Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР

Читайте также:
  1. VII. Обзор исторический
  2. А. Общий обзор
  3. А. Общий обзор
  4. А. Общий обзор
  5. А. Общий обзор
  6. Аугсбургское исповедание веры: авторство, история текста, обзор содержания.
  7. БЕЗАДРЕСНЫЙ ОБЗОР

План:

1. Эпоха античной культуры.

2. Культура средневековой Европы.

3. Буржуазная культура.

4. Российские традиции этикета.

 

Стремление вести себя прилично уходит в глубь тысячелетней истории человечества. Оно зафиксировано в древнейших документах и совершенно очевидно, что существовало до появления письменности. Это стремление обусловлено условиями совместного существования людей. Многие современные этикетные правила исходят из ушедших эпох. В данной теме нашего курса мы постараемся отыскать исторические истоки современных этикетных норм, показать их значимость, мудрость и актуальность.

ВОПРОС №1. ЭПОХА АНТИЧНОЙ КУЛЬТУРЫ.

В Древней Греции и в Древнем Риме мы встречаем первые попытки научения людей красивому поведению, понятие которого в это время совпадало с добродетелями античного человека, с его представлениями о нравственности и гражданственности. Сочетание красивого и нравственного (благородного) обозначалось у древних греков понятием «калокагатия» (от греч.kalos – прекрасный; agatos – добрый). Основой калокагатии было совершенство тела и души (нравственного мира человека). Человек воспринимался как гармоничное целое, не могло быть и речи о противопоставлении внешнего и внутреннего в человеке. Поэтому этикета как свода правил внешнего поведения в эпоху античности не существовало. Никто не учил молодых людей, как следует вести себя в той или иной конкретной ситуации. Их вооружали принципами, определяющими стратегию поведения. Таким образом, в эпоху античности воспитывали прежде всего самостоятельно мыслящую личность, способную принимать решения.

Важнейшими принципами античности были принципы «разумной меры» и «золотой середины». Например, у Солона (ок.640-560 до н.э.), одного из семи греческих мудрецов, афинского политического деятеля и поэта, любимым изречением было: «Ничего слишком!». Стратегия правильного поведения была ориентирована на человеческую разумность, рассудительность и несла в себе заряд целесообразности. Хорошим воспитанием считалось такое, которое научает человека самостоятельно думать, размышлять, а думающий человек всегда сможет сам сообразить, как себя вести в той или иной ситуации. Не случайно поэтому именно в эпоху античности приобрели такую популярность диалоги как форма поиска наиболее правильного, истинного варианта ответа на поставленные вопросы. Например, Плутарх (ок.46-119г.н.э.), древнегреческий писатель, философ и педагог, свою книгу «Застольные беседы» построил на принципах диалога, спора мудрецов, выясняющих, какое поведение человека в тех или иных жизненных обстоятельствах будет более предпочтительным. А таковыми оказывались те варианты, которые отличались практичностью и разумностью. Так, мудрецы обсуждают вопрос: «Почему, поднявшись с ложа, следует немедленно убрать постель?» и приходят к выводу: «Это наставление скорее всего направлено против дневного сна: утром следует тотчас устранить обстановку, располагающую ко сну; отдыхать надо ночью, а поднявшись утром, работать, не уподобляясь мёртвому телу: ведь от спящего человека пользы не более, чем от мертвеца».



Справедливости ради следует заметить, что в реальной жизни названные принципы «разумной меры» и «золотой середины» не всегда соблюдались нашими античными предками. Достаточно вспомнить такую одиозную фигуру, как римский император Калигула (прозвище Гая Цезаря Германика, жившего с 12 по 41 гг.н.э.), впервые в истории провозгласивший культ своей личности. Его правление стало началом заката великой империи.

