мартьянова, отойти назад к окопам 8 роты, а затем и в свои окопы на левый фланг позиций батальона. В 7 часов утра, противник, пользуясь густым туманом, густыми цепями произвел наступление на правофланговые окопы батальона, занимаемые 8 ротой. Выставленные впереди дозоры едва успели дать знать, что противник наступает, как последний появился перед окопами 8 роты и в лощине правее их. Восьмая рота открыла огонь залпами. В это время из окопов 8 роты передано по телефону, что Командующий ротой Поручик Абрамов тяжело ранен в живот. Вместо него по приказы командира 2ого батальона, назначен командующий Подпоручик Бильчинский. Последний по прибытии в окоп тотчас же был ранен. Телефонная связь с 8 ротой (окопами) прервалась, а посланные для связи стрелки обратно не возвращались. Сведения о том что происходило в этих окопах в данное время получить нельзя. Можно лишь предположить, что противник, зайдя с тыла и фланга уничтожил и забрали бывшие 2 пулемета. После отступления противника в этих окопах найдены много трупов частью засыпанных землею, а часть уже похороненных.

 

Найдено тело Подпоручика Штрома командовавшего пулеметами. В 8 часу в тылу окопов 8 роты было обнаружено присутствие противника, занявшего ходы сообщения 8 роты было обнаружено присутствие, занявшего ходы сообщения 8 роты и поразившего фланговым огнем окопы 2 полуроты 8й роты, которая несла поэтому сильные потери. В 8 ч. 15 м. утра одновременно командир полка приказом рот батальонного резерва (7 роты) рассыпаться в цепь и наступать и прорывать между 9 и 12 ф.с. полками, а командиру 2ого батальона приказано двинуть по одному взводу от 5 и 6 роты на помощь 8 роте. И взводы эти одновременно произвели наступление на окопы 8 роты и сильным огнем заставили противника очистить занимаемые ими ходы сообщения и прекратить огонь во фланг 2й полуторы 8 роты, но сами вперед продвинуться не смогли. В это время убит Командир 2 батальона Капитан Алексеев и ранены командиры 5 и 6 роты Поручик Мартьянов и Подпор. Шеленговский и в строю батальона не осталось ни одного офицера. Поручик Мартьянов, хотя и раненый вступил в командование батальоном и совей энергией и распорядительностью поддерживал в течение всего боя полный порядок и руководил действиями всего батальона. Вызванный из 1 батальона для командования ротой подпоручик Кржиновский едва прибыл в 6 роту как был тяжело ранен в голову. Около 10 часов утра противник густыми цепями и колонами повел наступление со стороны фол. Волька и Рабалинского леса. Встреченный из окопов 5 и 6 рот сильным ружейным и пулеметным огнем, противник

