Студопедия
Случайная страница | ТОМ-1 | ТОМ-2 | ТОМ-3
АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатика
ИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханика
ОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторика
СоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансы
ХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника

ЧЕТВЕРИЧНОСТЬ В СВЯЗИ С СЕМЕРИЧНОСТЬЮ

Читайте также:
  1. I. Сравнение органического строения растений и животных в связи со строением человека
  2. II. Растительный мир Земли в связи с историей человечества
  3. III. Мир животных в связи с историей человечества
  4. V Связи с общественностью
  5. XLVIII. Отказ бортовых или наземных систем (средств) радиосвязи
  6. А я вот сразу же и вполне самостоятельно обнаружил два, а может быть даже три проявления взаимосвязи русского и арабского языков.
  7. Автомобиль связи и освещения.

Таким образом, число семь, как сложность, состоящая из 3 и 4, есть преобладающий фактор в каждой древней религии, потому что он является преобладающим фактором в Природе. Принятие его должно быть оправдано и оно должно быть явлено, как число par excellence, ибо, со времени появления «Эзотерического Буддизма», были подняты частые возражения и высказаны сомнения относительно правильности этих утверждений.

Изучающий должен быть, прежде всего, предупрежден, что во всех подобных числовых подразделениях Единый Вселенский Принцип, – хотя он и упоминается как (единый), ибо он есть Единственный, – никогда не принимается в расчет. Он стоит в своем качестве Абсолютной, беспредельной и Вселенской Абстрактности, совершенно самостоятельно, сам по себе, вне зависимости от всякой иной Силы, будь она нуменальна или феноменальна. Автор статьи «Личный и Безличный Бог» говорит:

«Сущность эта не есть ни материя, ни дух; она ни Ego и ни не- Ego и она ни объект и ни субъект.

На языке индусских философов это есть первоначальная и вечная комбинация Пуруши [Духа] и Пракрити [Материи]. Так как адвайтисты придерживаются мнения, что внешний предмет есть просто продукт наших ментальных состояний, то Пракрити есть ничто иное, как иллюзия, а Пуруша – единая реальность; это есть единое бытие, которое остается в мире Идей. Это.... и есть Парабраман адвайтистов. Даже, если бы существовал личный Бог в каком-либо материальном Упадхи (физическое основание какой-либо формы), то с точки зрения адвайтиста имелось бы столько же причин сомневаться в его нуменальном существовании, как и в случае всякого иного предмета. По их мнению, сознательный Бог не может быть первоначалом, Вселенной, ибо его Ego было бы следствием предыдущей причины, если слово сознательный передает лишь обычный смысл его. Они не могут допустить, что великая совокупность всех состояний сознания во Вселенной есть их Божество, так как эти состояния постоянно изменяются и космическая Идеация прекращается во время Пралайи. В действительности, существует лишь одно постоянное состояние во Вселенной, которое есть состояние совершенной бессознательности, фактически чистое Чидакашам (поле сознания).

Когда мои читатели усвоят тот факт, что эта величественная Вселенная, на самом деле, есть лишь огромная аггрегация различных состояний сознаний, то они не будут удивлены, найдя, что ультимативное состояние бессознательности рассматривается адвайтистами, как Парабраман»[393].

Хотя и будучи, сам по себе, совершенно вне предела человеческого понимания или вычисления, этот «огромный агрегат различных состояний сознания» является семеричным, и в своей совокупности состоит из семеричных групп – просто потому, что способность познавания существует в семи различных аспектах. соответствующих семи условиям материи»[394], или семи свойствам или состояниям материи. И потому серия, от одного до семи в эзотерических вычислениях, начинается с первого проявленного принципа, который есть число один, если мы начнем сверху, и число семь, считая снизу или от низшего принципа.



Четверичность так же почитается в Каббале, как в свое время она почиталась Пифагором, именно самым совершенным или, вернее, священным числом, ибо оно исходит от Единого, первой проявленной Единицы или, вернее, Трех в Одном. И последнее всегда считалось безличным, бесполым, непостижимым, хотя и в пределах возможности для высших умственных восприятий.

