Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

quot;Феодальная война" как проявление кризиса легитимности

Читайте также:
  1. A) чудо не есть просто проявление высших сил;
  2. Всякое религиозное чувство или занятие, которое оставляет место для независимости каждого человека от Самого Бога, не является проявлением истинной библей­ской веры.
  3. Глубинные, сокровенные желания очень мощные. Иногда даже смерть является проявлением глубинного желания души.
  4. Его проявление и борьба с ним
  5. Карта кризиса
  6. Клиническим проявлением нефротического синдрома являются отёки.

Казалось, оставалось лишь спокойно и методично наращивать созданный Даниловичами потенциал власти, чтобы утвердить совершенно новую - чисто московскую - форму легитимности. Однако в то самое время, когда Орда распадалась на осколки, а на Руси уже никто не мог противостоять Москве, саму московскую династию настиг первый кризис легитимности, известный нам по именем "феодальный войны". Ее события подробно изложены в литературе, здесь неоднократно цитированной, и пересказывать не входит в нашу задачу. Остановимся на самом для нас существенном - потере ориентации в пространстве власти, что привело не только к войне ближайших родственников, но и торжеству аморальной политики заговоров, измен, клеветы, ослепления и тайного убийства противников.

Выше мы говорили о том, что в конце XIV века существовало минимум пять способов обосновать права на власть. Два из них к этому времени отчетливо архаизировались. Это принцип родового старейшинства, действующий в рамках договорной легитимности доордынской эпохи и власть получаемая от Орды. Еще один - удельно-вотчинный - пригодный для мелких удельных князей, но не для утверждения власти в крупном независимом государстве. И, наконец, два новых - обоснование власти при помощи "отчинной традиции" трактуемой как исключительное и наследственное право на власть именно московских правителей, и религиозное объяснение прав государя - находились в стадии становления. Бескризисное развитие в сфере легитимности подразумевало бы последовательное сравнительно безболезненное замещение архаичных способов легитимизации власти новыми, содействовавшими усилению роли московского государя в масштабах всей Руси. А что произошло на самом деле? Если не на долго допустить сравнение реальной истории с театром то события феодальной войны, в которых проявились разные формы легитимизации власти можно представить в пятнадцати актах "исторической драмы".

Действие первое. 1425 - 1430 г. После смерти Василия Дмитриевича, его брат Юрий отказывается признать наследственное право на власть племянника, исходя из правил родового старейшинства не действовавших у Даниловичей ни в одном поколении, за исключением одного раза, когда умершему Семену наследовал брат Иван (притом что все сыновья Семена умерли раньше или одновременно с ним). Более того, восстанавливая родовой принцип, Юрий поставил под сомнение само право московских князей на великое княжение, поскольку родоначальник династии - Даниил никогда не был великим князем! Однако, пока жив был дед Василия Васильевича великий князь Литовский Витовт, Юрий не решался на открытое противостояние и даже скрепя сердце признал (вместе с братьями) права племянника на московское княжение с одной, но существенной оговоркой: вместо указания на "вотчину" великого князя, в докончальной грамоте 11 марта 1428 г. стояло перечисление волостей принадлежащих Василию II.340



Действие второе. 1431 г. Дядя и племянник договариваются перенести спор о власти в ставку хана, то есть использовать право получения ярлыка на великое княжение. Это прямое нарушение московской политики, сформулированной Семеном Гордым - не вмешивать Орду в междукняжеские отношения.341

Действие третье. 1432 г. На ханском суде представитель Василия II, боярин Всеволожский достиг успеха при помощи удачного, как ему казалось хода. В то время как Юрий апеллировал к отеческой традиции и завещанию Дмитрия Донского, позиция Всеволожского, как отмечал А. А. Зимин, "сводилась к тому, что вершителем судьбы великокняжеского престола на Руси может быть одна только воля ордынского царя (курсив мой - К.С.)".342 Таким образом, Василий и его советники одним махом зачеркнули все достижения нескольких поколений московских князей,343 не добившись, в сущности ничего. Власть хана уже не была способна обеспечить безусловное выполнение принятого решения, и оно только спровоцировало дальнейший виток борьбы за Москву и великокняжеский стол.

Загрузка...

Действие четвертое. 1432 г. Московское правительство перехватывает у Юрия и его сыновей идею наследства Дмитрия Донского. На пиру в честь свадьбы Василия II его мать Софья Витовна сорвала с сына Юрия - Василия Косого, золотой пояс, когда-то принадлежавший нижегородскому князю Дмитрию Константиновичу, а затем перешедший во владение Дмитрия Ивановича Московского. Оскорбление, полученное Юрьевичами, становится поводом для начала войны.

