Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Арабские страны в последней трети XIX – начале ХХ вв. Колониальное закабаление арабских народов.

Читайте также:
  1. IV. СЕМЬ ОТКРОВЕНИЙ О НАЧАЛЕ СВЕТЛОЙ ЭПОХИ
  2. IV. Третий сын Алеша
  3. VII. Экспансия российского империализма в страны бывшего СССР.
  4. XIX—начале XX в.
  5. Арабские скакуны
  6. БЛОК ТРЕТИЙ. Образование политических партий и их способы решения коренных вопросов революции.

Арабские страны Азии и Африки в новое время

 

Порабощении арабских народов султанской Турцией.

Арабские народы под турецким господством (XVII-XVIII вв.).

Арабы в первой половине и середине XIX в. Колониальная экспансия европейских держав.

Арабские страны в последней трети XIX – начале ХХ вв. Колониальное закабаление арабских народов.

 

 

К исходу средневековья почти все страны и народы, говорящие на арабском языке и исповедующие ислам, были завоёваны турками и включены в состав Османской империи. В Азии – Ирак, территория Сирии, Ливана, Палестины, гигантский по своей площади Аравийский полуостров. В Африке – Египет, большинство стран Магриба (Ливия, Тунис, Алжир).

Отметим основные вехи этого процесса завоеваний и первые его результаты. Первыми из арабских стран утратили свою политическую независимость Сирия (тогда она включала в себя Палестину и Ливан) и Египет. Господство в этих странах находилось в руках своеобразной военно-феодальной касты мамлюков, которые хищнически эксплуатировали арабских феллахов (крестьян) и бедуинов (кочевников). Они не проявляли заботы о развитии сельского хозяйства и – что было особенно важно для районов поливного земледелия – о поддержании на должном уровне системы искусственного орошения. Не было никакой заботы и о развитии ремёсел. Зато всеми мерами они усиливали давление податного пресса. Эти обстоятельства облегчали турецким феодалам завоевание арабских стран.

Египетские мамлюки в своё время нанесли ряд поражений сирийским войскам и теперь смотрели на Сириюкак на завоёванную страну. Они обложили тяжёлыми податями сирийских феллахов, которые и без того отдавали значительную часть своего урожая местным помещикам и духовенству. От произвола и хищничества мамлюков страдало также плебейское население городов, в первую очередь ремесленники и торговцы. Нередко мамлюкские власти производили конфискацию и у крупных купцов. Крупная караванная торговля страдала от высоких пошлин, а то и просто от грабительских нападений мамлюков и местных феодалов. В конце XV – начале XVI в. налоговое обложение ещё больше возрастало: был введён налог на сбор на улицах коровьего помёта, собираемого на топливо. Чрезвычайно обременительной для населения была практика военных постоев грубых и разнузданных мамлюков.

В начале XVI в. возмущение мамлюкским господством охватило все классы сирийского населения, в том числе и многих местных феодалов. Поэтому, когда надвинулась угроза турецкого вторжения, некоторые крупные сирийские феодалы заверили османского султана Селима I, что его войскам в Сирии не будет оказано сопротивления. Летом 1516 г. турецкая армия вторглась в Сирию. Мамлюкское войско, прибывшее из Египта, терпело полное поражение. Турецкая армия имела свою артиллерию как род войск, а пехота (янычары) хорошо владела ручным огнестрельным оружием. Мамлюкские же конные отряды имели только холодное оружие (мечи, копья и луки со стрелами).

Дезорганизованные отряды мамлюков во время их бегства в Египет всюду подвергались нападениям со стороны жителей городов, крестьян, бедуинов. В начале 1517 г. турецкая армия Селима I вступила в Каир, не встретив сопротивления, но подвергнув египетскую столицу грабежу и опустошению. Остатки мамлюкских войск были отброшены в Верхний Египет и скоро уничтожены.

Завоевания Египта имело своим следствием установление власти турецкого султана также и в Хиджазе (в Аравии). Эта священная для мусульман страна с городами Меккой и Мединой, ежегодно посещаемая тысячами паломников, целиком зависела в продовольственном отношении от Египта. Прекратив снабжение Хиджаза, правители Египта могли в любое время вызвать голод в Хиджазе, что неизбежно повлекло бы волнения среди местного населения, существовавшего главным образом за счёт доходов от паломничества. Судьбу Египта поэтому должен был разделить и Хиджаз. Селим I получил ключи от меккского храма Каабы – главной мусульманской святыни, и включил в свой титул почётное звание «слуга обоих святых городов», то есть Мекки и Медины. Позднее, во второй половине XVIII в., в период распада Османской империи, была создана легенда о том, что каирский халиф передал турецкому султану титул и прерогативы халифа всех мусульман.

Каковы же первые «плоды» турецкого владычества в Сирии и Египте? Турецкое завоевание не внесло существенных изменений в общественный строй арабских стран. Те из сирийских и ливанских феодалов, которые поддерживали мамлюков, были лишены турецкими властями части их земельных владений. Наоборот, перешедшие на сторону турецких завоевателей, за счёт этой акции расширили свои владения. В большей части страны продолжали господствовать местные феодалы, сохранившие свои земельные владения и привилегии в качестве вассалов турецких пашей. Паша, явившийся представителем султанской власти, собирал с пашалыка (т.е. подвластной ему области) подати через арабских феодалов. Большую часть собранных податей он оставлял в своём распоряжении. На эти средства паша был обязан содержать войско, находившееся под его командованием. В целях личного обогащения паши старались собрать как можно больше податей, вовсе не считаясь ни с экономическим состоянием пашалыков, ни с платёжеспособностью населения.

Жесткая эксплуатация населения вела к упадку хозяйства, особенно земледелия. Значительно сократилась торговля, в том числе и транзитная из Индии и других стран Востока. Сирийская торговля страдала также от высоких, часто произвольных пошлин, взимаемых на многочисленных таможнях, а главное – от разбойничьих нападений пашей и феодалов на купеческие караваны.

Турецкому правительству приходилось считаться с силой и влиянием наиболее крупных арабских феодалов. Оно старалось ослабить их, используя старые племенные и родовые распри, религиозную рознь, политическое соперничество, часто приводившее к междоусобным вооружённым столкновениям.

Относительной независимостью при турецком господстве пользовались феодалы Ливана, горной страны, подчинить которую только силой оружия было весьма трудно. Наибольшим влиянием в Ливане в течение более столетия после прихода турок пользовался род Маанидов. С целью ослабления этого феодального рода турецкие власти поощряли выступления против него других феодалов, но большого успеха эта политика не имела. Мааниды попытались добиться полной политической независимости Ливана от Турции. Они создали крупную армию, расширили свои владения, попытались установить союзнические отношения с итальянскими государствами и Францией против турок. Образование фактически самостоятельного государства в Ливане вызвало решительное противодействие турецкого правительства. Первые два десятилетия XVII в. Ливан жёсткой рукой был приведён к повиновению.

В Египте установление турецкого господства тоже не внесло существенных перемен в общественный строй. Верхний слой класса феодалов по-прежнему составляли мамлюкские беи и высшее мусульманское духовенство. Султан СелимI ещё в год завоевания Египта признал за многими мамлюкскими беями их прежние права на владение землями и подтвердил их привилегии. Несколько позднее в Египте был введён свод законов, определивший права и привилегии дворянства и повинности крестьян.

