Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

Личностные особенности проживания кризиса середины жизни

Читайте также:
  1. I. Психологические и поведенческие техники, подготавливающие к увеличению продолжительности жизни.
  2. II. Информация об услугах, порядок оформления проживания в гостинице и оплаты услуг
  3. III. Функции политологии. Возрастание роли политических знаний в жизни общества.
  4. III. ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ УЧЕНИЙ ВЕАИКОГО СИМВОЛА
  5. IV. Биогенетические методы, способствующие увеличению продолжительности жизни
  6. Quot;Золушка" в реальной жизни
  7. quot;Феодальная война" как проявление кризиса легитимности

Зрелость, зрелый возраст — это длительный (с точки зрения акмеологии) возрастной период, среднее звено жизни человека между юностью и старостью, характеризующийся высоким уровнем отдельных сторон психического разви­тия. Ранее считалось, что в период зрелости психическое развитие стабилизируты, а также самонаблюдение людей, длительное одиночество неизбежно вы­зывает изменения в психической деятельности человека.

Из физиологии известно, что человек может обходиться без воды в течение десяти суток, а без пищи — до тридцати дней. Однако девяносто процентов жертв кораблекрушений гибнут в первые три дня. Долгое время причина гибе­ли людей на море в столь короткие промежутки времени оставалась не вполне ясной. Французский врач А. Бомбар, сам переплывший с целью эксперимента на резиновой лодке Атлантический океан, выдвинул гипотезу, согласно кото­рой причиной гибели людей является страх и полное одиночество [3]. М. Сифр, спелеолог, проведший 63 дня в условиях сильной сенсорной депри-вации, отмечал у себя ухудшение памяти, снижение способности к осмысле­нию и обобщению чувственных восприятий, появление галлюцинаций. Д. Слокам, совершивший в одиночку кругосветное путешествие на яхте, пи­сал, что чувствовал себя бесконечно одиноким, как насекомое, «плывущее на соломинке», что его часто охватывал страх [18]. Р. Бэрд после трех месяцев одиночества в Антарктиде оценил свое состояние как депрессивное.

Наиболее четко влияние изоляции на развитие психозов прослеживается у заключенных, вынужденных длительное время отбывать наказание в камерах одиночного заключения. Так, Ч. Диккенс, посетивший заключенных в оди­ночных камерах, сделал весьма яркое признание. «Я считаю, — писал он, — что одиночное заключение так болезненно действует на рассудок, что он теря1-ет способность воспринимать грубую действительность внешнего мира с его кипучей деятельностью» (цит. по: [8. С. 36]).

Карательная система одиночного заключения в основном была направ­лена на расправу с политическими противниками. Об ужасе одиночного за­ключения говорят записки русских революционеров [4]. Большинство из них не выдерживало этого испытания. Их уделом было безумие или само­убийство. Смысл одиночного заключения, по мысли Н. А. Морозова, про­ведшего 29 лет в Шлиссельбургской крепости, состоял в том, чтобы «убить и искалечить вместо тела душу» [10. С. 437].

Исследования, проведенные в колониях строгого режима, показывают, что изоляция человека в местах лишения свободы предполагает серьезные ограничения, которые у многих осужденных вызывают дезадаптацию на основе утраты важных для личности социальных связей и ведут к психозам (см.: [1. С. 175]). По клинической картине такие состояния укладываются в рамки параноидного синдрома. Известный русский психиатр П. Б. Ганнуш-кин еще в 1904 г. в своей книге «Острая паранойя» отмечал, что реактивные психические состояния могут развиваться у людей, по тем или другим при­чинам оказавшихся в условиях изоляции.



Наиболее ярко основные черты одиночества проступают, когда человек длительное время находится в таких естественных условиях, которые огра­ничивают его общение с другими людьми. Моделью такого рода условий Гримак считает индивидуальную изоляцию в лабораторных условиях. В этой связи он вводит три признака острого одиночества: сенсорную депривацию, социальную депривацию и фактор «заключения» (см.: [6. С. 128—136]).