Понес большие потери и, несмотря на поддержку огнем тяжелой своей артиллерии, снарядами коей уничтожались окопы нашей позиции, должен был отойти обратно и, очевидно понес настолько тяжелые потери, что дальнейших попыток перехода в наступление не предпринимал и продолжал лишь засыпать нашу позицию артиллерийским и ружейным огнем. В особенности сильно страдали окопы 7 роты, которые буквально были сглажены с землей. Опасаясь за честь знамени командир полка приказал знаменному взводу 2й роты под командой Капитана Мелентьева отнести знамя в южную окраину д. Сидоры, что и было исполнено под огнем противника. К 11 часам утра потери в ротах батальона были очень велики и больше половины подпрапорщиков и унтер офицеров выбило из строя, но стрелки продолжали стойко держаться, не взирая на губительный огонь тяжелой артиллерии, т.к. им было объявлено командующим батальоном поручиком Мартьяновым, что отступления не будет. Противник, занявший окопы 1й полуроты 8 роты, лишь вел ружейный огонь не решаясь перейти в наступление. В 11 часов утра подошли роты 1ого 10 ф.с. полка для занятия прорыва, образовавшегося между 9 и 12 ф.с. полками. В это время командир полка ввиду большой глубины в полку попросил дать ему 1 роту 10 ф.с. полка в резерв. Означенная рота (6 –я ) прибыла в 2 часа дня под командой капитана Кулаковского. Рота 10 ф.с. полка около 2х часов дня продвинулась вперед почти до линии окопов 8 роты, но встреченная сильным огнем противника должна была отойти назад до линии резерва, больше вперед не продвинулась. Отойдя в юго-восточном направлении, от чего получился прорыв между ротой резерва (7й) и левофланговой ротой 10ф.с. полка. Этот прорыв был заполнен выдвинувшейся из резерва 6 ротой 10ф.с. полка. Рота окопалась и вела огонь против противника, но вперед не продвинулась. Для заполнения прорыва между позициями 1ого и 2ого батальонов полка выдвинулись на окраину д. Сидоры 11ф.с. полк. Огонь противника артиллерийский и ружейный продолжался до наступления темноты. В 6 часов вечера от 5 и 6 рот выдвинулись в сторону противника, к окопам 8 роты, заставы силой каждая в 1 взвод. В 10 ч. вечера на позицию прибыли 3 роты 6 ф.с. полка под командой Подполковника Демидова, которому и была сдана позиция, а 2й батальон отведен в резерв левофлангового участка 1ого батальона куда и прибыл к 2 часам ночи. Знамя с наступлением темноты было перенесено из д. Сидоры на позицию ко 2ому батальону. 1й батальон занимал левый участок, опирался левым флангом на оз. Ролесин, и правым доходил до дороги на д. Рабалин. Поэтому он обстрелу не подвергался и потери не нес. Разведка произведена вдоль берега оз. Ролесин к д. Мазуры и в лес, что впереди позиции. На ночь были выставлены сильные заставы, к Рабалинскому лесу. Второй батальон понес следующие потери.

1) Убиты: Капитан Алексеев, Подпоручик Штром и 56 стрелков.

2) Ранены: Поручик Мартьянов, Подпоручики Абрамов, Шеленговский и Кржиновский и 143 стрелка.

3) Пропало без вести: Подпор. Бильчинский 48 стрелки потеряно два пулемета.

Второй батальон находился два дня непрерывно на позиции под сильным артиллерийским огнем 13 октября и под сильным артиллерийским и ружейным огнем 14 октября и вышел из боя, потеряв всех офицеров, больше половины подпрапорщиков и унтер-офицеров и 3/5 стрелков, но позиции свои не отдал и исполнил до конца приказ – «Не отступать ни в коем случае».

Следует отметить особо выдающиеся мужество Поручика Мартьянова, который, будучи ранен в самом начале боя в ногу, принял командование батальоном пост капитана Алексеева и удержал позиции в течение всего дня до сдачи их в 11 ч. вечера 6 ф.с. полку, лишь после этого Поручика Мартьянова отправили на перевязочный пункт.

Стрелки вели себя выше всякой похвалы и вышли из боя в составе всего 206 человек. Сильный туман способствовал наступлению противника и прикрывал все его передвижения. Все же потери противника были настолько велики, что он больше в наступление переходить не решался. Сила же его надо же считать во всяком случае не меньше одного полка.

Ф.3323.0.1.0.16 л. 81-91

 

Донесение №15

 

На позиции 1 батальона найдено тело капитана Кулешова, тело же Подпоручика Радзевича – Бемевича не найдено, найдена только его фуражка.

На позиции второго батальона найдено тело Подпоручика Штрома, до этого времени считавшегося пропавшим без вести. По ранениям на телах вышеупомянутых офицеров видно было, что капитан Кулешов погиб от пули, а подпоручик Штром от штыковой раны. Тела капитана Кулешова и Подпоручика Штрома с позиции были перенесены в д. Сидоры, где были погребены вместе, рядом с могилой капитана Алексеева, похороненного 15 октября.

 

Ф.3323.0.1.0.16 л. 108 об.- 109

 

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 588 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Старший лейтенант финансовой полиции.| Оперативные донесения в штаб 9-го Фин. стр. полка.

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.014 сек.)