На вершине управленческой пирамиды стоял назначенный султаном паша. Он превратился в посредника между турецким султаном и египетскими феодалами. В соответствии с принципом феодально-государственной собственности на землю все орошаемые и возделываемые земли считались собственностью турецкого султана. Фактически же владельцами земли были феодалы (мультазимы), которые получили её во владение от каирского паши как представителя султана. В качестве мультазимов выступали мамлюки различных рангов, арабские шейхи (то есть предводители бедуинских племен), командиры турецкого войска, а также местные купцы и ростовщики. Размеры и доходность поместий были различны – от сотен деревень с городами, до одной небольшой деревушки.

Основной обязанностью мультазима было своевременное взимание с податного населения налогов. Подати взимались как в денежной, так и в натуральной форме. Несвоевременный или неполный взнос податей имел следствием лишение мультазима его земельных владений. Проводя жёсткую политику закрепощения и эксплуатации крестьян (вплоть до введения различных форм барщины), египетские и турецкие феодалы вызывали этим дальнейшее обнищание феллахов, разорение сельского хозяйства и общий упадок производительных сил в Египте.

Происходило дальнейшее и довольно быстрое сокращение ремесленного производства. Наблюдалось и ухудшение качества ремесленной продукции. Падение производства объяснялось главным образом резким усилением налогового гнёта, уменьшение платёжеспособного спроса со стороны горожан и крестьян. Немалое значение имело и сокращение торговли с Индией и Индонезией вследствие появления португальских торговых и пиратских кораблей в Индийском океане и Красном море. Всё это, а также перемещение мировых торговых путей обусловили экономический упадок Египта, утратившего своё былое значение в транзитной торговле.

Восточнее Малой Азии владением турецкого султана был Ирак. Он был покорён в XVI в. в результате серии войн с Ираном. Несколько позднее турки завоевали ещё и Месопотамию. Период правления турецких феодалов и султанских наместников для Ирака был тяжёлым и мрачным временем экономического упадка, национального гнёта и культурного застоя. Все земли, завоёванные турками, были объявлены собственностью султана. В кочевых и полукочевых районах завоеватели, грабя крестьян и кочевников, как и в других подвластных землях, опирались на местную племенную знать, которая в массе своей верно служила новому господину - турецкому султану.

Страны Северной Африки к концу средневековья (XVвек) находились в состоянии феодальной раздробленности и междоусобных войн, что ослабляло силу их сопротивления вторжением извне. Первые европейские захватнические акции были совершены в Марокко. Ещё в XV в. португальцы захватили Сеуту, Танжер, ряд других важных населённых пунктов в Северном Марокко и его атлантическом побережье. В XVI в., построив на захваченной территории укреплённые пункты и поставив там гарнизоны, португальские завоеватели начали взимать постоянную дань деньгами, ценностями, местными продуктами с населения марокканского побережья. Время от времени португальцы предпринимали и грабительские экспедиции вглубь страны. Эти экспедиции сопровождались разрушением деревень и городов, истреблением жителей или захватом их для продажи на невольничьих рынках.

В самом конце XV в. после окончания реконкисты под видом продолжения «богоугодных дел» против «неверных» мусульман на страны Северной Африки стали нападать воинственные испанские идальго. Они захватили ряд опорных пунктов и разместили там гарнизоны в Марокко, Алжире, Триполитании. Всюду они устраивали повальный грабёж и истребление многих тысяч жителей, взимали дань, угоняя аборигенов в рабство.

В начале XVII в в Северной Африке появились новые завоеватели – турки, прибывшие из Восточного Средиземноморья. Дорогу завоевателям проложили пиратские шайки, которых всемерно поддерживало султанское правительство. Первым завоеванием турок стал Алжир.

Турецкие завоеватели сохранили в Алжире за местными феодалами, как оседлыми, так и кочевыми, их владения и классовые привилегии, не вмешивались во взаимоотношения между феодалами и их крепостными. Представитель турецкого султана требовал своевременной уплаты податей. Часть собранных средств он отправлял в Стамбул, а большей долей распоряжался сам. Расходуя её на себя, на содержание свиты, канцелярии, полиции и войска.

С течением времени во всех областях Северной Африки (в середине и в начале второй половины XVIIIв. провинциями Османской империи стали ещё Тунис и Ливия) стало возрастать политическое значение янычарского корпуса, как собственно и по всем султанским владениям. Янычары получали жалованье из казначейства местного паши, пользовались правом приобретать по очень низким ценам продукты, ткани и другие товары на местных рынках. Они были освобождены от всех налогов и сборов. Их представители присутствовали на заседаниях Дивана паши. Из их среды будут назначаться беи (руководители) областей, они начнут навязывать и своих людей на должность пашей.

Другой организационной силой были североафриканские пираты и прежде всего те, что базировались в Алжире. Они подвергали ограблению прибрежные районы европейских стран, занимались разбоем в открытом море под командованием своих раисов (капитанов). Раисы составляли особую корпорацию, располагали большими материальными ресурсами, получали поддержку от султанской власти. Экипажи пиратских кораблей в своём большинстве состояли из принявших ислам европейцев, взятых в плен пиратами или бежавших из своих стран.

Страны Северной Африки - Египет, Алжир, Тунис и Ливия были подчинены турецкому господству. Марокко поработить не удалось. На него претендовали ещё португальцы и испанцы. Там сменялось туземные династии, не утихала дворянская распря, время от времени вспыхивали народные волнения, но в самые трудные годы марокканцы находили силы, мужество, волю, чтобы дать отпор и европейцам и турецким вторжениям. Марокко – единственная страна Магриба, сумевшая сохранить значительную долю своей независимости.

 

* * *

Упадок Османской империи, начавшийся с середины XVII в., отразился и на положении арабских стран, входивших в её состав. В XVII-XVIII вв. власть турецкого султана в Северной Африке, включая Египет, была в значительной мере номинальной. В Сирии, Ливане и Ираке она была резко ослаблена народными восстаниями и мятежами местных феодалов. В Аравии возникло широкое религиозно-политическое движение – ваххабизм, поставившее своей целью полное вытеснение турок с Аравийского полуострова.

В XVII-XVIII вв. в экономическом развитии Египта наблюдались некоторые новые моменты. Крестьянское хозяйство всё более втягивалось в рыночные связи. В ряде районов, особенно в дельте Нила, рента-налог принимала денежную форму. На рынках Египта шла оживлённая торговля. Значительно выросли внешнеторговые связи. В конце XVIII в. в одном только Каире пять тысяч купцов занимались внешней торговлей.

В XVIIIв. в ряде отраслей промышленности начался переход к мануфактуре. Появились предприятия, где постоянно было занято несколько сотен (даже до тысячи) лиц наёмного труда. Однако ростки капиталистических отношений не получили значительного развития. Как и в остальных частях Османской империи, собственность купцов, владельцев мануфактур и мастерских не была ограждена от посягательств пашей, беев, чиновников, Чрезвычайные налоги и поборы, контрибуции, вымогательства разоряли торговцев и ремесленников. Налоговый пресс душил крестьянскую массу. Французский исследователь XVIII в. Эстен опубликовал список налогов, собираемых с крестьян одной из египетских деревень. В этом списке более 70 названий. Какой уж тут прогресс можно ожидать?

Что касается Сирии и Ливана, то здесь картина более удручающая. Источники содержат самые скудные сведения об экономическом развитии этих стран. Несомненно, однако, что и здесь возрастала степень феодальной эксплуатации, обострялась борьба внутри класса феодалов, так же, как и не утихала освободительная борьба народных масс против чужеземного гнёта и собственных поработителей. В Сирии во второй половине XVII – начале XVIII столетий шла кровавая распря между двумя крупными феодальными группировками, между так называемыми «красными», выступавшими против турецкого господства, и так называемыми «белыми», стоявшими на протурецкой позиции.