Действие пятое. 1433 г. Юрий захватывает Москву, то есть использует давно забытую форму легитимизации власти - завоевание. На Руси эта форма в чистом виде не использовалась со времен Батыева нашествия, а в Москве - никогда. Правда в его поступке можно увидеть и другое - действия, легитимность которых основывается на отцовском завещании, то есть на более прогрессивной форме утверждения власти. Даже если бы это было так, ничего нового и прогрессивного в этом нет. В свое время Всеволод III по своей воле хотел привести к власти сына Юрия. Только его завещание имело устную форму договора с городской общиной Владимира. И после его смерти началась война братьев - Всеволодовичей - за великое княжение и стольный город.

Но и право Юрия на великое княжение, якобы содержащееся в завещании Дмитрия Донского основывалось на недоразумении (или на искусной подстановке). В своем завещании великий князь Дмитрий жаловал сына Василия "своею отчиною, великим княжением".344 Фраза же, на которой основывал свои претензии, Юрий звучит совсем иначе: "А по грехом, отъимет Бог сына моего, князя Василия, а хто будет тем сын мои, ино тому сыну моему княж Васильев удел, а тою уделом поделит их моя княгини".345 Легко заметить, что и конструкция фразы (употреблявшаяся и в других завещаниях) и термин - удел (а не вотчина), говорящий о передаче не власти, а земельного надела, и утверждение княгини в качестве душеприказчицы (что невозможно в отношении власти) исключают то понимание завещания, которое пытался навязать Юрий. Здесь Дмитрий Донской распорядился о переделе земли в случае безвременной (без наследника) смерти, смерти старшего сына, а отнюдь не пытался распорядиться властью великого князя.346 Юрий, таким образом, под прикрытием отцовского завещания возвращал властные отношения Руси к временам княжеских междоусобиц, столь характерных для X - XI веков.

Действие шестое. 1434 г. После смерти Юрия Дмитриевича, на московском престоле пытается утвердиться его сын Василий Косой. Однако московские бояре и братья Косого, восстанавливают на великом княжении Василия II, используя для этого столь же архаичную, как и завоевание, форму приглашения на стол (со столь существенной разницей, что в Древней Руси и завоевание и приглашение оформлялись договором с городской общиной, а в данное время это было невозможно, поскольку самостоятельной городской общины не существовало; соответственно и приглашение должно был быть оформлено перекрестными междукняжескими договорами и персональными договорами князя и бояр).

Действие седьмое. 1437 г. В отражении войск хана Улу-Мухаммеда принимают войска двух великих князей Василия Васильевича и Дмитрия Юрьевича Шемяки. Существует реальный параллелизм верховной власти или двоевластие.347

Действие восьмое. 1445 г. При очередном походе хана Улу-Мухаммеда на Русь Василий II "забывает" о том, что на московском престоле он сидит по ханскому ярлыку и выступает с ратью против ордынского войска (то есть, отстаивает самодержавие в том смысле как его понимал Дмитрий Донской), при этом терпит поражение и пропадает в плен.

Действие девятое. 1445 г. Великим князем, снова используя право родового старейшинства, объявляет себя второй сын Юрия - Дмитрий Шемяка и тут же "забывает" о том на каких основаниях он занял Москву. На монетах, им выпускаемых, появляется титул "осподарь всея Руси", что, по мнению А. А. Зимина, является отчетливым знаком "стремления к единодержавию (курсив мой - К.С.) на Руси".348

Действие десятое. 1445 г. Василий II возвращается на московский престол вновь как "улусник" хана Улу-Мухаммеда и Шемяка вынужден ему покориться.

Действие одиннадцатое. 1446 г. Дмитрий Шемяка в союзе с князьями тверским и можайским, а также частью московских бояр совершает государственный переворот, ослепляет Василия II, ссылает его в Углич, а затем дает ему в удел Вологду, скрепляя договор крестным целованием, что придет перевороту легитимную удельно-вотчинную форму, широко использовавшуюся в отношениях великих князей с удельными в XIV в.

Действие двенадцатое. Конец 1446 - начало 1447гг. Князь Василий Ярославич Серпуховской и московские бояре (Басенок, Плещеев и др.) организуют некое подобие народного движения за восстановление власти Василия II, как в самой Москве, так и на окраинах ее владений, привлекая себе в помощь Литву и татар. В результате Василий II окончательно утверждается в Москве, как государь, приглашенный всей землей - прообраз того события, что произойдет в Московской Руси в начале XVII века, при окончании Смуты.

Действие тринадцатое. 1447 -1449г. Василий II легитимизирует свое возвращение на престол, перезаключив договоры (с крестным целованием) с основными участниками исторической драмы: князьями серпуховским, можайским и верейским, а также с "посторонними" правителями: князем суздальским Иваном Васильевичем, великим князем рязанским Иваном Федоровичем, польским королем и великим князем литовским Казимиром.

Действие четырнадцатое. 1447г. Для завершения победы над Шемякой Василий II использует религиозно-церковное обоснование своей власти, что выражается и в "разрешении" его от крестного целования игуменом кирилловского монастыря Трифоном и послании русского духовенства Дмитрию Шемяке, подписанное всеми епископами тяготеющих к Москве земель.