Античная культура была исключительно мужской культурой. Женщины не допускались к политической и культурной жизни общества. Личностным образцом того времени был мужчина: благородный человек, герой, несущий в себе единство нравственных, гражданских и эстетических черт. Представление о благородстве формируется именно в эту эпоху. Благородство связывалось прежде всего с аристократическим происхождением. В условиях беспрерывных войн военные успехи и военная доблесть оказывались естественным путём к славе. Слава становилась достоянием фамилии, подвиги членов фамилии делали её «знатной», то есть «знаменитой». Слава предков обязывала потомков не только её блюсти, но и стараться превзойти. Вот почему главная отличительная черта благородного человека – это забота о чести, стремление к славе и почестям. Правда, безудержное стремление к славе принимало извращённые формы. Вспомним историю Герострата, жаждавшего славы жителя Эфеса. По преданию в 356 г. до н.э. он поджёг храм Артемиды Эфесской, одного из семи чудес света. Своей цели Герострат достиг: его имя вошло в историю, стало нарицательным для обозначения кощунственных поступков («геростратово деяние»).

Загрузка...

Помимо аристократического происхождения, заботы о преумножении славы своей фамилии и защите её чести, благородного мужчину должны были отличать красивая речь и учтивость. Риторика стала важнейшим предметом образования каждого знатного человека. Первыми теоретиками риторики стали древнегреческий философ Аристотель (384-322гг.до н.э.) и древнеримский оратор Цицерон (106-43гг.до н.э.). Учтивость как проявление благородства – это, прежде всего, скромность, сдержанность, тактичность. Внешнее проявление учтивости – спокойная речь и отсутствие резких движений.

Приведём ещё несколько характеристик благородного человека с позиций античной культуры:

· Благородный человек щедр и широк по натуре, соблюдая, однако середину между плебейским швырянием денег на ветер и мелочной привязанностью к деньгам.

· Сам он оказывает благодеяния, но принимать их стыдится. За благодеяние он воздаёт ещё большим благодеянием, чтобы во всём иметь превосходство.

· Он предпочитает владеть вещами прекрасными и не приносящими пользы, ибо это свойственно человеку самодостаточному.

· Он пренебрегает незаслуженным бесчестием, однако, никому не позволит себя обидеть, ибо сносить обиду пристало лишь рабу.

· Он не выказывает свою силу на немощных, это черта – плебейская. Он не возносится над теми, кто ниже его, зато держится величественно с людьми высокопоставленными.

· Он отличается презрением к физическому труду, как и к любому платному занятию.

· В мирное время он любит роскошные обеды, пение, музыку, свежесть одежд, сладострастные бани и мягкое ложе.

Впоследствии многие из античных характеристик благородного человека были развиты и воплощены в этикетные кодексы и личностные образцы других эпох.

ВОПРОС №2. КУЛЬУРА СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЫ.

К XI веку в Западной и Центральной Европе сложилось особое сословие – рыцарство, которое в XII- XV вв. достигло расцвета. Рыцарство – это привилегированный социальный слой. В широком смысле – все светские феодалы, в узком – только мелкие светские феодалы. Взаимоотношения внутри рыцарства строились на основе вассалитета. Вассал-рыцарь должен был нести за свой счёт военную службу в войске своего сеньора. Рыцарь должен был приобрести боевого коня, вооружение (меч, щит, латы), участвовать в турнирах. Помимо этого рыцарь должен был получить особое рыцарское воспитание. До семи лет это воспитание осуществлялось в семье, до 14 лет – при дворе сеньора в качестве пажа, до 21 года – в качестве оруженосца при рыцаре. Рыцарское воспитание включало обучение религии, придворному этикету и так называемым семи рыцарским добродетелям: верховой езде, фехтованию, владению копьём, плаванию, охоте, игре в шашки, сочинению и пению стихов в честь дамы сердца.