В Ливане в течение более столетия отдельные влиятельные феодальные кланы вели борьбу против турецкого владычества, находя при этом всемерную поддержку со стороны крестьянства. Они добивались своей ливанской государственности. Иногда удавалась утвердиться у власти, и тогда турки даже воздерживались от вмешательства во внутренние дела. Но к концу XVIII в. турки все-таки сломили освободительное движения ливанцев, вновь утвердив своё господство.

Ирак по уровню экономического развития отставал от Египта. Из многочисленных прежде городов Ирака лишь Багдад и Басра в известной мере сохранили значение крупных ремесленных центров. Но через страну шла транзитная торговля между Европой и Азией, приносившая значительные доходы.

На территории Ирака расположены священные шиитские города Кербела и Неджеф. Это делало Ирак объектом острой турецко-иракской борьбы. Транзитная торговля привлекла в страну и английских купцов, которые в XVII в. основали факторию Ост-Индской компании в Басре, а в XVIII в. – в Багдаде.

Турецкие завоеватели разделили Ирак на два пашалыка: Мосульский и Багдадский. В Мосульском пашалыке, населённом преимущественно курдами, существовала военно-ленная система. У курдов, как кочевников, так и оседлых, ещё сохранялись черты родоплеменного строя. Но их общинные земли и большая часть скота давно уже стала достоянием вождей, а сами вожди – ханы, беки и шейхи – превратились в феодалов, закрепощавших своих соплеменников.

Власть Порты над курдскими феодалами была весьма непрочной, что связано с кризисом военно-ленной системы во всей Османской империи. Курдские феодалы уклонялись от несения военных обязанностей. Иногда они открыто становились на сторону иракского шаха против турецкого султана. В Багдадском пашалыке, населённом арабами, постоянно вспыхивали крупные антитурецкие восстания. С большим трудом, с немалыми утратами удалось султанской Турции удержать Ирак под своей властной рукой.

Аравийский полуостров был наиболее отсталым регионом арабского мира. Феодальные отношения существовали здесь с весьма сильными пережитками первобытнообщинного строя и довольно широко распространённым рабством. Кочевники-бедуины и оседлое население оазисов распадались на множество зачастую враждовавших между собой племён. Хозяйственные потребности населения Аравии, угроза иностранного порабощения (со стороны Османской империи, Ирана, а также европейских колонизаторов) порождали тенденцию к объединению мелких княжеств. Эта тенденция реализовалась в весьма сложных и противоречивых условиях крайней экономической и политической отсталости.

В Йемене (Юго-запад полуострова) в XVII в. развернулось направленное против турецких захватчиков объединительное движение, которое возглавили руководители мусульманской секты зейдитов. Это последователи проповедника Зейд ибн Али (VIII в.). Зейдиты занимали промежуточное положение между суннитами и шиитами. Главы секты - имам объединял в своих руках духовную и светскую власть. Изгнав турок, зейдиты основали независимый имамат Йемен, границы которого, однако, не были стабильными.

Расположенный в юго-восточной части Аравийского полуострова Оман в 40-х XVIII в. освободился от иранской оккупации. Восстановив свою независимость, он превратился в сравнительно крупный и сильный имамат. Его власть распространялась на остров Занзибар (Восточная Африка) и некоторые районы Восточного побережья Персидского залива.

После изгнания в 1783 г. иранцев с Бахрейнских островов, там тоже возникло независимое арабское княжество.

Как видим, на юге и востоке Аравии тенденция к объединению была локализована переделами отдельных княжеств. Она серьёзно ослаблялась династическими племенными и религиозными интересами и противоречиями.

Более ярко объединительное движение во внутренних районах северо-западной части Аравийского полуострова, в княжествах Неджда. Эта территория в XVII-XVIII вв. почти полностью была изолирована от внешнего мира Даже арабские хроники того времени, составленные в соседних странах, хранят молчание о событиях в Неджде. Между тем именно в Неджде в середине XVIII в. возникло движение, сыгравшее крупную роль в истории всего арабского Востока.

Реальной политической целью этого движения было объединение разрозненных мелких феодальных княжеств и независимых племён Аравии в единое и суверенное государство. Постоянные раздоры между племенами из-за пастбищ, набеги кочевников на оседлое население оазисов и на купеческие караваны, феодальные усобицы сопровождались разрушением оросительных сооружений, уничтожением садов и рощ, угоном стад, разорением крестьян, купцов и значительной части бедуинов. Только объединение Аравии могло остановить эти бесконечные войны и обеспечить подъём земледелия и торговли.

Знаменем объединительного движения арабских племён стало религиозное учение ваххабитов. Основоположник этого учения богослов Мухаммед Ваххаб. В 40-х гг. XVIII в. он стал призывать мусульман вернуться к традициям раннего ислама и возродить «истинную веру». Он резко осуждал сохранившиеся племенные культы, основанные доисламскими первобытными верованиями и как бы символизировавшие сепаратизм отдельных племён. Точно также осуждали ваххабиты порочные наклонности тех, кто стоит на верху социальной лестницы. Они отстаивали аскетическую простоту нравов, отвергали праздность и предметы роскоши, пение и музыку, употребления вина, кофе, табака. (Западные авторы называют их «пуританами пустыни»). Ваххабиты считали турецких пашей отступниками от веры, а самого султана - лжехалифом. Иначе говоря, ваххабизм сочетал идеи преодоления племенного сепаратизма и объединения Аравии с призывом к борьбе против турецкого господства. Эта идеология отражала также протест кочевников - бедуинов и крестьянства земледельческих оазисов против усиливавшейся эксплуатации и их идеалы социального равенства.

Новая религиозная (можно сказать – и политическая) доктрина скоро получила значительное распространение. Эмир небольшого княжества Дарийя Мухаммед ибн Сауд признал её официальной религией в своём княжестве. Династия Саудитов развернула борьбу за подчинение других княжеств. Она завершилась в 30-х гг. превращением Неджда в единое феодально-теократическое государство. Саудиты стали также и религиозными руководителями ваххабитов и теперь стремились распространить свою власть за пределы Неджда. В конце XVIII – начале XIX вв. саудиты объединили под своей властью почти всю Аравию. В самом конце XVIII в. ваххабиты развернули борьбу за Сирию и Ирак. Они успешно громили султанские войска, но они не встретили такой поддержки населения, как в Аравии. Пришлось отступать.

Напрашиваются некоторые выводы. Турецкое владычество для арабских стран обернулось бедой поистине исторического масштаба. Социально-экономические, политические и духовные процессы, прогрессивные тенденции были прерваны, а во многих сферах общественной жизни явно прослеживаются тенденции не просто застоя или консервации уже достигнутого, а попятные движения.

Социальные бедствия и страдания огромных масс населения умножились. В обществе углублялся социально-политический разлад, поскольку экономически сильные и политические влиятельные круги арабских стран сплошь и рядом отдавали себя служению чужеземным поработителям.

Турецкое завоевание повлекло за собой упадок арабской культуры, продолжавшейся в течение XVII – XVIII вв. Наука практически не развивалась. Философы, историки, географы, юристы в основном переписывали и пересказывали труды средневековых авторов. На уровне средних веков застыли медицина, математика, астрономия. Экспериментальные методы изучения природы вообще не были известны. В литературе, в первую очередь – в поэзии, всё заполнили религиозные мотивы.

Потребовалось немало десятилетий непрекращающейся, с тяжелейшими жертвами борьбы, пока арабы независимо от социального статуса, религиозных и иных различий не объединятся на платформе совместных действий за общий национально-государственный интерес.