Действие пятнадцатое. 1453 - 1456гг. Утвердившись в качестве абсолютно законного и признанного государя, Василий II, тем не мене, действует как узурпатор: приказывает убить Шемяку, изгоняет из его удела бывшего противника князя Ивана Андреевича Можайского и подвергает заточению бывшего преданного союзника Василия Ярославича Серпуховского.

Если говорить в терминах, привычных отечественным историкам XX века, то объективная причина разразившегося кризиса только одна - распад Золотой Орды и разложение ордынской легитимности на Руси. Все остальные причины мы видим исключительно в субъективной сфере. Мыслить в старых терминах и категориях всегда удобнее и проще, поэтому понятия отживающей легитимности имели большую власть над людскими умами, и кризис в столь тяжелой форме был необходим для преодоления старых стереотипов. Но лидер, равный по масштабу митрополитам Петру и Алексею, великим князьям Ивану Калите и Дмитрию Донскому, сумел бы навязать обществу новые представления без тяжелой и изнурительной междоусобной войны. Точно также можно говорить о многочисленных интриганах при дворах Василия II и Юрия Дмитриевича, усугубивших кризисные явления во властных отношениях. В московской элите было много превосходных тактиков, легко, подобно боярину Всеволожскому, добивавшихся частных успехов, но не нашлось стратегов, равных по силе предвидения великому князю Семену Ивановичу Гордому, придавшего московской политике смысл и целенаправленность.

Для нас же важнее указать на те черты, которые можно заметить в этом первом, для Москвы кризисе легитимности власти. Итак:

Черта первая. Во время кризиса не только существует несколько разных форм легитимизации власти, но они поочередно или одновременно используются противниками, для достижения своих целей, не разбирая хороши эти формы или плохи, лишь бы они способствовали быстрому достижению успеха.349 Это приводит к дискредитации утвердившихся в обществе в данный момент легитимных властных отношений. После окончания кризиса, во второй половине XV века, не только принцип старейшинства перестал действовать. Уже в последние годы правления Василия II серьезно был искажен договорный характер междукняжеских отношений. Был поставлен под сомнение и способ передачи власти по завещанию.

Черта вторая. Существующих форм легитимности во время кризиса не хватает, и тогда враждующие стороны возрождают старые, почти забытые способы. Так были возрождены завоевание и приглашения - формы легитимизации княжеской власти, используемые в доордынскую эпоху.

Черта третья. Наряду с дискредитировавшими себя формами легитимации власти и возрожденными древними, появляются новые, доселе неизвестные. Так впервые были использованы государственный переворот и приглашение на престол не от города, а от всей московской земли.

Черта четвертая. Ослабление и неустойчивость всех известных и изобретаемых форм легитимизации власти приводит к потребности опереться на стороннюю (внешнюю) легитимность, в качестве которой выступает, в данном случае, власть великого князя Литовского.

Черта пятая. Затягивание кризиса легитимности приводит к ситуации, когда возникает двоевластие, то есть условное признание законности притязаний на власть нескольких претендентов, подкрепляемое контролем каждого из претендентов на власть над частью государственной территорией.

Черта шестая. В действиях одного или нескольких претендентов проявляются черты самозванчества - ложной легитимности. В данной исторической ситуации эти черты наиболее сильно проявились в поступках Шемяки после изгнания его из Москвы.

Черта седьмая. Окончание кризиса легитимности приводит к утверждению одной или нескольких новых, перспективных форм, которые а) возникли, но не получили широкого распространения до кризиса; б) возникших в ходе кризиса. В середине XV века, в качестве наиболее перспективных утвердились:

Выводы

В качестве первого вывода к данной части нашего рассказа можно было бы указать следующее: нам представляется неверными те мнения, в которых власть московских великих князей XIV - первой половины XV производится из "удельно-вотчинной" традиции или как прямое наследование ордынской легитимности. По нашему мнению в первой половине XIV в. в правление великого князя Семена Ивановича была выработана концепция "двойной" легитимности, в которой отдельно друг от друга существовали два представления: легитимность для Орды и легитимность вне Орды. Вывод второй: для внеордынской легитимности наиболее существенными стали два источника: возрождение "отчинной традиции" и актуализация церковной идеи "богоустановленной власти". Во второй половине XIV в. именно эти два источника легитимации великокняжеской власти привели, во-первых, к возможности соотнести власть великого князя с властью царской, а во вторых, задуматься о новом характере перехода власти - по наследству от отца к сыну. Однако (и это третий вывод) новые формы легитимации власти утвердились в Москве не эволюционным путем, а в ходе первого в истории Руси широкомасштабного кризиса легитимности, именуемого "феодальной войной". Именно в ходе этого кризиса были разрушены "ордынские" формы легитимации власти и окончательно отвергнута традиция "родового старейшинства" - пережиток домонгольской "договорной" формы легитимации власти.


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 405 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Послесловие| Социально-политическое развитие Киевской Руси.

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.01 сек.)