Никогда не предполагалось, чтобы первое проявление вечной Монады стало символом другого символа, чтобы Нерожденное заменило бы Стихиями рожденное, или же чтобы Единый Логос стал символом Небесного Человека. Тетраграмматон или Тетрактис греков есть Второй Логос, Демиург.

«Тетрада, как думает Томас Тэйлор, есть, однако, само животное, согласно Платону, который, как справедливо замечает Сириянин, был наиболее выдающимся среди пифагорейцев; она существует на пределе постижимой Троичности, как это вполне удовлетворительно доказано Проклом в третьей книге его трактата на Теологию Платона. И между этими двумя Троичностями [двойными треугольниками], одной постижимой и другой ментальной, существует иная степень богов, приобщенная к свойствам обеих крайностей... .»[395].

Загрузка...

Мир Пифагора, по Плутарху[396], состоит из двойной Четверичности.

Это утверждение подтверждает то, что сказано о выборе низшего Тетрактиса экзотерическими теологиями, ибо:

«Четверичность умственного мира [мира Махат'а] есть T'Agathon, Nous, Psyche, Hyle; тогда как четверичность мира чувств [Материи], который, точно выражаясь, и был именно тем, что Пифагор предполагал под словом Космос, состоит из Огня, Воздуха, Воды и Земли. Четыре Элемента называются rhizômata, или корни, или принципы всех смешанных тел»[397].

Это означает, что низшая Четверичность есть корень иллюзии Мира Материи; и это и есть Тетраграмматон евреев и «таинственное божество», с которым современные каббалисты так носятся!

«Это число [четыре] составляет арифметическую середину между монадою и гептадою, и это вмещает все силы, как производных, так и произведенных чисел; ибо это число, из всех чисел до десяти, состоит из известного числа; удвоенная диада образует тетраду, а удвоенная тетрада [или развернутая] дает гебдомаду [семеричность]. Два, помноженное на себя, дает четыре и, еще раз обращенное на себя, становится первым кубом. Этот первый куб есть плодоносное число, основа множества и разнообразия, состоящий из двух и четырех, [завися от Монады седьмой]. Таким образом, два принципа временных вещей, пирамис и куб, форма и материя исходят от единого источника, тетрагона [на земле, монады на небе]»[398].

Здесь Рейхлин, выдающийся авторитет по Каббале, доказывает, что куб есть «материя», тогда как пирамида или триада есть «форма». Для герметистов число четыре становится символом истины, лишь когда оно превращается в куб, который, будучи развернут, становится семью, символизируя как бы мужской и женский элементы, также элемент Жизни[399].

Некоторые ученики были в недоумении как понять, что вертикальная линия[400], символизирующая мужское начало, становится в кресте линией, разделенной на четыре части (четыре, будучи женским числом), тогда как горизонтальная линия (линия материи) становится линией, разделенной на три. Но это легко объяснить. Раз средняя плоскость «развернутого» куба является общей, как для вертикальной, так и для горизонтальной линии или двоякой линии, то она становится, так сказать, нейтральным основанием и не принадлежит ни одной из них. Линия духа остается троичной, а линия материи двоичною, ибо число два есть число четное и потому также женское число. Кроме того, согласно Феону, в его труде «Математика», пифагорейцы, давшие Тетрактису название Гармония, «ибо он есть, diatessaron in sesquitertia», придерживались мнения, что:

«Разделение канона однострунного инструмента было сделано на основе тетрактиса в дидаду, триаду и тетраду; ибо он вмещал Sesquitertia, a sesquialtera, двойную, тройную и четвертную пропорцию, сумма которых есть 27. В древних музыкальных обозначениях четырех-струнцый инструмент имел три степени или интервала и четыре термина звука, называемые греками диатессарон, нами же четвертью»[401].