 

* * *

Конец XVIII – начало XIX вв. – период в известной мере переломный в истории Османской империи. В связи с ускоряющимся кризисом султанского режима возник так называемый «восточный вопрос», то есть вопрос о судьбах Турции, и её владений. Великие державы в связи с этим проявили своего рода «озабоченность» данным вопросом, преследуя откровенно корыстные интересы. Отмеченные обстоятельства естественно, напрямую коснулись и подвластных Турции арабских стран. Посмотрим вкратце, какова же их судьба в новой ситуации, какое место им отводилось в новом раскладе международных отношений, сиюминутных интересов, стратегических целей ведущих держав мира.

Мы уже отмечали, что арабы Аравийского полуострова к исходу XVIII в. добились значительных успехов в деле консолидации своих рядов, в борьбе за независимость от Турции.

Иное положение сложилось в Ираке, Сирии Ливане, Палестине. В этих странах контроль Османской империи был сильнее, чем в Аравии. Однако и их правители зачастую проявляли самостоятельность и неподчинение Стамбулу.

Ирак, отдалённый от Малой Азии горами, фактически был автономной провинцией, лишь номинально подчинённый правительству султана. С начала XVII.в. здесь развернула свою деятельность британская Ост-Индская компания, имевшая официальные представительства и фактории в Басре и Багдаде. Англичане, пользуясь режимом капитуляций, располагая значительными средствами, оказывали немалое влияние на иракских пашей.

В 1817-31 гг. в Ираке правил Дауд-паша, грузин по происхождению. Он осуществил ряд реформ, целью которых было превратить Ирак в самостоятельное государство, независимое от Стамбула и Ост-Индской компании.

Иракский правитель решительно боролся с сепаратизмом местных феодалов. Ему удалось объединить арабские племена, но попытка усмирить ещё и курдских феодалов вызвала там сильное сопротивление и даже привела к ирано-турецкой войне, в которой Иран поддержал курдов. Война 1821-23 гг. оказалась неудачной для турок и Дауд-паши. Проявилась слабость его армии. После войны Дауд-паша приступил к созданию военной организации по европейскому образцу. Но это сопровождалось усилением в Ираке влияния Ост-Индской компании, офицеров которой Дауд-паша пригласил в качестве инструкторов. Правитель Ирака установил государственную монополию на вывоз продуктов сельского хозяйства, всемерно поощрял выращивание хлопка и сахарного тростника.

Укрепив свою власть в Ираке, Дауд-паша прекратил уплату дани султану. Однако попытка Дауда, опиравшегося на арабских феодалов и купцов, освободиться от турецкого господства окончилась неудачей. Его довольно поверхностные реформы не могли существенным образом изменить ситуацию. К тому же катастрофические наводнения, неурожаи, плюс эпидемия чумы крайне ослабили Ирак. Турецкие армии вступили по существу в уже опустошённую страну. Дауд был низложен и отправлен в Стамбул.

В Сирии, разделённой на несколько вилайетов (областей) власть находилась в руках пашей, назначаемых турками. В отдельные периоды власть их распространялась и на некоторые сопредельные районы Ливана и Палестины. Замечу, что со времён крестовых походов значительная часть ливанцев-арабов исповедовала христианство. Большинство из них – марониты, но часть принадлежала к православной церкви. Появление маронитов связывают с именем монаха Марона. Признавая верховенство римско-католической церкви, марониты в то же время придерживались ряда своих обычаев и ритуалов. Мусульманское большинство ливанцев тоже делилось по религиозному признаку – на суннитов, шиитов и друзов (это одна из шиитских сект, составлявшая замкнутую общину). Турецкие правители, как и европейские колонизаторы, постоянно поддерживали, поощряли религиозные противостояния в этом районе.

В конце XVIII - начале XIX вв. в сельское хозяйство Ливана проникали товарно-денежные отношения. Происходила специализация отдельных районов на производстве различных товарных сельскохозяйственных культур, в т.ч. и для экспорта. Росли ремесленное производство и торговля, в городах появились первые мануфактуры с применением наёмного труда.

Расположенная южнее Палестина управлялась как провинция Османской империи. В Иерусалиме и некоторых других пунктах находились религиозные святыни христиан, мусульман и других религиозных конфессий. Важное стратегическое положение этой страны давно привлекало к ней внимание европейских держав, которые всячески использовали сложившуюся там религиозную ситуацию.

Особого рассмотрения заслуживает Египет. Ослабление Османской империи привело к восстановлению в Египте политической власти мамлюков. Мамлюки стали привилегированным сословием феодального Египта. На султанском престоле утвердились мамлюкские династии. Тем не менее мамлюки не превратились в наследственную аристократию. Среди мамлюков были черкесы, грузины, абхазы и др. Но мамлюком никогда не мог стать египетский араб. Из числа мамлюкских дружинников выдвинулись 24 бея, самый могущественный из них находился в Каире.

В 1769 г., после начала русско-турецкий войны, мамлюкский правитель Али-бей объявил Египет независимым от Османской империи и принял титул «Султан Египта и обоих морей». Первоначально операции против турок развивались успешно. Но вскоре вспыхнула вооружённая распря между мамлюкскими беями, что и привело к поражению Али-бея. В результате турецкое господство, пусть в известной мере и номинальное, было восстановлено.

Междоусобицы мамлюкских феодалов негативно отразились на экономическом положении Египта. Произвол беев, жесточайшее угнетение крестьян и ремесленников, провели в движение низы египетского общества. Так что мамлюкские правители даже обещали пресечь насилия и притеснения и отменить незаконные поборы и налоги.

В конце XVIII в. на Египет свалилась новая беда. Армия Наполеона Бонапарта в 1798 г., разгромив мамлюкскую конницу, оккупировала Египет. Наполеон представил себя борцом против угнетения страны мамлюками и утверждал, что он «уважает аллаха, его пророка и Коран» больше, чем мамлюки. Французы обложили города и деревни Египта натуральной и денежной данью, превышавшей поборы мамлюков. Это вызвало серию антифранцузских восстаний и непрекращавшуюся партизанскую войну.

После капитуляции в 1801 г. французского экспедиционного корпуса развернулась острая борьба между турками и мамлюками. Последних поддержала Англия. Но египтян, освободившихся от французской оккупации, не устраивало ни турецкое, ни мамлюкское господство.

К этому времени в Каире большую роль стал играть корпус албанских стрелков Мухаммеда Али, направленный в Египет в составе турецкой армии, воевавшей с Наполеоном. Во время антимамлюкского восстания 1804 г. Мухаммед Али поддерживал восставших и возглавил оборону Каира. После безуспешной четырехмесячной осады мамлюки вынуждены были отступить в Верхний Египет. Каирские шейхи провозгласили Мухаммеда-Али пашой Египта, а турецкий султан санкционировал это назначение. Новый правитель продолжил войну с мамлюками. Через несколько лет все они были истреблены. Ситуацией решили воспользоваться англичане. В 1807 г. они высадили в Александрии десант. Но Мухаммед-Али разбил и вынудил капитулировать английские войска.

Ликвидация господства мамлюкских феодалов, фактическая независимость от Османской империи создали более благоприятные условия для экономического развития Египта. Хотя ранее уже отмечалось, что и прежде в этом отношении Египет стоял выше других арабских территорий Османской империи и самой Анатолии. Дальнейшему оживлению экономики способствовали реформы Мухаммеда-Али. Его реформаторская деятельность охватила различные сферы социальных отношений, экономики, культуры, государственного управления, армии.

Истребив мамлюкских феодалов, ограничив или совсем ликвидировав земельную собственность других феодалов, Мухаммед-Али сосредоточил в своих руках большую часть обрабатываемых земель. В деревнях земли были разделены между феллахами из расчёта 3-5 федданов (феддан – 0,42 га) на взрослого работника. Формально крестьянин считался владельцем своего участка. Он обязан был платить непосредственно в казну ренту-налог, а остальную продукцию сдавать по ценам, установленным властями. 60 дней в году феллах должен был отработать в форме барщины. Такая система действовала до конца 20-х гг. В дальнейшем Мухаммед-Али стал раздавать земли вместе феллахами офицерам и чиновникам.