Сенсорная депривация связана со снижением интенсивности и умень­шением разнообразности притока раздражителей, поступающих из внешней среды. Социальная депривация обусловлена отсутствием возможности об­щения с другими людьми, или же общение возможно лишь со строго ограни­ченным количеством людей. В этом случае человек не получает привычной социально значимой информации, не может реализовать чувственно-эмо­циональные контакты, которые возникают при общении с другими людьми. Фактор «заключения» характерен для индивидуальной изоляции. Он связан с лишением возможности свободного передвижения, соприкосновения с окружающей средой и с вынужденным нахождением в ограниченном про­странстве.

Загрузка...

Безусловно, что состояние одиночества в естественных условиях сущест­венно отличается от индивидуальной изоляции в строгом эксперименте. Одется и образует ровное плато, за которым после зрелости следуют его спад, оста­новка, регресс. Однако в современных исследованиях [1; 2; 3; 4; 5; 7; 8; 9; 10; 12-; 17; 18; 19; 21] убедительно показано, что в период зрелости психическое разви­тие не прекращается и ему свойственны свои особенности. Этот возраст харак­теризуется появлением новых качеств, психических новообразований, таких как активность человека, способность к анализу достижений и ошибок про-| шлого опыта, мудрость, способность к варьированию и экспериментированию социальных ролей, к выработке индивидуальных стратегий адаптации и ком­пенсации, креативный тип отношения к жизни, в частности, вследствие интег­рации пройденных им этапов жизненного пути. Эти позитивные тенденции на этапе зрелости могут сопровождаться переходными периодами, кризисами, по­терями в развитии. Развитие в период зрелости включает свои оптимумы, пики, спады [3; 4]. Оптимумы и спады развития в период зрелости определяются ха­рактером деятельности и активности человека: наиболее интенсивно развива­ются психические функции, которые востребованы в ходе профессиональной деятельности и в процессе непрерывного образования.

В контексте акмеологии зрелость трактуется как наиболее значительный период в жизни человека, знаменующийся возможностями достижения наи­более высоких результатов в профессиональном и личностном развитии че­ловека. Акмеологический подход в оценке и понимании человека на рас­сматриваемом возрастном этапе базируется на учете возможности развивае-мости, тренируемости, пластичности большинства его психических качеств в период зрелости и исходит из целесообразности опоры на накопленный че­ловеком профессиональный и личностный опыт, на возрастающую в период зрелости активность человека как субъекта своей жизнедеятельности. Од­ним словом, средний возраст является важным и значимым не только в жиз­ни самого человека в силу его социальной и биологической зрелости, устой­чивости, активности, но и для общества в целом. Именно поэтому становит­ся актуальным исследование личностных особенностей и возможности лю­дей среднего (зрелого) возраста, особенностей, влияющих на характер про­текания кризиса середины жизни. Период зрелости, называемый серединой жизни, стал предметом нашего исследования.

Древние греки называли зрелый возраст и сопутствующее ему состояние духа человека порой «акме», что означало вершину, высшую степень чего-ни­будь, цвет, цветущую пору, т. е. момент наиболее полного расцвета человече­ской личности, тождественности себе. Человек в зрелом возрасте занимает срединное положение между своими родителями, вступившими в пору старо­сти, и своими детьми, которые в это же время оканчивают школу, начинают самостоятельный путь в жизни. В этой связи перестраивается жизнь семьи, ценности зрелых людей начинают играть ведущую роль и в жизни общества. Зрелые люди часто утверждают свои вкусы, свой образ жизни, стиль деятель­ности в обществе — по сути, они являются законодателями моды (в самом ши­роком смысле этого слова). В этом возрасте многие люди достигают вершины профессиональной и общественной карьеры, в их руках сосредоточены функ­ции управления в самых разнообразных сферах общественной жизни, именно в этом возрасте люди занимают социальные позиции, руководящие должнос­ти, становятся директорами, председателями, докторами наук и научными руководителями, в их руки переходят функции главы семьи (как по отноше­нию к младшим, так и по отношению к более старшим). Они кормильцы се­мьи, их благосостояние также достигает высшего уровня (обеспеченность жильем, техническими средствами быта и т. д.). Словом, «акме» и в наше время остается «акме», зрелый человек и сегодня занимает центральное мес­то в общественной и возрастной структуре общества, в нем завязаны главные приводные ремни государственного, общественного и хозяйственного меха­низмов. И роль эта из разряда главных.