Рыцари создали свою специфическую культуру, в которой чрезвычайно большую роль играла внешняя сторона. Рыцарь должен был быть красивым и привлекательным. Отсюда - особое внимание к одеждам, аксессуарам (головным уборам, перчаткам и т.п.), манерам, ритуалам (рыцарским обетам, клятвам, соглашениям), символике предметов, цвета. Рыцарская этика включала верность своим обязательствам по отношению к равным себе, заботу о слабых. Основным качеством рыцаря должно было быть мужество. Были выработаны специальные правила поведения рыцаря в бою (или турнире):

· нельзя отступать,

· нельзя убивать безоружного врага,

· главное не победа, а поведение в бою (турнире),

· отдавая себя на милость победителя, в знак своего поражения рыцарь снимал головной убор,

· если силы рыцарей были равны, они в знак готовности к переговорам протягивали друг другу правую руку, в которой обычно держали меч, и рукопожатие длилось до тех пор, пока оба не приходили к решению, которое устраивало обе стороны.

Важной составляющей рыцарской культуры являлось отношение к женщине, которую рыцари называли Прекрасной Дамой или Дамой сердца. Любовь к Прекрасной Даме должна была облагораживать рыцаря, вдохновлять его на подвиги. При этом дама должна была быть благородного происхождения. Простолюдинки не удостаивались ни ухаживаний, ни обожания со стороны рыцарей. Изысканно ухаживая за дамой, оказывая ей всевозможные знаки внимания, рыцарь тем самым подчёркивал свою принадлежность к миру избранных. Такой тип любовных отношений с Прекрасной Дамой получил название «куртуазной любви» (от старофранцузского court – двор) – изысканно вежливой, утончённой, галантной. Это некая форма игры, в которой участникам надлежало строго следовать правилам и отведённой им роли. В европейской литературе этого времени сформировалось особое направление – куртуазная литература, представленное лирикой трубадуров во Франции, миннезингеров в Германии и рыцарскими романами (творчество Бертрана де Борна, Кретьена де Труа).

В наше время отличительной чертой европейской цивилизации являются традиции куртуазной любви, унаследованные от рыцарской эпохи.

Эпохе средневековья мы обязаны появлением самого понятия «этикет», обозначающего установленный порядок и формы обхождения при дворе монарха. Легенда гласит, что впервые слово начало употребляться в данном значении при дворе французского короля Людовика ХIV (1638-1715), правление которого отличалось многочисленными войнами, высокими налогами и необыкновенной пышностью королевского двора. Во время одного из изысканных приёмов у Людовика ХIV гостям были предложены карточки с перечнем правил поведения на этом приёме. От французского названия карточки (etiquette) произошло и само понятие этикета.

Этикет пронизывал все сферы жизни высшего сословия, буквально до мелочей регламентируя жизнь двора. Этикет имел силу закона, а нарушение его норм рассматривалось как преступление, за которое полагалась строгая кара. По поводу строгости дворцового этикета известна такая легенда. Французскому королю Людовику ХIII необходимо было срочно побеседовать с кардиналом Ришелье, который был болен и лежал в постели. Нормы же этикета предусматривали, что говорящий с королём должен непременно стоять. Тогда Людовик лёг рядом, и разговор состоялся. Таким образом, законы этикета и честь короля не пострадали.

Суровость этикета того времени может быть объяснена тем, что этикет служил специфическим способом самосохранения высшего сословия, которое по сравнению с другими слоями общества было немногочисленным. Этикет выступал особой знаковой системой, с помощью которой происходило обособление дворянства от более «низких» культур, воспитание у представителей высшего сословия сознания своего социального превосходства. Этикет тем самым позволял отличать людей «своего круга» от всех прочих и в этом смысле он действительно был «этикеткой».

Средневековый этикет абсолютизировал свою внешнюю форму. Доблесть и добродетель заключалась не в том, чтобы быть человеком нравственным и гармоничным, по-своему уникальным и непохожим на других, но, напротив, в том, чтобы соответствовать жёстким стандартам, образцам, авторитетам, подчинять свою индивидуальность типичному, а личное поведение – строгим правилам этикета, которые в эту эпоху были предельно формализованными.