Много внимания уделялось восстановлению и строительству новых оросительных каналов. Площадь орошаемых земель заметно увеличилась. Возросло производство сельскохозяйственных культур, особенно экспортных (хлопка, риса, индиго).

В стране поощрялось строительство мануфактур и фабрик. Для нужд армии было создано несколько заводов. Строились военные корабли. Почти все промышленные предприятия принадлежали казне, часть из них сдавалась в аренду. Рабочие были прикреплены к фабрикам, куда они попадали в порядке принудительного набора.

Проведены некоторые реформы в области просвещения и культуры. Открывались светские школы, специальные учебные заведения для выпускников средних школ: медицинское, ветеринарное, механическое, сельскохозяйственное, политическое, лингвистическое, музыкальное. Открыты военные училища. На арабский язык переводились европейские учебники, научная и художественная литература. Молодых египтян посылали учиться в Европу. На службу приглашались французские инженеры. врачи, учителя, юристы.

Реформы позволили создать многочисленную и боеспособную армию и военно-морской флот, преобразовать систему государственного управления. Египет фактически стал независимым государством, с самостоятельной армией и правительством. Была определена система министерского и местного административного управления по европейскому образцу.

Если сравнить реформы Мухаммеда-Али с попытками преобразований, которые в то же время проводились в Турции (реформы Селима III. Махмуда II, первый танзимат), заметно, что реформы египетского паши были несравненно более результативными. Успех реформ Мухаммеда-Али в значительной мере объясняется тем, что её целью было не сохранение Османской империи, а создание египетского государства. Хотя сам Мухаммед-Али и его ближайшее окружение этнически были чужды египетским арабам (новые помещики по происхождению были те же турки, албанцы, черкесы, курды, грузины и др.), его политика объективно была направлена на создание сильного независимого Египта, на распространение его влияния на другие арабские страны.

Мухаммед-Али с готовностью принял предложение стамбульского султана совершить карательный поход против ваххабитов. Он рассчитывал закрепиться на Аравийском полуострове. Потребовалось, однако, семь лет, чтобы сломить сопротивление ваххабитов. Аравия вернулась в состав Османской империи, но физически была оккупирована и управлялась Египтом. Ваххабиты не раз поднимали крупные восстания уже против египтян. В начале 20-х гг. в результате трехлетней войны завоеван Судан, формально включённый в состав Османской империи, но в действительности ставший египетским владением. Признательный султан признал остров Крит владением египетского паши.

В 1831-33 гг. в ходе турецко-египетской войны Мухаммед-Али подчинил себе Сирию, Ливан, Палестину. Теперь внутри номинально единой Османской империи сложилась своеобразная империя Мухаммеда-Али (по территории даже большая, чем оставшаяся верной империя стамбульского султана). Это, однако, не укрепило, а ослабило Египет, поскольку арабы оккупированных стран восстали. Египетская армия жестоко расправлялась с повстанцами, но не смогла их окончательно сломить и подчинить. В ходе второй турецко-египетской войны восстания арабов Сирии и Ливана способствовали поражению Египта.

После длительных переговоров между европейскими державами и Турцией статус Египта был узаконен султанским указом в 1841 г. Мухаммед-Али сохранил наследственное владение Египтом и Суданом, но потерял остальные территории. Захваченный в ходе войны турецкий флот возвращался султану. Египетские судостроительные верфи уничтожались, армия сокращалась с 200 тысяч до 18. Египетский паша признавал себя вассалом султана и обязывался платить соответствующую дань. Попытка египетских властных структур создать независимое от Османской империи государство закончилось неудачей. Главной причиной капитуляции Египта было открытое вмешательство Англии и других европейских стран в турецко-египетский конфликт.

Исход турецко-египетских войн создал благоприятную обстановку для проникновения иностранного капитала в Египет. На его территорию были распространены все неравноправные договоры, в своё время подписанные султаном. В страну хлынули английские товары. Построенные ранее фабрики закрывались. Государственные монополии (в том числе и на торговлю хлопком) были отменены. Теперь английские фирмы скупали хлопок непосредственно у феллахов подешёвке. Англичане же получили выгодную концессию на строительство железной дороги Александрия – Каир – Суэц.

Вмешалась и Франция. Дипломат и инженер Лессепс добился концессии на строительство канала между Средиземным и Красным морями. Рабочие набирались по принудительному найму из числа феллахов ежемесячно по 60 тыс. человек. По подсчётам египетских историков, от непосильного труда и эпидемий погибло 120 тыс. человек. Строительство обошлось египетскому правительству в огромную сумму. Это привело к финансовому закабалению страны.

Развитие капиталистических отношений происходило теперь в условиях активного вмешательства иностранного капитала в египетскую экономику. Рост спроса на хлопок привёл к значительному расширению посевных площадей, что в свою очередь вызвало даже изменения в аграрном законодательстве. Разрешены передача земли по наследству, её продажа, сдача в аренду. Отменялась круговая порука при сборе налогов. Натуральные налоги заменены денежными. Частная собственность на землю теперь становилась помещичьей. Среди помещиков стали преобладать богатеи из египетских арабов, скупавших землю. Так начиналась новая страница в истории Египта.

Сирия, Ливан и Палестина в итоге второй турецко-египетской войны вернулись под власть турок. Ливанский эмират был ликвидирован, Палестина выделена в особый, Иерусалимский санджак. (На эти области распространялось англо-турецкое кабальное торговое соглашение 1838 г.). Восстановление турецкой власти вызвало волну непрекращающихся восстаний, причём многие из них носили характер кровавой распри между самими сектами среди мусульманского населения.

В 1860 г. мусульманские фанатики организовали резню христиан в Дамаске. Это событие дало Наполеону Ш повод для вмешательства. Он направил экспедиционный корпус для наведения порядка. Европейские державы настояли на выводе войск. Затем между державами и Турцией был подписан «Огранический статут Ливана». Горный Ливан становился автономной областью. Управлял ею губернатор – христианин, подчиненный непосредственно Стамбулу. Хотя французский план оккупации и захвата Сирии и Ливана провалился, эти страны стали сферой хозяйничания французского капитала.

Аравийский полуостров стал объектом всё более пристального внимания и вмешательства британских колонизаторов, в первую очередь Ост-Индской компании. В конце ХVШ в. при участии эмиссаров компании из Омана выделился султанат Маскат, правитель которого стал союзником англичан. В 1820 г. в результате неоднократного нападения английского флота был подписан «Генеральный договор о мире» с шейхом прибрежной полосы Северного Омана, эта территория станет английским протекторатом Договорной Оман. Ост-Индская компания установила контроль над Бахрейном. Затем англичане захватили Аден. По югу Аравийского полуострова англичане закрепились прочно.

На огромных просторах Аравийского полуострова не утихали племенные и религиозные схватки, не успокаивались феодальные кланы, которые постоянно воевали друг с другом. Особенно экспансивно вели себя племена, исповедующие ваххабизм. В этих условиях турецкому правительству частично удалось установить утраченный контроль над Аравией. Правители эмиратов и княжеств признали свои владения частью Османской империи. В ряде пунктов полуострова появились турецкие гарнизоны. В Йемене имам лишен светской власти, он остался лишь религиозным главой живущего там населения.

Алжир в ХVШ в. лишь номинально входил в состав Османской империи. Государственную власть возглавлял дей, пожизненно избираемый янычарскими командирами.