Кроме того, четверка, хотя четное, потому женское («адское») число, изменялось в соответствии с его формою. Это показано Станлеем[402]. Четверка называлась у пифагорейцев «Держателем Ключа Природы»; но в соединении с тройкою, что составляло Семь, она становилась самым совершенным и гармоническим числом – числом самой Природы. Четыре было «мужественным в женственной форме», когда оно образовало крест, а семь есть «Владыка Луны», ибо планета эта вынуждена изменять свою видимость каждые семь дней. Именно на числе семь Пифагор основал свою доктрину Гармонии и Музыки Сфер, назвав «тоном» расстояние Луны от Земли; от Луны до Меркурия полу-тоном, так же как и от Меркурия до Венеры; от Венеры до Солнца полтора тона; от Солнца до Марса тон; от Марса до Юпитера – пол-тона; от Юпитера до Сатурна – пол-тона; и от Сатурна до Зодиака один тон; что составляет семь тонов – диапазон гармонии[403]. Вся мелодия Природы заключается в этих семи тонах и потому называется «Голосом Природы».

Плутарх о6ъясняет[404], что древнейшие греки рассматривали Тетраду, как корень и принцип всех вещей, ибо это было число элементов, которые породили все сотворенные вещи, видимые и невидимые[405].

Среди Братьев Розенкрейцеров фигура креста или развернутого куба составляла тему диссертации для получения одной из теософических степеней Peuvret, и трактовалась на основании принципов света и тьмы или добра и зла[406].

«Мир постижимый происходит от божественного разума [или единицы], следующим образом, – Тетрактис, отражая на своей собственной сущности первую единицу, производящую все сущее и по своему желанию, гласит: однажды один, дважды два, и немедленно возникла тетрада, имея на вершине своей высочайшую единицу, и становится Пирамисом, основа которого есть простая тетрада, отвечающая поверхности, на которой лучезарный свет божественной единицы воспроизвел форму бестелесного огня, вследствие сошествия Юноны (материи) в низшие вещи. Отсюда возник насущный огонь, неопаляющий, но освещающий. Это есть творение среднего мира, который евреи называют Высшим, миром [их] божества. Он называется Олимпом, светоносным и наполненным отдельными формами, где находится местопребывание бессмертных богов, deum domus alta, вершина которого есть единица, стена троичность и его площадь четверичность»[407].

«Плоскость», таким образом, останется поверхностью, не имеющей значения, если она будет предоставлена самой себе. Лишь единица освещает четверичность, пресловутая нижняя четверка тоже должна выстроить себе стену, извлеченную из троичности, если она хочет проявиться. Кроме того, Тетраграмматон или Микропросопус есть «Иегова», присвоивший себе весьма ошибочно «Был, Есть и Будет», ныне переведенные, как «Аз есмь то, что Аз есмь» и объясненное, как относящееся к высшему абстрактному Божеству, тогда как Эзотерически и, на самом деле, они означают вечную Материю, лишь периодически хаотичную, мятущуюся со всеми ее потенциальностями. Ибо Тетраграмматон един с Природою или Изидою и являет собою экзотерический ряд андрогинных Богов, таких как Озирис-Изида, Юпитер-Юнона, Брама-Вакх или же каббалистический Jah-Hovah; все они муже-женственны. Каждый антропоморфический Бог древних народов, как это прекрасно заметил Марцелл Фицин, имеет свое имя, написанное четырьмя буквами. Так у египтян он был Теут; у арабов Алла; у персов Сирр; у магов Орси; у магометан Абди; у греков Теос; у древних турок Эзар; у латинян Деус; к которым Джон Лоренцо Анания добавляет германского Gott, и сарматского Bouh; и так далее[408].

Так как Монада являет одно и нечетное число, то древние говорили, что нечетные числа являются единственными совершенными числами; и – самолюбиво, может быть, но, тем не менее, фактически – считали их всех мужскими и совершенными, ибо они прилагались к небесным Богам, тогда как четные числа, такие, как два, четыре, шесть и, особенно, восемь, будучи женскими, считались несовершенными и давались лишь земным и адским Божествам. Вергилий отмечает этот факт, говоря: «Numero deus impare gaudet», «Нечетное число приятно Богу»[409].