Этикет представлял собой очень сложную, детализированную и разветвлённую систему норм и ценностей, зачастую запутанную, усвоить которую без специального обучения было невозможно. Сложность этикета проявлялась и в многочисленной этикетной атрибутике, обрамлявшей этикетные ситуации. Таким вещам, как платок, цветок, перчатка, лента и т.п., придавалось огромное значение. Манипуляции с ними были очень выразительны и многозначны, особенно в отношениях влюблённых (например, рыцаря и его Прекрасной Дамы). Тончайшие цветовые оттенки одежды, цветов, украшений были полны значения. Вещь была неким заместителем самого человека, поэтому дарить вещи, особенно касающиеся тела, было небезопасно с точки зрения этикета. Вспомним трагедию «Отелло» (1604г.), главный конфликт которой связан с платком, потерянным Дездемоной.

Усложнённость этикета создавали необходимость в пособиях и руководствах. Первый известный трактат такого рода появился в Испании ещё в 1204 году – это «Дисциплина клерикалис», написанная Педро Альфонсо. Книга эта была ориентирована на духовенство и содержала, например, правила поведения за столом, порядок ведения беседы, приёма гостей и т.д. Позднее на основе этой книги появились аналогичные руководства в Англии, Голландии, Франции, в германских и итальянских землях.

Наибольшую известность в придворных кругах сначала Италии, а затем и всей Европы получила книга современника и друга Рафаэля графа Бальдассарре де Кастильоне «Придворный» (1528г.). Имитируя беседы реальных лиц, автор воссоздаёт картины придворной жизни как искусства, выявляющего разнообразные грани человеческой личности. Приведём цитату из этой книги: «…светская женщина должна быть мягкой и деликатной, достаточно образованной, чтобы участвовать в беседах, развлекать гостей игрой на каком-либо музыкальном инструменте кроме флейты и, разумеется, легко и красиво танцевать. Незамужняя женщина может одарить своей благосклонностью лишь того, с кем она могла бы вступить в брак. Если она замужем, то может предложить поклоннику только своё сердце».

Этот образ светского человека хорошо дополняет и конкретизирует Джованни де ла Каза в книге «Галатео, или Книга хороших манер», изданная в Италии в 1558 году. Даваемые в ней рекомендации по поводу манеры одеваться, разговаривать, вести себя за столом широко распространились в Италии и получили одобрение придворных кругов. Приведём несколько рекомендаций из этой книги: «Каждый должен одеваться в соответствии со своим возрастом и положением в обществе. Если этого не делать, то можно заметить на себе презрительные взгляды окружающих людей…Говорить нужно спокойно, с достоинством, так, чтобы вас понимали; человек должен всё делать красиво, изящно, быть любезным».

Практические руководства по этикету активно издавались и переиздавались в то время. Вот названия некоторых из них: «Путеводитель кавалера», «Наставления тем, кто устремляется ко двору и посещает благородные собрания», сборник «Цветы красноречия», выдержавший пять переизданий за восемь лет.

В средневековой Европе формируется религиозная христианская мораль, оказавшая огромное воздействие на этикетные нормы. Так, тягчайшим грехом, с точки зрения христианской морали, является гордыня и порождаемые ею высокомерие, стремление выставлять напоказ свои заслуги, могущество, знания, достижения и т.п. Поэтому этикетные нормы требовали от благородного человека уступок по отношению к другим благородным людям, являясь своеобразной формой отвержения гордыни. Смирение, самоуничижение культивировались в нормах учтивости (но лишь по отношению к равным себе по сословию). Другим тяжким грехом религиозная мораль называет грех плотский. Это нашло отражение в нормах этикета – всё, что касалось проявления человеческой физиологии, считалось низменным, запретным, неприличным. Идея греховности, неприличности телесного нашла своё воплощение и в законах куртуазности, регламентирующих любовные отношения рыцарей-дворян с Прекрасной Дамой. Любовь в этот период постоянно романтизируется. Её эротическое начало вытесняется. Любовь возводится до уровня прекрасной игры, обставленной благородными этикетными правилами. В эту эпоху игра была присуща всей европейской культуре, да и самой жизни. Поэтому отделить серьёзное от игрового было непросто. Для игры важна форма, важны детали костюма, цвет, взгляды, интонации. Приведём цитату из средневекового романа: «Когда Гийом де Машо в первый раз увидел свою возлюбленную, он был поражён тем, что она наделе к белому платью лазурно-голубой чепец с зелёными попугаями, ибо зелёный цвет – цвет новой любви, голубой же - цвет верности». Таким образом, форма в этикете давлеет над содержанием. Этикет становится более выразительным в эстетическом отношении. Он становится своеобразным украшением жизни высших слоёв общества.