В зрелом возрасте выявляется основная цель жизненного пути, которая становится ведущей и в отношении которой насыщаются смыслом все основные виды деятельности, жизнедеятельность человека, развивается личность и изменяются психические процессы. Такая цель связана с веду­щей с позиции акмеологии деятельностью, которой в зрелом возрасте можно считать максимальную реализацию сущностных сил человека в ходе актив­ного включения в трудовую деятельность, шире — в производительную жизнь общества [10].

Зрелый возраст — период стабилизации личности, период, когда уже на­коплен значительный жизненный опыт и вместе с тем сохраняется достаточно далекая жизненная перспектива. Однако характер такой стабилизации суще­ственно обусловлен своеобразием формирования смысложизненных ориен­тации на предыдущих возрастных этапах. В ряде случаев период зрелости мо­жет быть временем ломки смысложизненных ориентации [23]. В этот период отмечаются профессиональные и личностные кризисы, которые выражаются в изменении профессиональной, семейной, социальной жизни личности, а также сопровождаются перестройкой смысловых структур профессионально­го и личного сознания, переориентацией на новые цели, коррекцией социаль­но-профессиональной и личностной позиции (Л. И. Анцыферова, Э. Ф. Зеер, Е. А. Климов, А. К. Маркова, Л. М. Митина и др.) (см.: [5]).

Жизненный путь не представляет собой плавного поступательного дви­жения и бывает сопряжен с периодами резкого взлета, временного регресса, даже инволюции личности. Критические периоды имеют в целом позитив­ное значение для личности, т. к. нередко за негативным симптомом скрыва­ется позитивное содержание, состоящее обычно в переходе к новой высшей форме. В кризисные периоды в личности взрослого человека одновремен­но с разрушающей происходит и конструктивная работа. Китайская пик­тограмма, например, символизирующая кризис, замечательно отражает идею духовного кризиса. Она состоит из двух основных знаков, или радика­лов, один из которых означает опасность, а другой — возможность. Таким образом, хотя прохождение через критические состояния, свойственные зрелому возрасту, часто бывает трудным и пугающим, оно обладает огром­ным эволюционным и целительным потенциалом. Кризис в самом общем смысле можно определить как особый момент человеческого существова­ния, в котором присутствуют две противоположные тенденции —разруше­ние старого, отжившего и мешающего и одновременно созидание нового, целостного и гармоничного — будь то отмирание и возрождение клеточных структур или радикальная смена мировоззрений. Кризис характеризуется наличием мощного сопротивления уходящего и тревоги по поводу нового и неведомого, это момент, когда человек в целом испытывает внутренний пе­реворот, из которого он выходит изменившимся. Либо он вооружается но­выми возможностями, либо терпит поражение.

В исследованиях жизненного пути личности выделяются особые фазы, связанные с возникновением кризисов. Одной из них является период кризи­са середины жизни, который многими исследователями определяется в ин­тервале от 35 до 45 лет. Данный период занимает особое место в структуре жиз­ненного пути человека, т. к. именно в это время происходит переосмысление и переоценка жизни (Р. Гаулд, Д. Левинсон, Д. Вейлайт, Г. Крайг, Г. Шихи). Из­меняется система отношений и «образ Я» (Б. С. Братусь, В. И. Слободчиков, Г. А. Цукерман), появляется новое чувство времени (Г. С. Абрамова, Б. С. Бра­тусь, Б. Ливехуд, Г. Шихи). Происходят серьезные изменения в семейной, со­циальной и профессиональной сферах (Г. С. Абрамова, Г. Крайг, Б. Ливехуд, Г. Шихи).