Во время наполеоновских войн Франция получала от алжирского дея продовольствие и сырье. Наполеон Бонапарт рассматривал эту страну как сферу французской экспансии. Но только в конце 20-х гг. ХIХ в. Франция сочла себя готовой к агрессивной мере, мотивируя свою позицию оскорблением консула со стороны дея («Удар опахалом»). В 1830 г. французская армия разбила янычарские войска дея, заставив его подписать акт капитуляции. Дей покинул страну.

Однако всё это не было покорением самого алжирского народа. Сопротивление захватчикам возглавил талантливый полководец и государственный деятель Абд аль-Кадир. Став вождем воодушевленного патриотической идеей народа, он нанес французам ряд поражений. Мир был заключен на основе признания Алжира суверенным государством.

Кадир, глава большого государства сохранил верность традициям племенной демократии. Много внимания он уделил армии, в том числе строительству заводов и фабрик для нужд военной организации. В 1835 г. французы, нарушив договор, возобновили войну, но потерпели поражение. Подписан мирный договор, но и он оказался недолговечным. В 1847 г. последовало очередное вторжение. Аль-Кадир был взят в плен, его государство перестало существовать.

Окончательно алжирцы были покорены только в 60-х гг. ХIХ в. Одновременно осуществлялось и колониальное «освоение» Алжира завоевателями. Были проведены крупные земельные конфискации, в руках французских колониальных властей сконцентрирован огромный земельный фонд, пущенный в продажу. Французские власти всячески поощряли переселение в Алжир не только французов, но и испанцев, итальянцев, немцев. Алжир в известной степени превращался в переселенческую колонию и становился аграрно-сырьевым придатком Франции.

Другие страны Магриба (Марокко, Тунис, Ливия) пока еще сохраняли политическую самостоятельность. Но все они ощущали сильный нажим колонизаторов. Европейские державы и США уже давно проводили агрессивную политику против стран Магриба под предлогом борьбы с пиратством, основными базами которого и были страны Магриба.

В конце ХVШ в. – начале ХIХ вв. военно-морской флот США развернул военные действия против Туниса и Ливии. После ряда лет военных операций правители Алжира, Туниса и Ливии уплатили североамериканцам контрибуцию. Затем против североафриканских народов военные действия развернула объединенная англо-голландская эскадра. Корсарство было ликвидировано, а страны Магриба лишились своих флотов.

Тунисскому бею три европейские державы (Англия, Франция и Италия) предоставили крупный заем, а затем бей вынужден был передать государственные финансы под контроль международной комиссии. Так и Тунис превратился в зависимую страну. Наибольшее влияние имела Франция.

В 1859 г. при подавлении восстания одного из пограничных племен французы вторглись на марокканскую территорию. Одновременно на Марокко напали испанские войска. Марокканский султан выплатил большую контрибуцию. Чтобы изыскать деньги, султан на кабальных условиях взял крупный заем у англичан.

Положение Ливии было несколько иным. В 30-х гг. Стамбулу удалось восстановить там режим прямого турецкого управления. Династия деев была низложена. Администрацию возглавил турецкий губернатор. Но племена внутренних районов практически не признавали никакой власти, кроме местных племенных шейхов.

Борьбу ливийцев против турецкого господства возглавляли различные религиозные братства. Особенно активно было братство сенуситов (от имени проповедника Мухаммеда Сенуси), учение которого стояло близко к ваххабизму. Сенуситы решительно отвергали и светскую, и религиозную власть турецкого султана. Они призывали и к джихаду («священной войне») и против европейских колонизаторов. Во второй половине ХIХ в. сенусизм превратился в весьма влиятельную религиозно-политическую организацию. Как видим, все страны Магриба так или иначе почувствовали «цивилизаторские» объятия европейцев. В последней трети ХIХ – начале ХХ вв. в исторических судьбах всех арабских странах совершаются крупные перемены.

 

* * *

Аравия продолжала оставаться объектом пристального внимания со стороны османов. В 70-х гг. ХIХ в. турецкие войска закрепились на аравийском побережье Персидского залива, оккупировав ряд полусамостоятельных княжеств. Такая же судьба постигла Йемен. Его имам добился полной автономии, но признал верховную власть султана и согласился оставить в своей столице турецкий гарнизон.

После открытия Суэцкого канала у берегов Аравии стал проходить главный морской путь из Европы в Азию. Аравия стразу стала важнейшим объектом экспансионистской политики колонизаторов. Англичане постепенно прибрали к своим рукам малые южно-аравийские государства, опутав их сетями неравноправных договоров.

Стремление англичан установить монопольный контроль над этими территориями встретило противодействие Франции. Она даже посылала в это район военные корабли, однако ей пришлось отступить. Утверждая свое господство в зоне Персидского залива, британские колонизаторы жестоко расправлялись с арабским населением (особенно в Омане). Так было при подавлении антианглийских восстаний 1886 и 1890 г. Султан Муската после этих кровавых расправ даже выдал англичанам обязательство (цитирую!): «от себя лично, от имени своих наследников и преемников, что он никогда не будет никому, кроме британского правительства, уступать, продавать, закладывать или каким-либо другим образом предоставлять для занятия владения Маската и Омана или любого из их вассалов». Фактическим правителем становился английский резидент.

Окончательное превращение султана Маската в английскую марионетку опять привело к выступлениям племен. Отряды повстанцев даже осадили столицу султаната г. Маскат. Султана спасло появление английских войск. Это уже в 1913г.

Хотя в 70-х гг. был восстановлен турецкий контроль над Кувейтом, Англия превратила его шейха Мухаммеда Сабаха в своего безгласного вассала. В кувейтских водах обосновались английские корабли, торговлю прибрали к своим рукам англо-индийские купцы. В 1899г. новый правитель Кувейта Мурабак вынужден был подписать секретное соглашение, разнозначное акту об установлении британского протектората.

Англо-кувейтское соглашение вызвало острейший конфликт между Англией и Турцией, которую, поддержала Германия, предполагавшая провести Багдадскую дорогу до Кувейта. В Кувейт прибыл турецкий военный корабль, но английские корабли, угрожая открыть огонь, заставили его удалиться. Мурабак, надеясь ослабить жесткие «объятия» Англии, тайно обратился к русскому правительству с просьбой об установлении протектората над Кувейтом. Но русское правительство не желало в то время обострять отношения с Англией. Было подписано англо-турецкое соглашение в 1901г. о сохранении в Кувейте сложившегося положения.

В центральной Аравии уже не одно десятилетие с переменным успехом вооруженными средствами выясняли отношения два влиятельных феодальных клана – Саудиды и Рашидиды. В начале ХХ в. верх одержали Саудиды. Ибн Сауд провозгласил себя эмиром восстановленного ваххабидского государства Неджд. Позднее силой оружия в борьбе с турками и Рашидидами он значительно расширил территорию государства.