В средневековой Франции утверждается принцип театрализации жизни. Театр считался наилучшей школой манер, позволял выработать у молодых людей благозвучное произношение, свободу жеста, благородство осанки и походки, внешнюю элегантность.

Постепенно из-за дворцовых стен этикет проникает в городскую среду, в которой зарождаются новые, более демократичные формы и стандарты внешних приличий.

ВОПРОС №3. БУРЖУАЗНАЯ КУЛЬТУРА.

Буржуазная культура, или культура нового времени, начала формироваться в Европе в ХVII веке. Это, прежде всего, культура рационализма, который имел глубокие корни в экономической, технической, научной деятельности этой эпохи. Наука, знания стали рассматриваться как высшая ценность. Этикетные нормы приобретают характер своеобразного инструментария, с помощью которого происходит сдерживание человеческих аффектов, неуместных в рациональном обществе. Не случайно одной из задач воспитания, по Рене Декарту (1596-1650), было научение человека тому, как можно подавлять свои чувства, сдерживать их, чтобы при минимальном расходе сил получить максимальный эффект. Этот принцип присутствует и в современных правилах приличий, особенно – английских. «С детских лет в англичанине воспитывают способность к самоконтролю. Его приучают спокойно сносить холод и голод, преодолевать боль и страх, обуздывать симпатии и привязанности. Ему внушают, что человек должен быть капитаном собственной души» (В.Овчинников «Сакура и дуб»).

Главной особенностью эпохи буржуазной культуры становится идея личностного начала человека, его автономности, суверенности. На первый план в ряду моральных ценностей выдвигается ценность человеческого достоинства. Этикет при этом становится формой самоутверждения личности, а его основополагающим чувством - собственное достоинство личности.

В это время продолжают создаваться интереснейшие практические руководства и трактаты по этикету и этике. Например: Джон Локк (1632-1704гг.)«Мысли о воспитании» (1693г.), Жан де Лабрюйер (1645-1696гг.)«Характеры, или Нравы нынешнего века»(1688г.), Филип Честерфилд (1694-1773гг.) «Письма к сыну» (изданы в 1774г.).

Можно сформулировать три особенности этикетных норм, сформировавшихся в эпоху буржуазной культуры:

· Среди всех качеств, которыми должен обладать воспитанный человек, предпочтение отдаётся четырём наиболее важным: добродетель, мудрость, благовоспитанность и знание. Приведём по этому поводу цитату из Дж.Локка: «Научите джентльмена господствовать над своими наклонностями и подчинять свои влечения разуму».

· Этикет принимает всё более естественные формы поведения. Предпочтение начинает отдаваться простоте перед лицемерием и подражательностью. Цитата из Ф.Честерфилда: «Надо не только уметь быть вежливым, что само по себе совершенно необходимо, высшие правила хорошего тона требуют ещё, чтобы вежливость твоя была непринуждённой».

· Этикет не допускает светского высокомерия, а требует вежливости и приветливости в обращении с людьми различных социальных слоёв (не только высших). Из Дж.Локка: «Нельзя допускать, чтобы дети утрачивали уважение к человеку из-за случайностей внешнего положения».

Идеалом добропорядочности становится человек, который «всем обязан самому себе» (“self made man”). Щедрость, расточительность, праздность аристократического образа жизни сменяются добродетелями трудолюбия и бережливости. Для буржуа понятие чести связано, прежде всего, с умением жить без долгов. Образцом воспитанности выступает человек, «заслуживающий кредита», а кодекс приличий в это время пополнился новым правилом: «В срок и полностью выплачивай свои долги!».

Этикет в это время становится средством достижения успеха и в бизнесе, и в частной жизни.