Термин «кризис середины жизни» впервые был предложен Д. Левинсо-ном. Понимание психологического кризиса, в том числе и кризиса середины жизни, как органичной части процесса становления личности отчетливо прослеживается в работах выдающихся психиатров и психотерапевтов экзи­стенциально-гуманистического и трансперсонального направления: Р. Ас-саджиоли, С. Грофа, А. Маслоу, В. Франкла, Э. Эриксона, К.Г. Юнга, К. Яс-перса. Он является предметом многих специальных исследований [2; 12; 17; 18; 22; 24; 25].

Психологическим содержанием кризиса середины жизни является: пере­оценка ценностей и часто в связи с этим обесценивание мечты, исчерпан­ность одних жизненных смыслов и поиск других, формирование продуктив­ного отношения к жизни, определяющего последующую самореализацию личности, другими словами, это время начала новой жизни. Б. Ливехуд, Г. Шихи, К. Г. Юнг связывают кризис середины жизни с глубинными изме­нениями души [14; 24; 25]. Отмечается существенная перестройка личности с учетом изменения положения человека в жизни. В основе периодизации Г. Шихи [24] лежит принцип своевременного изменения личности в период кризисов.

Обобщение исследований [2; 7; 10; 11; 12; 13; 14; 16; 17; 18; 19; 21; 22; 24] по проблеме кризиса середины жизни позволяет выделить четыре основных фактора данного кризиса:

1) переживание убывания физических сил, ухудшение здоровья, потеря внешней привлекательности, снижение активности;

2) осознание расхождения между мечтами, жизненными планами и их осу­ществлением, неудовлетворенность достигнутым положением;

3) изменение временной перспективы: прошлое становится более продол­жительным, а будущее получает границу;

4) переоценка ценностей, поиск новых ориентиров, духовных опор, смысла

жизни.

Независимо от отрицательного или положительного отношения к поня­тию «кризис» большинство исследователей считают критический период определенным рубежом в развитии взрослого человека, когда он оценивает достигнутое, подвергает сомнению прежние ценности, пересматривает жиз­ненную стратегию, ищет новое содержание и смысл жизни. Главной задачей зрелости можно назвать наиболее полную реализацию себя. Генеративность становится своеобразным новообразованием зрелого возраста, которое, став итогом завершения кризиса середины жизни, меняет сознание личности, а в конечном счете это в соответствующей степени влияет и на саму социальную среду, в которой функционирует человек.

Новый взгляд человека на свой возраст может быть обусловлен многими обстоятельствами: экономическим положением в стране, социальными условиями и особенностями того времени, в котором ему довелось жить. Среди главных опасностей, подстерегающих в среднем возрасте на пороге новой жизни, можно назвать эмоциональную негибкость, неумение переклю­чить свои эмоции в нужное русло. В прямом родстве с эмоциональной негиб­костью — отрицательный настрой на свой возраст, переживание. Жизнь по­стоянно предоставляет нам возможности для личностного развития, когда нужно принимать на себя ответственность за свою жизнь. Как ни упрощенно это звучит, личностный рост — неизбежное условие переживания кризиса сере­дины жизни. Конечный смысл этого переживания заключается в необходимо­сти и потребности глубже исследовать свои зависимости, комплексы и страхи, взять на себя полную ответственность за свое существование, эмоциональное состояние и духовное развитие. Диалоги в среднем возрасте между персоной и тенью становятся необходимостью баланса между социальной политикой об­щества и истиной каждой человеческой личности.

По мнению ряда авторов, результатом кризиса средних лет является выра­ботка нового образа Я, переосмысление жизненных целей, внесение коррек­ции во все области привычного существования, приведение личности в соот­ветствие с изменившимися условиями жизни. Происходит нечто вроде тера­пии смыслом жизни, когда человек, осмысливая уже прожитое, обдумывая предстоящее, оказывается порой способным на самые радикальные шаги.

Кризис среднего возраста изначально несет в себе положительное нача­ло, т. к. способствует самопознанию, саморазвитию, самосовершенствованию, качественным новообразованиям в психике. А вот каким будет это пережи­вание кризиса, приведет оно к депрессии, застою или к созиданию — будет зависеть от конкретных условий его протекания и непосредственно от данного человека, его характера, способности. Это подходящий момент для учебы на курсах повышения квалификации, для встреч с людьми, имею­щими те же проблемы в других профессиях; для знакомства с новыми мето­дами работы, с новыми ценностями, взглядами, расширения кругозора. Если в этом возрасте человек находит новую задачу в той же или новой сфере деятельности, то он молодеет [14].