Пифагорейцы считали число семь, или же Гептагон, религиозным и совершенным числом. Оно называлось Telesphoros, ибо посредством него все во Вселенной и в человечестве приводится к своему концу, то есть, к своему завершению[410]. Начиная от времен Лемурии и до Пифагора, Учение о Сферах, управляемых семью Священными Планетами[411], утверждает семь Сил земной и подлунной Природы, так же как и семь великих Сил Вселенной, как исходящих и выявляющихся в семи тонах, которые и есть, семь нот музыкальной гаммы.

Гептада [наша Семеричность] считалась числом девственницы. Потому что оно было нерожденным [подобно Логосу или Аджа ведантистов]:

«Без отца.... или матери.... но исходя непосредственно от Монады, которая есть начало и венец всего сущего»[412].

И если Гептада исходит непосредственно от Монады, то, как это преподается в Сокровенном Учении древнейших школ, число это есть совершенное и священное число для этой нашей Маха Манвантары.

Семерка или Гептада была действительно посвящена нескольким Богам и Богиням: Марсу с его семью предстоящими; Озирису, тело которого было разделено на семь и на дважды семь частей; Аполлону, Солнцу, среди его семи планет и играющему гимн носителю семи лучей на своей семиструнной лире; Минерве, не имеющей ни отца, ни матери, и другим[413].

Пред-Гималайский Оккультизм с его семеричным разделением, именно, в силу этой семеричности, должен рассматриваться, как наиболее древний, как первоисточник всех прочих. Ему противопоставляются некоторые фрагменты, оставленные нео-платониками; и приверженцы последних, едва понимающие, что защищают они, говорят нам: смотрите, ваши предшественники верили лишь в троичного человека, состоящего из Духа, Души и Тела. Также и Тарака, Раджа Йога Индии, ограничивает это разделение тремя, мы же четырьмя, а ведантисты Пятью (Коша). На что мы, принадлежащие к Архаической Школе, спрашиваем:

Почему тогда греческий поэт говорит, что не четыре, но семь поют славословие Духовному Солнцу?

΄Επτά με χ. τ. λ.

Семь звучных букв славословят меня,

Бога Бессмертного, Божество Всемогущее.

Почему, опять-таки, троичный Iao, Таинственный Бог, называется «четверичным», а, между тем, среди христиан триадические и тетрадические символы покрываются одним общим именем Jehovah о семи буквах? Почему же в еврейском Шеба, клятва [Тетрактис Пифагора] тождественна числу 7? Или, как говорит Джеральд Мэсси:

«Произнесение клятвы было равнозначуще [утверждению деления] «на семь», и 10, выраженное буквою Jod, было полным числом Iao-Sabaoth (Бог о десяти буквах)»[414].

В труде Лукиана «Auctio»:

«Пифагор спрашивает: «Каков счет ваш?» Ответ следует: «Один, Два, Три, Четыре». Тогда Пифагор говорит: «Видите-ли? В том, что вы представляете себе, как Четыре, заключается 10, совершенный Треугольник и наша Клятва [Тетрактис, Четыре! – или в совокупности Семь]»[415].

Также, почему Прокл говорит:

«Отец золотого стиха воспевает Тетрактис, как Источник вечной Природы?»[416].

Просто потому, что те западные каббалисты, которые приводят против нас экзотерические доказательства, не имеют представления об истинном Эзотерическом смысле. Все древние космологии – древнейшие космографии двух самых древних народов Пятой Коренной Расы, индусов-арийцев и египтян, вместе с ранними китайскими расами, остатками Четвертой или расы Атлантов – основывали все свои Мистерии на числе 10; высший Треугольник изображал невидимый и метафизический Мир, тогда как нижние три и четыре или Семеричность – физическое царство. Но не еврейская Библия выдвинула значение числа семь. Гезиод употреблял выражение «седьмой есть священный день», когда никто еще не слыхал о Саббат «Моисея». Употребление числа семь никогда не было ограничено одной народностью. Это достаточно свидетельствуют семь ваз в Храме Солнца около развалин Бабиана в Верхнем Египте; семь огней, на протяжении веков, постоянно горящих перед алтарем Митры; семь священных храмов арабов; семь полуостровов, семь островов; семь морей; семь гор и рек Индии и Зохара; еврейские Сефироты или семь великолепий; семь Божеств готов; семь миров халдеев и их семь Духов; семь созвездий, упомянутых Гезиодом и Гомером; и все нескончаемые семеричности, которые встречаются востоковедами в каждом открытом ими манускрипте[417].