Формируется этикетный образец, своеобразная знаковая фигура эпохи – это джентльмен (от англ. gentlman). Слово это появилось в Англии ещё в 1414 году, а оттуда впоследствии распространилось по всему миру. В Англии «джентльменами» называли особую социальную категорию – младших сыновей именитых дворян-землевладельцев, в соответствии с английскими традициями, не получавших ни наследства, ни титула отца. Единственное, что у них оставалось от семьи - это врождённое благородство и хорошее воспитание.

Не одно столетие спорят о том, кого правильно называть джентльменом. Сторонники одного подхода предлагают в качестве критериев знатность и благородство происхождения. Представители другого подхода главными критериями джентльмена называют благородство характера, личные достоинства, уровень образования и воспитания человека, безотносительно к его социальному происхождению. Само значение слова «gentl» убеждает нас в истинности второго подхода. “Gentl” можно перевести на русский язык как «мягкий, добрый, тихий, спокойный, кроткий, нежный, вежливый».

Считается, что современному джентльмену присущи четыре основных качества: самоконтроль, порядочность, честность и чувство собственного достоинства. Конечно, с таким человеком будет приятно и надёжно вести дела.

ВОПРОС №4. РОССИЙСКИЕ ТРАДИЦИИ ЭТИКЕТА.

Культура европейского этикета начала складываться в России в первой половине ХVIII века. Но предпосылки появились ещё в ХIV-ХVII веках. В качестве такой предпосылки можно назвать интереснейшее произведение русской литературы середины ХVI века «Домострой» - своеобразный свод правил поведения. В этой книге даны 64 наставления, совета, поучения, представляющих собой «сценарный план» проведения жизненно важных семейных и общественных действий. В качестве примера приведём названия некоторых глав: «Наставление отца сыну», «Как с домочадцами угощать благородно приходящих в дом твой», «Как жене с мужем советоваться каждый день и обо всём спрашивать: и как в гости ходить, и к себе приглашать, и с гостями о чём беседовать». Приведём также цитату из этой книги: «Когда пригласят тебя на пир, не упивайся до страшного опьянения и не сиди допоздна, потому что во многом питии и в долгом сидении рождаются брань и свара и драка, а то и кровопролитие».

Почти до середины ХIХ века «Домострой» был незыблемым руководством «для всякого живущего в России».

В России ХVI-ХVII веков светские приличия смешивались с религиозными нормами и народными обычаями. Это проявлялось, например, в отношении к женщине. Жён, как правило, держали взаперти. Жена не могла показываться гостям, лишь в особых случаях боярыня могла спуститься из своего терема, одетая в лучшие одежды, с золотым кубком, которого касалась губами, а затем подавала каждому гостю. После этого она становилась на почётное место и принимала от гостей поцелуи. В этом ритуале явно чувствуется влияние рыцарской культуры Европы.

Жизненный уклад России начал меняться в эпоху Петра I (1682 -1725гг.). Серьёзные изменения происходят в бытовой жизни дворян. Молодые люди обучались в учебных заведениях, где овладевали светскими приличиями, учились танцам, фехтованию, искусству красноречия и т.д. Наставлением для них служила книга «Юности честное зерцало, или Показания к житейскому обхождению» (1717г.). Предполагают, что составителем этой книги был сподвижник ПетраI, русский государственный и военный деятель, генерал-фельдмаршал, граф Яков Велимович Брюс (1670-1735гг.). Эта книга сыграла огромную положительную роль в развитии культуры этикета в среде российского дворянства.

Правила этикета внедрялись Петром I при помощи специальных указов, содержащих угрозы наказания за их невыполнение. Этикет, таким образом, имел силу закона. Так, предписывалось брить бороды, носить европейское платье, есть европейскую пищу. Появляется и новая форма светского общения – ассамблеи, которые устраивались в Санкт-Петербурге поочерёдно представителями знати, а летом – в Летнем саду (с 5 до 10 час. вечера). Ассамблеи разрушили прежнюю замкнутость жизни дворян, общение стало более раскрепощённым. Мужчины стали более галантны. В дворянском обществе изменилось отношение к человеческой красоте. Начала признаваться внешняя красота, которая должна приносить радость, удовольствие, и которую нужно уметь создавать и демонстрировать.