Конструктивный выход из возможного конфликта предполагает повы­шение квалификации, поиск новых способов выполнения деятельности, из­менение профессионального, семейного и личного статуса, наличие широ­кого репертуара ролей, поиск и обретение смысла жизни.

Все вышефиксируемые особенности зрелого возраста, естественно, тре­буют дальнейшего изучения и расширения эмпирических исследований. В русле такого рода исследований выполнялась и наша работа.

Для изучения особенностей протекания кризиса середины жизни были использованы следующие методы: метод клинической беседы, диагностиче­ская метафора (авторский вариант), метод структурированной беседы (ав­торский вариант), метод контент-анализа. При исследовании личностных особенностей были использованы следующие методики: методика исследо­вания самоотношения (МИС, С. Р. Пантилеев [15]), методика мотивацион-ной индукции (неоконченные предложения Ж. Нюттена), методика смысло-жизненных ориентации (Д. А. Леонтьев [13]), самоактуализационный тест (Л. Я. Гозман, М. В. Кроз, М. В. Латинская [7]), методика диагностики инди­видуально-типологических свойств личности (Л. Н. Собчик [20]).

На основании данных исследования (125 человек) можно констатиро­вать, что не все люди среднего возраста переживают кризис середины жизни, да и сам кризис у разных людей протекает по-разному. Были выделены типы проживания периода середины жизни. Основанием для выделения типов явились следующие основные критерии: уровень смысложизненной ориен­тации и формы реагирования на проблемы, обусловленные возрастными особенностями, сложностями и задачами среднего возраста (активные и пас­сивные). К активным формам реагирования на кризис относятся такие фор­мы поведения, как получение образования, часто второго, переквалифика­ция в соответствии с востребованностью на рынке труда и с собственными устремлениями и потребностями; трудоголизм — работа становится смыс­лом жизни, отмечается наличие компульсивного поведения; служение Богу (многие испытуемые находят смысл); растворение в семье. К пассивным фор­мам реагирования были отнесены: инфантильные формы поведения, харак­теризующиеся беспомощностью и безответственностью («Судьбу не обма­нешь...»; «От меня ничего не зависит...»; «Лучше все равно не будет...»); алко­голизм; психосоматические проявления.

Дополнительно были выделены следующие показатели: самоотношение (уровень самопринятия, саморуководства, внутренней конфликтности, са­мообвинения); самоактуализация (уровень гибкости поведения, сензитив-ности, спонтанности, контактности, познавательной потребности, креатив­ности); локус контроля (интернальный, экстернальный); наличие и особенно­сти временной перспективы; субъективная оценка собственной жизненной си­туации.

Проанализировав результаты исследования по данным показателям, были выделены четыре группы испытуемых по типу проживания и пережива­ния периода середины жизни.

1. Зрелый самоактуализирующийся тип развития личности, не переживаю­щей кризис (13 % испытуемых). Исследуемые данной группы не переживают кризис середины жизни на данный момент времени. Главными показателями испытуемых данной группы являются: наличие высокой смысложизненной ориентации, активные формы реагирования на возникающие проблемы. Ис­пытуемые имеют высокий уровень самоактуализации, позитивное самоотноше­ние, низкий уровень конфликтности и самообвинения. Субъективная оценка собственной жизненной ситуации описывается как положительная, вполне пози­тивная и удовлетворяющая потребностям реализации личности.

2. Обыденно-жизненный, бытовой тип развития личности, «плывущий» по течению, где личность не ощущает кризис, но и не развивается (уровень «Я буднично-повседневного» по А. А. Бодалеву) (49 % испытуемых). У испы­туемых данной группы возможно латентное, неосознаваемое протекание кризиса. Испытуемых данной группы характеризуют: достаточно высокая смысложизненная ориентация и пассивные формы реагирования на возни­кающие проблемы, достаточно позитивная временная перспектива с неко­торым опасением относительно будущего, позитивное самоотношение, средний уровень самоактуализации. Характерными являются выраженные: экстернальный локус контроля и конформные черты личности (зависимость от чужого влияния и мнения).