Ирак, Сирия, Ливан, Палестина вплоть до мировой войны оставались провинциями Османской империи. Но они уже к началу ХХ в. являлись полуколониями европейского капитала. Решающую роль в колониальной эксплуатации Ирака играл английский капитал. В Сирии и Ливане преобладал французский. После открытия Суэцкого канала возросло экономическое и стратегическое значение Палестины. Контроль над нею желали и стремились установить Англия, Франция и Германия. Турецкий гнет, засилье иностранного капитала, с одной стороны, а с другой – начавшееся развитие капитализма способствовали зарождению и развитию во всех четырех странах национально-буржуазного движения. Но это движение было крайне неоднородным по социальному составу участников, по идеологии. В названых странах, за пределами Османской империи действовали различные национальные организации арабов. В 1913г. по их инициативе в Париже состоялся Первый арабский конгресс. Он потребовал широкой автономии арабских народов Османской империи, равноправия арабского языка с турецким. Было даже заключено соглашение между руководством конгресса и турецким правительством младотурок о проведении реформ в арабских районах. Но вскоре началась первая мировая война. Все эти намерения таковыми и остались

Египет после полосы застоя в связи с поражением и капитуляцией Мухаммеда-Али к концу ХIХ в. вступил на путь капиталистического развития. Но самая многочисленная в составе населения социальная фигура – крестьянин по-прежнему подвергался феодальной эксплуатации. Национальная буржуазия была немногочисленной. Возрастала зависимость от европейских держав, Египет был опутан займами. В 1875г. Англия воспользовалась финансовыми затруднениями хедива и перекупила египетскую долю акций Суэцкого канала. Раньше канал контролировали французы, теперь эта роль перешла к Англии. Поскольку финансовое положение Египта было катастрофическим, европейские державы добились установления полного финансового контроля над этой страной. Управление финансами было возложено на двух контролеров – англичанина и француза. В состав египетского правительства включены представители стран – кредиторов, министром финансов стал англичанин Вильсон.

Эти «новшества» всколыхнули страну. Патриотические требования поддержали помещики, купцы, значительная часть духовенства, интеллигенция и особенно активно офицерский корпус армии, тем более, что ради экономии тысячи офицеров были уволены, а остальным наполовину сократили жалование. Вскоре хедив Исмаил отстранил от власти «европейский кабинет». В ответ на это державы добились от турецкого султана низложения и высылки хедива.

В сентябре 1881г. под руководством полковника Араби восстали части каирского гарнизона. Они требовали отставки реакционного правительства, введения конституции и созыва парламента. Деревни и города выразили явное сочувствие этим лозунгам. Хедив вынужден был пообещать выполнить эти требования. В конце 1881г. собралась палата депутатов. Хоть избирательным правом пользовались только шейхи, деревенские старейшины и городская верхушка, в обстановке общего патриотического подъему депутаты выступили против иностранного контроля над египетскими финансами. Создано новое правительство из представителей партии «Патриоты отечества». Араби стал военным министром. Новое правительство стало увольнять иностранных советников и чиновников. Оно разработало программу буржуазных реформ.

Такое развитее событий никак не устраивало иноземных колонизаторов. В Александрию вошли военные корабли Англии и Франции. Начало боевых действий на время было задержано англо-французскими разногласиями. Французы отступили, и англичане начали самостоятельные операции по захвату Египта. Александрия подверглась варварской бомбардировке. Затем англичане захватили Каир. Многочисленные предатели из рядов феодалов, чиновников- компрадоров оказались на стороне англичан. Воинские силы министра Араби были разбросаны. Значительная часть их в те дни находилась в Судане, пытаясь подавить происходившее там восстание. Совсем неприкрытым оказался Суэцкий канал, откуда англичане нанесли дополнительный удар по Каиру. Кровавая драма закончилась капитуляцией северной армии египтян, арестом министра Араби и его соратников.

Египет, оккупированный англичанами, стал английской колонией. Правда, учитывая сопротивление Франции и России, Англия не решалась официально включить Египет в состав британской империи. Сохранились и хедив и кабинет министров. Но фактическим правителем страны стал английский генеральный консул, опиравшийся на оккупационную армию.

Расположенный южнее Египта Судан, в значительной мере тоже населенный арабами, находился в вассальной зависимости от Египта. Теперь и он стал предметом вожделений со стороны Англии. В 1877г. генерал-губернатором всего Судана хедив назначил англичанина Гордона (кстати, одного из палачей тайпинского восстания в Китае). Офицеры его штаба – европейские авантюристы различных национальностей – стали губернаторами провинций. Формально будучи на службе египетского правительства, они верой и правдой служили Англии. Под предлогом борьбы с работорговлей проводились военные экспедиции в верховья Нила, а на деле – для захвата новых территорий.

Племена и народности Судана подвергались теперь крайнему гнету: со стороны английских колонизаторов, турецко-египетских чиновников и местных феодалов и торговцев. В начале 80-х гг. эта крайняя степень притеснений вызвала всенародное восстание.

Борьба развернулась под знаменем религиозного движения махдизма. Его возглавил религиозный проповедник Мухаммед Ахмед. Исходный тезис его пропаганды – «очищение веры». Он объявил, что является Махди, ниспосланным свыше для восстановления «истинной веры». В практическом плане он звал своих последователей к «священной войне» против отступников – турок. Этим названием он объединял турок и египтян, поправших «истинные законы ислама». Другим врагом народов Судана он считал колонизаторов. Махди (под этим именем он войдет в историю) заявлял, что в истинном царстве махдистов исчезнут непосильные налоги, и все будут равны перед аллахом. Пропаганда махдистов имела успех во всех уголках страны.

Восставшие организовали свою армию, восстание разлилось почти по всей стране. К лету 1885г. Судан был очищен от англо-египетских войск. На его территории сложилось государство махдистов. После смерти в том же году зачинателя движения Махди его приемником на посту главы государства стал Абдаллах.

Суданское восстание махдистов носило не столько социальный, антифеодальный характер, как это имело место в большинстве стран тогдашнего Востока, сколько характер антиколонизаторский. Главной задачей махдистского государства было – обеспечить независимость Судана. С этой целью махдисты создали сильную регулярную армию. Все суданские земли впервые были объединены в едином независимом государстве. Восстание подорвало старую родовую организацию суданских племен. Возрос уровень оседлости населения, появились новые города. Поощрялось развитие местной промышленности, оседлое земледелие.

Однако феодально-теократический характер суданского государственного образования, как это нередко имело место и в других районах Востока, делало неизбежным феодальное перерождение махдистской верхушки. В начале восстания армия махдистов состояла из крестьян, ремесленников, беглых рабов. После победы к движению примкнули многие помещики, вожди племен, работорговцы, купцы. Лозунги всеобщего равенства были забыты. Выделялась новая феодальная знать. К тому же государство махдистов ослабляли длительные кровопролитные войны с Эфиопией.

Англия же не отказалась от своих планов захвата Судана. Поскольку к верховьям Нила с запада продвигалась французская воинская часть, англичане хотели опередить своих соперников. При этом британцы решили осуществить захват Судана египетской армией и на египетские средства (ну как тут не вспомнить полные сарказма слова Бисмарка: «Политика Англии всегда заключалась в том, чтобы найти такого дурака…, который своими боками защищал бы английские интересы»). В 1896г. англо-египетские войска под командованием Китченера начали наступление на Судан. Армия Абдаллаха была буквальна скошена имевшимися у наступающих пулеметами. Государство махдистов пало. Судан перешел в руки английских колонизаторов. В 1899г. этот захват был юридически оформлен подписанием англо-египетского соглашения о кондоминиуме , т.е. о совместном владении. Судан стал официально называться Англо-Египетским Суданом. Но фактически здесь полностью хозяйничали англичане. Неограниченную власть получил генерал-губернатор, назначаемый египетским хедивом по предложению английского правительства. Так и Судан стал английской колонией.

Тунис в последней трети ХIХ в. испытывал все возрастающее давление со стороны европейского капитала. В дополнение к ранее установленному контролю над финансами страны европейцы стали интенсивно скупать землю. Между французами, англичанами, итальянцами началась борьба за концессии. В Тунис хлынули тысячи переселенцев. Но преобладающие позиции захватил французский капитал.