В послепетровское время утверждается пышность императорского двора. Преобладает формальная сторона этикета над его нравственным содержанием. Этикет предписывал каждому сословию свой стиль в одежде. Так, по специальному Указу 1742 года, особам первых пяти классов разрешалось носить шелка, парчу, кружева. В эпоху Елизаветы Петровны (1741-1761гг.) происходит так называемое «офранцуживание» русской культуры. До 1812 года просуществовали французские пансионы, специфические учебно-воспитательные заведения. Носителей данного типа культуры иронично называли «петиметрами» и «кокетками». Положительный образ русского дворянина также формируется под французским влиянием. Он получил название «комильфо» (от французского “comme il faut”- как нужно). Л.Н.Толстой в трилогии «Детство. Отрочество. Юность» сформулировал признаки «комильфо»: французский язык, ногти, умение кланяться, танцевать и разговаривать; равнодушие ко всему и постоянное выражение некоторой изящной, презрительной скуки.

В послепетровскую эпоху этикет становится всё более маркированным. Так же, как в средневековой Европе, большое значение придаётся его внешней стороне. Обязательной принадлежностью дамского туалета становится веер, мужского – шпага как знак сословного статуса дворянина.

Дворянству стремилось подражать формирующееся российское купечество. Появляется особый тип купеческой культуры с заимствованными элементами дворянского быта и манер. Купеческую среду в разнообразных её проявлениях очень хорошо изобразил в своих пьесах А.Н.Островский.

В 1775 году манифестом Екатерины II был обозначен особый разряд городского населения – «мещане», то есть «городские обыватели», не записанные в купечество (мелкие торговцы, служащие частных компаний, прислуга и т.п.). Мещане старались во всём подражать господам, копируя их образ жизни, манеры, внешние атрибуты воспитанности.

Во второй половине XIX века в среде богатого купечества устраивались, как и в среде дворянства, званые обеды, приёмы, маскарады. Они одевались по моде, имели дома в лучших кварталах города. Дети образованных купцов стали получать прекрасное классическое образование, усваивали правила этикета. Приметой времени стали смешанные дворянско-купеческие браки. Всё это создавало социокультурную базу для новой генерации культурных людей России – интеллигенции. Интеллигентами стали называть людей образованных, просвещённых, несущих в себе лучшие прогрессивные черты своей эпохи. Их ещё называли «просвещёнными читателями», так как на Руси всегда существовал культ книги, а человек с книгой считался духовным руководителем. Интеллигента должна была отличать правильная, грамотная речь. В среде интеллигенции сложились свои каноны приличного поведения, среди которых главное – это нравственное, духовное, личностное начало в человеке, чувство собственного достоинства, подчёркивающее самоценность личности, заниженное внимание ко всему внешнему. Среди интеллигенции всегда был популярен кантовский лозунг: «Имей мужество пользоваться собственным разумом!». Таким образом, нравственные поиски интеллигенции свидетельствовали о преемственности с античностью.

 

 


Дата добавления: 2015-07-07; просмотров: 182 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: ТЕМА: РЕПУТАЦИЯ | ТЕМА: ОСНОВНЫЕ ПРИНЦИПЫ СОВРЕМЕННОЙ БИЗНЕС-ЭТИКИ | ТЕМА: ПОНЯТИЕ ДИПЛОМАТИИ И ДИПЛОМАТИЧЕСКОГО ПРОТОКОЛА | ТЕМА: ДИПЛОМАТИЧЕСКИЕ ОТНОШЕНИЯ | Цитата: Статья 13 | Статья 22 | ТЕМА: ДИПЛОМАТИЧЕСКОЕ ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО | Процедура прибытия. | Процедура отъезда. | Старшинство среди глав дипломатических представительств. |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Уважаемые студенты!| ТЕМА: СОВРЕМЕННЫЕ ПРИНЦИПЫ ЭТИКЕТА

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.016 сек.)