3. Инволюционный кризисный тип развития личности с деструктивным протеканием кризиса середины жизни (14 % испытуемых). Характерными для данных испытуемых являются низкая смысложизненная ориентация и пассивные формы реагирования на возникающие проблемы. Характеристи­ками людей данной группы могут служить: экстернальный локус контроля, негативное восприятие будущего, страх, безысходность, потеря смысла жиз­ни, низкий уровень самоактуализации, негативное самоотношение, высокий уровень внутренней конфликтности и самообвинения. Характерными для представителей данной группы являются: негативное отношение к старению организма, непринятие инволюционных процессов, неудовлетворенность своей внешностью, присутствие жалоб на ухудшение здоровья, непринятие этого. Неудовлетворенность собой включает, прежде всего, несамореализо-ванность, безрезультативность жизни, потерю себя, неумение найти внут­ренние ресурсы, активизировать их.

4. Конфликтный тип развития личности, склонной к переживанию кри­зиса середины жизни, с повышенной внутриличностной конфликтностью и сниженной смысложизненной ориентацией (24 % испытуемых). Характер­ными для данных испытуемых являются: низкая смысложизненная ориента­ция и активные формы реагирования на возникающие проблемы. Испытуе­мых данной группы характеризует то, что они понимают и признают наличие у себя проблем (в том числе и в сфере осмысленности жизни) и пытаются найти выход из сложившейся жизненной ситуации. Чаще проблемы связаны с результативностью и целеустремленностью в жизни. Характеристиками людей данной группы могут служить: экстернальный локус контроля, нега­тивное восприятие будущего, выраженность внутренней конфликтности и самообвинения, средний уровень самоактуализации. Испытуемые негативно воспринимают инволюционные процессы в организме, но стараются актив­но противостоять признакам старения.

Анализ типов проживания кризиса середины жизни позволил говорить о том, что конструктивное протекание кризиса сопряжено со следующими личностными особенностями: позитивным самоотношением (высокий уро­вень самооценки, самопринятия, саморуководства, самоуважения, адек­ватная самооценка, низкий уровень конфликтности и самообвинения); вы­соким уровнем самоактуализации (позитивное восприятие временнбй перс­пективы, ориентация на собственные возможности и принятие ответствен­ности за свою жизнь на себя (интернальный локус контроля), сохранение высокого уровня синергичности, спонтанности и контактности, высокая степень познавательной потребности и креативности); высоким уровнем смысложизненной ориентации (развитие жизненного интереса, ощущение результативности жизни, удовлетворенность самореализацией, интерес и эмоциональную насыщенность жизни, целеустремленность).

Деструктивное протекание кризиса середины жизни сопряжено со следу­ющими личностными особенностями: негативным самоотношением (низкий уровень самопринятия, саморуководства, самоуважения, неадекватная са­мооценка, высокий уровень конфликтности и самообвинения); низким



 


уровнем самоактуализации (негативное восприятие временной перспективы, чрезмерная ориентация на других и перекладывание ответственности за свою жизнь на других и обстоятельства жизни (экстернальный локус контро­ля), низкий уровень синергичности, спонтанности и контактности, низкая степень познавательной потребности и креативности); низким уровнем смыс-ложизненной ориентации (отсутствие интереса и эмоциональной насыщен­ности в жизни, оценивание своей жизни как нерезультативной, неудовлет­воренность самореализацией, отсутствие целеустремленности).