Итак, в заключение нам остается сказать следующее: достаточно было явлено, чтобы доказать, почему человеческие принципы были и посейчас еще разделяются в Эзотерических Школах на семь. Сделайте из них четыре, и вы или оставите человека без его низших, земных элементов, или же, если они будут рассматриваться с физической точки зрения – вы сделаете из него бездушное животное. Четверка должна быть высшей или низшей – небесным или земным Тетрактисом; чтобы это стало понятным, человек, по учениям древней Эзотерической Школы, должен рассматриваться, как семеричность. Это настолько хорошо понималось, что даже, так называемые, христианские гностики приняли эту, освященную веками[418], систему. Долгое время это оставалось тайною, хотя и подозревалось, но ни один Манускрипт того времени не говорил об этом достаточно ясно, чтобы удовлетворить скептика. Но на помощь нам приходит любопытный литературный труд нашей эпохи – древнейшее и лучше всего сохранившееся Евангелие гностиков, Pistis Sophia. Для возможно полного доказательства, мы приведем слова одного авторитета, Ч. В. Кинга, единственного археолога, получившего слабый проблеск на эту сложную Доктрину, и лучшего писателя наших дней о гностиках и их геммах.

По этому, весьма замечательному, образцу религиозной литературы – настоящей гностической окаменелости – человеческое Существо есть Семеричный Луч, исходящий от Единого[419], именно, как учит это наша школа. Оно составлено из семи элементов, четыре из которых заимствованы из четырех каббалистических миров. Таким образом:

«От Азиа оно получает Нэфеш или же средоточие физических желаний [также жизненное дыхание]; от Иецира – Руах или средоточие страстей [?!]; от Бриа – Нэшама или разум; и от Азилут оно получает Чхая, или принцип духовной жизни. Это похоже на принятие теории Платона, по которой Душа получает свои соответствующие способности от Планет в се нисходящем продвижении через их сферы. Но Pistis Sophia, с ее привычной смелостью, придает этой теории гораздо более поэтическую форму (§ 282). Внутренний Человек также создан из четырех частей, но они даны восставшими Зонами Сфер, которые являются Мощью – частицею Божественного Света («Divinae particula aurae»), но оставшейся в них самих; Душа [пятый принцип], «созданная из слез их глаз и пота их мучений»; Αντιμΐμον΄ Πνεύματος, Подражание Духа (по-видимому, отвечающее нашей Совести) [шестой принцип]; и, наконец, Μοΐρα-Судьба»[420] [Кармическое Ego], назначение которой – вести человека к завершению, назначенному ему; если он должен умереть от огня, то вести его в этот огонь; если он должен умереть от дикого зверя, то привести его к дикому зверю – [седьмой]»[421].

_____

 

С


Дата добавления: 2015-07-10; просмотров: 286 | Нарушение авторских прав


Читайте в этой же книге: Дух Зла: КТО ОН и ЧТО? | БОГИ СВЕТА ИСХОДЯТ ОТ БОГОВ ТЬМЫ | НЕ ЕСТЬ ЛИ ПЛЕРОМА ЛОГОВО САТАНЫ? | ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЕГО В ДРЕВНЕЙ ИНДИИ | ENOÏCHION-HENOCH | СИМВОЛИЗМ ТАЙНЫХ ИМЕН ИАО И ИЕГОВА | КРЕСТ И КРУГ | ПАДЕНИЕ КРЕСТА В МАТЕРИЮ | УПАНИШАДЫ В ГНОСТИЧЕСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ | КРЕСТ И ДЕКАДА ПИФАГОРА |
<== предыдущая страница | следующая страница ==>
САПТАПАРНА| СЕМЕРИЧНЫЙ ЭЛЕМЕНТ В ВЕДАХ.

mybiblioteka.su - 2015-2018 год. (0.017 сек.)