На Берлинском конгрессе в 1878г. (после русско-турецкой войны) Англия и Германия дали согласие на захват Туниса Францией. В 1881г. многотысячная французская армия без объявления войны из Алжира (он уже – французская колония) вторглась в Тунис. Вскоре ее правитель (бей) капитулировал. По условиям двухстороннего договора Франция получила право на «временную» оккупацию страны и назначение французского генерального резидента с широкими административными полномочиями.

В ответ на юге Туниса началось восстание против оккупантов. В некоторых районах сопротивление продолжалось до 1883г. Подавив восстание, Франция навязала бею новое соглашение, официально объявившее французский протекторат. Началось массовое расхищение тунисских земель. Более трети всей пригодной к обработке земель перешло в руки европейцев, преимущественно французов. Новые собственники земли сдавали ее в аренду тунисским крестьянам на кабальных условиях.

Наступала очередь Марокко. Здесь столкнулись интересы Франции, Англии, Германии, Испании и Италии. Наибольшую активность проявила Франция. Уже в 1870г. она стала захватывать марокканские оазисы близ алжирской границы. Встретив решительное противодействие других держав, Франция решила средствами дипломатии сторговаться с другими претендентами на Марокко. В 1902г. секретным соглашением Франция предоставила итальянцам свободу действий в Ливии, а Италия отказывалась от претензий на Марокко. По англо-французскому соглашению 1904г. Франция предоставляла свободу рук для англичан в Египте, сама же получала такое право от Лондона в отношении марокканской территории. В том же году последовало соглашение с Испанией. Часть Марокко объявлена зоной влияния Испании, вся основная территория – Франции.

Этот исход марокканской проблемы совсем не удовлетворял Германскую империю. По требованию Берлина в г. Алжезирасе (Испания) состоялась конференция заинтересованных дипломатов. Францию поддержали Англия и Россия. Участники договорились о «равных правах» на получение в Марокко концессий, разработку ее недр и т.д., но признали при этом «особые интересы» Франции и Испании, возложили на них даже ответственность за поддержание внутреннего порядка в Марокко.

Вскоре Франция приступила к оккупации страны, а в северных районах высадились испанские войска. Марокканский народ ответил на вторжение колонизаторов восстанием. Весной 1911г. французы заняли столицу Марокко г.Фец. И тут снова выступила Германия. В марокканском порту Агадир бросила якорь немецкая канонерка «Пантера». Вслед за ней взрезал океанские воды тяжелый крейсер «Берлин». Европа вздрогнула. Германия откровенно делала ставку на оружие. Вновь в Алжезирасе собрались дипломаты. Германия оказалась в изоляции. Даже ее союзники (Австро-Венгрия и Италия) вели себя пассивно, а то и вообще отмалчивались. Германия, получив в качестве компенсации кусок французского Конго и железнодорожную концессию в Южном Марокко, согласилось признать протекторат Франции над Марокко. Северная часть страны передавалась под власть Испании, а порт Танжер объявлялся международной зоной. Это послужило сигналом к новому мощному восстанию марокканцев. К началу мировой войны Франции и Испании удалось оккупировать лишь равнинную часть страны.

Ливия к началу ХХ в. была самой отсталой из стран Магриба. Еще в 90-х гг. ХIХ в. итальянский империализм пытался силой оружия отнять Киренаику и Триполитанию (Ливию) и превратить их в свою колонию. Тогда итальянцы получили надлежащий отпор не столько со стороны турецких султанских войск, сколько со стороны арабов этой страны. К реализации этих планов итальянцы вернулись в 1911г., считая для себя благоприятной обстановку после второго марокканского кризиса. Обе эти османские провинции привлекли внимание тесно связанного с Ватиканом Римского банка и других влиятельных финансовых и промышленных кругов Италии. В захвате Ливии они усматривали первый шаг на пути к установлению своего господства в бассейне Средиземного моря. Тем более что это вписывалось и в идеологические заклинания панлатинистов о необходимости распространить ценности латинской цивилизации на весь мир.

Ни одна из европейских держав не воспротивилась планам Италии. Для Германии Италия – союзник. Австро-Венгрия была рада отвлечь внимание Италии от Балкан. Франция еще секретным договором 1902г. обязалась поддержать Италию в Триполитанском вопросе. Россия обещала Италии такую же поддержку по договору 1909г. Англия надеялась оторвать Италию от союза с Германией и Австро-Венгрией. В итоге, по выражению русского военно-морского атташе в Италии, «совершилась удивительная вещь – Италия пошла войной на Турцию с общего согласия Европы».

В сентябре 1911г. Италия предъявила Турции ультимативное требование уступить ей Триполитанию и Киренаику и, получив отказ, начала военные действия. Итальянским войскам удалось захватить Триполи и ряд мелких городов на побережье. Однако, встретив серьезное сопротивление местного арабского населения, они не смогли продвинуться в глубь страны. Война затянулась. Чтобы оказать дополнительное давление на Порту, итальянский флот обстрелял Бейрут и Дарданеллы, а итальянские войска захватили Додеканезские острова. Турция обратилась к великим державам с просьбой о посредничестве, но они отмолчались. Турция оставалась изолированной, попала в крайне непростую ситуацию.

Началась война Турции с Балканской коалицией. И здесь турецкая армия терпела одно поражение за другим. И Турция капитулировала. В октябре 1912г. турецкий султан отказался в пользу Италии от всех своих прав на ливийские территории. Ливия стала итальянской колонией.

* * *

Завершая разговор о столь многочисленном в этнических корнях, в исторических судьбах народов арабского мира, еще буквально несколько замечаний.

Во время первой мировой войны намного возросло значение колоний и зависимых стран в качестве тылов основных участников кровавой драмы. Людские и сырьевые ресурсы их эксплуатировались обеими из враждующих коалиций, особенно странами Антанты.

В ходе военных действий большую роль играли так называемые «цветные войска». Франция мобилизовала в своих колониях 1,4 млн. солдат, Англия – свыше 4,5 млн. На некоторых фронтах основную массу войск составляли солдаты из колоний.

Наряду с мобилизацией в вооруженные силы несколько миллионов коренных жителей колониальных стран использовались для различных работ на фронте и в тылу. В Египте, население которого в то время немного превышало

10 млн. человек, в так называемые трудовой и верблюжий корпуса было мобилизовано 1,5 млн. человек. Английский офицер, служивший в Египте, писал: «Приезжающих на базар крестьян окружали и отправляли на ближайший мобилизационный пункт. Убежавших ловили в окрестных деревнях и под конвоем отправляли в казармы».

Война в огромных количествах поглощала продовольствие, сырье. Во Францию из колоний ввозились некоторые виды стратегического сырья, которые вовсе не добывались в метрополии или добывались в незначительных количествах. Североафриканские арабские колонии снабжали Францию рудами черных и цветных металлов, фосфоритами, продовольствием.

Война вместе с тем, в связи с разрывом прежних хозяйственных связей, ускорила промышленное развитие большинства стран Востока, в том числе и арабских. Довольно многочисленным социальным слоем становился рабочий класс. Активнее втягивалось в различные структуры антиимпериалистических и антиколониальных движений крестьянство. Возросла численность национальной буржуазии, которая тяготилась иноземным гнетом.

Война не привела к раскрепощению народов арабского Востока. Но она сыграла в известной мере роль катализатора социальных, политических и духовных процессов, подготовивших подъем народов к решительной борьбе за освобождение, за утверждение собственной государственности.

 

 


Дата добавления: 2015-07-08; просмотров: 900 | Нарушение авторских прав


 

 

<== предыдущая страница | следующая страница ==>
VI: Передел мира и буржуазные революции на Востоке| ИОРДАНИЯ В 1917 - 1945 гг.

mybiblioteka.su - 2015-2023 год. (0.145 сек.)