Личностные особенности (такие, как высокая смысложизненная ориента­ция, интернальный локус контроля, позитивная временная перспектива, вы­сокая степень развитости контактности, сензитивности, гибкости поведения, спонтанности, синергичности, познавательной потребности, креативности, позитивное самоотношение) могут выступать внутренними ресурсами разви­тия личности при проживании периода середины жизни. Проведенный в ра­боте детальный анализ личностных особенностей протекания кризиса середи­ны жизни позволяет разработать эффективную стратегию консультативной работы со взрослыми в кризисные периоды их жизни. Это значительно рас­ширяет возможности психологов-консультантов в выборе адекватных форм психологической помощи взрослым людям. Преодоление кризиса, пережива­емого личностью, может обеспечивать возможность обретения ею новой це­лостности и жизненных смыслов, которые являются необходимым условием для самореализации личности. Знание психических механизмов, закономер­ностей и особенностей кризисных явлений, возникающих в процессе разво­рачивающегося жизненного кризиса, позволит их учитывать и конструктивно преодолевать.

Литература

1.Ананьев, Б. Г. Некоторые проблемы психологии взрослых / Б. Г. Ананьев. — М., 1972.

2.Баттерворт, Дж. Принципы психологии развития /Дж. Баттеворт, М. Харрис. — М.: Когито-Центр, 2000.

3.Бодалев, А. А. Вершина в развитии взрослого человека / А. А. Бодалев. — М.: Флинта: Наука, 1998.

4.Бодалев, А. А. Основные акмеологические закономерности человеческой жизни / А. А. Бо­далев, В. Т. Ганжин // Мир психологии. — 1999. — № 2. — С. 11—23.

5.Вишнякова, Н. Ф. Становление креативной акмеологии как новой отрасли знаний в сис­теме высшего образования / Н. Ф. Вишнякова // Психология зрелости и старения. — 1999. — С. 6-12.

6.Возрастные особенности психических функций взрослых в период зрелости (41—46 лет). - М„ 1984.

7.Гозман,Л.Я. Самоактуализационныйтест/Л.Я. Гозман, М. В. Кроз, М. В. Латинская. — М., 1995.

8.Головей, Л. А. Практикум по возрастной психологии / Л. А. Головей, Е. Ф. Рыбалко. — СПб., 2002.

9.Деркач, А. А. Акмеология/ А. А. Деркач, В. Г. Зазыкин. — СПб.: Питер, 2003.

 

10.Ермолаева, М. В. Психология зрелого и позднего возраста/ М. В. Ермолаева. — М., 2004.

11.Исаев, Е. И. Возрастная психология / Е. И. Исаев, В. И. Слободчиков//Вопр. психоло­гии. - 2002. - № 2. - С. 88-95.

12.Крайг, Г. Психология развития: Пер. с англ. / Г. Крайг. — СПб.: Питер, 2000.

13.Леонтьев, Д. А. Тест смысложизненных ориентации (СЖО) / Д. А. Леонтьев. — М.: Смысл, 1992.

14.Ливехуд, Б. Кризисы жизни — шансы жизни. Развитие человека между детством и ста­ростью / Б. Ливехуд. — Калуга, 1994.

15.Пантилеев, С. Р. Методика исследования самоотношения / С. Р. Пантилеев. — М.: Смысл, 1993.

16.Поливанова, К. Н. Психология возрастных кризисов: Учеб. пособие для студ. высш. пед. учеб. заведений / К. Н. Поливанова. — М.: Изд. центр «Академия», 2000.

17.Развитие личности в среднем возрасте / П. Массен, Дж. Конгер, Дж. Каган, Дж. Гивищ // Психология личности: Тексты / Под ред. Ю. Б. Гиппенрейтер, А. А. Пузырея. — М., 1982. — С. 182-186.

18.Райгородский,Д. Я. Психология зрелости: Хрестоматия /Д. Я. Райгородский. — Самара, 2003.

19.Слободчиков, В. И. Психология развития человека / В. И. Слободчиков, Е. И. Исаев. — М: Школа-Пресс, 2000.

20.Собчик, Л. Н. Стандартизированный многофакторный метод исследования личности: Метод, рук-во / Л. Н. Собчик. — М., 1990.

 



 


 


Дата добавления: 2015-07-07; просмотров: 160 | Нарушение авторских прав


<== предыдущая страница | следующая страница ==>
Исцеление тела, очищение Души, активизация Духа через Моржевание.| Л.А. Грицай ассистент кафедры социальной психологии и социальной работы Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина, кандидат педагогических наук

mybiblioteka.su - 2015-2021 год. (0.043 сек.)